« Следующая Предыдущая »

11.05.2011 - Борьба между духовным и светским лидерами Ирана переходит на ядерный уровень



Международные санкции против Ирана все-таки приносят свои плоды. Вчера агентство AP обнародовало отрывки из закрытого доклада ООН, в котором говорится, что четыре пакета санкций Совбеза нанесли экономике страны существенный урон. В том числе отодвинута на несколько лет и угроза создания Ираном ядерного оружия.

Президент страны Махмуд Ахмадинежад на днях пообещал международному сообществу, что переговоры по ядерной программе страны возобновятся и будут эффективными. Профессор Института востоковедения РАН Владимир Сажин считает, что это обещание стало долгожданным ответом на недовольство международной группы переговорщиков по иранской ядерной программе. «В феврале верховный представитель ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон направила иранской стороне письмо, в котором западные переговорщики выражали недовольство позицией Ирана на последних ядерных переговорах, которые прошли в январе», — говорит собеседник «МН».

Впрочем, активность Ахмадинежада может преследовать и другие цели — показать избирателям, что решение ядерного вопроса зависит именно от президента. Неуступчивость в атомной сфере сыграла решающую роль в том, что Иран под властью Ахмадинежада приобрел имидж самого мощного врага Запада, с которым не могут справиться даже США, считает эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко.

«Однако как бы Ахмадинежад ни стремился представить иранскую атомную программу своей личной заслугой, у него вряд ли хватит политического веса это сделать. Страной по-прежнему управляют аятоллы», — заявил эксперт.

То, что между Ахмадинежадом и духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи произошел серьезный конфликт, стало известно в конце апреля. Тогда Ахмадинежад выяснил, что по приказу главы иранской разведки Хейдара Мослехи в кабинете руководителя аппарата президента Эсфандьяра Рахима Машаи были установлены «жучки» для прослушки. Ахмадинежад приказал уволить Мослехи, однако Хаменеи отменил приказ и восстановил Мослехи в должности.

В итоге Ахмадинежад вступил в открытое противостояние с Хаменеи: прекратил исполнять должностные обязанности и появляться на публике. Только в мае, после открытого письма трехсот иранских парламентариев, осуждающих своеволие Ахмадинежада, президент вернулся к обычному графику.

Вскоре на иранском оппозиционном интернет-ресурсе Iran Briefing появилось сообщение со ссылкой на источники в правительстве страны о том, что аятолла проинструктировал лояльные себе войска на случай столкновения с войсками Ахмадинежада — Корпусом стражей исламской революции и народными ополченцами-басиджами.

Однако 9 мая стало ясно, что конфликт пошел на спад. Иранский президент впервые после размолвки с Хаменеи появился на международной дипломатической арене — именно тогда на конференции ООН в Стамбуле, он и заявил о продолжении переговоров с Западом по ядерной программе.

По мнению специалиста-эксперта Института стратегических оценок и анализа Сергея Демиденко, политика в атомной сфере — единственное, что объединяет все правящие круги сегодняшнего Ирана. «Власти страны связывают огромные надежды со своей ядерной программой. Это фактически единственное достижение, которое они могут предъявить своему народу, — считает Демиденко. — Более того, ядерная программа с годами становится все более важной темой для властей. Экономика Ирана находится в тяжелейшем положении и ухудшается с каждым годом в результате международных санкций».

Игорь Крючков

(http://mn.ru/newspaper_world/20110512/301870299.html)