« Следующая Предыдущая »

24.06.2012 - Напряженность в Доме Саудитов



 На первый взгляд все выглядит цивилизованно и предсказуемо. Престарелый наследный принц умирает и ему сразу же выбирают смену. Новым преемником правящего монарха – короля Абдаллы – стал принц Салман бин Абдель-Азиз аль-Сауд (Salman bin Abdulaziz al-Saud), очередной сын основателя Королевства Саудовская Аравия, долгое время бывший губернатором Эр-Рияда. 


Однако за видимыми стабильностью и согласием в Саудовской династии кроются проблемы, которым принцы и международное сообщество уделяют недостаточно внимания.

На фоне политических потрясений, поразивших в последние два года Ближний Восток, Саудовская Аравия может показаться островком стабильности. Однако это кажущее спокойствие скрывает глубинные структурные перемены, способные дестабилизировать монархию.

Саудовская Аравия продолжает страдать от высокого уровня безработицы и от подрывающей платежеспособный спрос инфляции. А если учесть, что примерно две трети ее населения моложе 30 лет, можно сделать вывод о том, что перед королевством стоят те же демографические проблемы, которые мучают прочие страны региона. 

Политика раздувания межрелигиозных разногласий в регионе, которую ведет правительство Саудовской Аравии, сказывается и на шиитском меньшинстве в самой стране. В королевстве живет примерно два миллиона шиитов, что составляет около 8% от его 26-миллионного населения. Многие шииты проживают в богатой нефтью восточной части страны. Их требования трудно назвать революционными – они хотят добиться большего представительства в политике и большей религиозной терпимости. Однако в течение основной части истории страны ее правители и духовенство относились к шиитам пренебрежительно, называли их еретиками, а временами даже отрицали их физическое существование.

Некоторое время казалось, что ситуация улучшается. Король Абдалла выглядел действительно заинтересованным в том, чтобы покончить с систематической дискриминацией шиитов. Однако в обстановке распространяющейся в регионе межконфессиональной напряженности надежды шиитской общины на то, что Абдалла провозгласит терпимость и плюрализм, развеиваются.

Власть Дома Саудитов долгое время опиралась на религиозную легитимацию и экономическое развитие. Это опасная смесь. Привычка полагаться на реакционные исламистские силы только порождает экстремизм, потенциально способный угрожать самой монархии.

До сих пор ваххабитское духовенство выполняло требования монархии санкционировать те или иные ее шаги. Однако подобная уступчивость имеет свою цену – жесткую культурную политику, вызывающую отчуждение у растущего среднего класса, который требует смягчить некоторые из суровых общественных традиций страны.

Материальное поощрение политической пассивности несет собственные риски в случае падения нефтяных цен. С учетом нынешнего финансового бремени Саудовской Аравии и ее нарастающих демографических проблем, ей может понадобиться добывать больше нефти только для поддержания бюджетных ассигнований на прежнем уровне.

Хотя это может не выглядеть проблемой ближайших двух десятилетий, однако в дальнейшем Саудовской Аравии, чтобы сохранить платежеспособность, придется перейти к более рациональной фискальной политике, подразумевающей снижение государственных расходов и даже налоговую реформу. Сейчас у таких мер нет политической базы, и монархии приходится просто платить деньги.

Ирония текущей ситуации заключается в том, что монархия при этом могла бы в настоящее время позволить себе провести либерализацию, не потеряв власть. Сейчас политика в Саудовской Аравии перестала быть простой борьбой между склонными к насилию исламистскими экстремистами и монархией. Постепенно в стране возникли центристские политические силы, объединившие умеренных интеллектуалов со столь же умеренным религиозным классом и регулярно призывающие к либерализации режима в королевстве.

Этот сценарий не подразумевает отказ от монархии – только избираемый парламент, независимый суд и борьбу с чиновничьей коррупцией. Ошибка, которую делают многие арабские режимы, заключается в попытках заглушить призывы к поэтапным реформам обещаниями денег. Саудовская династия тоже попала в эту ловушку и отвечает на требования перемен сочетанием новых репрессий с новыми финансовыми раздачами в форме роста зарплат и жилищных субсидий.

Безопасность и стабильность Саудовской Аравии – важный предмет беспокойства для Соединенных Штатов. Вашингтону часто рекомендуют с учетом необходимости вести согласованную политику в отношении Ирана не спешить с осуждением и не подталкивать королевство к реформам. Однако подобный прагматизм все чаще выглядит контрпродуктивным. Стабильность Дома Саудитов невозможно гарантировать с помощью воинствующей религиозности и экономических стимулов, приглушающих недовольство населения.

США как союзник должны указать на бесполезность такого подхода, а не санкционировать его под предлогом целесообразности. Это может потребовать жесткой и искренней дипломатии. Однако именно такое поведение лучшим образом послужило бы и американским интересам, и интересам Саудовской Аравии.

Рэй Такей – старший научный сотрудник Совета по международным отношениям.

Оригинал публикации: Tensions in the House of Saud

Опубликовано: 20/06/2012 10:11

Источник: www.inosmi.ru