« Предыдущая Следующая »

ИСЛАМ И СОВРЕМЕННАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА

Прочитано: 2554 раз(а)

ИСЛАМ И СОВРЕМЕННАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА

Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Закончился месяц Рамадан – месяц воздержания от пищи и питья. Для кого-то он был ритуалом, данью верности традиции, для кого-то был месяцем самодисциплины, для иных же – месяцем сопереживания тем, кто в этой жизни испытывает материальные лишения, в то же время оставаясь духовно верным идеалам Пророка, завещанным Всевышним Аллахом в учении Ислама.

Порой бывает трудно распознать человека, испытывающего подлинные страдания и лишения – слишком относительно все в материальном мире. Возможно, многие даже испытают удивление, если мы скажем: сегодняшние мусульмане Европы нуждаются в нашей всецелой поддержке не меньше, чем голодающие братья и сестры, проживающие в так называемых странах третьего мира. Поскольку права и свободы – не меньшая материальная ценность, нежели крыша над головой и тарелка супа. Поскольку права и свободы – в отличие от богатства и привилегий – не зарабатываются с опытом, но принадлежат каждому человеку по праву рождения. Так учит Ислам, и так записано во всемирной декларации прав человека, только современные европейские политики все меньше принимают во внимание принципы, провозглашенные их же предшественниками на их земле. Поэтому именно в современной процветающей Европе в отношении мусульман творится высшая форма несправедливости, когда они оказываются лишенными того, что принадлежит им по праву рождения, того, что дано им Создателем и только Им может быть отнято по праву.

Взывающие к понятию «общечеловеческих ценностей» все меньше обращают внимания на то, сколь однобоко и поверхностно оно толкуется в современном мире. Так, во время нахождения у власти республиканцев в США мы имели сомнительную честь познакомиться с такими названиями, как Абу-Граиб и Гуантанамо. Чудовищные нарушения элементарных человеческих прав, фактически официальные санкции на пытки, о которых вряд ли могли не знать Джордж Буш и Ричард Чейни – разве эти принципы исповедовал Авраам Линкольн, стоявший у основания Республиканской партии?

Окончание Священного Рамадана в этом году совпало с убедительной победой на парламентских выборах в Германии партии христианских демократов, что означает, что впереди Германию ожидают еще четыре года канцлера Ангелы Меркель. Возможно, прагматичные немцы в годы глобального экономического кризиса связывают с ней ожидания на явление второго Конрада Аденауэра, с именем которого связано послевоенное восстановление экономики Германии. Подобная логика имеет под собой определенные основания: если этим надеждам суждено сбыться, Германия, на долю которой приходится основная часть западноевропейской экономики (за вычетом островной и держащейся особняком от ЕС Великобритании), вполне в состоянии дать толчок к новому развитию хозяйства в странах-партнерах по ЕС. Такова сугубо материалистичная логика, но нас в первую очередь волнуют последствия этого события для Ислама и мусульман – как в Европе, так и в России, ибо Россию в качестве члена Совета Европы нельзя исключать из общеевропейских процессов, в особенности сегодня, когда ее голос становится все более весомым на международной арене.

Итак, для начала – несколько принципиальных замечаний. Как известно, в Европе (в отличие от России) имеется возможность образования политических партий по ярко выраженному конфессиональному признаку, что может найти отражение и в их официальном названии. Таким образом, несмотря на все клятвы верности светской конституции, приход к власти партии с наименованием «христианская» означает сохранение ее лидерами (становящимися одновременно лидерами государства) внутренней приверженности своим религиозным идеалам, что предопределяет субъективный подход к конфессиональным меньшинствам нехристианских деноминаций, даже таким влиятельным, как мусульманская община, насчитывающая в Германии по разным статистическим оценкам до четырех миллионов человек.

Подобный опыт мы уже имели на примере внешней и внутренней политики Джорджа Буша. Светское законодательство Соединенных Штатов не мешало ему делать официальные заявления чисто религиозного содержания (американского президента, по его собственным словам, при принятии политических решений часто посещали «видения» и «откровения»). Внутренняя дипломатическая этика предписывала Бушу принимать участие в праздновании дня окончания Рамадана (Ид-уль-Фитр, Ураза-Байрам) вместе с главами мусульманских общин страны, а также делать красивые заявления о том, что американское правительство четко разделяет Ислам и международный терроризм, и что все американцы равны, независимо от вероисповедания. Все это, однако, не мешало ему проводить агрессивную внешнюю политику в отношении стран исламского мира, мотивируя свои захватнические шаги ролью нового вдохновителя великих крестовых походов, которым он себя вообразил. Катастрофические последствия для мировой экономики, и прежде всего – самих США, немалую роль в которых сыграли военные неудачи в Ираке и Афганистане, мы можем наблюдать сегодня. Новое правительство Штатов, похоже, начинает извлекать полезный урок, пересматривая политику взаимоотношений с мусульманским миром, понимая, что нестабильность на Востоке – это угроза раскола всего человечества, одну пятую часть которого составляют мусульмане. Однако, не стоит забывать о том, что подобное понимание было достигнуто ценой миллионов мирных жизней.

Что же сегодня мы наблюдаем в Европе? Фактически, Европа сегодня – это маленькая модель нашего мира. Действительно: в странах Евросоюза говорят на сотне языков, там смешались десятки культур, и, кстати, мусульманское население в передовых странах Европы, таких, как Франция, Германия, Голландия, Бельгия составляет если не одну пятую (как в целом по планете), то добрую одну десятую долю от общего числа, что делает мусульман весьма влиятельным меньшинством в науке, бизнесе, искусстве, культуре. Мусульманский (и исламский как сугубо конфессиональный) фактор уже нельзя сбрасывать со счетов как нечто незначительное. Поэтому ущемление мусульман в их элементарных правах грозит европейскому сообществу не просто расколом, а новыми очагами конфликтов, многократно превосходящими парижские бунты 2005 года.

Естественно, говоря о подобных правонарушениях нам в первую очередь приходит в голову пресловутый «хиджабный вопрос»: проблема запрета на появление мусульманок в традиционном головном уборе (хиджабе) в учебных заведениях и официальных органах. Уже давно мы слышим о том, как девушек-мусульманок изгоняют из колледжей Франции и Германии за отказ снять платок с головы. Но Бельгия пошла дальше всех в этом отношении, приняв постановление, рассматривающее ношение бурки (мусульманского головного убора, скрывающего лицо и оставляющего открытым только глаза) в качестве нарушения общественного порядка (!), в результате чего участились случаи насильственного снятия полицейскими на улицах головных уборов с мусульманок, которых при этом еще и обязывали уплачивать серьезные денежные штрафы. Мотивировка данного постановления также заслуживает особого внимания: мусульманский головной убор унижает женское достоинство! Все было бы понятно и приемлемо, если бы система наказывала мужей и отцов, насильно заставляющих своих жен и детей соблюдать исламские нормы. Подобное насилие категорически неприемлемо не только с точки зрения европейских принципов, но и с позиций самого Ислама, провозглашающего в Коране, что «нет принуждения в религии». Но наказание женщин за их добровольный выбор одежды, причем никак не нарушающий свободы других сограждан и не наносящий ущерба общественной морали и нравственности, не вписывается ни в какие логические рамки. В конце концов, данное решение было оспорено в верховной судебной инстанции (иначе и быть не могло в стране с долей мусульманского населения 12,5%), однако, даже окончательная отмена постановления не в состоянии изменить извращенной логики бельгийских парламентариев, их двойных моральных норм и стандартов.

Французское и германское законодательство предусматривает изгнание из школ учеников и преподавателей за демонстрацию религиозных символов, при этом не отдавая себе отчета в том, что именно подпадает под определение символики. В частности, немецкая учительница - новообращенная мусульманка была лишена работы за ношение на голове обычного берета, полностью скрывающего волосы. Немецкий производитель данного головного убора и не подозревал, что изготавливает мусульманский религиозный символ! Тем не менее, германский суд отклонил апелляцию мусульманки – коренной немки и полноправной немецкой гражданки.

Мусульманский хиджаб, согласно учению Ислама, есть норма скромности, а не символ. Его фасон может быть продиктован местными культурными традициями и не регламентирован шариатом. К сожалению, немецкие и французские законодатели «забыли» проконсультироваться с исламоведами. В результате насильственное снятие хиджаба (которое для верующей мусульмански сродни насильственному обнажению) воспринимается в современной Европе как некий «акт освобождения женщины», который почему-то не должен унижать женской чести и достоинства, в отличие от добровольного ношения бурки или никаба.

Не меньшие трудности вызывает в современной Голландии вопрос о ритуальном забое скота (халяль) – единственной альтернативе для мусульман, дающей возможность употребления в пищу мясных продуктов. На этот раз возмутились защитники прав животных (или, вернее сказать, те, кому в нынешней конъюнктуре выгодно их «возмутить»). По их мнению, исламский традиционный метод забоя (острым как бритва ножом, одним взмахом, практически безболезненно и мгновенно) является негуманным. Значительно гуманнее поджаривать скотину на электрическом стуле, как на большинстве мясокомбинатов. При этом, что характерно: хотя мусульманский метод забоя практически полностью совпадает с иудейским (кошер), еврейская община оставлена критиками в стороне. Здесь гуманность как бы уступает место политкорректности (еще свежи воспоминания о холокосте, здесь пока еще читают дневник Анны Франк). В отношении же мусульман можно не церемониться, поэтому сертификация продуктов «халяль» остается под вопросом.

Эти и многие другие примеры весьма красноречиво говорят о современной европейской политике в отношении Ислама и мусульман. Фактически, она сводится к простому и понятному лозунгу: «Мусульмане, убирайтесь вон!». Правда, справедливости ради, остается еще одна альтернатива, выраженная в отказе от мусульманских ценностей в угоду «общечеловеческим». Это – так называемая альтернатива «либерального Ислама», или «Ислама», из которого грубо вычеркнуты все понятия, неугодные западным политикам. Либеральный ислам может принимать различные формы: от полного отказа от мединских сур в Коране, якобы содержащих устаревшие правовые нормы, к чему призывает Ахмад Ан-Наим в США, до компромисса в вопросах о хиджабе. Но суть остается одна: мусульмане должны пойти на уступки в своей религии, в ответ на... право жить и дышать воздухом! Причем инициаторами подобного подхода зачастую выступают европейцы мусульманского происхождения: либо эмигранты вроде д-ра Бассама Тиби в Германии (который в последнее время начал менять свою позицию, наблюдая, что, несмотря на любые уступки, к мусульманам в стране продолжают относиться как к гражданам второго сорта), либо коренные мусульмане на балканах, вроде албанских политиков в Косово. С отделением Косово от Сербии лидер албанцев Хашим Тачи провозгласил строгий приоритет светских принципов, что на практике означает полный запрет на демонстрацию приверженности религии в любых формах (включая ношение хиджабов). Фактически, Тачи согласился заплатить традиционным Исламом своего народа за поддержку натовских союзников в признании независимости и призрачные перспективы принятия в европейское сообщество. В результате, многие албанцы остались в недоумении: «За что все эти годы мы воевали с сербами?».

Явление «Либерального «Ислама»» - тема для отдельного рассмотрения. Пока же достаточно отметить один любопытный факт: если исламская атрибутика столь вызывающа, а исламские ценности – столь неприемлемы для цивилизованного мира, то почему две самые передовые мировые державы – США и Великобритания – прекрасно с ними уживаются, предпочитая иметь у себя дома внутреннюю стабильность и безопасность? Неужели британские и американские политики столь недальновидны, что не замечают «цивилизованных реформ» континентальной Европы? Или, возможно, внутрення европейская нестабильность, вызываемая этими надуманными противоречиями, на руку тем, кто опасается сильной экономической конкуренции, кто не доволен усилением роли евро в качестве мировой валюты, кто не желает смещения мировых финансовых полюсов? Так стоит ли европейцам потакать тем, кто толкает их на опасный путь, уже единожды пройденный ими в годы последней мировой войны?

В контексте вышеизложенного нельзя не упомянуть о России, где все перечисленные проблемы успешно решены. Такое решение было естественным образом продиктовано наличием в стране значительной доли коренного мусульманского населения (по разным оценкам – от 11 до 20 миллионов человек из общего числа в 145 миллионов). То есть (что показательно!) – в России мы видим ту же самую долю мусульманского населения, что и в Западной Европе. Принципиальная разница – в том, что в России (по крайней мере, на уровне законодателей) никто не сомневался: мусульмане здесь – у себя дома.

Казалось бы, незначительная оговорка, но ее принципиальная важность становится понятной, когда мы вспомним политику Германии в первой половине 20-го столетия. Все началось именно с того, что кто-то где-то сказал, что германские евреи – не у себя дома, и надо как-то решать эту проблему. Конкретное решение созрело в январе 1942 года, когда на совещании в Ванзее была подведена черта под документом об «окончательном решении еврейского вопроса», и шесть миллионов человек закончили свои жизни в печах и на непосильной работе в концлагерях. Только потому, что они были другими. Также, как сегодня «другими» являются для европейцев мусульмане. Когда слово «другие» кто-то невзначай заменит на «чужие», и – не приведи Господь – это определение приживется, тогда будет поздно рассуждать о том, что, может быть, для мусульман найдется в Европе хоть какое-то место, подобно тому, как однажды в Германии на одном кратком заседании 1942 года (всего за полтора часа!) были перечеркнуты все правовые нормы, принятые в Нюрнберге по инициативе Штуккарта, чтобы хоть как-то оградить евреев от дальнейшего преследования. Так называемые «Нюрнбергские законы» 1935 года закрепляли за евреями статус пусть второсортных, но граждан, и многие недальновидные из них обрадовались этому положению дел, не понимая, что единожды встав на ступень номер два, начинаешь необратимое падение вниз, до самого дна.

Сегодняшняя континентальная Европа, с Германией в качестве передовой державы, пытается поставить мусульман на ступень номер два, которая выглядит почетной лишь на первый взгляд. Именно в Германии сегодня решается судьба европейского Ислама, а, значит, и принципиальный вопрос о том, неизбежен ли для нас конфликт цивилизаций, как о том вещал С. Хантингтон, или же диалог возможен, при условии мирного взаимопроникновения, ради общего обогащения, а не разделения? Партия христианских демократов непременно сохранит свои религиозные ориентиры, свои принципы, которые никогда не позволят ее представителям смотреть на мусульман как на равных среди равных – какие бы заявления они ни делали. Это – реальность, и это – тяжелая европейская реальность, поскольку ряд негативных последствий еще впереди. Но христианские демократы – это еще не вся Германия. Германия – это крупнейший шиитский центр Европы в Гамбурге, где творили и читали лекции самые выдающиеся мусульманские философы современности. Германия – это крупнейшая турецкая община за пределами Турции. Наконец, это – крупнейшая экономика континентальной Европы, самая перспективная для инвестиций предпринимателей из мусульманского мира. Германия – это надежда современного Европейского Ислама, при условии, что наши братья и сестры проявят, с одной стороны, терпение и выдержку, но, с другой стороны, используя все законные средства, не позволят поставить себя на «почетную ступень номер два», которую им готовят сторонники «общечеловеческих принципов». Поистине, те, кто ставит человеческое выше божественного, вскоре пожнут плоды своих трудов, как сказано в Коране: «А среди людей есть такой, кто спорит с Аллахом, не имея о том ни знания, ни руководства, ни Книги просвещающей / В гордыне высокомерный – дабы сбивать с пути Аллаха. Ему в этой жизни уготовано унижение, и дадим Мы ему вкусить в Судный День мучения (адского) пламени» (Коран, сура «Аль-Хаджж», 8-9). И хотя нам не приходится сомневаться в грядущем торжестве Справедливости (подтверждением тому не только религиозные пророчества, но и недавние яркие примеры из мировой политики, в частности – глобальный финансовый кризис), остается открытым вопрос: как именно воцарится справедливость? Решать только Европе, ибо мусульмане уже сказали свое слово, повторив за Священным Кораном (сура «Аль-кафирун»): «Вам – ваша религия, а мне – моя религия» и (сура «Аль-бакара»): «Нет принуждения в религии». Таким образом, мы не покушаемся на ценности нашего окружения, в какой бы стране мы ни жили, и требуем в отношении себя лишь того же самого, поскольку справедливость есть равновесие, и недаром традиционно весы служат символом правосудия. Наши надежды – на взаимопонимание и диалог, и за это мы возносим наши молитвы по окончании поста месяца Рамадан, месяца сопереживания и братской поддержки, единства и сплоченности.

Тарас Черниенко,

Иран, Кум, 3 октября 2009 г.