« Предыдущая Следующая »

Жизнь четырнадцати непорочных

Прочитано: 5328 раз(а)

Жизнь четырнадцати непорочных(да благословит Аллах его и его семейство!)

Аравия, которую ещё называли «выжженной землёй», представляла из себя жаркие пустыни, бескрайние песчаные долины и холмы. Аравия - безводный край, край, где ничего не произрастало, кроме пустынной колючки, которую там называли «растительностью». Жилища арабов, если это можно было называть жилищами, больше походили на склеп, где существо под названием «человек», копошась, проводило свою скудную жизнь, питаясь финиками и затхлой водой.

Войны и междоусобицы были привычным явлением общественной жизни того времени. Мекка представляла собой храм идолов. Ее жители – торговцы и ростовщики, скупающие человеческие души за дирхемы и динары.

Племенной образ жизни и скотоводство, сопряжённоё с жёстким гнётом обездоленных, был неотъемлемой частью общественного строя Аравии. Духовный кризис, возникший в Аравии, был только частью того мирового духовного кризиса, одной из свидетельств которого был гнёт, разрушивший спокойствие и социальный порядок в обществе.

Группа богачей и ростовщиков, занимавшаяся в Мекке торговлей, приобретала незаконными путями огромные состояния, эксплуатируя слабые низшие слои общества. В действительности, ростовщичество и жёсткая эксплуатация  способствовала лишь увеличению противоречий и усиливала духовное обнищание.

Арабские племена по причине своего невежества поклонялись явлениям природы или идолам. Кааба же была превращена в языческий храм.

Неблагопристойные обычаи и уклад жизни уничтожал величие целой нации. Развращённость арабов до Исламского периода, привела к ситуации, о которой в истории говорится, что «Её плодами были нравственное разложение и преступность, пищей – мертвечина, лозунгом – страх, логикой – меч…»

Согласно своим обычаям, арабы признавали более достойными и предпочтительными в общении лишь тех, кто происходил из арабов, в ком текла арабская кровь. Точнее говоря, тогда, в эпоху первоначального невежества (джахилия), хорошо знакомый двадцатому веку национализм, в своеобразной ему окраске, был культом доисламской Аравии. Каждое племя, гордилось тем, что обладает теми или иными качествами, считая это для себя отличительным критерием.

Набеги, совершение грабежей, варварство, гнёт, агрессия, вероломство – наглядная характеристика, которую можно было бы дать арабам того времени. Убийство расценивалось ими как проявление  истинной доблести и мужества!…

Дочь в семье означала позор, и, нередко, крайняя и унизительная бедность вынуждала араба отказаться от ребёнка, убивая или же закапывая живьём в могилу невинное дитя. Когда же арабу-язычнику возвещали о рождении дочери, от негодования лицо его становилось чёрным. Отец уединялся, и всё размышлял, как поступить с младенцем: принять на себя позор, оставив его, или же нет - зарыть живьём в землю «и тем самым не запятнать своё достоинство, ибо порой, наличие даже одной девочки в семье воспринималось предосудительным».

Таким образом, исходя из вышесказанного, следует, что арабский народ проживал в глубокой трясине разврата и духовного упадка. Арабы превратились в свирепых людей и разбойников. Они, как и многие другие народы мира следовали суевериям, выдуманным и необоснованным легендам в качестве «религии».

Совершенно очевидно, что основательное преобразование подобного общества было необходимо. Но, этим движением возрождения должен был руководить божественный человек, направляемый самим Всевышним. Поскольку, только в таком случае, можно было избежать совершения ошибок и просчётов. На пути к достижению благоустройства общества такой человек не будет руководствоваться корыстолюбием. Уничтожая своих личных противников, не будет преследовать свои интересы, делая это под видом «фильтрации» непокорных ему элементов. Напротив, такой человек будет пытаться изменить этих людей в лучшую сторону. Он будет работать на пути Аллаха и во благо народа. Ибо, однозначно одно: вождь, лишённый моральных и нравственных качеств, не в состоянии исправить общество и привести его к спасению. Это дано сделать исключительно божественным предводителям. Именно с помощью вдохновения свыше, они способны глубоко и всесторонне преобразовать индивидуальные и социальные аспекты жизни человека.

А теперь, настало время посмотреть на нового мирового предводителя, на его личность и изменения, которые он принёс с собой…


Мекка была погружена в темноту и тяжёлое молчание. Не было ни следов жизни, ни проявления какой-либо деятельности. Лишь высоко в небе луна медленно всходила из-за гор, разливая свой тусклый и нежный свет на простенькие домишки и отдалённые от города пески.

После полуночи упоительный ветерок охватил горячие земли Хиджаза, подготавливая их на недолгое время для отдыха. В это же время, звёзды присоединились к этому бесхитростному пиршеству, придавая ему блеск, великолепие и оживление. Они смотрели вниз и улыбались жителям Мекки.

Едва забрезжил рассвет, как в том райском воздухе послышалось оживляющее пение бодрствующих и пробуждающихся рано утром птиц. Будто бы они изливали душу возлюбленному!

Наступило утро, но до сих пор в городе царило неясное молчание. Все были погружены в сон, и лишь Амина не спала. Она ощутила боль, которую ждала… Понемногу боль усиливалась… Неожиданно, она заметила в своей комнате несколько незнакомых и лучезарных женщин, от которых исходило благоухание. Роженица была поражена. Кто они? Как вошли в закрытые двери?!…

Прошло немного времени, как появился на свет дорогой сердцу Амины младенец. После долгих месяцев ожидания, ранним утром, семнадцатого рабби’ аль аввала её глаза осветились рождением ребёнка.

Все были рады появлению маленького Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Но в то же время, как младенец озарил одинокую опочивальню Амины, рядом с ней не было её молодого супруга Абдуллы. Ибо, так сложилась судьба, что по возвращению из поездки в Сирию, он умер в Медине и был там похоронен, покинув Амину навсегда.


Рождение Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) сопровождалось рядом явлений, которые наблюдались в небе и на земле. В частности, они были обнаружены на Востоке, считавшимся в то время колыбелью цивилизации.

Подобные явления представляли бы собой наибыстрейшее информационное агентство современного мира, которое предзнаменует какое-либо важное происшествие. Ввиду того, что этот младенец родился, чтобы спасти народы от разврата, духовного упадка и разложения и заложить новый фундамент во благо прогресса и процветания человечества, уже тогда, с появлением на свет Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), в мире произошли события, побуждающие человека проснуться ото сна невежества и забвения.

Исполненный величия дворец Ануширвана, являлся фантомом вечного могущества и власти, таким был он воплощён в глазах людей. Многочисленные взоры взирали на дворец и его обладателя… Но в ту ночь, замок содрогнулся и четырнадцать зубцов его стены рухнули. Неожиданно погас огонь в зораострийском храме Фарса; пламя, которого горело вот уже тысячу лет…


В старину среди арабов был распространен такой обычай, как вверять новорождённых детей на воспитание кормилице, проживающей в окрестностях города. Поскольку, таким образом, ребёнок не только вырастает на чистом и свежем воздухе пустыни, но также изучает самый лучший и самый подлинный арабский диалект, который можно было обнаружить только на пустынных просторах Аравии.

Итак, следуя этому старинному обычаю и, ввиду того, что у Амины не было молока, Абд аль Муталлиб, дед и поручитель Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) намеревается нанять для своего любимого внука (единственное напоминание о сыне Абдулле), почтенную и надёжную женщину, которая заботилась бы о нём. После предварительных поисков, в качестве кормилицы, он выбирает Халиму из племени Бани Са’д, которое славилось среди арабов своей доблестью и красноречием. Халима являлась одной из самых целомудренных и благородных женщин своего времени. Она вернулась с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!) в родное племя и заботилась о нём, как о своём собственном ребёнке.

Вот уже длительное время люди племени Бани Са’д переживали засуху. Засушливые пустынные просторы и  лишённое влаги небо, было причиной обострения их печального и бедственного положения. Но, с того дня, как Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) пришёл в дом Халимы, благодать снизошла на неё: жизнь, протекавшая в нищете, теперь стала налаживаться и, бледное лицо женщины и её детей приобрели свежесть, грудь Халимы, имевшая мало молока – наполнилась. Пастбища тех краёв, где обычно паслись стада овец и верблюдов, покрылись зеленью. А, ведь до Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) этот народ переживал тяжёлые и бедственные времена.

По отношению к другим детям, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) рос быстрее, был проворнее всех в беге, а также хорошо говорил. Счастье и благополучие сопутствовали ему, что с лёгкостью понимали окружающие его люди. Харис, муж Халимы, даже сказал однажды ей: «Знаешь ли ты, что за благословенный ребенок дан нам судьбой?…»


Когда Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) исполнилось шесть лет, его мать Амина, забрав его с собой, покидает Мекку и направляется в Медину, дабы повидать родственников. Существует также версия, что она поехала посетить могилу своего супруга Абдуллы. Но ей не суждено было вернуться. Амина умерла на обратном пути и была погребена в местечке под названием «Абва».

Таким образом, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) теряет своих родителей в возрасте, когда каждый ребёнок, как никогда нуждается в отцовской любви и материнской ласке.


Подобно тому, как рождение Пророка Ислама и события, следующие за ним, были удивительными и говорили о его неординарной личности, речь и поведение его светлости в детстве отличали его от сверстников, так, что даже его дед Абд аль Муталлиб оценил это и проявлял к нему глубочайшее уважение.

Дядя Пророка, Абу Талиб говорил: «Я никогда не видел от Мухаммада лжи и непристойного и необдуманного поступка: ни неуместного смеха, ни бесполезных разговоров. Большинство времени он проводил в одиночестве».

Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) было семь лет, когда произошёл этот удивительный случай. Как-то иудеи приготовили украденную курицу и послали её Абу Талибу. Все отведали этого мяса, и только Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) не прикоснулся к нему. Когда остальные хотели узнать причину, он ответил: «Мясо было запретным, а Бог уберегает меня от всего запретного…»

В другой раз иудейские раввины взяли у соседей курицу, пообещав заплатить после. Но, Пророк по-прежнему не прикасался к мясу, говоря, что сомневается в дозволенности этой пищи.

Тогда иудеи подтвердили: «Этот ребёнок обладает большим превосходством».


Детство Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), сопровождавшееся горечью сиротства, прошло под опёкой его великодушного деда Адб аль Муталлиба и ласкового дяди Абу Талиба. Словно, эти годы, когда любая печаль, терзала его тонкую душу, были необходимым условием в дальнейшем формировании великой личности Пророка. Сирота, которому суждено было стать Посланником и благодетелем, должен был с самого детства познать все горести и страдания; ему нужно было обладать твёрдостью и стойкостью, чтобы вынести нелёгкую ношу божественного послания. Несмотря на то, что будущий пророк был лишён доброты матери и нежной любви отца, он не был покинут. Абу Талиб, согласно завещанию своего брата, а также по настоятельной просьбе отца, Абд аль Муталлиба, взял под свою заботу и защиту Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Фактически, племянник заменял Абу Талибу сына и был памятью о брате Абдулле и об отце Абд аль Муталлибе. Абу Талиб был для Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) ласковым отцом, преданным дядей и сострадательным и отзывчивым опекуном. Дядя и племянник были настолько привязаны друг к другу, что казалось, их жизни сплелись между собой неразрывной нитью. Из-за большой привязанности Абу Талиб никогда не расставался с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!), и даже водил его с собой на такие большие базары, как: «Акказ», «Маджанна», «Зил Маджаз». Когда же Абу Талиб покинул Мекку для торговли в Сирии, то, неспособный выдержать разлуку, взял его с собой в дорогу. Сидя верхом на верблюде, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) преодолевал долгий путь в Сирию…


В день, когда курайшитский караван приближался к городу Бусра, некий монах по имени Бахира, ведущий отшельнический образ жизни, был у себя в келье, как вдруг заметил вдали караван и облако, которое следовало за ним и защищало путников от палящих лучей солнца.

Бахира вышел из своей кельи и велел своему слуге: «Иди и скажи тем людям, что сегодня они наши гости».

Пришли все, кроме Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), оставшегося стеречь вещи. Увидев, что облако не сдвинулось с места, Бахира спросил: «Все ли путники присутствуют здесь?» - Да, кроме одного мальчика, - последовал ответ.

Монах попросил, чтобы привели мальчика, и когда тот пришёл, облако тоже последовало за ним. Бахира очень внимательно разглядывал Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и после, сказал ему: «Я спрошу тебя ради Лата и Уззы».

- Я ничего так ненавижу, как эти два имени, коими ты заклял меня.

- Ответь тогда мне ради Аллаха.

- Спрашивай.

После недолгой беседы с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!), монах припал к его ногам и рукам и, целуя их, произнёс: «Если дано будет мне жить в твоё время (время твоего пророчества), то я, одним из первых, буду сражаться с твоими врагами. Поистине, ты - великий человек…»

Затем, Бахира поинтересовался, кому принадлежит этот ребёнок. Ему указали на Абу Талиба, сказав, что он его отец.

- У этого отрока не должно быть живого отца, - возразил Бахира.

- Он сын моего брата, - признался Абу Талиб.

Тогда Бахира обратился к нему:

- Этого мальчика ожидает большое будущее. Но, если иудеи увидят его и узнают то, что знаю я, они попытаются его убить. Береги его от них!

- Но, что предстоит ему сделать, и какое отношение иудеи имеют к этому? – спросил Абу Талиб.

- Он будет Пророком. Ангел Откровения снизойдёт к нему.

Бог не оставит его одного!


Несмотря на то, что Абу Талиб был одним из знатных курайшитов, но всё же денег на тяжёлые расходы его семьи было недостаточно. Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), достигший зрелости, был склонен заняться делом и тем самым, помочь Абу Талибу.

Но какую же профессию он должен выбрать, чтобы она соответствовала его духовному миру?

Ввиду того, что Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!)  предстояло стать великим Пророком и благородным предводителем, а также столкнуться с упрямыми и необузданными арабами, вести борьбу с фанатичными иудеями и неправильными традициями эпохи Невежества, заложить основы возвышенного дворца справедливости и принести в мир счастье и благополучие, он предпочитает пастушество.

Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) пас скот своих родственников и мекканцев в степях, находившихся в окрестностях города Мекки. Полученные за работу деньги, он отдавал дяде. Кроме этого, пустынные просторы, отдалённые от мирской суеты, были хорошей возможностью отдалиться от погрязшего в разврате и невежестве общества.


В пору, когда в человеке проявляются и формируются его скрытые ранее природные инстинкты и способности, дети вступают на новую ступень – непредсказуемую и трепетную. Они видят себя в другом мире. В этот очень важный момент в жизни молодого человека, необходимо удержать и привести в равновесие его сиюминутные желания и душевные стремления. Разного вида отклонения, разврат и порочность, могут поглотить молодёжь и низвергнуть её в ужасную бездну злосчастия.

Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) жил в обществе, атмосфера которого была загрязнена безнравственностью. Не только молодёжь, но и преклонных годов люди Хиджаза непристойным и позорным для себя образом склонялись к распутству и половым извращениям. Так, что в каждом переулке над некоторыми из домов развивался чёрный флаг – знак порочности, зазывая туда себе подобных развращённых людей.

Итак, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) провёл свои детские и юношеские годы в подобном низком обществе. Однако, не создав семьи до двадцати пяти лет, он всё же не попал под отрицательное влияние окружения. В этот период жизни великого Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!)  нельзя проследить за ним даже малейшего непристойного поступка. Во всяком случае, Пророк в отличие от остальных, достиг совершенства во всех моральных качествах и нравах: в великодушии, добронравии, благородстве, терпении и выдержке, честности, надёжности, добрососедстве и отдалении от пороков. В связи с этим, ещё до пророческой миссии, его величали «Мухаммадом Амином», что переводится как «верный и благонадёжный человек».

И друзья, и враги соглашаются с этим и выделяют его высокие духовные качества.

Панегирические произведения, написанные поэтами во время женитьбы Пророка на святой Хадидже, напоминают о самых прекрасных его качествах, таких как целомудренность. Обращаясь к Хадидже, поэт говорит: « …О, Хадиджа! Среди людей всего мира, ты достигла наивысшей степени, ты одна удостоилась этой чести…» (т.е. ты, единственная женщина, которая была удостоена чести супружества с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!)).

Другой поэт в своих стихах, выражается следующим образом: «Если сравнить Ахмада (да благословит Аллах его и его семейство!) со всеми творениями, то он превзойдёт их. Поистине, его достоинства явны для курайшитов».


По преданиям святая Хадиджа была первой женщиной, принявшей Ислам. Со стороны отца и матери она принадлежала к племени курайшитов. Отец Хадиджи – Хувайлид ибн Асад, мать – Фатима бинт За’д ибн Асам. Таким образом, родословная святой Хадиджи, Матери правоверных по отцовской и материнской линии, восходит к благородному арабскому роду.

Хадиджа обладала чистой душой и получила религиозное воспитание. Она и до возникновения Ислама была известна под именем «Тахира» - что означает чистая, непорочная и считалась лучшей женщиной племени курайшитов.

Существует версия, что до того, как стать женой Пророка, её светлость Хадиджа была в браке и имела детей, однако биографы почти не упоминают о них. Причиной этого упущения является то, что в своих книгах они начинают описание жизненного пути Хадиджи лишь с того времени, как она удостоилась чести стать женой Пророка.

После смерти мужа Хадиджа не вступала в брак, хотя к ней сватались представители самых знатных курайшитских племён. По милости Аллаха она удостоилась чести стать женой Посланника Бога и великого Пророка. Хадиджа была его первой женой и спутницей его жизни в течение 25 лет.

Будучи богатой женщиной, она ежегодно снаряжала торговый караван, который по численности был равен всем курайшитским караванам вместе взятым. Для ведения торговых дел каравана она нанимала людей. Весть о благородстве Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) распространилась по всему Аравийскому полуострову. Хадиджа решила предложить ему вести её торговые дела.

Однажды Хадиджа поделилась своей тайной с подругой Нафисе, сестрой Яли ибн Умайи. Она хотела, чтобы подруга поговорила с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!) на одну деликатную тему.

Ибн Са’д повествует со слов Нафисы: «Хадиджа – дочь Хувайлида ибн Абдулаза ибн Касы была женщиной весьма умной, практичной, богатой и превосходящей по благородному происхождению всех курайшитов. И все её родичи засылали к ней сватов, так как в случае её согласия к ним могло перейти большое состояние. Когда из Сирии вернулся торговый караван, которым руководил честный и благонадёжный Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), Хадиджа позвала меня к себе и сказала: «Я выбрала тебя для серьёзного дела». На что я ответила: «Я принадлежу тебе до кончиков пальцев и готова к твоим услугам». Хадиджа сказала: «Поговори обо мне с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!)». Я отправилась к Мухаммаду ибн Абдулле (да благословит Аллах его и его семейство!) и спросила его: «Почему ты не выберешь себе жену?» Он извинился и сказал, что для создания семьи у него нет достаточных средств, на что я ответила: - Как ты поступишь, если я укажу тебе на женщину, обладающую красотой, богатством и равную тебе по происхождению?

- О ком ты говоришь?

- О Хадидже.

После этого случая прошло немного времени, и Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!)  вместе со своим дядей Хамзой отправился свататься. Обратившись к дяде Хадиджи Амру ибн Асаду ибн Абдуллази Аль-Фахри, Хамза сказал: «Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) превосходит всех молодых людей племени Курайш по своему благородству, чести, достоинствам и уму, и он желает жениться на Хадидже…»

Итак, состоялась свадьба, свидетелями и участниками которой была вся курайшитская знать.

Пророк так говорил о Хадидже: «Клянусь Богом, у меня не было жены лучше Хадиджи. В те времена, когда все были неверными, она первой приняла Ислам, когда все меня отвергали, она поверила мне. Она не пожалела для меня своего имущества...»

Великий Пророк Ислама, даже после смерти Хадиджи всегда с теплом вспоминал о ней.

Из рассказа ибн Аббаса: «Однажды Пророк начертил на земле четыре линии и промолвил: «Знаете ли вы, что обозначают эти линии?» Ему ответили: «Бог и Его Посланник знают больше нас». На что Пророк сказал: «Это лучшие из женщин рая: Хадиджа, дочь Хувайлида, Фатима, дочь Мухаммада, Марьям, мать Иисуса и Асия, дочь Мазахема».

В первые годы пророческой миссии курайшиты оказывали большое давление на Пророка Ислама, и он был вынужден переселиться и жить вместе со своими родственниками и соратниками в горном ущелье «Ша’б Абу Талиб». Хадиджа последовала за ним и в те тяжёлые годы находилась всегда рядом с Пророком.

Историки пишут: «Пророк и Хадиджа лишились всего своего состояния. Но, вера во Всевышнего придавала им силы переносить голод, гонения и все те трудности, с которыми им приходилось сталкиваться. Все это отразилось на её здоровье. Хадиджа очень ослабела и вскоре после возвращения в Мекку, так и не поправившись, покинула этот бренный мир».

В том же году умер и дядя Пророка – Абу Талиб, а так как Пророк потерял самых близких и родных людей, которые были ему надёжной опорой в жизни, в истории этот год был назван годом «скорби и печали».


В начале восемнадцатого столетия христианские писатели приступили к новой фазе борьбы против Ислама. Они выпустили в свет книги, наполненные ложью об Исламе. Тем самым, эти люди стремились отдалить свой народ от Ислама и представить дорогого Посланника Аллаха в нехорошем свете.

Одна из подобных фанатичных книг, написанных об Исламе, относится ещё к пятнадцатому веку. Жан Андре Маре написал грозный пасквиль под названием «Книга об отрицании религии Мухаммада». Именно эта книга стала настольной книгой врагов Ислама для написания антиисламской литературы. В связи с тем, что многие другие писатели не владели арабским языком, они использовали главным образом книгу Маре, как основной источник своих представлений об Исламе.

Да, действительно, многие писатели плохо говорят о Божьих Пророках, о том, как некоторые из них, якобы, совершали прелюбодеяния, открыто приступили к критике Пророка Ислама, говоря следующее: «Он следовал страстям, в то время как своим последователям давал указ не брать больше четырёх жен, тогда как сам имел больше четырёх». Одна из основных целей этих писателей заключалась в том, чтобы, дав ложное представление о Пророке Ислама, посеять в сердцах несведущих людей недоверие к его личности. Использовав это, они стремились отдалить людей от исламского учения, и препятствовать распространению истины.

Но эти усилия, подобно другим их стремлениям опорочить Ислам, не имели и не имеют такого успеха, о котором они мечтают, ибо в основе их высказываний лежит ложь и ненависть к Истине. Но, многие христианские ученые, имеющие не так много фанатичных устремлений, отказывались от подобного воззрения об Исламе, а некоторые другие выразили свои извинения мусульманам относительно того, что фанатики-христиане плохо отзываются об Исламе. Естественно, такие воззрения, являются профаническим воображением самих авторов и противоречат сути Ислама.

Мы убеждены, Пророки были защищены от различных ошибок и прегрешений, но для тех, кто не имеет подобных убеждений необходимо раскрыть и объяснить эту тему.


Независимые историки и исследователи, включая мусульман и христиан, приводят в своих исторических источниках следующее: «Брак Пророка Ислама не преследовал корыстных целей или личностных пристрастий. В противном случае, ещё в двадцатипятилетнем возрасте, когда молодость наиболее ярко отражается в желаниях человека, а плотские пристрастия более довлеют на него, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) мог жениться на многих красивых девушках того времени.

В таком возрасте большинство молодых людей имеют наибольшее желание иметь спутницу. И практически, является редкостью, когда человек, имея возможность жениться на молодой, красивой девушке, мог бы согласиться на брак с женщиной, которой более сорока лет, и молодость которой прошла в домах прежних её двух мужей».

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) в двадцатипятилетнем возрасте, имея хорошее положение в обществе, авторитет и уважение арабской знати, несмотря на то, что за него мечтали выйти замуж многие арабские красавицы, предпочёл жениться на Хадидже. Без всяких сомнений, если бы Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) имел такие качества, которые ему стараются приписать враги Ислама, то непременно он не удержался бы от брака, хотя бы на одной из арабских молодых девушек.


Если кто-либо, спросит у этих господ: «В чём заключается причина того, что Посланник Аллаха расцвет своей молодости провёл с женщиной-вдовой немолодого возраста. И, наоборот, в период преклонного возраста, когда много времени занимала необходимость порядка в стране и налаживания политических отношений с другими государствами, последние десять лет своей жизни, вступает в брак. Почему именно в тот период, когда время было совсем неподходящим для брака, он женится?»

Или они не знают, что брать под покровительство женщин оставшихся без мужей, не имеющих средств существования, а также воспитание детей, оставшихся без отцов является делом великих людей?

Или они не знают, что жить с женщинами, у которых разные вкусы и поведения, не соответствует усладам и наслаждениям любого человека?

Или они не знают, что человеку, которому уже более пятидесяти лет, нелегко жить с молодой женщиной, которая ещё не имеет опыта жизни?

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) был далёк от всего того, что приписывают ему враги. Джон Диуан Прат говорит: «Возможно ли, чтобы человек, который следует своим пристрастиям и желаниям, в стране, где многоженство являлось обычным явлением, в течение двадцати пяти лет жил бы с одной и уже довольно немолодой женщиной?»


Посланник Ислама после Хадиджы женился на нескольких женщинах: Сауда, Айша, Газийа, Хафса, Умм Хабиба, Умм Салама, Зейнаб бинт Джахш, Зейнаб бинт Хузайма, Меймуна, Джурия, Сафия.

Здесь необходимо рассмотреть причины и условия, которые стояли за такими браками. В общем, многочисленные браки Пророка Ислама заключались по следующим причинам:

Забота и опекунство сирот и больных.

Сохранение достоинства и чести женщин, которые до этого имели уважение и почёт в обществе.

Потеряв мужа, женщина по языческим традициям была как бы неприкасаемой, и никто более не брал её в жены. В арабском обществе, жизнь и имущество такой женщины было под большой угрозой. Посланник Аллаха, нарушил эту традицию, которая с приходом Ислама оставалась незыблемой, и тем самым показал высокие права и достоинства женщины.

Одной из таких женщин была Сауда. После переселения в Эфиопию её муж погибает, его светлость Посланник Аллаха, видя тяжелое положение этой несчастной женщины, женился на ней и взял её под своё покровительство.

Зейнаб бинт Хузайма, потеряв своего мужа, оставалась перед лицом нищеты и голода. И это, несмотря на то, что она до этого была известна как помогающая другим и отзывающаяся на чужую боль. Посланник Аллаха для сохранения её чести и достоинства женился на ней, возвысив ещё больше её положение среди арабского общества. Эта женщина умерла ещё при жизни Пророка.

Умм Салама, также, будучи в тяжёлом экономическом положении, после потери своего мужа, вышла замуж за Пророка Ислама и приобрела ещё большее уважение среди мусульман.

Зейнаб бинт Джахш была дочерью дяди Посланника Аллаха. Она вышла замуж за Зейда ибн Хариса, приёмного сына Пророка. Этот брак наглядно показал ложность языческой традиции того, что классовое сословие играет какую-либо роль в супружеской жизни.

Зейнаб была внучкой Абд аль Муталлиба, который являлся одним из почетных людей среди арабской знати, в то время как Зейд был всего лишь рабом и освобожденным его светлостью Посланником Аллаха.

Зейнаб, будучи знатного происхождения, держала себя высокомерно перед Зейдом, делая жизнь своего супруга горькой и печальной. Пророк постоянно предупреждал их о том, что подобное может плохо кончиться, но результатов это не дало. В конечном итоге Зейд вынужден был дать Зейнаб развод.

После того, как они разошлись, Пророк по приказу Аллаха женился на Зейнаб и уничтожил другую языческую традицию, которая утверждала приёмного сына как родного и запрещала брак на жене приёмного сына.

Некоторые западные писатели настолько были ослеплены фанатичной борьбой против Ислама, что в своих книгах писали, что якобы «Мухаммад был влюблён в Зейнаб!» В действительности, эти высказывания противоречат историческим фактам и человеческому здравому смыслу. Во-первых, возникает простой вопрос, почему Посланник Аллаха не женился на Зейнаб, когда она была ещё не замужем, ведь у Пророка для этого были все условия. И потом, она была одной из его дальних родственниц, и он её хорошо знал.

Пророк женился, чтобы освободить женщину от рабства.

Известно, что Джурийа, которая была из племени Бани Мусталак после одержания победы над ними мусульманами, попала в плен. Посланник Аллаха женился на Джурийи дочери Хариса, предводителя этого племени. Мусульмане, узнав, что она стала женой Пророка, освободили пленных Бани Мусталак. Благодаря этому браку, более ста пленных получили свободу.

По политическим мотивам, для налаживания союзных договоров с предводителями племён и предотвращения нарушения договоров с их стороны. А также для укрепления обстановки внутри исламского государства. Так были заключены браки с Айшой, Хафсой, Умм Хабибой, Сафией, Меймуной.

А) Умм Хабиба была дочерью Абу Суфьяна, того самого Абу Суфьяна, семейство которого под его руководством вело непримиримую вражду против Пророка. Муж Умм Хабибы после хиджрата (переселения) в Эфиопию, отрекается от Ислама и, приняв христианство, вскоре умирает. Она переживала тяжёлые времена, её отец был самым большим врагом Ислама, и поэтому, она не могла вернуться в родительский дом. Посланник Аллаха, женившись на Умм Хабибе, взял её под своё покровительство, и тем самым расположил к себе род Омейядов.

Б) Сафийя, дочь Хайя ибн Ахтаба, главы племени бани Назир. После того, как мусульмане захватили в плен иудеев, Пророк для сохранения чести Сафийи, заключил с ней брак, наладив хорошие отношения с самым большим иудейским племенем.

В) Меймуна была из большого племени бани Махзум. Посланник Аллаха женился на ней в седьмом году хиджры.

Большинство жен Пророка были пожилого возраста, за исключением Айши. И это, пожалуй, является большим доказательством того, что женитьбы Посланника Аллаха преследовали благородные и священные цели. И всякого рода обвинения, никак не могут быть обращены к нему.


Необходимо отметить, что в средние века до начала пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) арабское общество, да и весь мир в целом находились в глубоком тотальном кризисе духовной реорганизации. В частности, арабы погрязли во всеобщем разврате, который охватывал все слои общества. Наиболее отвратительным в традиции арабов было то, что они, создавая каменных идолов, поклонялись им. Социальное неравенство, достигнув невиданных масштабов, продолжало главенствовать в арабском обществе. Единственное, чего не было в среде арабов это - справедливости.

Относительно торговли надо сказать, что настолько арабы отошли от всех рамок приличия. Например: мужчина, неспособный вести торговые дела по состоянию здоровья, часто считал виноватой в этом свою жену, часто наказывая невиновную женщину.

Арабы гордились своею численностью. Иногда даже для того, чтобы доказать в этом своё превосходство по отношению к другим племенам, арабы ходили на кладбища и подсчитывали своих умерших соплеменников.

Следование своим страстям, любовь к разврату, кровопролитие были обыденными явлениями в арабской среде.

Амр аль Кайс, известный арабский поэт, описывал в стихах свою связь с Анизой, дочерью своего дяди, абсолютно не испытывая при этом стыда. К тому же, считаясь большим поэтом среди арабов-язычников, он имел право вывешивать свои стихи на Каабу.

Именно в такое время, когда среди арабов царило распутство и невежество, это общество озарилось светом Ислама и единобожия. Конечно, Ислам никак не мог и не может сосуществовать в союзе с таким положением, в котором прибывали арабы до Ислама. Именно поэтому, одной из целей этой религии было и есть установление божественной справедливости и освобождение человека от оков заблуждения.


Психологи убеждены, что атмосфера, создающая предпосылки формирования личности, в большей степени исходит из общественной среды того или иного общества. Некоторые из них даже считают, что общественная среда наиболее важное и даже основное звено в формировании здорового сознания, психики и личности человека.

Именно поэтому, общество, в котором царит атмосфера религиозной и нравственной чистоты, воспитывает и непосредственно положительно влияет на каждого индивида.. И наоборот, общество, в котором ценностью является аморальное поведение и разврат, откладывает свой отпечаток.

На этом основании, люди, отстраняющиеся от неправедной среды, предпочитая отшельничество или уединение, не могут быть подобны другим членам этого общества.


В то время как жители Мекки направлялись в места поклонения идолам, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) направлялся в пещеру под названием Хира, что неподалёку от Мекки, для поклонения Всевышнему Аллаху - Господу миров. Его светлости Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) не довелось учиться, но, тем не менее, он всегда отстранялся от идолопоклонства, что делали только люди избранные, знающие и ученые.

Он по божественной милости ещё в самом начале своего жизненного пути распознал заблуждение арабов, и вопреки традициям своего народа не последовал их образу жизни.

Ни на одно мгновение Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) не следовал язычеству, и даже при упоминании имени идола в его присутствии, он открыто и бесстрашно выказывал своё отвращение к ним.

Когда Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) было всего двенадцать лет, монах-отшельник заклял его именами двух идолов Лата и Уззы. Он, придя в негодование, сказал: «Нет для меня ничего отвратительней, чем эти два идола».

Чистота и величие его нрава были известны среди арабов. Из-за его правдивости и верности слову ему дали имя Амин, что означает «верный», «надёжный», и именно поэтому Хадиджа доверила ему торговые дела. Его нравственные качества были настолько величественны и прекрасны, что арабы не переставали удивляться Мухаммаду.

Аммар рассказывает: «До пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), мы вместе пасли овец. Как-то я предложил ему поменять пастбище. Он согласился. Рано утром, достигнув того места, я увидел Мухаммада, который уже ждал меня там, причём не давал своим овцам пастись на той полянке. Когда я спросил, почему он не пасёт своих овец, он ответил: «Я ведь дал тебе слово, и мне не хотелось пускать на пастбище своё стадо раньше твоего».

Таким образом, он воспитывался, противореча укладу и образу жизни арабов. В свою очередь, люди испытывали большую любовь и уважение к немк за его нрав. Когда у арабов бывали какие-либо трудности, они приходили к Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!), чтобы он разрешил их споры и разногласия.


Его светлости Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) было тридцать пять лет, когда арабы приняли решение обновить Каабу. В связи с тем, что каждое из арабских племён желало непосредственно участвовать в обновлении Каабы, каждое из племён взяло на себя ответственность по восстановлению её отдельной части. В начале Валид приступил к разборке Каабы, затем другие помогали ему в этом. Дойдя до основания, заложенного Пророком Ибрахимом, каждое племя приступило к восстановлению определённого участка.

Когда Кааба была восстановлена, и осталось установить чёрный камень - «Хаджар аль Асвад», между племенами произошло разногласие, кому из племён надлежит установить камень, ибо его установление и, следственно, завершение работы каким-то одним племенем, было бы причиной его гордости. Постепенно, эти разногласия переросли в настоящее противоборство, сыновья Абд ад-Дара наполнили большую чашу кровью и, опустив в неё руки, заключили договор между собой, что будут вести борьбу до победы или же умрут на этом пути.

Разногласия продолжались около четырёх или пяти дней, после чего Абу Умайя, который был самым молодым среди курайшитов, сказал: «Мой совет вам, назначьте судьёй всякого, кто войдёт в эту дверь первым». Курайшиты согласились с мнением Абу Умайи. Тут вошёл Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!). Арабы, увидев его, очень обрадовались, ибо знали, он всегда решал справедливо. Согласившись помочь спорящим, он попросил принести материю и положить на неё черный камень. Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) приказал каждой из враждующих сторон взять за конец материи и поднести её к Каабе, затем он сам укрепил камень. Благодаря мудрому решению Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), была предотвращена большая рознь между племенами.


После того, как мы рассмотрели некоторые моменты из жизни дорогого Пророка Ислама, мы хотим приступить к рассмотрению одного из очень важных моментов его жизни, да и, пожалуй, жизни всего человечества - начало ниспослания божественного откровения. Согласно преданиям, его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) жил среди арабов, большинство которых были далеки в своём развитии от населения передовых стран того времени. Как мы упомянули выше, Посланник Аллаха удалялся от людей в пещеру Хира близ Мекки и поклонялся Аллаху.

Согласно хадисам, двадцать седьмого числа священного месяца раджаб, во сне он увидел ангела, который вошёл в пещеру. В это время его светлость проснулся, однако, всё, что он видел во сне, было и наяву! Он впервые видел ангела. Ангел сказал ему: «Читай!» Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) ответил: «Что читать?» Джабраиль повторил, а затем в третий раз сказал: «Читай! Во имя Господа твоего, который сотворил, человека из сгустка. Читай, и Господь твой щедрейший, который научил человека письму. Научил человека тому, чего он не знал...» Пророк спросил: «Кто ты?» В ответ он услышал: «Я - ангел Джабраиль».

Когда святой ангел ушёл, Посланник Аллаха, встав со своего места, повторил услышанные аяты, которые глубоко запали ему в сердце. Это были первые аяты лучезарного Корана.

В священном хадисе приводится, что каждое дерево, камень, мимо которых он проходил, приветствовали его. Вдруг, он услышал: «О, Мухаммад! Ты - Посланник Аллаха, я же ангел Джабраиль!» Когда Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) поднял голову, то увидел Джабраиля на небосклоне, который повторял: «О, Мухаммад! Ты - Посланник Аллаха, я же Джабраиль».

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) осознал в себе пророческую миссию и не испытывал ни малейшего страха или беспокойства. Была только глубокая уверенность.

Многие западные писатели, настроенные против Ислама, на вопрос изучал ли Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) в пещере Хира Тору и Евангелию, дали положительный ответ. Другими словами, по их мнению, он, изучая Библию, решил создать новую религию.

Однако исторические свидетельства указывают обратное:

1.     Если бы действительно Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), изучая Тору и Евангелию, решил создать новую религию, несомненно, Коран был бы похож своим стилем и содержанием на эти книги. Тогда как, Коран в корне отличается от Торы и Евангелии.

2.     Всякий, кто мало-мальски знаком с красноречием Корана (древней арабской наукой «Балагат»), скажет, что великолепный стиль и бесподобное красноречие Корана до сих пор не перестают поражать мировых исследователей и специалистов в области Корана и Ислама.

Никто, даже самый ярый противник Ислама не может отрицать необыкновенное красноречие Корана.

Каждый Пророк в подтверждение своей пророческой миссии приносил божественное знамение – чудо, (по-арабски «му’джиза»). Эти знамения соответствовали общественно-политической и социальной атмосфере, царившей в обществе перед приходом Пророка. Так, Пророк Моисей (да будет мир с ним!) принёс божественное знамение, которое точно соответствовало тому времени. В связи с тем, что в период жизни его светлости Моисея (да будет мир с ним!), особенно среди жреческого сословия было распространено колдовство, одним из его знамений был посох, который, превратившись в змея, «поглотил» верёвки колдунов. Божественное чудо Моисея (да будет мир с ним!) должно было соответствовать тому времени, и превосходить ИСТИНОЙ ложь колдунов. Его светлость Пророк Иисус (да будет мир с ним!), оживлял мёртвых и исцелял неизлечимо больных. Его знамение должно было превзойти методы именно в тех видах деятельности, которые были на высоком уровне развития в то время – медицина и врачевание. Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) пришёл к арабам в тот период, когда среди них очень высоко ценилось красноречие. А одним из ясных знамений Корана является красноречие. Именно благодаря этому, многие арабы принимали Ислам, так как знали, подобный слог и постановка речи не под силу земному человеку.

3.     Предсказания Корана, а также современные мировые открытия в различных областях наук, которые ещё тысячу четыреста лет назад были указаны в этой священной Книге, есть яркое свидетельство того, что Коран мог быть создан только Аллахом.

Аллах говорит в священном Коране: «Побеждены Румы, в ближайшей (нижней) земле, но они после поражения одержат верх, через несколько лет».

Слово «адна» в вышеуказанном аяте, означает «ближайшее время» (в большинстве переводов Корана это слово использовано в значении «близкий»), также нижнюю, низкую или опустившуюся часть. Учеными второй половины двадцатого века удалось определить точное место самой низменной части нашей планеты. Это было возможно только после точных снимков с космоса, и эта часть находится в той самой местности, где произошло в седьмом веке сражение между Византией и Сасанидским Ираном, то есть в Палестине. Откуда Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), не умеющий читать и писать, мог знать о том, что самая низкая часть планеты находится именно в Палестине, в то время как нам об этом стало известно только в конце двадцатого века? «Через несколько лет» по-арабски «Фи биз’и синина», означает промежуток времени от трёх до девяти лет. Это предсказание Корана о ближайшем будущем, которое в точности исполнилось!

Относительно того, что горы имеют плотные и глубокие основания в земле, которые в несколько раз превышают вышину самих гор, науке стало известно только во второй половине двадцатого века. В то время как Всевышний Аллах говорит в Коране: «Разве Мы не расстелили землю ложем, а горы - подпорками» (пер. Османова). Слово «аутада» в этом аяте означает колышек, колья, вбиваемые в землю, большая часть которых находится в земле. Точное указание Корана на этот момент стало сенсацией в области геологии.

Поэтапное развитие человека в чреве матери, от простейшего до более сложного эмбриона описывается в Коране следующим образом: «Воистину, мы создали человека из сгустка, затем Мы определили его в виде капли в надёжном месте. Потом Мы превратили каплю в кусок мяса, создали в куске мяса кости и покрыли кости мясом, потом Мы воплотили его в новое создание. Благословен Аллах, лучший из создателей!»

Читателю должно быть известно, что открытие в области эмбриологии достигло расцвета в современное время. В Европе долгое время бытовало мнение, что человек происходит из женской крови, мужское же начало в оплодотворении до недавнего времени ставилось под вопрос.

Предсказания Корана, а также их полное соответствие современным научным открытиям являются наглядным доказательством того, что Коран был ниспослан Аллахом.


Необходимо знать, что божественное откровение отличается от других человеческих путей познания истины. Одним из особенных отличий является то, что те, кому ниспосылалось откровение, имели способность его непосредственного восприятия в отличие от простого познания, которое получает человек посредством собственного исследования. В своём большинстве, всякое познание, кроме божественного откровения, основывается на определённых гипотезах и предположениях. Во многих случаях эти предположения противоречат действительности. То, что существует огромная разница и преимущество Пророков и Божьих Посланников над простыми учеными, которые приобрели определённые знания посредством изучения и исследования, является бесспорным. Всё, что видят Пророки - истина, которая открывается им по милости Всевышнего Аллаха. Эта божественная связь между Аллахом и его Пророком осуществлялась посредством ангела Джабраиля или иногда без всякого посредничества.


Некоторые современные писатели, преследуя определённые корыстные цели, утверждают (относительно божественного откровения Пророку), что это было всего лишь болезнью, известной как «Hysteria» .

Но их утверждения не имеют совершенно никакой основы и даже не удостоены какого-либо серьёзного рассмотрения. Хотя бы потому, что эта болезнь имеет определенные симптомы и особенности, которые не наблюдались у Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!).

Как говорит Джон Дьюн Пауэрт: «Высказывания тех, кто утверждает, что якобы Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) болел эпилепсией, не имеют абсолютно никаких оснований. В основном, этого ошибочного мнения придерживались греки, которые, боясь распространения Ислама, посредством клеветы хотели препятствовать Истине. Присущие эпилепсии крики или сильные волнения никогда не наблюдались у него в период ниспослания откровения».

Человек, страдающий Hysteria, после того как «отходит» от очередного приступа, ничего не помнит, и это полностью противоречит состоянию его светлости. Во время божественного откровения он ничего не говорил, но после завершения ниспослания передавал людям всё то, что видел и слышал.

Болеющий человек может передавать только свои физические представления и предположения своего больного воображения. Так, например, если кто-либо преследует или подвергает больного мучениям в период приступа, он главным образом повторяет слова, которые связаны с этим событием. Однако никто ещё не говорил, что слова больного могут быть основой целостной цивилизации, законом жизни миллиардов людей, очищением, наставлением и духовным преобразованием. Вот уже на протяжении четырнадцати веков в законах, принесённых Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!), не найдено недочётов.


Прогресс науки и научные открытия в противоположность тому, что представляли многие, не только доказали правоту Ислама, но и показали универсальность этого божественного учения. Изобретение радаров, сотовых телефонов, телетайпов и т. д., подтвердило тот факт, что божественное откровение не имеет никаких противоречий природе и её законам, ибо Аллах хвала Ему и Велик Он, сотворив этот мир и предоставив его в распоряжение человеку, легко может создать особую связь между Собой и Своим Пророком. Хотя, конечно, сравнения здесь могут быть только условными. Кроме того, развитие в современном мире спиритуализма, оккультных наук, телепатии подтвердили, что мир намного шире нашего представления.

История и наука свидетели избрания его светлости Мухаммада Всевышним Аллахом для наставления людей на истинный путь и избавления от оков невежества. А программа самосовершенствования человека в Исламе основывается, прежде всего, на божественном откровении.

Исламский мир гордится величайшим из людей Посланником Аллаха - Мухаммадом Мустафой (да благословит Аллах его и его семейство!). Принеся божественные законы, он дал своим последователям величие, и по прошествии более четырнадцати столетий, поистине, этот божественный закон является руководством для всех свободомыслящих и свободолюбивых людей.


После видения Ангела Откровения, Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), направляясь домой, ощущал себя в совершенно другом мире. Поднимаясь в гору, он ещё не был Пророком, однако теперь, имел божественное послание. То, что предвещали библейские Пророки, наконец, сбылось. Его светлость Посланник Аллаха знал, что на него возложена тяжелая обязанность. Если и был страх, то только в отношении выполнения своего долга, но не из-за сомнения в пророческой миссии. Всевышний Аллах, выбирая на пророческую миссию, даёт своему рабу убеждённость в послании для того, чтобы тот мог стойко и уверенно вести людей от заблуждения к свету.

На этом основании, совершенно нелепыми кажутся высказывания тех, кто утверждает, что Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) сомневался относительно своего пророчества.


В день ниспослания божественного откровения его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) поздно вернулся домой. Хадиджа, будучи в ожидании Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), увидев его, спросила, почему он опоздал. Посланник Аллаха рассказал ей о случившемся. Святая Хадиджа была первой женщиной, принявшей Ислам. Она много раз слышала от иудейских и христианских ученых о скором пришествии последнего Пророка. Ещё задолго до пророческой миссии, познакомившись с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!), она не переставала восхищаться его благородством и святостью. Именно поэтому, неудивительно, что Хадиджа без всяких сомнений приняла Ислам.


Однажды в Хиджазе стояла сильная засуха. Семейство Абу Талиба переживало нелёгкие времена. Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), чтобы облегчить положение Абу Талиба, берёт маленького Али на своё попечение, и подобно отцу заботится о нём. И во время ниспослания пророческой миссии Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!), первым, принявшим Ислам из мужчин, был - Али.


Первым приказом после таухида (единобожия) был приказ Аллаха о совершении молитвы. Здесь наглядно прослеживается достоинство и величие молитвы, являющейся одной из основных связующих нитей человека с Творцом. На этом основании, наши непорочные предводители и особенно Посланник Аллаха постоянно указывали на эту важную основу Ислама. Великий Пророк изволил сказать: «Молитва – основа Ислама. Всякий, кто небрежно отнесётся к ней, в Судный день не получит нашего заступничества». Всевышний Аллах посредством ангела Джабраиля ниспослал Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) правила совершения молитвы. Его светлость обучил молитве Хадиджу и Али, которые были первыми, совершающими поклонение после Посланника Аллаха.


Посланник Аллаха после начала пророческой миссии три года тайно вёл пропаганду. Народ Хиджаза, верный своим языческим традициям, погрязший в невежестве, не был готов к открытому призыву единобожия. Если бы Пророк начал открыто свой призыв, в тот начальный период, несомненно, он столкнулся бы с большими трудностями, которые могли стать препятствием на пути основной цели послания. Пророк в противовес язычникам, которые поклонялись идолам, поклонялся единому Аллаху. Вместе с Али и Хадиджой, он в самых видных общественных местах, подобно Масджид аль Харам, долина Мина перед глазами язычников совершал поклонение единому Богу. Таким образом, он вёл борьбу против языческой традиции.

Афиф, один из знатных представителей Мекки, рассказывает: «Однажды, как обычно я направился к Аббасу ибн Абд аль Муталлибу, чтобы обсудить с ним торговые дела. Вдруг я увидел человека, который подошёл к Каабе и приступил к совершению молитвы, после чего я увидел женщину и подростка, которые также, встав позади того человека, начали читать молитву. Я спросил у Аббаса: «Что это за религия, о которой я совсем ничего не знаю?» Он ответил: «Тот человек, Мухаммад сын Абдуллы, он считает себя Посланником Господа миров. Кроме этих трёх, ещё никто не отважился принять эту религию. Та женщина, его жена Хадиджа, дочь Хувайлида, а мальчик – Али, сын Абу Талиба. Они приняли его религию».

Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) продолжал свою проповедь, и постепенно в Ислам обращалось всё больше и больше людей. Вскоре, вопреки желаниям его противников, эта религия стала мощной силой в мире.


Активная пропаганда и деятельность Посланника Аллаха, а также увеличившееся число сподвижников, создали предпосылки для открытого призыва к Исламу. Именно в этот период Всевышний Аллах приказал Пророку призвать свою ближайшую родню к Исламу. Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) попросил Али приготовить пищу и пригласить родственников. Али выполнил просьбу Пророка, когда приглашённые собрались, еды оказалось мало, однако по милости Аллаха все насытились, и даже осталось лишнее. Все были крайне удивлены этим чудом, но Абу Лахаб поспешил сказать: «Это, конечно же - колдовство!» Однако он забыл, что колдовством невозможно насытить человека.

В тот день Посланник Аллаха ничего не сказал, ибо хотел, чтобы люди сами поняли разницу между колдовством и божественным знамением. Если бы это было колдовством, люди, посетившие Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), покинули бы дом, испытывая голод. Однако ничего подобного не было.

Так как первое собрание не дало результатов, Посланник Аллаха вновь собрал родственников, и опять угощения хватило всем. Тогда его светлость обратился к собравшимся: «О, сыны Абд аль Муталлиба! Всевышний Аллах сделал меня добрым вестником и увещевателем. Примите Ислам и следуйте за мной! Тогда вы получите счастье обеих миров. Клянусь Господом, я не знаю кого-либо из арабов, кто принёс бы более прекрасную весть, чем та, которую сообщил вам я. Аллах дал мне приказ, чтобы я призвал вас к Исламу. Кто из вас будет мне помощником в этом деле? Всякий, кто поможет мне в этом, будет моим братом, душеприказчиком и заместителем после меня». Все молчали, никто из присутствующих не дал положительного ответа. Встал только Али, сказав: «О, Посланник Аллаха! Я - твой помощник!» Пророк попросил его сесть на своё место. Трижды Посланник Аллаха обращался к присутствующим с тем же вопросом. Но все три раза только Али отзывался на призыв. Тогда его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), указав на Али, произнёс: «Это мой брат, душеприказчик и заместитель среди вас. Слушайтесь и повинуйтесь ему после меня».

В тот день некоторые из родственников приняли Ислам, но фанатизм и незнание помешали остальным последовать Истине.

Это событие ознаменовалось тем, что Пророк, несмотря на малое количество еды в доме, смог насытить всех гостей, но особое внимание привлекает тот факт, что он на этом приёме объявил Али своим заместителем.

Таким образом, были созданы все предпосылки для официального призыва людей к Исламу.


Так как Ислам является религией для всех людей, его светлость после трёх лет тайной проповеди, приступает к открытому призыву.

Призыв Пророка постепенно оказывал влияние: некоторые прислушивались, некоторые становились мусульманами, и понемногу число верующих увеличивалось. Это привело к тому, что знать рода Курайш, вынуждена была задуматься, как приостановить это новое явление - Ислам. Особенно язычники Мекки решительно приступили к борьбе против мусульман, услышав, как Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) открыто порицает «ценности» язычников и их «богов».

Ибн Хишам и многие другие приводят в своих исторических книгах, что Посланник Аллаха открыто начал призыв к Исламу, однако язычники не принимали решительных мер против мусульман. Когда же его светлость стал порицать их идолов, они приступили к борьбе. Дело в том, что простой призыв арабам не мешал, даже, когда некоторые принимали Ислам. Но выступление против идолов несло огромную опасность для мекканцев, так как, во время ежегодного паломничества к идолам в Каабе, языческая знать обогащалась за счёт денег паломников.

Мекканская знать восприняла призыв к единобожию как главную угрозу своей «безопасности», ибо основной источник их обогащения ставился под удар и поэтому, они принялись к серьёзной борьбе против религии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Некоторые из курайшитов решили пойти к Абу Талибу, который по-прежнему был очень уважаем среди мекканцев. Они потребовали, чтобы Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) прекратил порицать их идолов, в противном случае его жизнь будет под угрозой!

Абу Талиб согласился поговорить с ним. Как приводится в исторических книгах, язычники несколько раз приходили к нему с требованием повлиять на Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!).

Когда Абу Талиб рассказал его светлости о требовании языческой знати, которая взамен на прекращение призыва к Исламу и высмеивания их идолов, была готова предоставить ему богатства, говоря: «Если Мухаммад жаждет богатства и положения в обществе, мы готовы предоставить ему это». Выслушав дядю, Пророк решительно ответил: «Если даже мне дадут солнце в правую руку, а луну - в левую, я не откажусь от своей миссии».

Не добившись результатов, язычники решают направить весь свой гнев против беззащитных мусульман. Видя такой поворот событий, Абу Талиб собирает Хашимитов и просит их встать на защиту Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). И только Абу Лахаб отказывает в помощи, проявляя вражду к Исламу.

Мекканские язычники столкнулись с невиданной стойкостью мусульман, таких как Аммар ибн Ясир, Билял Хабаши, которые перед мучениями и пытками проявили терпение, доказав искренность своей веры.


Однако притеснения со стороны язычников с каждым днём усиливались... Особенно гнев неверных вызвало обращение в Ислам новых групп из мекканцев. Многие мусульмане погибли мученической смертью от рук язычников. В это время Посланник Аллаха говорит мусульманам переселиться в страну, где нет гнета. Такой страной была Эфиопия. Экономические и политические отношения между Хиджазом и Эфиопией были слабыми, что делало безопасным пребывание приверженцев Ислама в этой стране. Переселившаяся группа мусульман, была значительной: восемьдесят два мужчины и девятнадцать женщин, не считая детей.

Язычники, узнав о переселении мусульман, стали думать, как вернуть беглецов. Для этого они отправляют делегацию во главе с Амром ибн Асом и Аммаром ибн Валидом в Эфиопию. Первый славился дьявольской хитростью, умением обмануть и подкупить, другой – красотой, и к тому же был красноречивым поэтом.

Прибыв в Эфиопию, Амр ибн Ас подготовился для встречи с правителем Эфиопии, предоставив много даров, и пытаясь, таким образом, задобрить его. В своей речи он сказал: «Небольшая группа мятежников перебралась в вашу страну, они отрицают религию наших отцов, а также не признают вашей (христианской), просим его величество выдать их нам». Выслушав его, правитель Эфиопии ответил: «Если это так, вы вправе забрать их, но прежде, мы должны выслушать беглецов!»

Мусульмане, узнав о том, что язычники требуют их выдачи, посоветовавшись, выбрали Джа’фара ибн Аби Талиба, чтобы тот говорил от имени всех.

Джа’фар выступил с притягательной речью и повлиял на правителя Эфиопии. Амр ибн Ас, почувствовав, что проигрывает, пустил новую хитрость. Он сказал: «Мусульмане плохо отзываются об Иисусе!»

Тогда Джа’фар начал читать аяты из суры «Марьям». Правитель Эфиопии и придворные священники растрогались, и глаза их наполнились слезами...

Затем Наджаши, обратившись к мусульманам, сказал: «Живите в моей стране свободно, в любом месте, где хотите».

На основании священных преданий, после этого события правитель Эфиопии принял Ислам, а также послал Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) множество даров в знак признания его пророческой миссии. И в этом была заслуга Джа’фара ибн Аби Талиба.

В трудные годы для мусульман, многие из верующих находили убежище в Эфиопии у правителя Наджаши, который оказывал им всяческую помощь и поддержку.


Ми’радж - это величайшее знамение Аллаха, о котором упомянуто в священном Коране.

Всевышний Аллах перенёс Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) из Мекки в Кудс (Иерусалим) в мечеть Аль Акса, где его светлость читал молитву вместе с другими Пророками, и был имамом, то есть возглавлял молитву. Тем самым, Аллах хотел показать, что Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) является лучшим и величайшим из всех Пророков, которые, в свою очередь, являются лучшими из людей... Затем Посланник Аллаха, вознесся на небеса, и после этого был возвращён в Мекку. В тафсире Аяши от имама Садыка приводится, что Посланник Аллаха читал ночной и утренний намазы в Мекке, а значит, ми’радж был совершён в промежутке между ночным и утренним намазами. Мы не будем останавливаться на подробностях ночного перенесения Пророка, скажем лишь, что пятикратная молитва стала обязательна для мусульман после ми’раджа.

Когда человек верует в пророчество, а также убеждён в чудеса и знамения Пророков, не остаётся места сомнениям и безверию. Ми’радж Посланника Аллаха и «Шаккуль Камар», то есть раскол луны на две части, осуществлённый Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!) по воле Аллаха, были одними из доводов, подтверждающих его пророчество. Бесспорно, величайшим знамением Аллаха и чудом Пророка является Коран, который за более тысячу четыреста лет своего исторического существования покорил миллиарды сердец, вдохновил и возродил людей в их духовных устремлениях и чаяниях. Коран – это божественный закон, из которого берут начало знания науки прошлого, настоящего и будущего.


Мекканская знать, видя, что никакие угрозы, и даже смерть, не страшат истинных последователей Ислама, приняла новое решение: прекращение всяких отношений с мусульманами. Этот указ в письменном виде был вывешен в Каабе, которая была в то время в руках язычников.

Прекращение торговли с мусульманами, привело верующих и, в особенности, семейство Хашимитов в очень затруднительное положение...

Абу Талиб хорошо понимал, что в такой ситуации мусульмане не могут оставаться в Мекке и принимает решение переселить их в местность близ Мекки (собственность Абу Талиба) под названием Ша’аб Абу Талиб. Ущелье это находилось в пустынной местности, лишённой растительности. Абу Талиб поручает Али, Талибу и Акилю находиться всегда рядом с Пророком и охранять от покушений.

На основании исторических данных и достоверных хадисов, мы знаем, что святой ангел Джабраиль сообщил Посланнику Аллаха о том, что свиток, вывешенный в Каабе, съели термиты, оставив только имя Аллаха. Пророк, рассказал об этом Абу Талибу и тот, сразу же направился к Каабе. Язычники, увидев Абу Талиба, стали говорить между собой: «Абу Талиб идёт заключить с нами мир, так как они устали от бойкота!..» Однако велико было их удивление, когда Абу Талиб сказал им: «Мухаммад сообщил мне весть, а он не обманывает и не говорит лжи! Всевышний Аллах известил его, что «ваш» указ съели термиты, оставив только имя Аллаха! Если это так, то побойтесь Бога и прекратите этот позорный для вас бойкот, если же Мухаммад лжёт, то я готов сейчас же выдать его вам». Язычники согласились с этим. Зайдя внутрь Каабы, где хранился свиток, они увидели, что этот договор действительно съели термиты, оставив не съеденным только имя Аллаха. Таким образом, язычники вынуждены были прекратить бойкот, объявленный мусульманам.

Вскоре после этого Абу Талиб, а затем Хадиджа покинули этот мир. Одной из причин скорой смерти Хадиджи была блокада, организованная язычниками, в результате которой её здоровье было сильно подорвано. Эта великая женщина пожертвовала своим имуществом и положением в обществе на пути Аллаха и Его Посланника, именно благодаря ей и Абу Талибу, язычники не предпринимали решительных действий против Пророка.

Теперь же, у язычников развязались руки в борьбе против Ислама, именно в этот период его светлость совершает «хиджрат» переселение из Мекки в Медину (Ясриб).

Это были очень тяжёлые годы для Пророка, так как с одной стороны со смертью Абу Талиба и Хадиджы он лишился двух верных сподвижников, которые оказывали значительную помощь Исламу, с другой - язычники изо дня в день всё больше притесняли мусульман.

Первыми из переселившихся в Ясриб была семья Абу Салимы, которая очень страдала от притеснения язычников (до этого они совершали хиджрат в Эфиопию). Затем по приказу Пророка Ислама всё большее число мусульман совершило переселение из Мекки в Медину, Пророк же был одним из последних, кто покинул Мекку.

Ещё до переселения Посланника Аллаха язычники принимают решение убить его. Для этого они провели собрание, на котором присутствовало сорок человек из предводителей арабских племён. Вдруг они увидели старика, который просил у них разрешения участвовать на этом собрании, и спросили: «Кто ты?» Он ответил: «Я из Наджда, узнав о вашем собрании, решил прийти к вам, может быть смогу вам помочь в этом деле...»

Дошедшие до нас предания и достоверные хадисы подтверждают, что этот старик был никто иной, как дьявол, представший в образе старика.

Абу Джахл начал: «Мухаммад хулит наших «богов», говорит, что мы и наши отцы из-за поклонения идолам будем гореть в огне на том свете. Этими речами он произвёл раскол в сердцах арабов. Вы знаете, что основная наша прибыль от паломничеств, совершаемых арабами, если же лишить идолов их статуса, мы лишимся денег! Необходимо его убить! А за пролитую кровь Мухаммада, роду Хашим мы заплатим выкуп...»

- Это не правильно, – вмешался старик, - потому что, Хашимиты отомстят убийце, кто бы он ни был. Они никогда не согласятся с тем, чтобы убийца Мухаммада остался живым. И кто из вас готов сделать это? Отдать свою жизнь?! И даже если кто-либо согласится, всё равно, это послужит началу войны между арабами.

Один из присутствующих предложил: «Необходимо его заточить в тюрьму, там он и умрёт...»

- Это хуже первого предложения, – сказал старик.

- Почему? – спросили его.

- Хашимиты никогда не потерпят этого и найдут способ его освободить, – пояснил старик.

Тогда выступил ещё один из присутствующих с предложением прогнать Мухаммада из города.

Старик снова возразил, сказав: «Это самое худшее, что можно придумать!»

- Почему? – недоумевая, спросили собравшиеся.

- Ибо, переселившись, он соберёт своих приверженцев и обрушится на вас со всей мощью!

Все замолчали, никто не знал, что придумать и тогда обратились к старику. Он предложил: «Соберите молодых воинов из сорока племён и пусть каждый ударит мечём только один раз, тогда его смерть будет на всех арабских племенах, а Хашимиты не смогут противостоять всем. И вынуждены будут смириться».

Так было принято решение совершить покушение на его светлость Посланника Аллаха.


В ночь покушения Джабраиль сообщил Пророку о коварном замысле, и Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) покинул дом так, что враги, выжидающие в засаде, не заметили его светлость. Это является знамением и чудом Пророка. Но существует и другая версия, что Посланник Аллаха еще до наступления ночи покинул дом. По приказу Всевышнего, Пророк оставил Али в доме, сам же тайно ночью отправился в путь. Эта ночь, в которую язычники пытались совершить покушение на Пророка, названа в истории «Лайлат аль Мабит». Дома в Мекке в то время не имели высоких стен, что позволяло издалека увидеть происходящее в доме. Поэтому Посланник Аллаха оставил на своём месте имама Али, чтобы язычники видели, что кто-то в доме есть. По их мнению, это мог быть только Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!). Они, ворвавшись в дом, на месте Пророка застали Али, и были вынуждены организовать погоню... Но Посланник Аллаха был уже далеко...

Существует предание, что когда Посланник Аллаха сказал Али: «Сегодня ты должен спать на моём месте», он только спросил: «Если я останусь на вашем месте, вы будете в безопасности?» Пророк ответил утвердительно. Али ничего более не спросил, только улыбнулся, радуясь тому, что совершает дело, угодное Аллаху. Его самоотверженный поступок описывается в Коране: «А среди людей есть такой, который покупает свою душу, стремясь к благоволению Аллаха, а Аллах кроток к рабам». (2:207)

Данный аят был ниспослан именно об Али, который, жертвуя своей жизнью, остался на месте Пророка. Необходимо отметить, что Газали, а также Саглаби и другие приводят в своих книгах, что в эту ночь Аллах сказал ангелам Джабраилю и Микаилю: «Между вами я установил братство с условием, что жизнь одного из вас будет длиннее жизни другого, кто из вас готов пожертвовать своей жизнью ради продления жизни другого?» Ангелы не были готовы к такой жертве. Аллах сказал: «Почему вы не можете решиться на жертву, подобно Али ибн Аби Талибу? Между ним и Мухаммадом я установил братство, и Али жертвует жизнью ради Мухаммада. Идите и сохраните его от врагов!» Джабраиль сел у изголовья его светлости, Микаиль у его ног. Джабраиль сказал: «О, Али! Ты человек, которым Всевышний Аллах гордится перед своими ангелами». После чего Пророку был ниспослан следующий аят: «А среди людей есть и такой, который покупает свою душу, стремясь к благоволению Аллаха, а Аллах краток к рабам».

Посланник Аллаха хорошо знал, что за ним будет устроена погоня, поэтому направился не в Ясриб, а совершенно в противоположную сторону в направлении пещеры Сур, тем самым, сбив с толку язычников.


Его светлость Посланник Аллаха после трёх дней пребывания в пещере Сур направился в Ясриб. Двенадцатого числа месяца раби’ аль авваль он достиг местности Кубо, что неподалёку от Ясриба, и остановился на несколько дней в ожидании прибытия Али. Абу Бакр, сопровождавший Пророка, стал упрашивать его светлость продолжить путь. Но Пророк сказал: «Али, жертвуя собой, спас мне жизнь, он мой брат и лучший из моего семейства! Я не тронусь с этого места до тех пор, пока он не присоединится ко мне».

Али после выполнения указаний Посланника Аллаха покинул Мекку. Достигнув Кубо, он изнемогал от множества ран и не мог передвигаться. Пророк с радостью обнял его и, проведя рукой по его больным ногам, исцелил их. Затем они вместе направились в Ясриб.


Город охватило волнение, приостановился обыденный ритм жизни. Люди с трепетом ожидали прибытия великого Пророка. Его светлость прибыл в Ясриб в пятницу, люди с ликованием встречали его у ворот города. Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) с прибытием в Ясриб осветил этот город верой и справедливостью. После переселения Пророка в Ясриб, город переименовали в «Мадинатун наби» - «Город Пророка».

Этот год в силу столь важного исторического события – торжества истины и справедливости, был выбран началом исламского летоисчисления.


По истечению более четырнадцати веков, нам бы хотелось посмотреть на те события вновь. Мусульмане, спасшиеся от мучений и преследований язычников Мекки, нашли в Медине покой и свободу. Однако они не предались беззаботной и мирной жизни, а приступили к реальным действиям, прикладывая все свои силы на пути распространения Ислама. Именно этот настрой и преданность идеям Ислама принесли мусульманам величие и почёт. Современные мусульмане должны постоянно держать это в своей памяти, и подобно первому самоотверженному поколению, приложить усилия во имя веры, беря уроки преданности Исламу у первых мусульман. Мы должны также передать своим потомкам, что первые верующие достигли величия, благодаря воле и приложенным усилиям во имя идеалов Ислама.


Общество берёт своё начало из общих убеждений, стремлений и божественных идеалов, именно они образуют взаимопонимание, подлинную любовь и братство. В подобном обществе люди смогут достигнуть счастья, и именно такое общество показывает недостатки человека и указывает на пути их устранения, ведя к самосовершенствованию. Исламская цивилизация для того, чтобы образовалось подобное общество, убирает все границы между национальностью, языком, цветом кожи, местом проживания. Ислам считает всех мусульман, независимо от вышеперечисленных отличий, братьями, равными между собой. Великий Аллах указывает этот момент в священном Коране: «Поистине, верующие – братья».


После переселения в Медину, Посланник Аллаха приступил к постройке мечети - места руководства мусульманами. Он также начал создавать атмосферу братства среди верующих. Кроме общего братства, Посланник Аллаха определил для каждого верующего его брата. В качестве брата Пророк избрал его светлость имама Али. Всевышний Аллах уделил большое внимание мусульманскому братству, сказав в Коране: «Держитесь за вервь Аллаха все, и не разделяйтесь, помните милость Аллаха к вам, когда вы были врагами, а Он сблизил ваши сердца, и вы стали по Его милости братьями!»


Исламское братство не является церемонией. Эта есть истина, непосредственно связанная с духом и верой. Его светлость имам Садык о результатах этого братства говорил: «Правоверный - брат правоверному. Он никогда не причиняет своему брату вреда, и не обманывает его. Если что-либо обещает, никогда не совершает противоречащее обещанному».

Одним из влияний исламского братства является то, что брат должен возжелать своему брату того, чего желает самому себе. Правоверный оказывает поддержку своему брату всем, чем может. Неодобрительно для мусульманина быть в достатке, в то время как его брат по вере пребывает в голоде и нужде.

Его светлость имам Садык сказал: «Если ты имеешь работника и прислугу, в то время как брат твой не имеет, ты обязан помочь ему и предложить своего работника, тем самым, помочь ему прокормить семью и разрешить другие его нужды». Исламское братство даже в отношении семьи и родных имеет особое влияние. Аллах говорит в Коране: «Ты не найдёшь людей, которые веруют в Аллаха и в последний День, чтобы они любили тех, кто противится Аллаху и Его Посланнику, хотя бы они были их отцами, или сыновьями, или их братьями, или их родом. У этих, написал Аллах в их сердцах веру и подкрепил их духом от Него, и введёт их в сады, где внизу текут реки, - вечно пребывающими там».

Этот принцип Ислама сделал братьями Салмана Фарси и Билала Хабаши, поставив их в ряд наиболее близких и верных сподвижников Посланника Аллаха.

Благодаря исламскому братству, вчерашние враги стали друзьями, говоря о том, что все мусульмане, как одна большая семья должны, поистине, быть друг другу братьями и сёстрами. Исламское единство дало мусульманам осознать свои обязанности и понять, что мы не можем избавить себя от проблем, приписав их причины другим. И каждый из нас должен приложить все силы и возможности для их разрешения.

Эта ответственность имеет два важных момента:

1. Экономический.

 Этот метод заключается в максимальной взаимопомощи со своими братьями. Поддержка тех, кто попал в тяжёлое финансовое и экономическое положение. Оказание медицинской помощи, а также помощи в приобретении жилья, работы и т.д.

Основой этой взаипомощи является: милостыня (закат), хумс (15 часть любой прибыли, которая идёт на содержание вдов, сирот, нищих, а также даётся потомкам Пророка), добровольная милостыня (садака) и т.д.

2. Образовательный и воспитательный.

Пропаганда, наставление, обучение. Основа этого метода обязанность всех тех, кто обучился каким-либо наукам, обучить тех, кто нуждается в знаниях. Кроме того, приложить в обучении и воспитании максимум своих возможностей и сил. Побуждение к добру и отстранение от недобрых дел является обязанностью каждого верующего. Однако большинство мусульман отстранилось от этого, по причине страха или получения выгоды. В результате того, что мусульмане перестали побуждать к добрым делам и отстранять от грехов, воспитание на основании исламского братства потеряло свои корни….


В настоящее время мусульмане как никогда нуждаются в братстве и взаимопомощи. Всевышний Аллах дал мусульманским странам большое количество природных ресурсов, именно поэтому враги, пытаясь контролировать исламские страны, стремятся внести как можно больше раскола между мусульманами, так как это даст возможность для большего контроля над исламскими странами и их богатыми ресурсами. Нам необходимо пробудиться ото сна, в котором мы долгое время пребывали, и следовать пути, на который указал Посланник Аллаха. Как бы не были сильны мусульмане, они нуждаются в единстве. Программу по созданию подобного единства и братства необходимо начинать с обучения молодого поколения, кроме того, отцы и матери обязаны воспитывать своих детей в духе братства и преданности Исламу.


Миллиард с лишним мусульман в мире отметили почти пятнадцать веков с начала пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Этот праздник был связан с тем, что в этот день Посланник Аллаха взял на себя ответственность по установлению справедливости в мире. Аллах говорит в Коране: «Мы послали тебя только как милость для миров». Ислам разрешил классовые проблемы и национальный вопрос, которые служат основой многих войн и междоусобиц. Миролюбие и стремление к справедливости Ислама настолько искренне, что людей Писания (христиан и иудеев) он призывал к единству и взаимопониманию ещё четырнадцать веков назад, тогда как для христиан того времени это было вещью удивительной.

Когда мусульмане переселились в Медину и знамёна победы уже развивались над их головами, язычники предложили заключить мир, Посланник Аллаха одобрил их предложение и подписал мирный договор. Наглядный пример тому, заключение мусульманами мирного договора с несколькими из иудейских племён в первом году лунной хиджры.


Ислам - живая идеология и мировое учение, которое направлено на установление в мире порядка, благополучия и взаимопонимания. Ислам не ограничивает себя определёнными рамками, подобно религии древних римлян и не подобен иудаизму, ограничивающемуся только одной нацией. Ислам обращён ко всем народам независимо от национальности и географического месторасположения. Мусульмане обязаны на пути распространения исламского учения прикладывать максимум усилий. Исламский моджахед (борец за веру) это не тот, кто стремится, во что бы то ни стало, свергнуть какой-либо режим, установив на его месте ещё более тиранический. Напротив, джихад для него это, прежде всего, мирное стремление людей на пути Аллаха, на пути самосовершенствования и установления в обществе духовного равновесия. Эта великая цель, реализуемая в живом священном учении, ставит конец зависимости и разврату, и взамен даёт независимость и уверенность в себе. Бессознательное стремление в человеке не признаёт разврата, оно ищет покой в божественном законе, несущем все необходимые условия для духовного роста и прогресса человека.


Основная цель Ислама в применении военной силы - это стремление ознакомить людей с этим божественным учением. Мусульмане никогда не принуждали кого-либо к Исламу, неверные могли с принятием мирного договора с мусульманами оставаться в своей религии. Так, при подписании худайбийского перемирия с язычниками, были оговорены следующие моменты:

1. Если кто-либо из язычников примет Ислам и перейдёт на сторону мусульман, последние должны отослать его в Мекку.

2. Если же мусульманин откажется от Ислама и перейдёт на сторону язычников, последние не обязаны возвращать его.

После взятия Мекки Посланник Аллаха простил курайшитских язычников, и никто не был принуждён в принятии Ислама.


Использование меча в целях установления исламских порядков, применялось только в тех случаях, когда противник, полностью познав Истину, по-прежнему продолжал препираться. Меч использовался только для того, чтобы предотвратить распространение разврата в обществе и устранить преграды, которые препятствовали духовному росту человека. Вера первых мусульман свидетельство того, что Ислам не принимали путём насилия. Мусульмане первых поколений были влюблены в Ислам настолько, что любые трудности для них были самой большой радостью, они готовы были даже оставить своих близких, родину и совершить хиджрат (переселение) во имя идеалов Ислама и Корана. Так, Билал Хабаши, будучи одним из тех, кто ещё в самый ранний период Ислама обратился в эту религию, на пути Аллаха перенёс множество трудностей и невзгод. Абу Джахл, требуя от Билала отрешения от религии, приказал в знойный день бросить его на раскалённую землю и положить на его грудь тяжёлый камень. Подобными пытками и мучениями враги стремились сломить дух мусульманина и обратить его в язычество. Однако вопреки ожиданиям, в ответ они слышали слова Билала: «Един, Он Един!»

И после подобного, можно ли говорить, что люди принимали Ислам путём насилия?

Французский мыслитель Густав Лубун говорит: «Ислам, распространяясь с невиданной быстротой и лёгкостью, просто не может не удивлять и поражать. Необходимо признать этот момент особенностью этой религии. Куда бы ни приходил Ислам, там он оставался навсегда».


Его светлость Мухаммад в противовес монархам, императорам и королям, которые вели войны, преследуя цели обогащения, славы, принимал военные действия только по указу Аллаха и только в тех случаях, когда в этом была большая необходимость и решалась судьба исламской уммы. Можно ли считать подобные действия Посланника Аллаха незаконными?

Очевидно, что такие действия для каждого Пророка были крайне необходимы, и всякий, свободомыслящий человек признает их правильность и справедливость. Ведь поистине, для достижения цели, пути, кроме как борьбы, не существовало. Пророк Иисус (да будет мир с ним!) по той причине что, социальная атмосфера того времени не была подготовлена в должной мере, а период его миссии был ограничен, не предпринимал военных действий против тех, кто препятствовал распространению небесной религии. Христианские организации с целью ослабить дух мусульман и препятствовать их освободительной борьбе против империализма, стремились представить военные действия Посланника Аллаха, как агрессивные и противоречащие «гуманистическим» идеалам человека. Тем самым, они стремились представить незначительными - преступления, которые творили христианские миссионеры в истории человечества.

Миллионы ни в чём неповинных людей погибли в результате инквизиции и крестовых походов.

Мы хотим, освещая военные действия Посланника Аллаха, подсчитать погибших за все периоды войн и вывести из этого результат, который ясно показал бы нам истину.


Великий Пророк и его сподвижники, находясь в Мекке, на протяжении тринадцати лет после начала пророческой миссии, подвергались мучениям и преследованиям. После того, как преследования достигли своего апогея, Посланник Аллаха приказал своим сторонникам покинуть Мекку и направиться в Ясриб. Однако мекканцы продолжали мучить родственников тех, кто покинул Мекку, совершив хиджрат. Кроме того, язычники приняли решение подвергнуть Медину экономической блокаде. Абу Джахл написал Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) письмо, в котором, угрожая мусульманам, говорил о скором нападении. Именно тогда, Аллах ниспосылает аят, в котором мусульманам давалось разрешение вести войну с неверными, соблюдая рамки справедливости.

Его светлость Посланник Аллаха во втором году лунной хиджры, во имя сохранения Ислама и прав мусульман, по приказу Аллаха впервые выступил против язычников с оружием в руках. Так произошла первая битва между мусульманами и язычниками близ колодцев Бадр (отсюда и название этого сражения). В этой битве мусульмане одержали блестящую победу над противником, втрое превышающим их численность.


После поражения в битве Бадр, язычники принимают решение взять реванш. Собрав хорошо вооруженную армию, они в третьем году хиджры выступают против мусульман. Но, когда победа была уже в руках у мусульман, по причине невыполнения некоторыми мусульманами приказа Посланника Аллаха не покидать своих позиций, исламская армия терпит поражение.


В пятом году лунной хиджры иудеи из племени Бани Назир, прибыв в Мекку, призвали язычников выступить в союзе с ними против Ислама. Язычники же пригласили для сражения с мусульманами, различные кочевые племена арабов. Объединившись, они направились с мощной по тем временам силой на Медину.

Мусульмане в целях обороны выкопали вокруг Медины глубокий ров. Имам Али (да будет мир с ним!), победив в рукопашном поединке богатыря Абдоввада, посеял страх в тысячных рядах армии врага. Эта битва также закончилась победой мусульман.


Иудейское племя Бани Курайза заключило с Пророком Ислама перемирие. Однако, они нарушили договор, приняв участие в битве «Хандак». Они были наиболее опасной для Ислама группой. Посланник Аллаха направился со своей армией в сторону этого племени, около двадцати пяти дней иудеи находились в блокаде мусульман, после чего вынуждены были сдаться. Некоторые из племени Аус попросили Пророка, чтобы он простил иудеев. Его светлость сказал: «Согласны ли вы, чтобы Са’д Мааз, знатный человек вашего племени, принял решение относительно племени Бани Курайзы?» Они согласились в надежде, что Са’д помилует их. Однако Са’дом было принято решение убить всех тех, кто принял участие в сражении и, разделив их имущество между мусульманами, взять женщин в плен. Посланник Аллаха подтвердил: «Решение Са’да Мааза соответствует решению, которое вынес Сам Аллах».


Эта группа выступила против Ислама, стремясь внести раскол и смуту среди мусульман. Посланник Аллаха, узнав об их интригах, объявляет им войну. В местности Мариси произошло сражение между исламским войском и племенем Мусталак, в котором мусульмане одержали победу.


В местности Хайбар проживало большое количество иудеев. Они имели тесные экономические и военные отношения с язычниками, кроме того, к седьмому году хиджры Хайбар превратился в оплот всех антиисламских сил. Именно поэтому, Пророк Ислама принимает решение выступить против иудеев Хайбара. Противник, оказавшись в окружении мусульман, сдался без боя.


В восьмом году хиджры Посланник Аллаха посылает Харис ибн Умайру с письмом к правителю Басры. Однако, посыльный, достигнув местности Мута, был убит. По приказу дорогого Пророка, армия мусульман направилась в местность Мута, где произошло сражение со стотысячной армией византийцев. В этой битве погибли Зейд ибн Харис, Джа’фар ибн Аби Талиб и Абдулла ибн Раваха, которые были командирами мусульманских войск один после другого. Мусульмане не смогли противостоять многочисленной армии византийцев и вынужденно вернулись в Медину.


В перемирии, которое заключили мусульмане с язычниками (худайбийское перемирие), последние обязались не участвовать в военных действиях против мусульман и не помогать тем, кто выступал войной против Ислама. Однако курайшитские язычники содействовали племени Бани Бакр в военных действиях против племени Хазаи, которое было в союзе с мусульманами. Таким образом, язычники нарушили свой договор с Пророком.

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) с отрядом мусульман беспрепятственно вошёл в Мекку и без какого-либо сопротивления со стороны мекканцев покорил город. Подчинив себе Мекку, Посланник Аллаха совершил ритуальный обход вокруг Каабы, после чего обратился к мекканцам с проповедью, сказав: «О, люди! Вы были плохими соседями для своего Пророка, вы были теми, кто считал меня лжецом, вы подвергали меня мучениям, вынудив к переселению, но и на этом вы не успокоились. Вы были теми, кто постоянно выступал войной против нас, убивая мусульман. Теперь же я освобождаю вас, идите, вы свободны!»

Такое провидение и милосердие Посланника Аллаха послужило обращению в Ислам многих язычников.


Племя Хавазан собрало армию, чтобы выступить войной против Ислама. Его светлость Посланник Аллаха, узнав об этом, с двенадцатитысячной армией направился в местность Хунайн, где между мусульманами и язычниками произошло сражение, которое завершилось победой мусульман. Затем Пророк направился в Таиф, где остатки бежавших язычников объединились с арабами племени Таиф, чтобы повторно выступить против мусульман. Мусульмане осадили Таиф и после нескольких дней блокады, язычники сдались.

По достоверным данным, приведённым в истории Табари, общее число павших во время проведения военных действий Пророком составляет около 1335 человек.


Ислам, который в начале был подобен маленькому чистому роднику, постепенно набирал мощь и превратился в океан, способный утолить жажду различных народов на разных материках мира.

И ныне, исламская религия продолжает распространяться в мире, наставляя людей на истинный путь, помогая им разрешать различные вопросы и проблемы.

Ислам, в противовес политике мировых колонизаторов, набирая мощь и стремительно продвигаясь вперёд, переворачивая и опрокидывая деятельность своих врагов, которые стремились и стремятся уничтожить основы Ислама - провозглашал справедливость.

Секрет победы Ислама - его универсальность, его законы и программа действий. Эта великая тайна и секрет, заключаются в соответствии Ислама с внутренним миром каждого человека.

Поэтому те, кто говорят: «Восток есть Восток, Запад есть Запад, Пророк Востока не может быть лидером Запада», сильно ошибаются, так как врождённые качества человека и бессознательное стремление к Истине, везде и всегда неизменны и одинаковы, подобно тому, как Восток нуждается в религии, Запад также не может обойтись без неё.


В тот самый день, когда лозунг единобожия посредством нашего дорогого Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) прозвучал в тёмном пространстве Мекки, целью этого движения не являлось духовное исправление только Хиджаза или определённой группы арабов. Это был призыв, обращённый ко всему человечеству. Свидетельством тому, служат его слова, сказанные в начале пророческой миссии близким: «Поистине, я Посланник Аллаха к вам и ко всем людям». («Камиль ат-таварих», том 2, стр. 61)

Также священный Коран подтверждает эту истину. В суре «А’раф» мы читаем: «Скажи: «О, люди! Поистине, я Посланник Аллаха ко всем вам» (аят 158).

В другом аяте Аллах говорит: «И Мы посылали тебя, только как милость для Миров». (26:107)

Также: «И открыт мне этот Коран, чтобы увещать им вас и тех, до кого он дошёл...» (6:19)

Из вышеприведённых аятов, становится предельно ясно, что пророческая миссия Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) была направлена ко всему человечеству. И после переселения в Медину и распространения Ислама, эта религия никогда не была исключительной прерогативой арабов и не относилась к определённому времени или определённому месту. Наш предводитель имам Садык (да будет мир сним!) в ответ человеку, который спросил, почему Коран, чем больше читается или преподаётся другим, всегда остаётся новым, ответил: «Коран не был ниспослан Аллахом для определённой группы и определённой эпохи, без всяких сомнений, эта книга предназначена для всех времён и эпох, и поэтому, для каждого поколения Коран является новым, то есть отвечающим времени, и так до Судного дня».


Пророк Ислама в шестом году лунной хиджры послал своих представителей в разные государства с письмами к правителям, где было подписано «От Мухаммада - Посланника Аллаха».

Его светлость осветил народы светом, которые погрязли до Ислама в заблуждении и разврате. Эти письма имели один смысл - единство всех людей под сенью единобожия, братство под сенью Ислама. Призыв Пророка, обращенный к людям, увещевал их о Судном дне, оставляя глубокий след в сознании людей. Искатели истины быстро приняли Ислам, подобно Наджаши, Маканусу и многим другим.

Собрав и исследовав сохранившиеся письма, отправленные Пророком к разным правителям, число которых превышает шестьдесят, и в которых содержался призыв к Исламу и признание посланнической миссии, мы легко убедимся в том, что Ислам никогда не был религией только арабов, а был и есть религией всего человечества.


Быстрое развитие и распространение Ислама в мире является заслугой дорогого Пророка и его истинных сподвижников. Его светлость Посланник Аллаха на пути распространения религии использовал два метода. Один из этих методов -  ораторское искусство, которому он обучал некоторых сподвижников. Второй - знания, железная логика и искренность, что приводило в уныние врагов Ислама, которые были бессильны перед тактикой своих мусульманских оппонентов.

Пророк ограничивался скромной жизнью и довольствовался очень простой едой, хотя, обладая властью, он мог бы жить в роскоши и блеске, однако никогда не думал об этом и не стремился к этому. Его светлость отправлялся в военные походы и переносил огромные трудности на пути Аллаха во имя веры. Ныне, душа величайшего из людей, его светлости Посланника Аллаха находится в тревоге за будущее исламского мира. Какие мы предпримем действия, чтобы донести исламское учение до других?

Несомненно, для этого мы должны использовать все свои силы и возможности, быть жертвенными на пути Истины, чтобы братья и сёстры Востока и Запада смогли познать истинность Ислама.

Его светлость Посланник Аллаха сказал имаму Али: «Клянусь Аллахом! Если кто-либо посредством тебя будет наставлен Всевышним на истинный путь, это самое лучшее для тебя, чем все богатства мира, которых касаются лучи солнца...» («Бихар аль Анвар», том 21, стр. 361)


То, что Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) был последним Пророком человечества, подобно единобожию признаётся всеми течениями Ислама.

В священном Коране мы читаем: «И завершились словеса Господа Твоего по истине и справедливости. Нет изменителя словам Его, ведь Он - слышащий, знающий». (6:115)

А также мы читаем: «Мухаммад не был отцом кого-либо из ваших мужчин, а только - Посланником Аллаха и печатью Пророков». (33:40)

В этом аяте священного Корана «печать Пророков» (хатам аль анбия), если, исходя из арабской грамматики, слово «хатам» присоединяется к слову множественного числа (в данном случае «анбия»), то принимает значение последний, завершающий. «Печать Пророков» в упомянутом аяте священного Корана означает: «Последний из Пророков». Все Посланники Аллаха были Пророками, следуя этому аяту, мы выводим следующее: Мухаммад - последний из Посланников и Пророков Аллаха и после него не будет иных пророков, ибо он принёс усовершенствованный закон и руководство для человечества. Люди более не нуждаются в новой религии и новом законе, так как религия, принесённая последним Посланником Аллаха Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!), не нуждается в дополнении и обновлении, и этот закон совершенен и универсален. Аллах говорит: «Поистине, этот Коран ведёт к тому, что прямее, и возвещает весть верующим». (17:9)

Из всего сказанного становится предельно ясно, что человечество в других идеологических школах и учениях, кроме Ислама, не нуждается.

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) сказал: «О, люди! Поистине, после меня больше нет пророков, и не будет ниспослано другого закона». («Мустадрак», том 2, стр. 262)

Также имам Бакир сказал: «Всевышний этой книгой (Коран) завершил пророчество». («Усул аль Кафи», том 1, стр. 177)

Имам Али изволил сказать: «Всевышний Аллах послал его светлость Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) завершающим Пророком, и это было последним откровением от Аллаха». («Нахдж аль Балага», хутба 133, стр. 403)

Посланник Аллаха сказал имаму Али: «Ты по отношению ко мне, подобен Харуну по отношению к Мусе, только после меня не будет пророков». («Камиль», Ибн Асир, том 2, стр. 287)

Его светлость имам Риза сказал: «Закон Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) до Судного дня не отменяется и пророка после него более не будет». («Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 80)

На эту тему существует огромное количество хадисов и преданий, которые дошли до нас по достоверным источникам, что является указанием на завершенность божественного откровения исламской религии для всего человечества.


Исламская религия универсальна, она соответствует времени. С каждым днём горизонт воззрений и взглядов в обществе становится шире, этого также требует развитие науки и технологии. Тем самым, создаётся прекрасная возможность для распространения исламской идеологии в мире.

Стремление к истине и свободе изначально было заложено в человеке Всевышним. Один из важных моментов религии основывается на «фитрате», бессознательном стремлении человека к Истине, это есть одна из главных причин успеха и прочности религии, именно поэтому религия не может не соответствовать времени. Законы Ислама, его доктрина и идеология ни в коем случае не подстраиваются к какой-либо эпохе и идеологии. Так законы «буржуазного либерализма» или марксизма определяются или определялись в соответствии и в угоду той или иной исторической и социально-политической ситуации, в то время как исламская идеология, обладая колоссальным потенциалом, была направлена на освобождение человека и обозначения его истинного предназначения.

Религия Ислам, которая является учением и школой самосовершенствования человека - является религией для всего человечества и законы Ислама неизменны до Судного дня. Такая религия, должна давать ответы на все вопросы человека, а также утолить духовную жажду душ «бушующего» человечества...

Ислам даёт человечеству истинный покой, удовлетворяет все чаяния и потребности. Ислам предоставляет человеку выбор между возрождением духа и его падением, выбор между Исламом и путём духовного разложения, конформизма и разврата...

Программа Ислама очень упорядочена, она регулирует все человеческие природные качества, например: для регуляции человеческих страстей и похотей, используются простые и лёгкие методы, с другой стороны, ограничивая некоторые желания, Ислам создаёт предпосылки для устранения разврата в обществе и способствует духовному росту индивида.

Необходимо отметить, что Ислам превосходит все идеологические школы и учения. Вопросы права, экономики, военного дела, морали глубоко и всесторонне рассмотрены Исламом. Исламские ученые написали тысячи книг, опираясь на законодательство Корана и сунну великого Пророка, мы уже отмечали, что Ислам даёт ответы на все нужды человека. В этой связи стоит отметить тот факт, что, следуя только исламскому учению, человек может достигнуть совершенства.


Какого бы прогресса не достигли наука и техника в своём развитии, необходимость в нравственности и морали в обществе всё больше возрастает. В этой связи, мы нуждаемся в глубоком изучении бесподобного божественного нрава его светлости Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Технология и развитие экономики обеспечивают лишь материальные блага, однако социально-экономические успехи не дают в полной мере духовного роста и идеологической свободы, кроме того, в результате отсутствия в западном обществе метафизических ценностей, Запад может развиваться только в негативном направлении. Доказательством тому служит упадок духовности и разложение традиционных человеческих ценностей. Статистические данные свидетельствуют о росте, в особенности на Западе, преступлений, всё более преобладает жёстокость, растёт разврат, проституция, наркомания и алкоголизм.

Если хотя бы небольшие признаки прекрасного и благородного характера Посланника Аллаха были бы распространены в таких обществах, где процветают разврат и убийства, несомненно, они получили бы больше спокойствия и благополучия.

Известно, что мировой империализм использует науку и технологию в своих интересах, практически уничтожая права людей. Единственное, что способно поставить науку в услужение людям, а также в действительности установить в обществе порядок - это исламская мораль и нравственность, которые исходят из сакральных принципов веры и исламской божественной идеологии. Пророческая школа этики - лучшее лекарство и средство для больного человечества. Хорошее поведение и моральные качества необходимы, как для индивида, так и для всего человеческого общества, тот же, кто руководит людьми и является их наставником, должен быть образцом для подражания, и быть в состоянии очистить общество от разврата и зависимости.

Руководство обществом является большой ответственностью и человек, не обладающий достойными нравственными качествами, не в состоянии решить все социально-политические и духовно-этические вопросы и проблемы общества.

Всевышний Аллах избрал среди людей последнего Пророка, который обладал лучшими человеческими качествами и преобразил мир до неузнаваемости. Именно развитию в средние века исламской культуры, искусства и науки, мир обязан последнему Пророку человечества, который преобразил людей, сделал их благородными, свободными и великими...

В священном Коране мы читаем: «По милости от Аллаха ты смягчился к ним, а если бы ты был грубым, с жестоким сердцем, то они бы рассеялись от тебя». (3:159)

Великий и бесподобный характер Пророка Ислама стал основой человеческой революции духа против материи. Зародившаяся на арабском полуострове революционная искра, вдохновленная Кораном и моральными качествами Пророка, распространилась за короткое время по всему миру. Именно идеология Ислама, мораль и сакральный дух веры послужили главной причиной духовного возрождения во многих уголках мира.

Так, цивилизация Запада многим обязана исламскому влиянию, начиная от физической чистоты и кончая научными открытиями в области астрономии, географии, математики, физики, химии.

Всевышний Аллах говорит о качествах Пророка Ислама: «И поистине, ты - великого нрава». (68:4)

Посланник Аллаха вёл простую жизнь. Находясь в собрании людей, Пророк ни чем не отличался от них и тот, кто ещё не был знаком с его светлостью, был вынужден спрашивать: «Кто из вас Пророк Мухаммад?» Он имел прекрасную возможность обустроить свою материальную жизнь, иметь богатства, почёт, власть, однако был далёк от таких желаний и стремлений. Вся его жизнь была посвящена служению Аллаху, люди сами стремились к нему, так как он никогда не оставлял без своей помощи нуждающихся, сирот и бедняков. Он всегда был внимателен к людям, никогда не прерывал чужой речи, во время беседы он не смотрел в глаза собеседнику, который обращался к нему за помощью, чтобы не смущать и не приводить его в волнение. Его слова производили революцию в сознании людей, преображали их, делали чистыми, добрыми и смелыми... («Бихар аль Анвар», том 16, стр. 226)

Посещая какое-либо собрание, Пророк садился там, где было свободно, он никогда не выбирал почётного места и запрещал другим уступать ему своё. Если Пророк гневался или радовался, то только ради Ислама. Он учил не унижаться ни перед кем и воспитывал в людях любовь к свободе, независимости, а рабство только пред Создателем Миров – Всевышним Аллахом. Отправляясь в походы, он выполнял различную работу и не позволял, чтобы кто-нибудь работал за него, когда сподвижники говорили: «О, Посланник Аллаха, мы сами выполним эту работу!» Он отвечал: «Я не хочу, чтобы между мной и другими была разница».

Дорогой Пророк был верен в договорах, всегда выполнял данное слово и обладал бесподобным милосердием. Даже враги Ислама становились мусульманами посредством его удивительного характера. Его светлость никогда не дозволял, чтобы кто-либо говорил плохо о своём брате.

Аннас ибн Малик был слугой Пророка. Он рассказывает: «В один из дней рамадана я купил молоко. В тот вечер Посланник Аллаха вернулся поздно, я, думая, что он разговлялся в доме одного из своих сподвижников, выпил всё молоко. Его светлость, узнав, что в доме нет еды, ничего не сказал, я же спросил у одного из сопровождавших, разговлялся ли Посланник Аллаха. Мне ответили, что нет».

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) проявлял особое внимание к молитве, однако когда видел, что люди имеют к нему дела, не затягивал её, чтобы успеть выполнить их нужды.

Посланник Аллаха очень уважительно относился к людям, тем самым, воспитывая в них уважение к себе и к другим. Когда кто-либо выказывал неуважение к нему, он не гневался и не пытался вступить в спор, напротив просил за него у Аллаха прощения. Так, мекканские язычники, принесшие немало страданий Пророку, после взятия Мекки, были прощены им. («Камиль», Ибн Асир, том 2, стр. 252)

Во время битвы Ухуд слуга Хинд, Вахши убил дядю Пророка Хамзу, однако Посланник Аллаха простил его, когда тот, покаявшись, обратился в Ислам. Даже первый враг Ислама и Пророка, предводитель языческой знати Абу Суфьян был прощён им, а также его жена Хинд (пожирательница печени Хамзы). Но, если кто-либо выступал с войной против Ислама, он твёрдо выполнял приказы Аллаха и ни на шаг не отступал от божественных указаний, не прислушиваясь ни к чьим уговорам. Однажды был схвачен вор, который оказался сыном богатого и знатного человека, отец стал просить, чтобы его отпустили и не наказывали, эта весть дошла до Пророка, он сказал: «Клянусь Аллахом! Если Фатима бинт Мухаммад совершила бы подобное, я бы и ей отрубил руку».

Посланник Аллаха всегда использовал благовонья, чистил зубы, мыл руки перед едой и после. Когда он выходил из дома, то смотрел на своё отражение в воде.

Он питал особую любовь к молитве. Его светлость вставал ночью и много молился, рассказывают, что от постоянных молитв ноги его даже отекали.

Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) в моральных и нравственных качествах достиг небывалого совершенства и на протяжении 1400 с лишним лет поведение Пророка Ислама является образцом для миллиардов людей в мире, которые следуют его пути, сунне и образу жизни.

Всевышний Аллах говорит в священном Коране: «Был для вас в Посланнике хороший пример».

Да будет мир, Божья благодать и милость Аллаха Пророку Ислама Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) - лучшему творению Аллаха, а также мир и приветствие его непорочному семейству и всем тем, кто идёт истинным путём!

Может быть, это покажется для кого-то преувеличением, однако те, кто хорошо знаком с историей, прекрасно знают, что западная цивилизация во многом обязана Исламу.

Так, многие научные открытия на Западе были бы невозможны, не будь основ, которые заложила исламская цивилизация. Медицина не достигла бы тех высот не будь трудов Ибн Сины (Авиценна), послужившие основой современной медицины. Его работы были переведены на многие языки и поныне преподаются в высших учебных заведениях мира. Родоначальником и отцом химии принято считать Хайана, ученика имама Садыка. В достижениях в области географии и астрономии мусульманам не было равных, в математике также первостепенное место отводится мусульманским ученым.

То, что в период Ренессанса в Европе произошла научная революция и человеческая мысль разрушила псевдорелигиозные догмы, которые главенствовали в Европе, Запад обязан философии древней Греции – Сократа, Платона, Аристотеля. С их трудами европейцы познакомились благодаря арабским переводам. В Европе такие политические термины, как разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную стали использовать только в новое время, тогда как в Исламе, эти понятия были основаны на кораническом принципе, ещё в седьмом веке.


В 10 году лунной хиджры в районе Хиджаза для совершения паломничества собрались большие группы мусульман, все эти люди с лозунгом единобожия и единой целью направлялись к Каабе. Численность паломников по некоторым историческим данным достигала более 90 тысяч человек, по другим источникам их было более 120 тысяч. («Аль Гадир», том 1, стр. 9)

Его светлость Посланник Аллаха возглавлял эту огромную процессию хаджа. Он был доволен, что смог выполнить возложенную Аллахом на него миссию. Однако многие замечали особое беспокойство и печаль на лице его светлости. Несомненно, Пророка беспокоило будущее исламской уммы. Свидетельством тому, служат дошедшие до нас предания, переданные его сподвижниками. Пророк Ислама прекрасно знал, что исламская умма нуждается в руководстве, в справедливом имаме, обладающим наибольшими достоинствами и знаниями, в противном случае его усилия, приложенные на распространение Ислама, были бы перечёркнуты недостойными руководителями, которые легко могли бы дискредитировать исламское учение. Нам известно, что Посланник Аллаха, всякий раз, отправляясь в путешествие или военные походы, назначал в городе своих временных заместителей, не оставляя мусульман ни на минуту без руководителя. И поэтому, как можно представить, что Посланник Аллаха мог после себя оставить исламское общество без руководства?

Его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) лучше всех знал, что место руководства уммой и государством должно быть занято достойнейшим человеком. Ещё в начале пророческой миссии, как отмечает Табари, возглашая о своём пророчестве в собрании родственников, он также объявил о своём преемнике. («Тарих», Табари, том 3, стр. 171-173)

Преемник Пророка, тот человек, который за всю свою жизнь не поклонялся никому, кроме Аллаха, в отличие от многих арабов доисламского периода, которые поклонялись идолам. Преемник и заместитель Пророка, человек, который во имя распространения Ислама не раз жертвовал жизнью. В знании и мудрости, он уступал только Пророку. Конечно, этот человек, никто иной, как Али ибн Аби Талиб.

После завершения прощального паломничества, в котором принимало участие более 120 тысяч паломников, люди большим караваном покидали Мекку. В местности Гадир Хум, по приказу Пророка люди остановились и несколько дней оставались там, ожидая пока все паломники не соберутся (так как многие отстали, некоторые ушли вперёд). Его светлость объявил людям о ниспослании аятов Корана, в которых Аллах говорит: «О, Посланник! Передай, что низведено тебе от Твоего Господа. А если ты этого не сделаешь, то ты не передашь Его послания. Аллах защитит тебя от людей. Поистине, Аллах не ведёт прямо людей неверных!» (5:67)

То, что было низведено Пророку, было ни чем иным, как весть о руководстве Али ибн Аби Талиба. Посланника Аллаха тревожила мысль, что некоторые люди могут отказаться от руководства Али и тем самым, среди мусульман возникнет разногласие. Великий Пророк ждал, когда социально-политическая обстановка в обществе будет более благоприятной, чтобы провозгласить имамат Али. Когда же снизошёл ангел Джабраиль с приказом Аллаха, он, несмотря на знойный день, собрал людей и провозгласил имамат Али. Люди не знали, что произошло, почему Посланник Аллаха приказал неожиданно остановиться в пустынном месте, и оставаться несколько дней в ожидании, пока все не соберутся. Когда многотысячный караван был полностью собран, Пророк прочитал с паломниками общую молитву. Затем, он попросил соорудить из сёдел верблюдов возвышенность, чтобы люди в дальних рядах могли его видеть. Его светлость прочитал длинную хутбу (проповедь), в которой после восхваления Аллаха, известил о своей скорой смерти. Затем спросил: «О, люди! Каким я был Пророком для вас?» Все в один голос сказали: «Свидетельствуем, что ты передал своё послание, вёл священную борьбу за веру, давал нам наставления. Да вознаградит тебя Аллах высокой наградой!» Пророк вновь спросил: «Разве вы не свидетельствуете, что нет Бога, кроме Аллаха, а Мухаммад Его раб и Посланник? Что существует ад и рай, смерть и жизнь после смерти? Что Судный день непременно настанет и Аллах оживит людей после их смерти?» Все ответили: «Да мы свидетельствуем». Тогда Пророк воскликнул: «Господи! Будь свидетелем!» Затем он заявил: «О, люди! Аллах - Мой повелитель, а я повелитель правоверных. Я имею над вами больше власти, нежели вы сами. Каждый, чьим повелителем являюсь я, должен считать Али своим повелителем. Господи! Люби того, кто любит Али и враждуй с тем, кто враждует с ним».

Когда закончилась речь Пророка, снизошёл ангел Джабраиль, который принёс следующий аят Корана: «Сегодня Я завершил для вас вашу религию и закончил для вас Мою милость, и удовлетворился для вас Исламом как религией». (5:5)

Люди подходили к Али и поздравляли с назначением на руководство. Одними из первых, кто поздравил Али с назначением на халифат, были Абу Бакр и Умар (об этом отмечали многие суннитские авторы в своих книгах, «Аль Гадир», том 1, стр. 9-11).


В действительности, число передатчиков хадиса «Аль Гадир» превышает 120 тысяч! Так как все присутствующие в тот священный день мусульмане, на основании приказа Посланника Аллаха «передать его слова отсутствующим» передавали этот хадис о руководстве имама Али. И, несмотря на пропаганду, утвердившихся у власти неправедных правителей, против Али и его семейства во многих суннитских книгах этот хадис приведён как достоверный, уже не говоря о шиитских источниках.

Примерно двадцать пять лет после событий в Гадире Хуме, когда большинство из сподвижников Пророка покинули этот мир, и лишь некоторые были живы, его светлость имам Али, обращаясь к мусульманам, спросил, есть ли среди присутствующих те, кто слышал хадис «Аль Гадир» от Посланника Аллаха в Гадире Хуме. На том собрании около 30 человек встали с мест и пересказали хадис со слов Пророка.

Так имам Хусейн ещё за год до смерти Муавии, 58 или 59 год лунной хиджры, собрав группу Хашимитов и ансар во время хаджа в местности «Мина», обратился к ним со словами: «Заклинаю вас! Знаете ли вы, что в день Гадира Посланник Аллаха назначил Али своим заместителем и преемником, и приказал, чтобы присутствующие донесли это отсутствующим?» Все сказали: «Да...»

Суннитские ученые привели имена ста десяти сподвижников Пророка, которые слышали эти слова от Посланника Аллаха и передали их другим. Многие ученые (суннитского толка) во множестве книг ссылаются на этот хадис. (См.: «Аль Гадир», том 1, стр. 14-61)

Многие даже на эту тему написали книги. (См.: там же)


Существующие у нас доводы рассеивают любые сомнения в отношении значения хадиса «Аль Гадир». Слово «Мауля» в данном хадисе означает заместитель, руководитель, покровитель, и не соответствует другому значению «Мауля» (друг).

1. Необходимо отметить, что Посланник Аллаха не провозглашал людям хадис «Аль Гадир», до того как снизошло откровение, приказывающее ничего не бояться и провозгласить людям то, что низвёл Пророку Аллах, то есть руководство Али.

Можно ли говорить, что «Мауля» в данном хадисе имеет значение «друга», в чём убеждены многие сунниты?

Действительно, если бы в хадисе подразумевалась дружба с Али, а не его политическое руководство, тогда почему Пророк опасался провозглашать людям это? Разве разногласия в умме могли произойти только из-за дружбы и любви к Али?

В то время как мы знаем, что многие мусульмане, а также те, которые только из-за страха за свою жизнь приняли Ислам, лишились многих родных в битвах, которые пали от меча имама Али. Естественно, родственники погибших таили в сердце ненависть и злобу к Али... Именно этого и опасался Посланник Аллаха.

2. Его светлость Посланник Аллаха, перед тем как сказать мусульманам «Кому я повелитель, тому Али повелитель», сказал: «Я имею над вами больше власти, чем вы сами», затем назначил Али на руководство.

3. Хасан ибн Сабит с разрешения Пророка (что мы хотели бы особенно подчеркнуть) описал события Гадир Хума в стихотворении, ясно указав на имамат, руководство и халифат имама Али после Пророка. Поэт прочитал стихи Посланнику Аллаха, за что был удостоен похвалы. Если бы в данном хадисе «Мауля» имело бы значение друга, то Пророк указал бы на ошибку Хасана ибн Сабита.

4. Его светлость после назначения имама Али (да будет мир с ним!) в качестве руководителя, приказал людям присягнуть Али на верность и поздравить с этим назначением, и даже женщины принесли присягу, о чём упомянули многие ученые в своих книгах. Очевидно, подобное мероприятие относится только к политическому и духовному руководству уммой, а не простой дружбе.

5. Великий Пророк изволил сказать: «Поздравьте меня, так как Господь дал мне пророчество, а моей семье имамат». («Аль Гадир», том 1, стр. 274)

Приводя данные доводы, мы считаем, что более не могут возникнуть сомнения по поводу значения хадиса «Аль Гадир».


Все общества нуждаются в руководстве, которое устанавливало бы порядок, регулировало отношение между людьми, а также, что очень важно, влияло бы на моральные устои и общественные ценности. Каждый руководитель того или иного общества перед смертью считает необходимым оставить после себя преемника, поскольку общество не может оставаться без руководства. История является свидетельницей того, что в результате отсутствия руководства в обществе распространялась смута, беспорядки, раскол и разлад.

Исламская умма также нуждалась и нуждается в руководстве, способном на устранение проблем и объединение мусульманской общины.

Здесь мы хотели бы остановиться на взглядах о руководстве, которые наиболее распространены среди мусульманских мыслителей. Некоторые из них считают, что единственная обязанность правителей - это образование государства, полагая, что халиф и руководитель избирается народом. В противовес, шиитская школа основывает свои убеждения на научных доводах, философии, коранических аятах и сунне Пророка. Шииты считают имамат (духовно-политическое руководство исламской уммой) основой общественного благополучия, посредством которого раскрывается истинная сущность Ислама и Корана. Имамат - это основа самосовершенствования и человеческого прогресса. Руководитель-имам избирается Аллахом и подобно Пророкам не может быть избран людьми. В Коране мы читаем: «И сказал им их Пророк: «Вот, Аллах послал вам Талута царём», они сказали: «Как может быть у него власть над нами, когда мы более достойны власти, чем он, и у него нет достатка в имуществе?» Он сказал: «Аллах его избрал над вами, увеличил ему широту в знании и теле. Поистине, Аллах дарует свою власть, кому пожелает. Аллах объемлющ, знающ». (2:247)

Шииты убеждены, что истинная человеческая сущность, полноценность и счастье достигается путём божественного руководства (имамата).

Абу Али Сина писал в книге «Шафа»:

«В истории человеческого общества не было такого периода, чтобы люди были оставлены без истинных руководителей, ведущих людей истинным путём». (Том 2, раздел 2, статья 10)

И действительно, не может быть так, чтобы люди, были оставлены без руководства. Эти руководители должны быть непорочными, чтобы люди, подчиняясь им, не испытывали сомнений, и их руководство должно соответствовать указам Аллаха. В Коране мы читаем: «О, вы, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху и Его Посланнику и обладателям власти среди вас». (4:59)

В этом священном аяте повиновение Аллаху обозначено абсолютным, то есть повиновение во всём. Повиновение Посланнику и обладателям власти поставлено в один ряд абсолютного повиновения Аллаху, что свидетельствует о непорочности и безгрешности Пророка и обладателей власти. Иначе, Аллах в Коране ограничил бы повиновение Пророку и обладателям власти, однако, повиновение, приказанное в Коране, является абсолютным. Следовательно, недопустимо, чтобы Аллах приказал повиноваться человеку, совершающему просчёты, пусть даже незначительного характера.

Его светлость Посланник Аллаха оставил нам указания, даже такие незначительные моменты как ходить, пить, есть, вести общение, как стричь ногти и так далее... Однако, как можно допустить, чтобы Пророк, который не оставлял без внимания регуляцию мельчайших деталей поведения человека, мог оставить исламскую нацию без руководства, от которого зависит как социально-политическое, так и морально-нравственное состояние общества? Мы считаем недопустимым такое мнение по отношению к Пророку Ислама.

Ведь ещё в начале своей пророческой миссии его светлость, собрав близких родственников, объявил, что Али является его заместителем, визирем, душеприказчиком и повелителем мусульман после него, об этом упомянули такие известные суннитские ученые историки, как Табари и многие другие.

Дорогой Пророк приказал мусульманам следовать Корану и его семейству (Ахл аль Байт) во всех жизненных ситуациях. Об этом пишут Тирмизи в «Сунане» том 5, стр. 663, предание №37788, также Муслим в «Сахихе» том 4, стр. 1803, хадис № 4408; Дарами в «Сунане» том 2, стр. 431-432 и многие другие известные ученые.

Ахмад Ханбал, известный суннитский ученый основатель школы ханбалитов, говорит: «Посланник Аллаха сказал Али: «Ты после меня имеешь руководство над каждым правоверным», «Муснад» Ахмада ибн Ханбала, том 1, стр. 331.

Многие суннитские ученые отмечают, что во время прощального паломничества Посланник Аллаха в местности Гадир Хум в присутствии большой группы мусульман провозгласил руководителя после себя, сказав: «Кому я покровитель, тому Али покровитель».

Существует также достаточное число достоверных хадисов, записанных в суннитских книгах о том, что после Пророка будет двенадцать руководителей и все они из его рода, об этом отмечает Муслим в «Сахихе». (том 6, стр. 2, изд. Египет)

Бухари в «Сахихе» приводит хадис следующего содержания: «Джабир ибн Самурат говорит: «Я слышал от Посланника Аллаха, как он сказал: «После меня будет двенадцать правителей», но я не расслышал, что он произнёс в конце и спросил у отца, он ответил: «Пророк сказал: «И все они из курайшитов». (Том 9, раздел «Истихлаф», стр. 81)

Кундузи Ханафи в книге «Янабиа’ аль Мавадда» приводит из книги «Муддат аль Карби» Сейида Али Хамадани, что Абдаль Малик ибн Амир передал от Джабира ибн Самара, как его светлость Посланник Аллаха сказал: «После меня будут двенадцать халифов…» Затем его светлость понизил голос и я переспросил у отца, что сказал Пророк, он ответил: «…и все они из Хашимитов». (Том 3, стр. 291)

Абаят ибн Рагиб приводит от Джабира, что Посланник Аллаха сказал: «Я господин и предводитель Пророков, а Али господин и предводитель заместителей Пророков. Моих заместителей будет двенадцать – первый из них Али, последний – Махди». (Там же, том 3, стр. 290)

Многие из мусульманских правовых школ считают, что руководитель и халиф избирается обществом или группой (шура) ученых-факихов. Однако после доводов Корана и хадисов Пророка недопустимость выбора руководителей обществом становится предельно ясной. Ведь, если бы выбор руководителя был установлен шурой (советом), то, несомненно, должны были быть оставлены по этому поводу рекомендации Пророка (однако, мы не имели ни одного хадиса об особенности совета, кто должен входить в него и какими качествами должен обладать избираемый руководитель). Напротив, мы имеем хадисы, указывающие на то, что руководство есть прерогатива Аллаха. Так, например, когда племя бани Амир прибыло к Посланнику Аллаха, они сказали: «Если мы присягнём тебе на верность, и Аллах поможет тебе в борьбе против твоих врагов, согласишься ли ты передать нам руководство после себя?» Пророк ответил: «Власть в руках Аллаха! Устанавливает Он её там, где пожелает!»

В свою очередь, шииты-имамиты убеждены в том, что великий Пророк по приказу Аллаха оставил после себя заместителей и имамов, чтобы мы могли обращаться к ним для разрешения своих жизненных проблем. Имамов, которые являются океаном знаний, исламского права и философии.


Усама был сыном Зейда ибн Хариса, погибшего в битве Мута. После прощального паломничества Пророка стала тревожить обстановка на севере страны, где Исламу представляла угрозу Византийская империя, кроме того, внутренние враги – мунафики, также прилагали большие усилия для дестабилизации обстановки в молодом исламском государстве. На этом основании, в месяце сафар, он снарядил в поход армию для предотвращения возможного нападения врага. Предводителем войска его светлость Посланник Аллаха назначил Усаму. Пророк приказал ансарам и мухаджирам вступить в эту армию и отправляться в поход. Из мухаджиров были Абу Бакр, Умар ибн Хаттаб, Абу Убайда Джарах, Талха, Зубайр, Са’д ибн Ваккас и многие другие.

Усаме было около двадцати лет, некоторые в своих книгах указывают, что полководцу было около восемнадцати, именно это стало причиной недовольства многих пожилых ансаров и особенно мухаджиров. Они говорили: «Юнец, у которого молоко на губах не обсохло, поставлен нашим руководителем?!» Недовольные Усамой, они отказывались выполнить приказ Пророка и не отправились в поход.

Пророк был тяжело болен, однако, узнав, что некоторые не желают идти в поход, несмотря на своё состояние, направился в мечеть. Посланник Аллаха обратился к мусульманам и сказал: «Некоторые из вас, как я слышал, недовольны Усамой. Сейчас вы придираетесь к Усаме, а ранее, придирались к его отцу. Клянусь Аллахом, он был достоин командования армией, как достоин этого его сын». Подчеркнув необходимость вступления в армию Усамы, Посланник Аллаха проклял тех, кто откажется идти в поход (об этом отмечают в своих книгах многие ученые).

Однако в связи с тем, что положение Посланника Аллаха становилось с каждым днем все хуже и хуже, некоторые говорили: «Пророк в тяжелом состоянии и мы не можем оставить его». Так, под давлением некоторых людей, Усама попросил Посланника Аллаха отложить на несколько дней поход, пока его здоровье не улучшится. Его светлость сказал: «Выполняй приказ и не останавливайся!»

Усама отправился в путь. Достигнув Джурфы (местность неподалёку от Медины), до него дошли вести, что Посланник Аллаха при смерти, тогда он принимает решение остановиться там.


Поведение и речи Пророка в последние дни жизни указывали, что скоро он покинет этот мир.

В этой связи, мы приведем несколько хадисов.

В одну из ночей его светлость, вместе со своим слугой направился на кладбище «Баки’». В хадисе, приведённом Алламой Табриси, а также в книге «Аль Иршад» шейха Муфида говорится, что Посланник Аллаха направился на кладбище вместе с Али и сказал ему: «Господь предложил мне сокровищницы этого мира, дав мне выбор между этим миром и вечным, я же выбрал рай и встречу с Господом». Затем он продолжил: «Аллах посредством Джабраиля ниспосылал мне Коран один раз в году, в этом году Коран был ниспослан два раза, что есть признак моей скорой кончины».

В одно раннее утро Билал, как обычно, провозгласил призыв к молитве. Пророк сказал: «Сегодня пусть имамом общественного намаза, будет кто-нибудь другой». Айша предложила: «Скажите моему отцу». Посланник Аллаха, услышав эти речи, сказал: «Успокойтесь, вы подобны женщинам, которые окружали Пророка Юсуфа». Посланник Аллаха был в тревоге за то, что Абу Бакр или Умар совершат общественный намаз с народом и в будущем сделают это доводом в пользу своего права на власть. Его светлость дал приказ Абу Бакру и Умару отправиться на войну под руководством Усамы, однако они не выполнили его приказа.

Пророк, опираясь на плечо Али и Фазла ибн Аббаса, пришел в мечеть. Знаком он отстранил Абу Бакра и сам в качестве имама совершил молитву. Затем, после молитвы Посланник Аллаха обратился к Абу Бакру, Умару и некоторым другим людям, не вступившим в армию Усамы.

- Или я не говорил вам идти в армию Усамы?

- Да, о, Посланник Аллаха, - ответили они.

- Тогда почему вы не выполнили моего приказа?

- Я пошел, но вернулся, чтобы еще раз встретиться с Вами, - сказал Абу Бакр.

- Я не пошел, потому что желал справиться о Вашем здоровье сам, - отвечал Умар.

Посланник Аллаха три раза повторил: «Идите и вступите в армию Усамы!» Именно в это время дорогой Пророк почувствовал слабость и потерял сознание, причиной чему во многом были действия людей, отказавшихся выполнять его приказы.


Пророка перенесли в его комнаты. Придя в сознание, его светлость попросил: «Принесите мне бумагу и чернила, я напишу вам то, следуя чему, вы никогда не впадёте в заблуждение». Некоторые из присутствующих встали, чтобы принести необходимое, однако, Умар возразил: «Нам достаточно Книги Аллаха! Он бредит!»

Посланник Аллаха с горечью сказал: «Оставьте меня». Все покинули комнату, остались Али, Аббас ибн Фазль и близкие родственники Пророка. Тогда его светлость позвал Али и, обняв его, оставил завещание.

На следующий день состояние Пророка не улучшалось, его светлость потерял сознание и, придя в себя, попросил: «Приведите ко мне моего брата и помощника». Айша сказала: «Приведите Абу Бакра к Пророку». Когда Абу Бакр пришел, Посланник Аллаха отвернулся от него, и снова повторил: «Приведите ко мне моего брата и помощника». Хафса (дочь Умара) сказала: «Приведите Умара». Посланник Аллаха также отвернулся от него, в третий раз, повторив свою просьбу. Тогда Умм Салама встала и сказала: «Приведите Али, Посланник Аллаха не желает видеть никого, кроме него». Когда Али пришел, Пророк обнял его и что-то долго говорил ему.

По прошествию времени у Али (да будет мир с ним!) спросили: «Что говорил тебе Посланник Аллаха в тот день?» Он ответил: «Его светлость открыл мне двери тысячи наук, каждая из которых открыла мне еще тысячи других знаний. Мне было оставлено завещание, если Аллаху будет угодно, согласно ему я буду вести дела».

Посланник Аллаха Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) также сказал Али (да будет мир с ним!): «О, Али! Ты омоешь мое тело, упокоишь меня в могиле и уплатишь мои долги». («Канз аль Уммал», стр. 155, часть 6, хадис №2583)

В те дни её светлость Фатима Захра (да будет мир с ней!) много плакала, Посланник Аллаха дал знак, чтобы она подошла к нему, затем его светлость что-то сказал дочери, от чего она горько заплакала. Посланник Аллаха снова сказал что-то Фатиме, и она улыбнулась.

В предании говорится, что после того, как Посланник Аллаха покинул этот мир, у ее светлости Фатимы спросили, о чем говорил ей отец? Она сказала: «В начале он сообщил мне, что скоро покинет этот мир, и я заплакала, затем, добавил, что я скоро присоединюсь к нему, и я обрадовалась».


На основании достоверных хадисов приведенных в шиитских источниках, его светлость Посланник Аллаха покинул этот бренный мир в понедельник двадцать восьмого месяца сафар, на основании суннитских источников это произошло двенадцатого раби’ аль ула.

Посланнику Аллаха Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) было шестьдесят три года, когда он ушёл из жизни. Он поспешил к своему Создателю, находясь в объятиях своего брата, заместителя и наследника Али ибн Аби Талиба.

Когда его светлость Амир аль Му’минин Али (да будет мир сним!) на основании завещания Посланника Аллаха Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), готовился омыть его, то позвал Фазла ибн Аббаса, чтобы оказал ему помощь. Али один прочитал молитву джаназа и, выйдя из дома, обратился к людям: «Посланник Аллаха Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) в жизни и после смерти наш имам и предводитель, поэтому приходите и группами молитесь за Пророка, без имама».

Да будет мир, Божья благодать и милость Мухаммаду (да благословит аллах его и его семейство!) лучшему творению Аллаха, а также мир и приветствие его непорочному семейству и всем, кто идёт истинным путём!


(да будет мир с ним!)


…Мы с Аббасом ибн Абд аль Муталлибом и группой людей сидели около Каабы. К Каабе подошла Фатима дочь Асада и, встав напротив священного дома, обратилась к Аллаху со словами: «Господи! Я уверовала в Тебя, Твоих Пророков и небесные книги, которые Ты ниспослал. Я признаю слова моего предка Ибрахима, построившего по Твоему приказу основы этого храма... О, Всевышний! Ради Ибрахима и этого ребёнка, которого я вынашиваю в своём чреве, облегчи мне мои роды!» Тут произошло чудо! Неожиданно для нас одна из стен священной Каабы открылась. Фатима бинт Асад вошла в священный дом, после чего стена вновь приняла прежний вид... Мы вскочили со своих мест, изумлённые и поражённые увиденным зрелищем. Подойдя к тому месту, мы тщетно пытались открыть расколовшуюся стену, которая на наших глазах скрыла женщину. Тогда мы поняли, что в этом была какая-то божественная мудрость, которую мы не в состоянии постичь...

Через четыре дня эта женщина вышла из Каабы, держа на руках младенца. Фатима дочь Асада сказала, что ей приказано назвать сына Али. Это событие произошло в пятницу тринадцатого числа в месяц раджаб в тридцатом году Амул Филь (год слона или двадцать три года до лунной хиджры).


Его светлость имам Али (да будет мир с ним!) так вспоминает о своём детстве: «Когда я был ребёнком, Посланник Аллаха брал меня к себе на руки, прижимал к груди, разжевывал еду и давал её мне. Он вдыхал в меня свой божественный запах. В моих речах, делах и поведении Посланник Аллаха Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) никогда не замечал ошибок. С младенчества Всевышний Аллах приставил к Пророку одного из великих ангелов, который везде и всегда сопровождал и предохранял его от ошибок. Я же следовал во всём Пророку, подобно младенцу, следовавшему во всём своей матери. Посланник Аллаха приказывал мне следовать во всём ему, а также принимать и руководствоваться его поведением и действиями. Он каждый год направлялся на гору Хира и уединялся там, и тогда никто, кроме меня, не видел его. В то время свет исламской религии еще не вошёл в дома арабов. Только Пророк, его супруга Хадиджа и я были теми, кто принял Ислам. Я видел свет божественного откровения и рисалат, чувствовал запах пророчества».

В течение трёх лет после начала пророческой миссии Пророк по указу Аллаха призывал людей к Исламу тайно. В этот период только небольшое число людей приняло Ислам, и первым среди мужчин был Али.

Когда был ниспослан аят «…Призывай свою ближайшую родню», Али по приказу Посланника Аллаха пригласил в гости сорок человек из родственников, среди которых были Абу Лахаб, Аббас, Хамза. Приготовленной еды оказалось мало, но по воле Аллаха угощения хватило на всех. Однако в тот вечер Пророку не удалось осуществить призыв к Исламу из-за вмешательства Абу Лахаба. Все покинули собрание, так и не выслушав речи Пророка. На следующий день Посланник Аллаха снова пригласил родственников, и сразу же после еды начал свою речь: «О, дети Абд аль Муталлиба! Среди всех арабов вы не найдёте никого, кто мог бы принести что-либо подобное тому, что принёс вам я. Я принёс вам счастье и добро в этом и ином мире. Всевышний Аллах дал мне приказ призвать вас к Нему. Кто же из вас готов помогать мне на этом пути, и быть моим братом, заместителем и халифом?» Посланник Аллаха три раза повторил эту фразу, и все три раза только Али поднимался с места и выказывал свою готовность. Тогда Пророк, указав на Али, сказал: «Это мой брат, заместитель и халиф среди вас после меня. Слушайтесь и повинуйтесь ему во всём».


После начала открытой проповеди Ислама язычники ещё больше насторожились. В Пророке и его призывах к Исламу они видели большую опасность для себя. Поэтому курайшиты, собравшись в месте под названием «Дар ан-надва», решили убить Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). По их замыслу из каждого племени они решили выбрать по одному человеку. Эти люди, собравшись вместе, должны были атаковать дом Пророка и убить его.

Всевышний Аллах осведомил Пророка о заговоре врагов и велел в тайне покинуть Мекку. Посланник Аллаха сообщил Али о приказе Всевышнего покинуть Мекку и велел ему остаться в доме Пророка, чтобы враги не догадались об отсутствии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Али (да будет мир с ним!), жертвуя своей жизнью, спас жизнь Пророка от опасности. По этому поводу Всевышний Аллах ниспослал аят: «А среди людей есть такой, который покупает свою душу, стремясь к благоволению Аллаха, а Аллах кроток к рабам».

Глубокой ночью заговорщики с мечами в руках окружили дом Пророка. Посланник Аллаха, читая аят суры «Ясин», вышел из дома и незаметно для врагов покинул Мекку, направившись к горе Сур. Враги ворвались в дом и столкнулись лицом к лицу с его светлостью имамом Али. Удивлённые тем, что не застали Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), разгневанные враги, схватив Али, повели его к Каабе. Продержав некоторое время, они вынуждены были отпустить его.


Ещё до пророческой миссии все знающие Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) арабы считали его самым честным и надёжным человеком, у которого можно было оставлять на хранение любую ценную вещь.

Когда же Посланник Аллаха вынужден был совершить переселение, в Мекке для него не было человека надежней, чем Али. Именно поэтому он поручил ему вернуть все вещи, вверенные ему на хранение, а также сопроводить женщин: свою мать Фатиму бинт Асад, её светлость Фатиму Захра и Фатиму дочь Зубайра в Ясриб (Медину). Выполнив поручение Посланника Аллаха, его светлость имам Али покинул Мекку. Однако им преградили путь восемь неверных мекканцев, которые пытались вернуть их в Мекку. Тогда Али вступил с ними в бой, и мекканские язычники в панике разбежались. Имам Али благополучно прибыл в местность Кубо, где его ожидал Пророк, и вместе они направились в Медину.


Ислам это религия мира и душевного спокойствия. Ислам противостоит несправедливости и насилию. Того, кто умышленно убьёт мусульманина, ждёт сильное наказание в потустороннем мире. Ислам является мировой и универсальной религией, охватывающей все аспекты человеческой жизни. Человечество жаждет истины, поэтому Ислам нуждается в людях, которые могли бы донести исламскую доктрину другим. К сожалению, ещё в ранний период Ислама были люди, преследовавшие свою выгоду, и в принятии и распространении Ислама они видели большую опасность своим интересам. Именно поэтому они боролись против мусульман. Здесь Ислам открыто призвал своих последователей к джихаду против тех, кто открыто враждует с Исламом. Кроме того, простая человеческая логика предполагает защиту в случае серьёзной опасности, поэтому защита и заранее подготовленная программа от внезапного нападения врагов, является основой исламского джихада. Разум и сама природа человека предполагает и указывает именно на этот важный момент. Все войны, которые вёл Посланник Аллаха, были исключительно оборонительного характера. Имам Али участвовал практически во всех этих сражениях. Он сражался отважно, и часто в одиночку рассеивал врагов. Будучи знаменосцем Посланника Аллаха, в отваге, он был подобен льву. Имам носил кольчугу, которая защищала его грудь, спина же была не защищена, потому что он никогда не показывал спину врагу. Его точный удар мечём нёс неминуемую смерть. После одного удара уже не было необходимости в повторном.

Давайте же рассмотрим некоторые из сражений, в которых участвовал имам Али.


В то страшное время враги из различных групп объединились, чтобы атаковать город Медину и покончить раз и навсегда с исламской религией. Его светлость Посланник Аллаха, используя сноровку Салмана Фарси, приказал выкопать вокруг Медины глубокий ров.

Когда же две противоположные силы встали друг против друга, среди врагов вперёд выступил богатырь Амр ибн Абдуввад, славившийся своей необычной силой и отвагой. Читая раджаз, он вызывал мусульман на поединок. Тогда вперёд выступил Али, но Амр, увидев перед собой юношу, сказал: «Я не хочу убивать тебя, вернись!»

- Ты заключил завет со своими богами, что если кто-либо из Курайша обратится к тебе с двумя просьбами, ты обязательно выполнишь одну из них. Не так ли? – возразил Али.

- Да, какая же у тебя просьба?

- Прими Ислам, обратись к Аллаху и Его Пророку.

- Я не нуждаюсь в этом.

- Тогда будь готов к сражению!

- Вернись, между мной и твоим отцом была дружба, поэтому я не хочу убивать тебя.

- Клянусь Аллахом, пока ты не встанешь на истинный путь, я желаю убить тебя.

Тогда Амр ибн Абдуввад сошёл с лошади и атаковал имама Али, но его светлость отвёл удар, и тут же нанёс ответный, от которого богатырь упал замертво. Увидев это зрелище, язычники в страхе бросились бежать. Имам Али вернулся с победой. Тогда Посланник Аллаха сказал ему: «О, Али! Если сравнить твоё сегодняшнее сражение с добрыми деяниями всей моей уммы, совершённый тобой поступок перевесил все добрые дела мусульман вместе взятых, ибо отныне не осталось ни одного следа от неверных, разве что их унижение и слабость. Положение мусульман с этого дня возвеличится».


Его светлость Посланник Аллаха направился к местности Хайбар, где проживали иудеи. В этом сражении имам Али не мог участвовать, так как у него болели глаза. Пророк послал Абу Бакра с отрядом из мухаджиров к крепости, в которой укрепились иудеи, но Абу Бакр не добился победы и вынужден был вернуться. На следующий день Посланник Аллаха отправил Умара ибн Хаттаба с отрядом, но тот, подобно Абу Бакру не взял крепость. Кроме того, Умар устрашал мусульман плохими последствиями от дальнейшего противостояния с иудеями.

Тогда Посланник Аллаха сказал: «Это знамя не принадлежало им, позовите Али». Ему сказали, что у Али болят глаза. Посланник Аллаха велел: «Приведите его! Он человек, которого любит Аллах и Его Посланник, и он любит Аллаха и Его Посланника».

Когда его привели, Пророк обратился к нему со словами: «О, Али, что у тебя болит?»

- Глаза, - ответил он.

Посланник Аллаха обратился к Всевышнему с мольбой, затем провёл рукой по его глазам и они исцелились. Посланник Аллаха дал белое знамя в руки имама Али, сказав: «Ангел Джабраиль вместе с тобой и ты вернёшься с победой. Аллах навёл в их сердца страх. Знай, они ведают из своих книг о том, что имя человека, который победит их Айлия (Али). Поэтому, когда достигнешь крепости, в которой они укрепились, скажи им своё имя. По воле Аллаха они будут унижены».

Его светлость имам Али вышел на поле сражения и встретился один на один с иудеем Мархабом. Он пытался препятствовать имаму Али, и тут же был повержен им. Иудеи поспешно спрятались в крепости, закрыв за собой крепостные ворота. Его светлость имам Али подошёл к тяжелым вратам, которые с трудом закрывали двадцать человек, и сорвал их. Затем имам бросил эти врата так, что они перекрыли собой ров, препятствующий мусульманам атаковать иудейскую крепость. Мусульмане же, используя эти врата, перешли на другую сторону рва и атаковали крепость.


Ибн Аббас приводит предание, что Пророк говорил: «Али - самый знающий человек в моей умме, и мудрее всех в судействе». Также Посланник Аллаха сказал: «Я город знаний, а Али - его врата. Всякий, кто жаждет знаний, должен обратиться к Али».

Ибн Мансур говорит: «Посланник Аллаха приказал позвать имама Али. Он пришёл, и они уединились. Когда Али вышел от Пророка, у него спросили: «Что сказал тебе Посланник Аллаха?» Имам ответил: «Пророк открыл для меня тысячи дверей знаний, каждая из которых открывает тысячу других».

Как-то его светлость имам Али на одной из своих проповедей сказал: «О, люди! Спрашивайте меня, пока я среди вас. Спрашивайте потому, что знания прошлого и будущего подле меня. Клянусь Аллахом! Если бы у меня было в руках право судейства над всеми людьми, то иудеев судил бы согласно их книге, христиан - согласно Евангелию, последователей псалмов Дауда – по их книге, а последователей священного Корана - согласно Корану. Клянусь Аллахом, что я лучше вас всех знаю Коран и его толкование!» Затем имам Али снова повторил: «Спрашивайте меня, пока я не покинул вас. Если вы будете спрашивать меня о каждом аяте священного Корана, я точно дам вам ответ на все ваши вопросы. Начиная от времени ниспослания аята, о ком или о чём был ниспослан тот или иной аят. Я сообщу вам об аятах насих и мансух, о частных или общих сведениях, о повторяющихся (схожих) аятах, а также о мекканских или мединских сурах».

Его светлость Посланник Аллаха на основании всех достоинств Али, имел непосредственно указ от Всевышнего Аллаха назначить имама Али своим заместителем и предводителем мусульман после себя. Именно поэтому, используя любую возможность, он неоднократно указывал на то, что руководителем мусульман должен быть Али ибн Аби Талиб. Так, в день «Гадир Хум» Посланник Аллаха назначил после себя Али своим заместителем. Это событие произошло в десятом году по хиджре, когда Посланник Аллаха посетил Мекку для совершения последнего хаджа. В этом паломничестве Пророка сопровождали более ста двадцати тысяч человек. После завершения паломничества караван паломников покинул священную Мекку. Восемнадцатого числа месяца зульхиджа мусульмане достигли местности Гадир Хум. Наступил полдень, и все собрались для чтения общественной молитвы. По окончании молитвы люди по приказу Пророка выстроили из сёдел верблюдов высокую трибуну, чтобы, когда Посланник Аллаха произносил речь, его можно было видеть из отдалённых рядов. Посланник Аллаха в начале речи вознёс хвалу Аллаху, затем сказал: «Завтра я и вы будем отвечать пред Аллахом, что вы скажете?» Люди ответили: «Мы свидетельствуем, что Вы призывали нас к Аллаху и на этом пути приложили много сил. Да воздаст Вам Аллах прекрасным воздаянием!»

- Свидетельствуете ли вы о том, что ваш Бог Един, и что Мухаммад раб и Посланник Его? О том, что Ад и Рай, смерть и воскресение - истина?

- Мы свидетельствуем, что это так.

Тогда Посланник Аллаха сказал:

- О, люди! Я встречу вас у источника Каусар. Будьте же внимательны, я оставляю среди вас две ценные вещи. Как вы отнесётесь к ним после меня?

- Что это за ценные вещи, о, Посланник Аллаха?

- Книга Аллаха и моё семейство Ахл аль Байт. Всевышний Аллах сообщил мне, что они не разделятся друг от друга. Не обгоняйте и не отставайте от них, не то погибните!

Затем Посланник Аллаха призвал к себе Али, и вновь обратившись к людям, сказал:

- О, люди! Кто ближе к вам вас самих?

- Аллах и Его Посланник лучше знают! - отвечали люди.

Посланник Аллаха сказал: «Аллах - мой покровитель, я же покровитель каждого верующего. Я ближе к правоверным, нежели они сами к себе. Кому я покровитель, тому Али покровитель». Затем он возвёл руки к небу с мольбой: «О, Аллах! Люби того, кто любит Али, враждуй с тем, кто враждует с ним. Помогай тому, кто помогает ему и унизь того, кто попытается унизить его. Пусть каждый из вас донесёт мою речь отсутствующим».

Не успели люди разойтись, как был ниспослан следующий аят: «Сегодня Я завершил для вас вашу религию, и закончил для вас Мою милость, и удовлетворился Исламом как религией для вас».


После того, как дорогой Посланник Аллаха покинул этот бренный мир, и люди были лишены милости божественного откровения, некоторые властолюбивые люди собрались в Сакифе бани Са’д и выбрали халифом Абу Бакра. Это случилось вопреки тому, что Пророк по приказу Аллаха назначил своим заместителем его светлость имама Али. После Абу Бакра халифами стали Умар и Усман. Заговоры и интриги врагов и людей с тёмными сердцами привели к тому, что на протяжении двадцати пяти лет после Посланника Аллаха, народ оставил в одиночестве лучшего из людей. Это, пожалуй, самый трагический период в истории не только Ислама, но и всего человечества. Даже последователи других религий и те, кто не имеют вообще никаких религиозных убеждений, будут глубоко удручены, узнав о том, что имам Али был угнетённым, несмотря на достоинства, какими он обладал.

Абу Бакр стал халифом в 10 году хиджры, а в 13 году в 63 летнем возрасте умер. Его правление продлилось 2 года 3 месяца и 10 дней. После него халифатом правил Умар ибн Хаттаб, он был убит в месяце зульхидже в 23 году лунной хиджры. Его убийцей был Абу Лулу Фируз. Умар правил 10 лет 6 месяцев и 4 дня.

Перед смертью Умар назначил совет из шести человек, который должен был избрать халифа. Совет избрал халифом Усмана ибн Аффана. Усман был убит в месяце зульхидже в 35 году по хиджре.

После смерти Пророка Ислама его светлость имам Али вступил в противоборство с теми, кто незаконным путём присвоил себе право руководством страной, по праву принадлежащее имаму Али. Имам приводил доводы в доказательство своего права на халифат, тем самым, пытаясь осведомить людей о том, что правители захватили власть незаконным путём. Её светлость Фатима Захра также помогала имаму Али в этом деле. Она официально объявила правление Абу Бакра незаконным. Кроме того, многие сподвижники Пророка Ислама, такие как Салман, Абу Зарр, Микдад, Аммар Ясир, выступая на различных собраниях, указывали на незаконность правления Абу Бакра. Они говорили о том, что истинное право на руководство принадлежит только Али.

Но имам Али для того, чтобы сохранить Ислам отказался от открытого противоборства с теми, кто присвоил себе право руководить страной. Ислам только начал распространяться в мире и ещё не обрёл прочные основы. Поэтому в случае конфликта внутри страны, пострадал бы только Ислам. В таком случае, возможно, весь труд дорогого Посланника Аллаха пошёл бы на убыль. Именно предвидя это, его светлость имам Али вынужден был отказаться от открытого противоборства. Даже, когда это было необходимо, Али (да будет мир с ним!) давал наставления и исправлял ошибки халифов, чтобы сохранить честь и могущество Ислама. Второй халиф постоянно говорил: «Если бы не Али, пропал бы Умар!»

Умные и мудрые наставления имама Али, как в религиозных, так и в различных областях политики сыграли неоценимую роль для Ислама. Халифы неоднократно прибегали к помощи его светлости в разрешении государственных и религиозных вопросов. Ниже мы рассмотрим некоторые из этих моментов.


Как-то группа иудейских ученых пришла к Абу Бакру. Они сказали: «Мы читали в Торе, что заместителем Пророка должен быть самый умный и знающий человек. Если ты действительно являешься заместителем Пророка этой уммы, то ответь нам, где находится Аллах, на небе или на земле?» Абу Бакр, немного подумав, ответил: «Аллах на небе, восседает на своём престоле». Иудейские ученые возразили: «Выходит, Аллаха нет на земле, и Он имеет определённое место. И если Аллах находится в одном месте, значит, Его нет в другом?» В ответ Абу Бакр сказал: «Ваши слова - речи неверных, пойдите прочь, в противном случае, я отдам приказ о вашей казни». Иудеи ушли, посмеиваясь над исламской религией. Его светлость имам Али позвал одного из ученых иудеев и сказал ему: «Я знаю, о чём вы спросили и какой получили ответ. Но знай, Ислам говорит, что Аллах - Создатель места, и поэтому, не имеет пространства. Аллах превыше того, чтобы место могло охватить Его. Он есть всюду без того, чтобы иметь сопредельность, вступление и соприкосновение с чем-либо. Он сведущ о каждой вещи». Услышав слова имама, иудей принял Ислам и сказал: «Вы достойны права руководителя, более чем кто-либо иной».


Некий человек по имени Кудама ибн Мазун выпил вино. Умар хотел наказать его 80 ударами плетью согласно указаниям Ислама. Кудама сказал: «Бить меня необязательно, потому что Аллах говорит: «Нет греха на тех, которые уверовали и творили добрые дела, в том, что они вкушают, когда они богобоязненны и уверовали, и творили благие дела». Умар, услышав его доводы, отступил от своего решения. Эта весть дошла до имама Али. Он пришёл к Умару и попросил объяснить причину уклонения от исполнения законов. Умар сослался на аят, прочитанный Кудамой. Но имам возразил: «Кудама не относится к этому аяту, поскольку те, кто уверовали в Аллаха и творят добрые дела, никогда не позволят себе преступить божественные запреты. Верни Кудаму и потребуй у него раскаяния, если он раскается, выполняй указ Аллаха относительно пьянства. В противном случае Кудаме положена смертная казнь, ибо он, отрицая запрет (вино), вышел из Ислама».

Кудама раскаялся в своём грехе. Но Умар снова не знал, как поступить в этом случае, и обратился за помощью к имаму Али. Его светлость сказал: «Ему полагается 80 ударов плетью».


Аллама Маджлиси приводит из книги «Кашшаф», Саглаби, а также «Арбаин Хатиб», что в период правления Усмана, некая женщина родила шестимесячного ребёнка. Усман обвинил её в прелюбодеянии (ибо, по его мнению, ребёнок не мог появиться на свет раньше положенного срока после свадьбы) и приказал закидать её камнями. Возмутившись таким приговором, имам Али сказал: «Я с книгой Аллаха вступаю с тобой в диспут относительно этого дела. В одном из аятов священного Корана говорится, что срок кормления и время беременности равняется 30 месяцам. Аллах говорит: «…мать носит его с тягостью и производит с тягостью; и вынашивание его и отлучение – тридцать месяцев». В другом из аятов Корана, Аллах обозначил время кормления ребёнка молоком два года (24 месяца). «А родительницы кормят своих детей два полных года». Если кормление ребёнка ясно обозначено в 24 месяца, значит, самое меньшее время беременности на основе аятов Корана будет равняться 6 месяцам. Следовательно, на основании Корана, эта женщина не совершила никакого греха».

Услышав это, Усман дал приказ освободить женщину от наказания. Наши ученые, опираясь на этот аят, определили наименьший срок беременности в 6 месяцев. То есть, возможно, что ребёнок может родиться через 6 месяцев после беременности, но не раньше. И имам Али (да будет мир с ним!) имел в виду именно это.


Когда его светлость имам Али был избран халифом, в первой своей проповеди он сказал: «Клянусь Аллахом! Пока я имею в Медине хоть одно пальмовое дерево, не позволю себе взять ничего из народного достояния. Подумайте, если я ничего не беру, то, как могу позволить подобное кому-либо из вас?» Тогда встал Акиль и сказал: «Вы хотите приравнять меня с чернокожим?» Имам сказал: «Садись брат, разве больше никого нет среди вас, кто мог бы сказать что-либо? Ты же перед тем чернокожим не имеешь никакого преимущества, истинное превосходство людей заключается в их вере и богобоязненности».

Некоторые из последователей имама Али сказали ему: «О, Повелитель правоверных! Было бы лучше, если бы вы давали чуть больше из казны (Байтуль мал) управляющим провинциями, чтобы они успокоились до того времени, пока ваша власть не укрепится. Потом вы могли бы приступить к справедливому правлению». Имам в ответ сказал: «Как жаль, что и вы требуете от меня основать своё правление над мусульманами на несправедливости и угнетении. Нет! Клянусь Аллахом! Подобное дело никогда не будет исходить от меня. Клянусь, что если имущество мусульман было бы моим собственным, всё равно я бы распределял его на основе равноправия, не говоря уже о том, что это имущество является собственностью мусульман».


После мученической смерти его светлости имама Али женщина по имени Сауда дочь Аммара из племени Хамдан пришла к Муавие. Муавие стал упрекать Сауду за то, что во время битвы Сеффейн она оказывала помощь армии Али. Затем он спросил у Сауды зачем она пришла к нему, на что она ответила: «О, Муавие! За попирание наших прав ты будешь спрошен. Твои уполномоченные, подобно голодным волкам снимают с нас налоги, обрекая нас на смерть. Ты послал к нам Басира ибн Артата, который убивает народ и расхищает наше имущество. Не подчинись тебе, мы бы имели величие и силу. Если ты не присмиришь своего управляющего, мы поднимем восстание». Муавие крайне удивился и сказал: «Ты угрожаешь мне своим племенем? Я отправлю тебя к тому же Басиру, чтобы он делал с тобой то, что его душе угодно». Услышав слова Муавии, Сауда замолчала, вспоминая о чём-то. Затем она прочитала следующие строки:

Приветствие Господнее тому,

с которым справедливость была погребена.

Тому, кто был неотделим от истины Господней,

тому, кто был всегда правдив,

тому, кто истине был предан,

в ком истина и справедливость слились воедино!

Муавие спросил: «О ком эти стихи?» В ответ Сауда сказала: «Это о его светлости Али ибн Аби Талибе. Помню, как-то я пришла к его светлости с жалобой на одного из управляющих и застала его, готовящимся читать молитву. Но, увидев меня, он не приступил к молитве, а с уважением спросил: «У тебя возникли проблемы?» Я рассказала о несправедливости наместника. Выслушав меня, имам с горечью сказал: «О, Господи! Ты свидетель, я никогда не назначал человека [управляющим], чтобы он допустил несправедливость». Затем имам написал письмо тому наместнику, что он отстранен от должности, и я передала его ему. И этого наместника заменил другой человек».

Муавие, услышав слова этой женщины, выполнил её требования.


В сороковом году по хиджре три хариджита собрались в Мекке, где приняли решение убить имама Али, а также Муавию и Амра ибн аль Аса, поскольку считали их виновниками всех бед мусульман. Они сговорились выполнить свой план 19 числа священного месяца рамазан. Ибн Мулджам взял на себя убить имама Али, Хаджадж ибн Абдулла Сарими Муавию, а Амр ибн Бакр Тамими - Амр ибн аль Аса. Ибн Мулджам с целью убийства имама Али прибыл в Куфу, не осведомив никого о своей коварной цели. Пребывая в доме одного из хариджитов, Ибн Мулджам увидел красивую девушку по имени Кутам, в которую влюбился и посватался к ней. Кутам сказала: «Моё мехрийе три тысячи дирхемов, один раб и убийство Али ибн Аби Талиба».

Кутам потеряла своего любимого отца и двух братьев в битве Нахраван, сражавшихся в рядах имама Али. Желая отомстить, она была в поисках виновников её несчастья. Истинный убийца в маске друга, который испытывал к ней привязанность, сказал ей, что они погибли от рук имама Али. Она испытывала к имаму вражду, и теперь настал час отмщения. Услышав слова Кутам, Ибн Мулджам воскликнул: «Я прибыл в Куфу именно с целью убить Али».

В назначенную ночь, Ибн Мулджам с двумя сторонниками пришёл в Куфийскую мечеть для выполнения своей злодейской задачи.

Тридцать с лишним лет назад, Али слышал от Пророка, что он, Али, будет убит в ночь месяца рамазан. Давайте же послушаем об этом из уст самого Али: «Когда его светлость прочитал свою известную проповедь о месяце рамазан, я спросил его: «О, Посланник Аллаха! Какое деяние в этом священном месяце превыше всего?» Его светлость ответил: «Самое ценное и лучшее дело в этом месяце - отстранение от грехов».

Затем Посланник Аллаха заплакал, и сообщил мне о моей смерти в этом месяце».

Кроме того, из поведения и речей самого имама становится ясно, что он знал о своей смерти в этот месяц. Именно в том году его светлость Повелитель правоверных сказал: «В этом году вы не застанете меня среди совершающих хадж». Когда у его светлости спрашивали, почему во время разговения он ест мало, имам отвечал: «Я хочу встретиться со своим Господом, употребив как можно меньше пищи».

В ночь на девятнадцатое рамазана имам не сомкнул глаз и много раз повторял: «Клянусь Господом! Я не говорю лжи, и мне не сказали неправды… эта ночь обещанная». Именно тогда, на рассвете убийца Ибн Мулджам, самый ничтожный и несчастный человек, нанёс отравленным мечём смертельный удар имаму, когда он молился, склонившись в земном поклоне.

Солнце в михрабе истины окрасилось алым цветом, а на следующий день в ночь на 21 рамазана имам пал мученической смертью. Его тело было погребено в священной земле Неджефа и по сей день не прекращается людской поток к священной гробнице имама.

Удар меча ибн Мулджама поразил имама в голову и первое, что он сказал, было: «Клянусь Господом Каабы! Я счастлив!» Имама, обливающегося кровью, перенесли в дом. Ещё два дня имам был жив, и даже в таком состоянии он думал только о благе людей.

Имамат (духовно-политическое руководство) был передан имаму Хасану, а после него имаму Хусейну и девятерым имамам из рода Хусейна. Это завещание было сказано Пророком, а также имамом Али. Покидая этот мир, имам снова сообщил людям о завещании Пророка Ислама.


В последние минуты жизни, собрав вокруг себя своих близких, имам давал наставления и оставил завещание для мусульман. Он говорил: «Я призываю вас к богобоязненности, приведите в порядок свои дела [перед смертью], и думайте всегда о примирении мусульман…

Никогда не забывайте о сиротах и выполняйте права своих соседей…

Сделайте Коран программой для реализации реальных дел…

Молитва, молитва! Поистине, она основа религии…

На пути Аллаха делайте джихад, жертвуйте своим имуществом и душой…

Будьте внимательны…

Не пренебрегайте побуждать к добру и отстранять от недобрых дел, в противном случае, невежественные и низкие люди придут управлять вами, и тогда, ваши обращения к Аллаху о помощи не будут приняты».

Да будет мир и милость Всевышнего этому великому человеку!


(да будет мир с ней!)


Имена ее светлости: Фатима, Сыддыка, Мубарака, Тахира, Закия, Разия, Марзия, Мухаддиса, Захра.

Коньи: Уммул Хасан, Уммул Хусейн, Уммул Мухсин, Уммул Аимма, Умм Абиха.

Некоторые из ее наиболее известных эпитетов: Захра, Батуль, Сыддыкатуль Кубра, Мубарака, Азра, Тахира, Сайидатун-Ниса.

Отец: Посланник Аллаха, Мухаммад ибн Абдулла, великий Пророк Ислама (да благословит Аллах его и его семейство!).

Мать: Хадиджа Кубра, первая женщина, принявшая Ислам.

Рождение: Мекка, через пять лет после пророческой миссии.

Мученическая смерть: город Медина, 11 год хиджры, через два с половиной месяца после смерти Пророка.

Место захоронения: по завещанию святой Фатимы (да будет мир с ней), а также по политическим мотивам она была похоронена тайно ночью имамом Али, и до сих пор место ее захоронения не известно.

Дети ее светлости Фатимы: имам Хасан Муджтаба, имам Хусейн Сеййидуш-Шухада, Зейнаб Кубра, Умм Кульсум и Мухсин, который погиб, так и не родившись.

В пятницу, 20 числа месяца джамади ас-сани, через пять лет после начала пророчества, в доме божественного откровения, под святым небом Хиджаза, у подножия каменистых гор Мекки, перед священной Каабой, там, где его светлость Посланник Аллаха читал Коран, излучая вокруг свет божественного слова, родилась девочка. Именно в доме Пророка, который был хорошо знаком ангелам, там, где днём и ночью произносились молитвы, в доме, который был надеждой для сирот и нуждающихся, убежищем для невольников, в доме посланника Аллаха и Хадиджи (да будет мир с ними!) появилась на свет Фатима.

С рождением Фатимы дом Пророка с каждым днём всё больше наполнялся нежностью и лаской. В великом противостоянии Пророка многобожникам, когда он испытывал трудности, именно маленькая Фатима придавала отцу уверенность, снимала усталость и давала покой.

Удивительно! Девочка имела такое высокое положение, что его светлость Посланник Аллаха находил рядом с ней утешение и спокойствие!

О святой Фатиме Посланник Аллаха говорил: «Она от меня, и от неё я вдыхаю запах божественного рая».

Такое высказывание Пророка о святой Фатиме не является удивительным, ибо она - из числа великих людей человечества. Ведь Всевышний Аллах о её великом положении говорит в Коране:

«Поистине, Аллах хочет удалить скверну только от вас, семьи его дома и очистить вас полным очищением».

Её светлость Фатима Захра заключала в себе качества Пророка. Освящённый божественным светом жизненный путь святой Фатимы, есть одно из знамений мудрого божественного предопределения. Святая Фатима – избранная Богом среди женщин мира.

Само существование Фатимы, дочери Пророка, есть величайшее свидетельство того, что женщина тоже может наравне с великими божественными личностями достичь духовного самосовершенства и исполнение своего подлинного предназначения.


Его светлость Посланник Аллаха не нуждается в описании его благородного характера. Всем известно, что он тот, кого Аллах представил как «человека великого нрава». Всевышний также говорит о Пророке: «И говорит он не по пристрастию. Это только откровение, которое ниспосылается».

Её светлость Фатима на протяжении всей своей жизни находилась под воспитанием своего великого отца, освященная блеском божественного откровения.

Ей было не более двух лет, когда она вместе с отцом оказалась в экономической блокаде неверующих. Около трёх лет в местности под названием «Ша’б Абу Талиб» Фатима вместе с родителями и другими мусульманами терпела голод и жажду во имя Ислама.

В десятом году после начала пророческой миссии окончилась блокада. Десятилетний период борьбы с язычниками, а также трудности и голод сильно подорвали здоровье её светлости Хадиджы, из-за чего она погибает. Маленькая Фатима остаётся без матери. После такой тяжёлой потери воспитание Фатимы полностью переходит к великому Пророку.

В восьмилетнем возрасте, через небольшой промежуток времени после переселения его светлости Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), Фатима и несколько женщин из семейства Пророка вместе с Али переселяются из Мекки в Медину. Все жизненные проблемы Пророка в городе Медине были известны Фатиме, которая всегда помогала своему отцу в трудностях.

Во время битвы Ухуд, когда мусульмане отступили, ища спасения в горах, Фатима поспешно покинула Медину и направилась в военный лагерь, где вместе с Повелителем правоверных Али принялась лечить раны Пророка Ислама.

Её светлость Фатима выросла вместе с Исламом и священным Кораном. Она жила и дышала атмосферой божественного откровения и пророчества и гордилась этим.

Её жизнь протекала рядом с Пророком и никогда она не была отделена от него. Даже когда Фатима вышла замуж и была занята воспитанием детей, её тесная связь с отцом не была прекращена. Его светлость Посланник Аллаха больше всего посещал дом её светлости Фатимы. Каждое утро Пророк, прежде чем идти в мечеть на молитву, шёл навещать Фатиму.

Слуга Пророка говорит: «Всякий раз, когда Посланник Аллаха отправлялся в путешествие, последним человеком, с которым он прощался, была её светлость Фатима. И по возвращении, первым делом он шёл навестить свою любимую дочь».

Фатима со слезами на глазах была рядом с Пророком в последние минуты его жизни, и он, утешая её, сообщил весть о том, что она - первая из Ахл аль Байт (семьи Пророка) присоединится к нему.


Её светлость Фатима пять лет своего детства находилась под воспитанием своей матери Хадиджи, которая является первой женщиной, принявшей Ислам.

Посланник Аллаха о Хадидже сказал: «Хадиджа - одна из лучших женщин этой уммы».

Святая Хадиджа была очень любима и уважаема Пророком Ислама.

Когда она умерла, Посланник Аллаха постоянно вспоминал о ней, и даже друзьям Хадиджы оказывал большое уважение. Иногда Пророку приносили дары, он говорил: «Отнесите эти дары к дому такой-то женщины, подруги Хадиджы».

Айша говорит: «Посланник Аллаха всегда вспоминал Хадиджу, и так часто, что я однажды не выдержала и сказала: «О, Посланник Аллаха! Хадиджа была всего лишь пожилой женщиной. Аллах ведь дал тебе жену лучше, чем она».

Пророк, разгневавшись, сказал: «Клянусь Аллахом! Хадиджа была самой лучшей. Она уверовала, в то время как другие пребывали в неверии. Она поддержала меня, тогда как другие отвергли, она предоставила своё имущество в моё распоряжение, в то время как никто не делал подобного. И Всевышний Аллах продолжил мой род через неё…!»

Всё это явное свидетельство того, что, поистине, преданность Хадиджи сыграла важную роль в успехе и продвижении пророческой миссии. По мнению многих ученых, Ислам и пророческая миссия достигли успеха благодаря джихаду (усердию) имама Али (да будет мир с ним!) и самоотверженности Хадиджы (да будет мир с ней!). Всевышний Аллах выбрал их, дабы подтвердили они великую миссию Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!).

Джихад его светлости имама Али и самоотверженность Хадиджы были двумя движущими силами в распространении и победы Ислама.

Мусульмане всех времён должны быть благодарны, прежде всего, Всемогущему Аллаху, Его Посланнику и этим двум великим личностям.

Да, Фатима была дочерью такой прекрасной женщины и такого великого человека.


В том же году (в год смерти Хадиджы) его светлость Посланник Аллаха лишился ещё одного преданного сторонника – своего дяди Абу Талиба, который был искренним помощником Посланника Аллаха.

Абу Талиб был одним из уважаемых курайшитов и старейшиной Мекки. Он обладал большим авторитетом, что удерживало язычников Мекки причинять вред Пророку и его сторонникам. До тех пор, пока Абу Талиб был жив, неверные из курайшитского рода не могли найти способа для прямого притеснения Пророка Ислама.

Абу Талиб на протяжении всей своей жизни не проявил ни малейшей слабости в защите и служении Пророку Ислама. Чтобы препятствовать интригам и заговорам неверных, он даже скрывал свою веру в Ислам и совершал «такия» (скрытие религиозных убеждений). Абу Талиб защищал Пророка под предлогом родственных связей, дабы неверные посчитали его за «своего», и в знак уважения к нему не смогли бы причинить вред Посланнику Аллаха. По этой причине многие недальновидные мыслители различных исламских течений стали сомневаться относительно веры Абу Талиба. Такие люди стали обвинять его в неверии и язычестве, хотя он был примером истинного мусульманина.

Итак, со смертью дяди положение Пророка ухудшилось, язычники ещё более усилили притеснения, пытки и издевательства над мусульманами. Дело дошло до того, что мекканские язычники организовали коварный заговор с целью убить Пророка. Для этого эти низкие люди выбрали из каждого племени по одному человеку, чтобы всем вместе внезапно атаковать дом Посланника Аллаха и реализовать свою коварную цель. В этом случае смерть Пророка была бы на совести различных племён, и род Бани Хашим не смог бы мстить всем арабским племенам, а был бы вынужден принять деньги за пролитую кровь.

Аллах осведомил своего Посланника о коварном плане язычников, приказав совершить хиджрат (переселение) из Мекки в Медину.

Необходимо отметить тот факт, что когда Посланник Аллаха находился в Мекке, знатные люди Ясриба (Медины) тайно встречались с его светлостью и приняли Ислам. Они присягнули Пророку, что в случае переселения мусульман в их город, будут защищать Пророка и Ислам, жертвуя своим имуществом и жизнью.

Именно в ночь покушения его светлость Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) покинул Мекку. Его светлость Али лёг на месте Пророка и, когда язычники ворвались в дом, они застали Али вместо Мухаммада (да будет мир с ними!).

Его светлость Посланник Аллаха через 12 дней достиг местности Кубо, где остановился, чтобы дождаться Али, который должен был присоединиться к Пророку.

Имам Али задержался в Мекке, чтобы выполнить некоторые указания Пророка. После чего, сопровождая нескольких женщин из семейства Пророка, среди которых была её светлость Фатима, он направился в Медину.

Некоторые из язычников пытались преградить им дорогу, и тогда Али с помощью меча расправился с одним из них, другие же в страхе разбежались. Через несколько дней Али и его спутники достигли местности, где их ждал Пророк, и все вместе они продолжили путь.


Несомненно, великая личность святой Фатимы (да будет мир с ней!), которая входит в число четырнадцати непорочных и является госпожой всех женщин, выше нашего ограниченного понимания. Стремление получить расположение и руководство её светлости Фатимы, а также ее семейства, является нашей религиозной обязанностью. Она – женщина, гнев и недовольство которой являются гневом и недовольством Аллаха. В то время как мы ограничены в речи, возможно ли описать её всестороннюю и неординарную духовную личность?

Поэтому предложим вам высказывания о Фатиме (да будет мир с ней!) от непорочных предводителей:

Его светлость Посланник Аллаха сказал: «Ангел по приказу Аллаха снизошёл ко мне и сообщил радостную весть о том, что Хасан и Хусейн - предводители юношей рая, а Фатима – госпожа всех женщин в раю».

Посланник Аллаха сказал: «Самыми великими женщинами мира являются: Марьям - дочь Имрана, Хадиджа - дочь Хувайлида, Фатима - дочь Мухаммада и Асия - дочь Мазахима (жена Фараона)».

Посланник Аллаха сказал: «Рай в ожидании четырёх женщин: Марьям - дочери Имрана, Асии - жены Фараона, Хадиджи - дочери Хувайлида, жены Пророка и Фатимы - дочери Мухаммада».

Так же он сказал: «Аллах гневается гневом Фатимы, и доволен её довольством».

Имам Муса ибн Джа’фар передает от своего отца, что Посланник Аллаха сказал: «Аллах избрал четырёх женщин: Марьям, Асию, Хадиджу и Фатиму (да будет мир с ними!)».

Имам Риза приводит от Посланника Аллаха, что он сказал: «Хасан и Хусейн после меня и их отца Али лучшие среди обитателей земли, а их мать - лучшая из женщин на земле».

В книгах «Сахих» Бухари и «Сахих» Муслима, которые являются одними из самых достоверных суннитских источников, а их авторы самые известные суннитские ученые, приводится, что Посланник Аллаха сказал: «Фатима – госпожа всех женщин рая».

У имама Садыка спросили: «Не означают ли слова Пророка, что «Фатима - госпожа женщин в раю», того, что это относится только к женщинам её времени?» На что имам ответил: «Это относится к Марьям, однако Фатима - госпожа женщин рая от начала и до конца».

У Посланника Аллаха как-то спросили: «О, Посланник Аллаха, Фатима - госпожа женщин рая только своего времени?» Он сказал: «Это относится к Марьям - дочери Имрана, но моя дочь Фатима - госпожа женщин рая для всех эпох».

Муфаззал говорит: «Я спросил у имама Садыка, что означают слова Посланника Аллаха, которые он сказал о Фатиме, что она - госпожа женщин рая.

- Скажите, это только о женщинах ее времени?

- Это относится к Марьям (она госпожа женщин своего времени), а Фатима - госпожа женщин мира всех времен,– ответил он».

Имам Али ибн Муса ар-Риза передаёт от своего отца, он - от Повелителя правоверных имама Али, что Посланник Аллаха изволил сказать: «В Судный день раздастся призыв Господний: «Потупите взоры свои, ибо будет проходить Фатима, дочь Мухаммада».

Абу Айюб Ансари приводит от Посланника Аллаха: «В Судный день раздастся голос: «О, люди! Опустите головы, Фатима будет проходить через мост сират». И она пройдет через мост в окружении семидесяти тысяч райских гурий».

Пророк обратился к Фатиме со словами:

- О, Фатима! Всевышний Аллах выбрал тебе супруга, и ниспослал мне откровение, чтобы выдать тебя за него. Ведомо ли тебе, что Аллах избрал для тебя человека достойного, который раньше всех принял Ислам, обладателя высоких качеств и непревзойдённого терпения, и который превосходит других в науке и знаниях?

Имам Садык сказал: «Если бы Всевышний Аллах не создал Повелителя правоверных имама Али для Фатимы, тогда бы на всей земле не нашлось равного Фатиме для замужества».

Суфьян ибн Айние говорит: «Имам Садык, комментируя аят «Он разделил моря, которые готовы слиться» - сказал, что здесь имеются в виду Али и Фатима (да будет мир с ними!), а в аяте «Выходит из них обоих жемчуг и коралл» - сказал, что подразумеваются имам Хасан и имам Хусейн (да будет мир с ними!)».

Как-то у имама Садыка спросили, почему Фатиме дали эпитет Захра (блистательная, лучезарная). Имам ответил: «Когда она стояла в михрабе, поклоняясь Аллаху, её свет освещал обитателей небес, подобно тому, как звезды освещают землю».

В хадисах приводится: «Всякий раз, когда Фатима совершая молитву, поклонялась Богу, и в это время плакал её ребёнок, то ангел укачивал колыбель и убаюкивал дитя».

Имам Бакир приводит, что как-то Посланник Аллаха послал Салмана Фарси по делам в дом Фатимы. Салман сказал: «Я подошёл к двери, поприветствовал обитателей дома и услышал голос Фатимы, читающей Коран, в то время как жернова ручной мельницы, сами по себе приводились в движение и мололи зерно».


Одним из достоинств Фатимы, которые делают её освещённую божественным светом жизнь ещё величественней, является неописуемая любовь и привязанность Пророка к её светлости Фатиме. Эта любовь была настолько сильной, что её можно отнести к одному из удивительных моментов в жизни Пророка.

Обратим внимание на то, что его светлость Посланник Аллаха был лучшим и самым приближенным человеком к Аллаху, критерием истины и весами справедливости.

Сунна Пророка, т.е. все его слова, речи, дела и даже разъяснения несли в себе религиозные и возрождающие начала. Соответствие деяний Пророка божественной Книге являются примером для всей исламской нации до Судного дня.

Аллах говорит в Коране: «И говорит он не по пристрастию. Это только откровение, которое ниспосылается».

Любой, познавший великое положение Пророка, ещё глубже осознаёт важное духовное положение Фатимы. И как сказали непорочные имамы: «Фатима принадлежит к числу непорочных и великих».

Пророк также имел других дочерей, которых очень любил. Но, несмотря на то, что он проявлял любовь, ласку и милосердие не только к своей семье, но и к незнакомым людям, все же, его отношение к Фатиме было особым.

Важно то, что, используя любую возможность, его светлость Посланник Аллаха официально говорил людям о своей любви к Фатиме. Это свидетельство того, что жизнь Фатимы и её семейства тесно связана и неотделима от Ислама. Отношение Пророка и Фатимы были не только отношениями между отцом и дочерью, но и важными моментами, касающимися всего общества, а в будущем – целого человечества. Это отношение непосредственно связано с божественными указаниями о руководстве исламской уммой.


. Его светлость Посланник Аллаха, отправляясь в путешествие, в последнюю очередь прощался с Фатимой. По возвращении, первый человек с кем он встречался, была её светлость Фатима.

. Приводится от имама Бакира и имама Садыка (да будет мир с ними!): «Каждый раз перед сном Посланник Аллаха целовал Фатиму и молился за неё».

. Приводится от имама Садыка: «Фатима говорила: «Когда был ниспослан аят: «Не обращайтесь к Посланнику среди вас, также, как обращаетесь друг к другу», я перестала обращаться к Пророку со словами «О, отец!», и поэтому называла его Посланником Аллаха. Вначале он ничего не говорил, но потом, сказал: «О, Фатима! Этот аят не относится к тебе и твоему роду, ты от меня, а я - от тебя. Этот аят был ниспослан о высокомерных и невоспитанных курайшитах. Ты же, как раньше, в обращении ко мне говори отец. Это успокаивает моё сердце, радует Всевышнего и меня».

. Его светлость Посланник Аллаха сказал: «Фатима - часть меня. Всякий, радующий её, радует и меня, всякий, обидевший её, обидит меня. Фатима самый уважаемый человек для меня».

5. Также сказал: «Она от меня, она моё сердце и душа, всякий, причинивший ей обиду, причинил обиду мне, всякий, обидевший меня, причинил обиду Аллаху».

6. Амир Шаби, Хасан Басри, Суфьян Сури, Муджахид, Ибн Джабир ибн Абдулла Ансари, имам Бакир и имам Садык приводят хадис от Пророка, что он сказал: «Поистине, Фатима - часть меня».

Бухари также приводит этот хадис от Мансура ибн Мухрама в книге «Сахих».

В хадисе, приведённом Джабиром, говорится, что Посланник Аллаха сказал: «Всякий, причинивший обиду Фатиме, причинит обиду мне, всякий, обидевший меня, обидит Аллаха».

Хадис, подобный этому, приведён в «Сахихе» Муслима и в «Хильят» Абу Наима. Кроме того, этот хадис приводится во многих суннитских книгах.

7. Посланник Аллаха вышел из дома, держа за руку Фатиму, и сказал: «Я сообщаю всем, и знающим, и незнающим её, что это Фатима, дочь Мухаммада, она - часть меня, она моё сердце и душа. Всякий, обидевший её, обидит меня, всякий, обидевший меня, причинит обиду Аллаху».

8. Посланник Аллаха сказал: «Моя дочь Фатима - госпожа женщин всех времён, она от меня, она свет моих очей, радость моего сердца и моя душа, она ангел в человеческом обличии. Когда она встаёт на молитву, её свет освещает небесный свод и ангелов, подобно тому, как звёзды освещают обитателей земли». Аллах обратился к ангелам: «О, ангелы! Моя Фатима - госпожа моих рабынь, посмотрите же, как она стоит предо мной, и вы увидите в ней истинную богобоязненность. Она обратилась ко мне всем своим существом. Будьте же свидетелями, всех её последователей я освобождаю от адского пламени».


Во втором году по хиджре Посланник Аллаха выдал замуж Фатиму за Повелителя правоверных имама Али. Они были сотворены друг для друга, и как говорят наши непорочные руководители, кроме Али никто не мог быть достойным Фатимы.

Одним из особенностей этого брака, который показывает высокое положение этих двух великих людей, является то, что Посланник Аллаха отказывался выдать Фатиму самым известным и уважаемым арабам Курайша.

Посланник Аллаха говорил: «Брак Фатимы зависит от указания Аллаха».

Когда же Али пришёл к Пророку, чтобы просить руки Фатимы, Посланник Аллаха сказал: «Ещё до твоего прихода ангел сообщил мне, что Аллах приказал выдать Фатиму за тебя».

А также в истории приводится, что Пророк сказал Али: «Ещё до тебя многие приходили в мой дом просить руки Фатимы, и каждый раз на ее лице я видел отсутствие всякого желания.

О, Али! Оставайся здесь, а я спрошу мнение Фатимы».

Посланник Аллаха пришёл к дочери и сообщил ей о том, что Али сватает её. Фатима молчала, но не отвернулась. Тогда Пророк встал и сказал: «Велик Аллах! Твоё молчание означает согласие!»

Пророк спросил Али, достаточно ли у него средств для проведения свадьбы. Али ответил, что кроме кольчуги, меча и верблюдицы у него ничего нет. Пророк предложил Али продать кольчугу, а на полученные деньги купить самое простое приданое.

На часть вырученных денег, Али купил её светлости Фатиме приданое, которое состояло из следующих вещей:

Одно платье, один большой платок, одно черное хейбарское полотенце, плетеная кровать, два матраца: одно набитое овечьей шерстью, другое - волокном фиников, четыре подушки, одна шерстяная занавесь, одна циновка, одна ручная мельница, один медный таз, кожаный сосуд, один бурдюк для воды, одна чаша для молока, один кувшин (для омовения), один кувшин зеленого цвета, несколько глиняных кувшинов.

На свадебную церемонию были приглашены мусульмане. С почётом, торжеством и благословением Посланника Аллаха Фатиму проводили в дом Али.

Каждый эпизод из этого освящённого божественным светом брака для последователей пути Посланника Аллаха и его непорочного семейства является подтверждением особого внимания Аллаха к семейству Пророка. В то же время, простота и отсутствие излишества в свадебном торжестве Фатимы и Али показывает нам исламский метод проведения свадебных обрядов.


Приводится от имама Садыка, что как-то Посланник Аллаха придя к Фатиме, увидел её в одежде из грубой ткани. Она кормила ребёнка и крутила жернова ручной мельницы. На глазах Пророка появились слёзы, он обратился к ней: «О, дочь моя! Терпи горечь этого временного мира, как предвестник сладости загробной жизни».

Фатима сказала: «О, Посланник Аллаха! Я благодарю Всевышнего!»

И тогда был ниспослан следующий аят: «Ведь вскоре твой Господь одарит тебя, и ты будешь доволен!»


От имама Садыка приводится предание, что Али приносил домой воду и хворост, а Фатима молола зерно, пекла хлеб и латала одежду.

Далее имам продолжал: «Эта великая женщина была совершенной. Пусть пребудет благословение и милость Аллаха с ней, её отцом, мужем и её детьми!»


Как-то Пророк зашёл в дом Али и увидел, что Али и Фатима заняты помолкой зерна. Посланник Аллаха спросил: «Кто из вас больше устал?»

Али ответил: «Фатима, о, Посланник Аллаха!» Посланник Аллаха обратился к Фатиме: «Вставай, дочь моя!»

Фатима встала, а Пророк вместо Фатимы, стал помогать Али.


Имам Бакир сказал: «Святая Фатима и Али (да будет мир с ними!) решили, что такие домашние дела, как месить тесто, печь хлеб, наводить чистоту в доме будет делать Фатима, а Али - заниматься делами вне дома (приносить хворост, еду и т.д.)».

Однажды Али спросил у Фатимы: «Есть ли у нас в доме еда?»

Она ответила: «Клянусь тем, кто возвеличил тебя [назначив имамом], вот уже три дня у нас нет ничего.

- Почему же ты мне не сказала об этом?

- Посланник Аллаха мне запретил просить у тебя, сказав: «Никогда не обременяй своего мужа и ничего не проси у него, только если он сам принесёт».


Повелитель правоверных Али сказал: «Клянусь Аллахом, на протяжении всей нашей с Фатимой совместной жизни, пока Аллах не забрал её к себе, я никогда не обижал, не гневил её и не принуждал к какому-либо делу. Она так же не обижала и не гневила меня. Фатима никогда не ослушивалась меня. Всякий раз, когда я смотрел на неё, все мои беды и жизненные проблемы уходили сами по себе».


Айша рассказывает: «Я никогда не видела человека, правдивее Фатимы, если не считать ее отца, Посланника Аллаха».


Хасан Басри говорит: «В этой умме ещё не приходил человек набожней Фатимы. Она молилась так, что ноги её отекали».


Имам Муджтаба повествует: «Я видел свою мать Фатиму, молившуюся в михрабе, в ночь на пятницу до самого рассвета. Я слышал, как она молилась за правоверных мусульман и мусульманок, упоминая их имена, но ни разу не попросила у Аллаха для себя. Тогда я спросил её: «Мама! Почему ты не просишь ничего для себя?». Она сказала: «Сынок, сначала нужно помолиться за ближних, затем – за себя».


Имам Муса приводит от своего отца, что Повелитель правоверных имам Али сказал: «Однажды один слепой человек попросил разрешения войти в дом святой Фатимы. Её светлость Фатима накинула хиджаб. Посланник Аллаха спросил её: «Почему ты укрылась, ведь он не видит тебя?», на что Фатима ответила: «Он не видит меня, но я вижу его».

Посланник Аллаха сказал: «Поистине, я свидетельствую, что ты - моя дочь, (которая следует традициям Ислама)».


Её светлость Фатима на вопрос «Что лучше для целомудренной женщины?», ответила: «Самое лучшее для женщины, это когда она не видит посторонних мужчин, и мужчины также не видят её».

А также на вопрос Посланника Аллаха, который он задал сподвижникам: «В какое время женщина наиболее ближе к Аллаху?», ее светлость Фатима ответила так: «Женщина наиболее близка к Создателю в то время, когда укрывается от глаз посторонних мужчин в самом скрытом уголке своего дома». Услышав эти слова Фатимы, Посланник Аллаха сказал: «Поистине, Фатима от меня!»

Необходимо отметить, что выходить женщине из дома не является запретным, за исключением, если она преследует греховные цели, развращающие общество.

И этот хадис указывает на то, что женщине желательно не появляться перед незнакомым мужчиной.


Салман Фарси рассказывает: «Как-то я зашёл в дом её светлости Фатимы и застал её за помолкой зерна. Я увидел, что ручка мельницы в крови, так как руки Фатимы от постоянной тяжёлой работы были поранены. А маленький Хусейн сидел в углу комнаты и плакал от голода.

Я обратился к Фатиме со словами: «О, дочь Посланника Аллаха, вы поранили свои руки, почему не попросите Физзу выполнить эту работу?»

Фатима ответила: «Посланник Аллаха посоветовал мне, чтобы один день в доме выполняла работу Физза, один день - я. Сегодня моя очередь».


1. Имам Саджад говорил: «Асма, дочь Амиша, рассказала мне, что однажды, когда она была у Фатимы, пришёл Посланник Аллаха. У её светлости Фатимы Захры было ожерелье из золота, которое ей подарил Повелитель правоверных имам Али.

Пророк сказал: «Фатима! Лучше было бы, если ты отказалась от этой дозволенной роскоши. Люди тогда не будут говорить, что дочь Пророка одевается как богатые».

Её светлость Фатима продала ожерелье, а на вырученные деньги купила раба и дала ему свободу, что обрадовало Посланника Аллаха».

2. Имам Бакир повествует: «Отправляясь в путешествие, Посланник Аллаха прощался со своими близкими, и в последнюю очередь он прощался со своей дочерью Фатимой. Пророк всегда отправлялся в военные походы из дома её светлости Фатимы. И всякий раз, возвращаясь, первый, с кем он встречался, была Фатима Захра, а затем уже другие родственники.

Один раз Посланник Аллаха отправился в сражение, в том бою Али получил кое-что из военных трофей и отдал Фатиме.

Она приобрела на это два серебряных браслета и материю для занавеси. Занавесь она повесила на двери дома. Когда Посланник Аллаха возвратился из очередного сражения, прежде всего, зашёл в мечеть, а после, как обычно, отправился к Фатиме.

Фатима, радостная встала, чтобы встретить любимого отца. Пророк, увидев занавесь на двери и серебреные браслеты на руках Фатимы, не вошёл в дом, а сел у порога, где мог видеть дочь.

Её светлость Фатима опечалилась и заплакала, сказав: «Никогда раньше отец не поступал так со мной».

Сняв занавесь, она позвала своих сыновей, вручила её и браслеты им, сказав: «Идите к моему отцу, передайте от меня приветствие и скажите: «После Вашего отъезда мы ничего не приобрели, кроме этого. Используйте это по Вашему усмотрению». Хасан и Хусейн выполнили поручение своей матери. Посланник Аллаха поцеловал Хасана и Хусейна, обнял их и посадил на свои колени. Он приказал сломать браслеты на мелкие кусочки. Затем позвал людей Ахл Суффе – мухаджиров, не имеющих крова и имущества. Пророк разделил кусочки украшения между ними, а ткань дал тем, у кого не было одежды.

Потом он произнёс: «Да ниспошли Аллах Свои милости Фатиме! За пожертвованную занавесь, он даст ей райские одеяния, а за браслеты - райские украшения».


Его светлость Посланник Аллаха для свадебного обряда купил Фатиме платье. Именно тогда к их дому пришёл нищий и попросил для себя одежду.

Фатима поначалу хотела отдать свою поношенную одежду, но вспомнила, что Аллах говорит в Коране: «Никогда не достигните вы благочестия, пока не дадите милостыней то, что вам дорого».

Поэтому она отдала нищему своё новое, свадебное платье.


Когда был ниспослан аят: «И поистине, геенна – это место, предназначенное всем им! В аду - семь врат, и каждые врата предназначены для части заблудших», Посланник Аллаха заплакал. Сподвижники опечалились, увидев слёзы Пророка, и не знали причины. Никто не решался заговорить с ним на эту тему.

После этого Посланник Аллаха некоторое время пребывал в печали. Салман знал, что лишь Фатима могла развеять грусть Пророка, поэтому пошёл к ней, дабы сообщить, что Пророк сильно расстроен. Салман застал её за помолкой зерна, читающей аят Корана: «И то, что у Аллаха - вечно».

Фатима была в накидке из шерсти, с заплатами. Салман сообщил Фатиме о состоянии Пророка, и о том, что ему был ниспослан аят.

Её светлость Фатима, укутанная в накидку, встала со своего места. Поражённый Салман, произнёс: «При царских дворах носят шелка, а дочь Мухаммада накидку из грубой шерсти, на которой столько заплаток».

Её светлость Фатима пришла к Посланнику Аллаха и, поприветствовав его, сказала: «О, дорогой отец! Салман был поражён моей одеждой. Клянусь Господом, который избрал Вас на пророческую миссию, уже пять лет как мы с Али не имеем никаких вещей…»

Посланник Аллаха сказал: «О, Салман! Моя дочь превосходит других в стремлении получить довольство Аллаха».

Её светлость Фатима спросила: «Отец мой! Пусть моя душа будет жертвой ради Вас! Чем вы опечалены?»

Тогда Пророк прочёл ниспосланный аят. Услышав этот аят, Фатима заплакала и проговорила: «Горе тому, кто попадёт в ад!» Тут она упала на колени и без конца повторяла эти слова.


Абу Саид Худри рассказывает: «Однажды Али ибн Аби Талиб обратился к Фатиме: «Есть ли у нас в доме еда?» Она ответила: «У нас нет еды, вот уже два дня, кроме того немногого, что я дала тебе, предпочтя тебя себе и двум нашим детям, Хасану и Хусейну».

- О, Фатима! Так почему же ты ничего не сказала мне?

- Абуль Хасан! Мне стыдно перед Аллахом просить тебя о чём-либо, когда у тебя нет возможности.

Имам Али, уповая на Бога, вышел из дома и занял в долг один динар. Он собирался что-нибудь купить для семьи и встретил Микдада ибн Асвада. День был жаркий, солнце пекло и земля накалилась от жары. Микдад плохо чувствовал себя.

Али потревожило его состояние, и он спросил: «О, Микдад! Что заставило тебя выйти из дома в столь знойную погоду?»

- Абуль Хасан! Не спрашивайте меня об этом.

- Брат! Я не могу оставить тебя, не узнав о твоей беде.

- Раз вы настаиваете, я скажу. Клянусь Аллахом, который избрал Мухаммада Пророком, а вас - его заместителем, ничто бы меня не заставило покинуть дом, если бы не голод, мучающий меня и мою семью. Я вышел из дома, в то время как мои родные плакали от голода. Я не смог выдержать этого и покинул дом в печали и с надеждой найти пропитание для семьи.

Его светлость имам Али заплакал и сказал: «Той же клятвой, которой клялся ты, клянусь и я. Я тоже вышел из дома по этой причине. Я занял в долг один динар и отдаю его тебе».

Отдав монету Микдаду, имам Али направился в мечеть Пророка, где совершил дневную, предвечернюю и вечернюю молитвы. По окончании вечерней молитвы Пророк увидел Али, который был в первом ряду совершавших молитву. Он знаком дал ему понять, чтобы Али следовал за ним. Али поздоровался с его светлостью. Ответив на приветствие, Пророк спросил: «О, Абуль Хасан, есть ли у тебя что-нибудь к ужину, чтобы я мог пойти вместе с тобой?»

Али, опустив голову, молчал, не зная, что ответить. Посланник Аллаха знал об истории с монетой (у кого была занята в долг и кому отдана). Всевышний Аллах приказал Пророку этой ночью быть в доме Али.

Пророк, видя молчание Али, сказал: «О, Абуль Хасан! Почему ты не скажешь «нет», чтобы я остался, или «да», чтобы пошёл с тобой?»

Али, в знак уважения к Пророку, сказал: «Добро пожаловать, я к вашим услугам». Взяв Али за руку, Посланник Аллаха направился к дому дочери. Когда они вошли в дом, её светлость Фатима закончила читать вечернюю молитву.

Позади неё стояла красивая посуда с едой, запах которой распространился по всему дому. Услышав голос Посланника Аллаха, Фатима поприветствовала его. Для Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) она была самым любимым и дорогим человеком.

Ответив на приветствие Фатимы, Пророк сказал ей: «Как ты провела сегодняшний день? Да ниспошлёт Аллах тебе Свои милости, дочь моя! Дай нам ужин».

Её светлость Фатима, преподнесла еду Пророку, а Али, увидев и почувствовав её вкусный запах, очень удивился и спросил: «Фатима! Откуда эта еда, подобную которой я ещё не видел?»

Его светлость Посланник Аллаха, положив свою руку на плечо Али, сказал: «Али! Это вознаграждение тебе от Аллаха за твоё милосердие. Поистине, Аллах даст пропитание кому пожелает без счета».

Затем Посланник Аллаха заплакал и продолжил: «Хвала Аллаху, который дал вам Свои блага ещё до того, как вы покинете этот мир. Ты, о, Али, подобен Захарии, а ты, Фатима, подобна Марьям, дочери Имрана». Посланник Аллаха прочитал им аят: «Всякий раз, когда Захария заходил к Марьям в михраб, он находил у неё пропитание».


Джабир ибн Абдулла Ансари говорит: «Как-то Посланник Аллаха читал предвечернюю молитву вместе с нами. После окончания молитвы он продолжал сидеть на своём месте, а люди собрались вокруг Пророка. В это время в мечеть зашёл пожилой человек из мухаджиров. Мухаджир был в старой, поношенной одежде. Он медленно подошёл к Пророку. Старик был так немощен, что едва держался на ногах. Посланник Аллаха спросил о его здоровье.

Старик сказал: «О, Посланник Аллаха! Я голоден, накорми же меня. У меня нет хорошей одежды, я нищ, прояви ко мне доброту и заботу».

- У меня нет ничего, чтобы дать тебе, но могу помочь добрым советом. Иди в дом той, которая любит Аллаха и Его Посланника, и Аллах и Его Посланник так же любят её. Той, которая жертвует всем на пути Аллаха. Иди же в дом Фатимы.

Дом Фатимы был пристроен к дому Пророка.

Посланник Аллаха сказал: «О, Билал! Встань и помоги старцу добраться до дома Фатимы!» Старик с помощью Билала дошел до дома святой Фатимы и, остановившись у дверей, громким голосом сказал: «Мир Вам, о семейство Пророка! Мир Вам, о те, дом которых посещаем ангелами, дом, в котором снисходит ангел Джабраиль Амин, чтобы передать откровение Пророку». Её светлость Фатима сказала: «И тебе мир! Кто ты?»

- Я - старик из арабского племени, и выбрал переселение из-за трудностей и проблем. Я обратил свой лик к твоему отцу, господину всех людей. Теперь же, о, дочь Посланника Аллаха, я беден и голоден. Проявите ко мне доброту и помощь, и Аллах не оставит вас без Своей милости.

Если бы тот араб знал, что её светлость Фатима, Али, а также Посланник Аллаха Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) не ели ничего вот уже три дня, он постеснялся бы просить что-либо у Фатимы. Фатима ничего не могла дать тому нищему из еды, потому, взяв обработанную шкуру, на которой всегда спали её дети Хасан и Хусейн, отдала её старику и сказала: «Возьми это, надеюсь, что Аллах по Своей милости даст тебе лучше этого».

- О, дочь Мухаммада! Я жалуюсь вам на свой голод, а вы даете мне овечью шкуру?

Услышав эти слова, ее светлость Фатима (да будет мир с ней!) взяла свое ожерелье, которое ей подарила Фатима, дочь Хамзы ибн Абд аль Муталлиба, и отдала его старику: «Возьми вот это и продай его. Надеюсь, что Аллах даст тебе вместо этого лучшее».

Взяв ожерелье, старик пришел в мечеть к Пророку. В это время Посланник Аллаха находился в окружении своих близких сторонников. Старик сказал: «О, Посланник Аллаха, Ваша дочь Фатима подарила мне это ожерелье и сказала: «Возьми это и продай, надеюсь, что Аллах даст тебе вместо этого лучшее».

Посланник Аллаха заплакал и сказал: «Как же возможно, чтобы Аллах не дал тебе лучшего, когда ожерелье было дано Фатимой, дочерью Мухаммада, госпожой всех женщин?»

Тогда Аммар ибн Ясир встал и сказал:

- О, Посланник Аллаха, разрешите мне купить это ожерелье?

Посланник Аллаха сказал: «О, Аммар! Купи его, даже если в покупке этого ожерелья будут участвовать, помогая друг другу люди и джины, купившего это ожерелье никогда не коснётся огонь ада».

Аммар сказал: «О, араб! Назови цену этому ожерелью».

- Я продам его за столько, сколько мне хватит на хлеб и мясо, которые насытили бы меня сполна, на йеменскую накидку, в которой я мог бы читать молитву, а также мне нужны деньги, которые помогли бы мне добраться до дома».

У Аммара были деньги, оставшиеся от продажи вещей, которые достались ему при разделе военных трофей в битве Хейбар. Аммар сказал: «Я дам тебе двадцать динар и двести дирхем, одну йеменскую парчу и еще верблюда, чтобы ты мог добраться до дома и накормлю тебя хлебом и мясом».

Старец воскликнул: «Ты очень щедр!»

Старик ушел вместе с Аммаром ибн Ясиром и тот дал ему все, что обещал. Когда он вернулся к Пророку, Посланник Аллаха спросил у него: «Одет и сыт ли ты?»

- Да, я теперь ни в чем не нуждаюсь, пусть мои родители будут выкупом за Вас!

- За проявленную к тебе заботу и милосердие молись за Фатиму.

- О, Господи! Нет божества кроме Тебя и нет Тебе сотоварищей в поклонении. Ты – дающий всем удел. Дай же Фатиме все лучшее, что не видели доселе человеческие взоры!

- Да будет так!

Затем Посланник Аллаха, обратившись к своим сподвижникам, сказал: «Поистине, Всевышний Аллах даровал Фатиме великие блага в этом мире, одно из них то, что ее отец - я, и нет никого среди творений Аллаха подобного мне. Али - ее муж. Если бы не было Али, то для Фатимы не нашлось бы мужа, равного ей. Аллах Великий и Могучий даровал Фатиме Хасана и Хусейна. И нет в мире прекрасней сыновей, чем эти двое, ведь они – предводители потомков пророка, они – предводители юношей рая».

В это время рядом с Пророком сидели Микдад, Аммар ибн Ясир и Салман. Посланник Аллаха, обращаясь к ним, сказал: «Рассказать ли вам еще о достоинствах Фатимы?»

- Да, Посланник Аллаха!

- Ангел Джабраиль сообщил мне, что, когда Фатима покинет этот мир и будет похоронена, к ней придут два ангела и спросят: «Кто твой Господь?», она скажет: «Аллах мой Господь!» «Кто твой Пророк?» - спросят они. «Мой отец».

«Кто твой покровитель и имам?»

«Тот, кто стоит над моей могилой. Али ибн Аби Талиб, мой муж», – скажет Фатима.

Посланник Аллаха продолжал: «О великих достоинствах Фатимы я еще хочу вам сказать вот что: Всевышний Аллах приказал большой группе из великих и приближенных ангелов охранять Фатиму справа и слева, спереди и сзади. Они на протяжении всей ее жизни рядом с ней и после смерти тоже не оставят ее. Эти ангелы всегда благословляют ее, ее отца, мужа и детей. Всякий, кто посетит меня после моей смерти (т.е. навестит могилу Пророка), подобен тому, кто посетит меня при жизни. Всякий, кто посетит Фатиму, подобен тому, кто посетит меня, всякий, кто посетит Али ибн Аби Талиба, посетит Фатиму. Всякий, кто посетит Хасана и Хусейна, посетил Али. Всякий же, посетивший потомков Хасана и Хусейна, подобен посетившему Хасана и Хусейна».

Тогда Аммар, взяв ожерелье, надушил его благовониями и завернул в йеменскую ткань. Аммар имел раба, которого звали Сахм. Позвав его, он дал ему ожерелье, сказав: «Отнеси его Посланнику Аллаха, и ты сам теперь принадлежишь Пророку».

Раб, взяв ожерелье, пришел к Посланнику и сообщил все, что ему сказал Аммар ибн Ясир. Посланник Аллаха отправил раба с ожерельем к Фатиме, сказав, что он теперь ее слуга.

Когда раб сообщил Фатиме это, она взяла ожерелье, и освободила раба. Раб засмеялся. Фатима удивленно спросила, почему он смеется. Тот сказал: «Я восхищаюсь благословенностью этого ожерелья, которое накормило голодного, обеспечило нуждающегося, освободило раба, и само это ожерелье вновь вернулось к хозяйке».


Как-то его светлость Али взял немного ячменя в долг у иудея, а тот попросил оставить что-нибудь в залог. Имам Али принес шерстяную чадру Фатимы.

Иудей положил эту чадру у себя в доме. Ночью его жена вошла в комнату, где была чадра и увидела свет, исходящий от этой материи. Женщина, вернувшись к мужу, сообщила об удивительном свете в другой комнате. Иудей был очень удивлен словами своей жены и быстро направился в ту комнату. Он увидел свет, исходящий от покрывала святой Фатимы. Этот свет был подобен свету сияющей луны в ночи. Иудей был поражен и рассказал об удивительном свете своим близким и друзьям. Родственники и знакомые того иудея пришли к нему в дом и также видели это чудо. После этого более восьмидесяти иудеев приняли исламскую религию.


Однажды иудеи решили отметить свадьбу. Они пришли к Посланнику Аллаха и сказали: «Мы ваши соседи и приглашаем вашу дочь Фатиму на свадьбу». Иудеи очень настаивали и просили не отказывать им.

Посланник Аллаха сказал: «Она - жена Али ибн Аби Талиба (т.е. просите разрешение у Али). Тогда иудеи попросили Пророка, чтобы он стал посредником и взял разрешение у Али. Иудеи приготовили все к этой свадьбе наилучшим образом. Они думали, что Фатима, дочь Пророка, придя на праздник в своем простом одеянии, будет выглядеть не так, как иудейские женщины, которые наденут свои лучшие одежды и украшения.

В это время ангел Джабраиль принёс Фатиме райские одеяния, которые были несравненны в своей красоте ни с чем. Фатима надела это одеяние, которое было неописуемого цвета и красоты. Когда же она вошла в женское собрание, иудейские женщины от увиденного ими величия и красоты упали пред Фатимой на колени, совершая земные поклоны и целуя землю, по которой должна была пройти Фатима. Тогда очень большое число иудеев, приняли Ислам и стали мусульманами.


Абу Зарр говорит: «Однажды Посланник Аллаха попросил меня привести Али к нему. Когда же я пришел к Али и позвал его, никто мне не ответил. Мое внимание привлекла ручная мельница, которая сама по себе молола зерно. Я повторно позвал Али, он услышал и вышел ко мне. И мы вместе направились к Посланнику Аллаха. Пророк поговорил с ним, по окончанию их разговора я сказал: «В доме Али я видел ручную мельницу, которая сама по себе молола зерно. И это очень удивило меня». Посланник Аллаха сказал: «Моя дочь Фатима такова, что Аллах очистил ее сердце очищением, дал ей истинную веру. Ведь Аллах осведомлен о том, что ей трудно и поэтому Всевышний помогает ей в домашних делах. Разве ты не знаешь, что Аллах имеет ангелов, которые назначены для помощи семейству Пророка?»


Многие шиитские и суннитские хадисоведы упоминают следующее: «Повелитель правоверных имам Али, ее светлость Фатима, Хасан и Хусейн, а также служанка в их доме Физза решили держать пост в течение трех дней. В первый день во время разговения к их дому пришел нищий, и Али отдал ему свою еду. За ним последовали и остальные – они отдали свою еду нищему. В тот вечер они разговелись одной лишь водой. Во второй день, когда все собрались разговляться, к их дому пришел сирота, и снова все отдали ему свою еду. На третий день в дверь постучал пленный и попросил дать что-нибудь поесть. Имам Али, а вслед за ним и все остальные отдали еду тому человеку. Именно тогда от Всевышнего Аллаха была ниспослана сура: «Разве прошел над человеком срок», в которой имеется следующий аят: «Они кормят едой, несмотря на то, что сами нуждаются в ней, бедняка, сироту и пленника». И этот священный аят указывает на самопожертвование семейства Пророка Ислама. Некоторые исламские ученые отмечают, что в этой суре упоминаются все милости рая, кроме гурий (райских девушек), и это в знак уважения к ее светлости Фатиме.

Комментарий к этому событию имеется во многих шиитских и суннитских книгах, а также в знаменитом тафсире «Кашшаф», автором которого является суннитский ученый Джарулла Замахшари.


Все шиитские ученые без исключения, а также большое число суннитских ученых считают, что аят «Татхир» (Очищение)

(«Поистине, Аллах хочет удалить скверну только от вас, семьи его дома и очистить вас полным очищением»), был ниспослан об Али ибн Аби Талибе, Фатиме, Хасане и Хусейне (да будет мир с ними!). И именно эти великие люди есть «Ахл аль Байт» - непорочное семейство Пророка, и никто другой. И как пишут комментаторы Корана, этот аят указывает на их непорочность и духовную чистоту. Также существует большое количество хадисов и других доводов, указывающих на то, что аят «Татхир» был ниспослан именно об этих великих людях. Интересующиеся этой темой, для большего ознакомления, могут обратиться к соответствующей литературе. Мы же в этой книге ограничимся приведением одного хадиса.

Нафи’ ибн Аби Хамра’ говорит: «Я был в Медине восемь месяцев. Каждое утро я видел как Пророк, выходя на утреннюю молитву, подходил к дверям святой Фатимы и говорил: «Мир вам, о семейство Пророка, пусть пребудет с вами милость Аллаха! Время молитвы. Поистине, Аллах хочет очистить только вас, и очистить полным очищением».

Те, кто был с Пророком во время Мубахиля

Все хадисоведы, историки и комментаторы священного Корана указывают на то, что Фатима–Захра одна из пяти человек, которые участвовали в Мубахиля с христианами Наджрана. Участие в Мубахиля, кроме великого достоинства и высокого достижения его участников, есть веский довод того, что семейством Пророка являются Али, Фатима, Хасан и Хусейн (да будет мир с ними!). И никто более из родственников и жен Пророка не причисляются к непорочным.

Краткая история Мубахиля:

Группа христиан из Наджрана пришли к Пророку и говорили об Иисусе. Пророк прочитал им следующий аят: «Поистине, Иса пред Аллахом подобен Адаму: Он создал его из праха, затем сказал ему: «Будь!», и он стал». Христиане не приняли это и стали возражать. И тогда был ниспослан Аллахом аят «Мубахиля», в котором был дан приказ: «Кто же будет препираться с тобой об этом после того, как пришло знамение, то скажи: «Приходите, призовем наших сынов и ваших сынов, наших женщин и ваших женщин, и нас самих и вас самих, а потом воззовем и направим проклятие Аллаха на лжецов».

Мубахиля - это когда две противоположные стороны, имеющие разногласия по какому-либо вопросу, посылают проклятие Аллаха друг на друга и просят Бога, чтобы Он ниспослал наказание на тех, кто является лжецом.

Христиане Наджрана по началу согласились на взаимное проклятие и договорились, что на следующий день на назначенном месте они совершат Мубахиля. Они ушли от Пророка, и когда собрались все вместе и стали разговаривать о предстоящем деле, главный священник сказал: «Если завтра Мухаммад придет на назначенное место вместе со своей семьей, не соглашайтесь на взаимное проклятие. Если же он придет со сподвижниками, то ничего страшного. Значит он - ненастоящий Пророк».

На следующий день Посланник Аллаха вместе с Али, Фатимой, Хасаном и Хусейном пришел на назначенное место для Мубахиля. Пророк сказал своей семье следующее: «Когда я обращусь к Аллаху с просьбой, вы говорите «Аминь». Христиане, увидев сопровождающих Пророка, очень испугались и подтвердили, что он действует подобно методу других Пророков. Они стали просить Пророка не совершать взаимного проклятия и заключить с ними мир.


Абдулла ибн Хасан говорит: «Однажды Посланник Аллаха пришел к Фатиме. Ее светлость Фатима принесла кусок сухого ячменного хлеба. Посланник Аллаха разговелся и сказал: «Дочь моя! Это первый кусок хлеба, который ест твой отец за последние три дня голода». Услышав это, Фатима горько заплакала. Пророк стал успокаивать свою дочь, вытирая ей слезы…»


Приводится от Айши следующее: «Всякий раз, когда Фатима навещала Пророка, он, в знак уважения, вставал со своего места, целовал свою любимую дочь и усаживал её рядом с собой».


После того, как Посланник Аллаха покинул этот бренный мир, разные трудности и проблемы причиняли Фатиме много горя, делали её жизнь горькой и невыносимой. Смерть дорогого отца, которого она очень любила, с одной стороны, заговоры и коварные интриги врагов, которые захватили руководство страной, принадлежащее его светлости Али, с другой, причиняли ей боль и мучение, духовное и физическое страдание.

В истории Ислама отмечено, что проблемы, горе и другие события стали причиной того, что Фатима после смерти Пророка много плакала, пребывая в глубокой печали. Иногда она ходила на могилу к Пророку, или к могилам мучеников Ислама, и много плакала. Находясь в доме, она также пребывала в трауре и печали. В связи с тем, что люди Медины стали жаловаться на постоянный плач и рыдания Фатимы, якобы причиняющие им мучения, его светлость Али построил для Фатимы на кладбище Баки’ небольшую комнату под названием «Байт аль Ахзан». Ее светлость Фатима каждое утро, взяв собой Хасана и Хусейна, ходила туда и до вечера плакала. Когда же наступала ночь, Повелитель правоверных имам Али приходил и забирал Фатиму домой. Так продолжалось до тех пор, пока она сильно не заболела. Горе Фатимы было настолько сильным, что, видя что-либо, напоминающее ей о Пророке, она сильно плакала. Билал, после смерти Пророка принял решение больше не читать азан.

Как-то её светлость Фатима сказала: «Я хочу услышать голос муаззина моего отца». Билал в знак уважения к Фатиме начал читать азан. Когда он произнес: «Аллах Велик!», Фатима не смогла сдержать слез, когда Билал стал упоминать свидетельство о пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), ее светлость Фатима потеряла сознание. Люди стали просить Билала, чтобы он прекратил чтение азана. Они подумали, что Фатима покинула этот мир. Билал прервал азан, не дочитав его до конца. Когда Фатима пришла в себя и попросила Билала закончить азан, он не соглашался и сказал: «О, дочь Пророка! Мой голос причиняет вам боль, и я боюсь за вашу жизнь».

В конце концов, невыносимая печаль и причиненные ей повреждения стали результатом того, что она тяжело заболела.

13 числа месяца джамади аль уля или 3 числа месяца джамади ас-сани в 11 году по хиджре, т.е. 75 дней или 95 дней после смерти Пророка Ислама ее светлость Фатима покинула этот бренный мир.

Мир и благословение Аллаха святой Фатиме!


(да будет мир с ним!)


Первенец имама Али и любимой дочери Пророка Фатимы родился в третьем году лунной хиджры пятнадцатого числа священного месяца рамадан.

Пророк Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) пришел в дом имама Али, дабы поздравить их с рождением сына и по велению Всевышнего нарёк младенца Хасаном.


Имам Хасан (да будет мир с ним!) провел с дедом около семи лет.

Пророк питал неизмеримую любовь и нежность к внуку. Он часто усаживал его себе на плечи, говоря при этом: «Господи! Я очень люблю своего внука, одари его Своей милостью и благодатью».

«Каждый, кто любит Хасана и Хусейна, любит и меня. Враждующий же с ними, пусть знает, что враждует со мной».

Он также сказал: «Хасан и Хусейн – предводители юношей в раю».

Указывая на Хасана и Хусейна, Посланник Аллаха говорил: «Это – мои сыновья, они руководители и имамы, независимо оттого встанут они на борьбу или нет».

Имам обладал таким благородством и великодушием, что, несмотря на ранний возраст, Пророк представлял его в качестве свидетеля при заключении некоторых соглашений. Вакиди рассказывает: «Когда Пророк заключил ответственное соглашение с племенем Бани Сакиф, составленный им текст написал Халид ибн Саид, а имам Хасан и имам Хусейн засвидетельствовали этот договор».

На шестой год хиджры христиане города Наджран направили своих ученых в Медину. Группа представителей сначала вступила в спор с великим Пророком, но, несмотря на поражение, продолжала препираться . На основе коранического аята, Пророк предложил христианам «мубахиля», состоящее в том, что представители обеих сторон, их жёны, и дети должны были просить Всевышнего наслать проклятие на лжецов. Христиане приняли предложение Пророка и решили собраться в определённом месте на следующий день. Наступило утро. Мусульмане и христиане пришли в назначенное место, чтобы увидеть Пророка и его приближённых. Они увидели, что к ним идёт Пророк в сопровождении Али, Фатимы, Хасана и Хусейна. Великий Пророк попросил родных сопровождать его молитву возгласом «Аминь».

Созерцание этой святой процессии, излучавшей божественный свет, потрясло всю христианскую делегацию. Глава христиан сказал: «Клянусь Всевышним, если Бог примет их молитвы, то всем христианам на земле суждено погибнуть». Затем они подошли к Пророку и попросили его не навлекать на них Божьего проклятия.

После этого события Всевышний ниспослал Пророку священный аят «Очищения», гласящий о непорочности и очищении от скверны его светлости и его семейства.


Имам Хасан всегда и во всем следовал своему отцу. Он выступал против угнетателей и был защитником угнетенных.

Когда один из самых верных сподвижников Посланника Аллаха, Абу Зарр, был изгнан в пустыню Рабазе, Усман (халиф того времени) отдал указ никому не сопровождать его. Однако имамы Али, Хасан и Хусейн (мир им!) проводили благородного изгнанника в путь. Прощаясь с ним, они выразили свою ненависть к правителям халифата, призвав Абу Зарра проявить терпение и стойкость.

В 36 году по хиджре вместе с отцом, имам Хасан выехал из Медины в Басру с тем, чтобы затушить пламя войны Джамаль, разожженное Айшой, Талхой и Зубайром. Прежде чем войти в Басру, Хасан по распоряжению имама Али вместе с верным сподвижником Аммаром отправился в Куфу мобилизовать силы и подоспеть на помощь к его светлости Али. Своими речами имам Хасан разоблачил Абдуллу ибн Зубайра, который необоснованно обвинял имама Али в смерти халифа Усмана.

Хасан также принял участие в сражении при Сеффейне, где скрестили свои мечи войска имама Али и Муавии. В этой битве имам Хасан был незаменимым защитником его светлости Али. Муавия, яростно стремившийся захватить власть, отправил к имаму Хасану Убайдуллу ибн Умара с посланием: «Оставь своего отца и переходи на нашу сторону. Мы передадим тебе халифат. Курайшиты не любят Али за то, что он убил их отцов в битвах с язычниками и неверными (в первые годы пророческой миссии Мухаммада). Однако к тебе они вражды не питают и поэтому примут твое правление». Его светлость имам Хасан ответил: «Курайшиты намеревались растоптать знамя Ислама и полностью уничтожить религию. Мой отец во имя Аллаха и ради Ислама уничтожил самых строптивых из них, рассеяв ряды противников. Следовательно, они ведут вражду с моим отцом и питают к нему ненависть».

Коварный Муавия, почувствовав неминуемость поражения, приказал своим воинам наколоть на копья Коран. Большинство воинов поддалось на эту интригу и потребовало прекращения войны у имама Али. Битва была приостановлена. Стороны решили провести арбитраж, назначив от себя по одному представителю. Когда в результате этого было вынесено неправильное решение, имам Хасан по распоряжению своего отца красноречиво и твердо выступил перед войском со следующей речью: «Они собрались, чтобы рассудить согласно Книге Аллаха, однако эти люди достойны порицания и сами нуждаются в суде».

Прежде чем покинуть этот мир, его светлость имам Али согласно завещанию Пророка назначил Хасана своим преемником. Засвидетельствовать волю Аллаха он призвал Хусейна и других своих детей, а также верных сподвижников.


Глубокая вера имама Хасана особенно проявлялась в тот момент, когда он, совершал омовение для чтения молитвы. Готовясь к омовению, он изменялся в лице, его тело пронизывала дрожь. Когда имама Хасана спрашивали, с чем это связано, он отвечал: «Тот, кто готовится предстать пред Всевышним, не может чувствовать ничего иного».

Со слов имама Джа’фара Садыка известно, что имам Хасан, был самым набожным человеком своего времени. Ему не было равных в добродетели.

Его светлость имам Хасан двадцать пять раз совершил хадж пешком.


Однажды во время паломничества, имам Хасан, находясь у Каабы, услышал слова мужчины, обращающегося к Всевышнему со следующей мольбой: «О, Господь! Дай мне десять тысяч дирхемов… » Его светлость, вернувшись домой, отправил тому человеку то, за чем он обращался к Богу.

Как-то раз служанка имама Хасана подарила своему господину цветы. В ответ на это он подарил ей свободу. Когда его светлость спросили, зачем он это сделал, имам ответил: «Этому нас учит Аллах», подтверждая это аятом Корана: «И когда вас приветствуют каким-нибудь приветствием, то приветствуйте лучшим или верните его же»

Имам Хасан не раз раздавал на пути Аллаха половину своего имущества, а порой даже всё до последнего дирхема.


Некий житель Сирии, которого Муавия настроил против имама Хасана, повстречав его светлость, стал оскорблять его. Имам Хасан терпеливо выслушал этого человека, после чего с улыбкой на лице, сказал: «О, странник! Я думаю, ты не из этих краёв. Если тебе нужна помощь, мы готовы помочь. Если ты ищешь наставления, мы наставим тебя. Если у тебя есть проблемы, то мы поможем устранить их. Если ты голоден, накормим тебя. Мы готовы выполнить любую твою просьбу. А если примкнешь к нам, то это будет тебе во благо, ибо мы располагаем всем, в чём ты нуждаешься».

Поняв свою ошибку, мужчина смутился, и на его глазах появились слёзы:

«Свидетельствую, что ты - наместник Бога на земле, - сказал он. - Воистину, Ему лучше знать, кому вверять власть. Ты и твой отец до сегодняшнего дня были самыми ненавистными мне людьми, однако теперь вы дороги мне больше, чем кто-либо».

В тот день старик-незнакомец был гостем имама Хасана. Впоследствии он стал верным последователем имама.

Марван Хакам постоянно издевался над имамом Хасаном и досаждал ему. Когда имам Хасан был отравлен и пал мучеником, Марван присутствовал на похоронах. Удивленный его приходом, имам Хусейн спросил: «При жизни моего брата ты делал всё, чтобы лишить его покоя, а теперь принимаешь участие в его похоронах?!»

Указывая на одну из гор, тот ответил: «Всё что я делал, я делал против человека, чьё терпение было больше, чем эта гора».


В ночь на двадцать первое число благословенного месяца рамадан в сороковом году лунной хиджры, мученически погиб имам Али. Утром следующего дня люди собрались в соборной мечети города. Его светлость имам Хасан поднялся на минбар и произнёс: «Вчера нас покинул человек, который не имел себе равных в знании и деяниях, среди тех, кто уже оставил этот мир и среди тех, кто родится в будущем. Он воевал плечом к плечу с Пророком и приложил огромное усилие для сохранения Ислама и защиты Посланника Аллаха. Пророк назначал Али главнокомандующим, и он всегда возвращался с победой…» После этих слов имам горько заплакал. Присутствующие тоже не смогли сдержать слёз.

В доказательство своего права на имамат имам Хасан сказал: «Я, сын Пророка. Пророка, который принёс вам весть о вечном рае и устрашил вас от геенны. Я отблеск того сверкающего и неугасимого пророческого пламени. Я член семейства, которое Всевышний очистил от скверны и от всех земных прегрешений и обязал людей любить его. В Коране Аллах повелевает: «Скажи [Мухаммад]: «Я не прошу у вас награды за это, а зову лишь любить близких моих».

Затем имам сел. Тут поднялся Абдулла ибн Аббас и, указав на его светлость, произнёс:

«О, люди! Он внук нашего Пророка, преемник Али и наш предводитель. Присягните же ему».

Люди группами приходили к имаму Хасану (да будет мир с ним!) и приносили присягу на верность.

Муавия, узнав о случившемся, направил в Куфу и Басру своих людей, чтобы те сообщали ему новости и постарались внести смуту в правление имама.

Однако имам Хасан благодаря своей проницательности разоблачил врагов и велел уничтожить их. В письме к Муавие, он написал: «Ты посылаешь ко мне своих приспешников? Кажется, ты жаждешь войны. Она близится! Жди её, если на то будет воля Всевышнего».

Ибн Абилхадид пересказывает адресованное Муавие письмо его светлости, следующего содержания: «Вызывает удивление, что курайшиты после кончины Пророка Ислама не устали бороться за власть, стремясь занять его место, возвышая себя над остальными арабами по причине родственных уз с ним. Сами же они не согласились последовать этому принципу и признать нас самыми близкими Пророку людьми. Несмотря на то, что мы стремились отстоять своё право, они силой отняли его у нас. Мы избегали войны и конфликтов, чтобы лишить врагов и лицемеров возможности исказить Ислам.

Сегодня мы поражаемся твоим притязаниям на то, чего ты не заслуживаешь. Ты не можешь похвастаться достоинствами в религии, за тобой нет похвальных дел. Ты – потомок той самой группы, которая подняла знамя войны против Пророка. Ты – сын самого заклятого врага Пророка из курайшитов. Однако знай, соответственное воздаяние ты получишь у Всевышнего и тогда, увидишь, за кем осталась победа. Клянусь Аллахом, пройдёт совсем немного времени, и ты сполна получишь за содеянное в этом мире. Бог справедлив к своим рабам. Имам Али ушёл из жизни. Мусульмане присягнули мне. Я молю Бога, чтобы Он не давал мне в этой жизни того, что может лишить меня Его благ в жизни загробной.

Единственное, что заставило меня написать тебе эти строки – моё обязательство пред Аллахом. Если ты последуешь примеру верующих и смиришься пред волей Создателя, это пойдёт на пользу Ислама и тебе лично. Не следуй за ложью и присягни мне, ибо знаешь, что я более достоин власти, чем кто-либо другой. Побойся Бога, положи конец своим жестокостям и не проливай кровь мусульман. Если ты не согласишься, то я вынужден буду прийти к тебе вместе с верующими, чтобы Наилучший Судья – Всевышний, рассудил нас…»

Ответное письмо Муавии Ибн Абилхадид цитирует так: «Нынешняя ситуация напоминает ту, что возникла в своё время между твоим отцом и Абу Бакром. Как и Абу Бакр, под тем предлогом, что у него больше опыта присвоил руководство исламской уммой, я считаю более достойным этого места себя. Будь я уверен, что ты сможешь лучше меня позаботиться о верующих и противостоять врагу, я бы принёс тебе присягу на верность.

Ты ведь знаешь, что я более опытен, поэтому будет лучше, если ты согласишься присягнуть мне. В свою очередь обещаю, что после меня халифат возглавишь ты. К тому же, в твоё распоряжение перейдут все деньги, имеющиеся в народной казне Ирака. Могу также передать тебе и доходы, которые приносят земли, находящиеся по соседству с Ираком… »

Муавия отказался принести присягу имаму по той причине, по которой в своё время курайшиты отвернулись от имама Али. Он прекрасно осознавал, что руководить исламской уммой достоин лишь имам Хасан, однако алчность и властолюбие не позволили ему последовать за истиной.

Муавия знал, что в вопросе руководства исламской уммой возраст человека, избранного Всевышним не играет главной роли.

Он не только не присягнул на верность имаму, но, решив устранить его со своего пути, не раз отдавал своим подчиненным тайный приказ убить его светлость. Имам Хасан, зная о коварных замыслах Муавии, даже при совершении молитвы, надевал под одежду кольчугу. Она не раз спасала имама. Однажды, когда имам Хасан (да будет мир с ним!) совершал молитву, человек, подосланный Муавиёй и ждавший удобного случая, выпустил в его светлость стрелу, однако та, попав в кольчугу, не причинила вреда имаму.

Главным предлогом Муавии, отказавшегося присягнуть имаму на верность, был возраст. Он был немного старше имама Хасана. Однако, когда Муавия выдвинул своего сына Язида преемником, то забыл об этом своём предлоге и заставил верующих присягнуть на верность Язиду.

Якобы, добиваясь создания исламского единства и избежания разногласий и конфликтов, Муавия обратился к своим подчиненным, написав им следующее: «Соберите свои войска и отправляйтесь ко мне». Они так и поступили. Муавия, сформировав мощную армию, послал её на войну с имамом Хасаном.

Имам, в свою очередь, приказал Хиджру ибн Адди Канди призвать мусульман к подготовке к войне. Глашатай известил людей, и все собрались в мечети. Имам Хасан, поднявшись на минбар, сказал: «Муавия пришел к нам с войной. Приготовьтесь к войне и отправляйтесь в лагерь Нухайле!»

Однако находившиеся в мечети мусульмане не поддержали имама, ответив на его призыв молчанием. Адди, сын известного сподвижника его светлости Али Хатама Таи, поднялся и сказал: «Я сын Хатама. Пречист Аллах! Что означает ваше молчание? Почему вы не хотите поддержать вашего имама и сына Посланника Аллаха? Побойтесь гнева Аллаха! Неужели вы не страшитесь быть посрамлёнными?» После этих слов он повернулся к имаму Хасану и произнёс: «Я слышал ваш призыв и отвечаю, что готов душой и телом подчиниться вашей воле».

Затем, обращаясь к собравшимся, сказал: «Я направлюсь в лагерь Нухайле. Каждый, желающий может присоединиться ко мне». Кейс ибн Са’д ибн Ибад Ансари, Муаккил ибн Кейс Рияхи и Зияд ибн Са’са Таими также выступили с горячими и волнующими речами в поддержку имама Хасана, подняв народ на защиту своей родины и религии. Они вооружили людей и направились в Нухайле.

Кроме последователей Посланника Аллаха и его семейства, там оказались и другие люди.

Это были:

хариджиты, приехавшие лишь для того, чтобы свести счёты с Муавиёй, а не для защиты веры и Ислама;

алчные люди, намеревавшиеся нажиться на трофеях;

люди, которые приехали согласно старой традиции - вслед за вождём своего племени и не имели никаких религиозных мотивов.

Имам направил один из отрядов под руководством Хакама в город Анбар. Однако Хакам продался за деньги Муавии и предал имама Хасана.

Сам имам отправился в Мадаэн, где собрал двенадцатитысячное войско, командование которым возложил на Убайдуллу ибн Аббаса, приказав ему первым встретить врага. Кейса ибн Са’да ибн Ибада Ансари имам назначил вторым военачальником в случае, если Убайдулла ибн Аббас будет убит.

Муавия решил переманить на свою сторону Кейса ибн Са’да, предложив ему один миллион дирхемов. Он хотел, чтобы тот перешёл на его сторону или же принял нейтральную позицию и оставил имама. В ответ Кейс сказал: «Тебе не отнять у меня моей религии обманом. Иди и расставь свои сети для другой дичи, ибо для нас они малы».

Однако командующий двенадцатитысячным войском мусульман Убайдулла ибн Аббас продался Муавии и ночью вместе со своими людьми перешёл на его сторону. Проснувшись утром, войско обнаружило, что Убайдуллы ибн Аббаса нет. Кейс ибн Са’д совершил вместе с верующими намаз и сообщил имаму о случившемся.

Муавия же, почувствовав, что невозможно подкупить Кейса, как всегда, прибег к коварству. Он отправил своих наёмников в ряды воинов имама, поставив перед ними задачу: распустить слух о том, что Кейс якобы заключил мир с Муавиёй. Другой же группе было поручено распространить среди войска ложную весть о том, что имам Хасан заключил с Муавиёй мирный договор.

Хариджиты и те, кто выступал против перемирия, поддавшись на этот обман, бросились в шатер имама Хасана, разграбили всё, что там было, и ранили его светлость в ногу. Имам Хасан, потеряв много крови, ослаб…

Сподвижники имама отвезли его в Мадаэн в дом Са’д ибн Мас’уда Сакафи, который ещё при правлении имама Али был назначен им правителем этого города. Несколько дней имам находился в доме у Са’да. В это время ему сообщили о том, что предводители некоторых племен, вышедших на войну не по религиозным мотивам или же питавшие вражду к семье Пророка, тайно написали Муавие письмо, в котором обещали выдать имама Хасана халифу, если он пребудет в Ирак.

Собрав все эти послания, Муавия отправил их имаму и призвал его заключить мир, заявив о своей готовности пойти на уступки и принять условия имама Хасана. С одной стороны, состояние его светлости после ранения было тяжелым, а с другой – Муавие удалось хитростью и коварством рассеять ряды сподвижников имама. Продолжение войны в тех условиях обернулось бы против Ислама, и неминуемо привело бы к поражению, как с военной, так и с политической точек зрения. Если бы Муавия смог одержать победу, то уничтожил бы божественную религию и всех приверженцев дорогого Пророка Ислама и его непорочного семейства.

Таким образом, в весьма трудной ситуации имам был вынужден согласиться на перемирие. Ниже приводятся лишь некоторые пункты условий, которые выдвинул имам Хасан (да будет мир с ним!):

1.     Никто не смеет проливать кровь приверженцев Пророка и его семейства, права которых должны быть защищены.

2.     Никто не имеет права произносить проклятие в адрес имама Али.

3.     Муавия должен будет восполнить ущерб, раздав один миллион дирхемов тем, кто лишился своих родственников в войнах Джамаль и Сеффейн.

4.     Имам Хасан не будет называть Муавию Эмиром правоверных.

5.     Муавия должен будет действовать согласно Книге Аллаха – Корану и сунне дорогого Пророка Ислама.

6.     Муавия не имеет права назначать преемника (т.к. истинное право руководить исламской уммой принадлежало имамам).

Муавия был вынужден согласиться с этими, а также другими условиями имама Хасана, благодаря которым был сохранен Ислам и защищены приверженцы Пророка и его семьи.


Некоторые востоковеды в своих трудах не подвергают рассматриваемые ими вопросы всестороннему глубокому изучению. Используя слабые, а порой и прямо-таки неудачные аргументы, они зачастую приходят к ошибочным выводам, считая их весьма обоснованными.

Подобные ученые, обладая поверхностными знаниями и не имея достаточно информации, посчитали, что имам Хасан в войне с Муавиёй проявил слабохарактерность: приложи он чуть больше усилий, то одержал бы победу. Если бы эти люди изучили историю мусульман того времени и приняли во внимание все аспекты рассматриваемого вопроса, никогда не пришли бы к такому абсурдному выводу.

Историки свидетельствуют, что имам Хасан воспитывал в себе воинскую доблесть плечом к плечу со своим отцом Али, принимая участие во всех сражениях, которые вели мусульмане в то время, в том числе в битвах Джамаль и Сеффейн. Не подлежит сомнению, что имам Хасан не боялся и не мог бояться военных действий, ибо он сам призывал верующих на войну с Муавиёй.

Ситуация, сложившаяся тогда в исламской умме, требовала того, чтобы имам пошел на перемирие. Таким образом, он сохранил жизни последователей Пророка Ислама и его семейства, а также защитил Ислам. Данное перемирие имело положительные последствия и с точки зрения внешней политики, ибо в то время Восточно-Римская империя, которая не раз терпела от мусульман поражения, намеревалась отомстить и выжидала удобного момента с тем, чтобы застать их врасплох.

Когда войска имама Хасана и Муавии встали друг против друга, византийцы уже были готовы нанести внезапный удар, и, если бы война продолжилась, не исключено, что мусульманам пришлось бы туго. Прекратившиеся военные действия сокрушили все планы внешнего врага.


Еще более абсурдным являются заявления других ученых, утверждающих, что его светлость посчитал Муавию более достойным возглавлять государство, поэтому и пошел на перемирие и присягнул тому в верности.

Все мы прекрасно знаем, что имам Хасан в письмах, написанных, как до заключения перемирия, так и после, открыто и ясно заявляет, что исламскую умму достоин возглавлять лишь прямой потомок Посланника Аллаха Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), то есть он сам.

После заключения перемирия Муавия приехал в Куфу и, взойдя на минбар мечети, произнёс: «Хасан ибн Али заявил, что я более достоин руководства исламской уммой, нежели он, поэтому уступил мне халифат». Присутствующий при этом имам Хасан, поднялся и сказал: «Муавия говорит неправду!» После чего имам доказал собравшимся своё превосходство, в частности, приведя коранический аят, призывающий Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и жителей Наджрана наслать взаимные проклятия на тех, кто лжёт. Имам Хасан также сказал: «Мы превосходим других согласно аятам Корана и сунне Пророка Ислама и по этим же причинам мы более чем кто-либо, достойны взять на себя руководство уммой. Однако другие попрали наши права». Кроме того, из самого соглашения о перемирии, в котором говорилось: «Имам Хасан не будет называть Муавию Эмиром правоверных», - явствует, что имам Хасан не будет подчиняться ему, как халифу. История свидетельствует, что имам не признавал Муавию, захватившего халифат силой и коварством.

Так, во время битвы хариджитов с войском Муавии, последний велел имаму Хасану выступить и сразиться с ними, однако его светлость не придал значения словам Муавии и сказал следующее: «Если бы была необходимость обнажить меч, то первым, по кому бы он прошелся, был бы ты…»

Поэтому, очевидно, абсурдные выводы некоторых ученых, которые при написании исторических книг пренебрегли своей совестью, являются ни чем иным, как ложью.

Имам Хасан заключил мир, сообразуя свои действия с возвышенными идеалами Ислама, а не потому, что признавал Муавию более достойным халифата.

Некоторые задаются вопросом: «Если исходить из того принципа, что предводитель должен учитывать мнение общества, то почему имам Хасан не продолжил войну с Муавиёй, тогда как многие сподвижники требовали этого?»

В ответ следует сказать, что продолжение войны в тот момент было во вред Исламу и самим мусульманам, поэтому имам не мог удовлетворить требованиям верующих. Согласно убеждениям шиитов, последователей Мухаммада и его непорочного семейства (да благословит Аллах его и его семейство!), руководство имама – это божественное руководство, которым обладали Пророки. Имам связан со Всемогущим Аллахом. Исходя из этого, он определяет целесообразность того или иного общественного поступка. Решение имама не может идти обществу во вред.

История помнит немало примеров, когда Пророк или имам принимали решение или совершали действия, которые, по мнению людей, противоречили общественному интересу, однако со временем люди осознавали необходимость такого решения или действия.

Как-то раз Пророк отправился вместе с верующими в Мекку, чтобы совершить паломничество к Каабе. Когда они достигли места под названием Худайбия, курайшиты воспрепятствовали их дальнейшему продвижению, ибо прибытие Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) без предупреждения, считали позором для себя. После длительных переговоров было заключено мирное соглашение сроком на три года, получившее известность, как «Соглашение при Худайбие». В нем говорилось:

В следующем году курайшиты позволят верующим посетить Мекку и в течение трех дней свободно совершать свои религиозные обряды.

В течение трех лет мусульмане и курайшиты не будут вести между собой военных действий, и мусульмане могут свободно приезжать и уезжать из Мекки.

Позволить мекканским мусульманам свободно на основе своих религиозных принципов совершать религиозные обряды.

Все перечисленные выше пункты будут соблюдаться при одном условии: если кто-либо из мекканцев сбежит от курайшитов и попросит убежища в Медине, мусульмане должны будут задержать его и вернуть обратно в Мекку, и наоборот, если кто-либо сбежит из Медины и попросит убежища в Мекке, курайшиты не будут возвращать его.

Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) согласился на эти условия, однако мусульмане были обеспокоены последним его пунктом и поэтому не желали подписывать документ. Больше всех противился Умар. Пророк сказал: «Я раб Господа и Его Посланник. Я ни за что не ослушаюсь Его…»

Случилось так, как сказал Пророк. Целесообразность данного соглашения стала очевидна всем, когда через некоторое время после его подписания и прекращения войны между мусульманами и курайшитами, а также после того, как посещения мусульманами Мекки участились, многие язычники уверовали в Аллаха и приняли Ислам. Срок данного соглашения еще не истёк, когда Ислам стал религией почти всех мекканцев.

Зухри говорит: «Только за два года худайбийского перемирия количество мусульман увеличилось настолько, сколько человек приняло Ислам за время посланнической миссии Пророка, до подписания данного соглашения».

Ибн Хишам пишет: «Зухри прав. Количество мусульман, пришедших с Пророком в Худайбию, составляло тысяча четыреста человек, однако через два года во время завоевания Мекки его сопровождало десять тысяч человек. Воистину, не зря сказал Зухри: «Ни одна военная победа не была столь величественной, сколь величественно было худайбийское соглашение».

Имам Садык изволил сказать: «Не было более значимого события, нежели заключение худайбийского соглашения».

Каждый, кто верит в руководство непорочных имамов, не должен обвинять имама Хасана в том, что он заключил перемирие с Муавиёй, так же, как не может обвинять Посланника Аллаха Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) в заключении мира с курайшитами. Поэтому, когда некоторые мусульмане укоряли имама Хасана, как в своё время осуждали Пророка, он говорил: «Не вмешивайтесь в дела имама и следуйте ему, ибо всё, что он делает, делает, согласно велению Создателя, учитывая интересы и целесообразность этого для общества, пусть даже окружающие не могут понять сути происходящего».

Абу Саид Акиса рассказывает: «Я спросил имама Хасана: «Почему вы заключили перемирие с Муавиёй, когда правда была на вашей стороне, ведь Муавия всего лишь угнетатель и человек заблудший?» Его светлость ответил: «Разве я не стал имамом после своего отца, и я не довод Всевышнего?» Я ответил: «Да, это так». Имам продолжил: «Разве Посланник Аллаха не сказал о нас: «Хасан и Хусейн – имамы. И не имеет значения, встанут они на борьбу или нет?» Я ответил: «Да, Господин».

Тут имам сказал: «Я – имам. И не имеет значения, поднимусь я на борьбу или нет. Я заключил перемирие с Муавиёй по тем же самым причинам, по каким Посланник Аллаха заключил мир в Худайбие с Замаре, Ашджа и мекканцами. С той лишь разницей, что они были неверующими, а Муавия и его приспешники выдают себя за мусульман.

О, Абу Саид! Если Всевышний сделал меня имамом, то ты не можешь сомневаться в моём решении, даже если ты не в силах постичь его разумность.

Всё это напоминает историю Хизра и Мусы. Хизр совершал поступки, разумность которых Муса понять не мог, и поэтому терялся в догадках. Однако стоило ему объяснить свои действия, как Муса успокаивался. Я тоже вызвал ваше недовольство. Это потому, что вы не в состоянии понять причину моего поступка. Знайте только, что, если бы я не сделал этого, на земле не осталось бы ни одного последователя Пророка и его семейства».


Когда Муавия взял в свои руки бразды правления, он показал своё настоящее лицо. Выступая с речью в Нухайле, он открыто заявил: «Клянусь Аллахом, я воевал с вами не для того, чтобы вы читали молитву, соблюдали пост или совершали хадж, напротив, я сделал это, чтобы прийти к власти и достиг своего. И сейчас я открыто заявляю, что нарушу все условия, оговоренные в мирном соглашении с Хасаном ибн Али».

Однако на деле Муавия был вынужден соблюдать эти условия, и это происходило большим образом по причине влияния, которым обладал имам Хасан в исламской умме.

Ибн Абилхадид рассказывает в связи с этим следующий факт: «Правитель Куфы Зияд вознамерился арестовать одного из сподвижников имама Хасана. Его светлость выразил ему свой протест: «Мы взяли с вас обязательство, что вы не будете трогать моих последователей, однако мне сообщили, что ты подвергаешь преследованиям одного из них. Я призываю тебя не делать этого».

Но Зияд не воспринял слова имама всерьёз и ответил: «Я продолжу преследовать его, даже если он спрячется меж твоей кожей и мясом».

Имам Хасан слово в слово передал слова Зияда Муавие. Халиф упрекнул Зияда, сказав: «Не трогай его последователей. Я не давал тебе на это права».


Муавия всеми имеющимися средствами, намеревался препятствовать имаму. Он досаждал ему при каждом удобном случае и, держа имама Хасана и его приверженцев под строгим контролем, оказывал на них давление. Муавия оскорблял имама Али и его семейство. Порой бесстыдство Муавии доходило до того, что он оскорблял имама Али даже на тех собраниях, в которых принимал участие имам Хасан. Несмотря на то, что его светлость имам Хасан всегда достойно отвечал на оскорбления Муавии, однако оставаться в Куфе он больше не мог, ибо дальнейшее пребывание в этом городе было равносильно пытке, и он возвращается в Медину. Однако переезд не смог изменить ситуации, поскольку Муавия назначил правителем Медины подлого и порочного человека по имени Марван. Того самого Марвана, о котором Пророк сказал: «Он подлец, и сын подлеца, проклятый, сын проклятого».

Марван создал для имама Хасана и его сподвижников невыносимые условия. Последователи его светлости не могли даже беспрепятственно посещать его дом. Несмотря на то, что имам Хасан прожил после этого в Медине десять лет, лишь незначительное число людей сумело воспользоваться его безбрежным океаном божественных знаний. Вот почему от имама Хасана сохранилось не так много хадисов.

Марван постоянно оскорбительно отзывался об имаме Али в присутствии имама Хасана. Порой он заставлял своих придворных оскорблять самого имама Хасана.


Муавия, отобравший у имама халифат под предлогом, что его светлость был молод для правления, вознамерился создать все условия, чтобы передать власть в руки своего грязного и порочного сына Язида, а также для того, чтобы после его смерти никто не смог помешать Язиду стать правителем. Единственным препятствием в осуществлении замысла был имам Хасан. Муавия опасался, что, если имам переживет его, то, возможно, народ, который сполна натерпелся от него и его рода, примкнёт к имаму. Поэтому он приложил все усилия для расправы с имамом. В конце концов, подкупив супругу имама Хасана, он добивается своей цели - отравить его светлость. Имам Хасан (да будет мир с ним!) был предан мученической смерти 28 сафара 50 года лунной хиджры и был захоронен на кладбище Баки’ в Медине, хотя сам завещал похоронить его рядом с могилой Пророка. Но по известным в истории причинам его завещание не было выполнено.

Мир и благословение Аллаха этому великому человеку!



Третьего числа месяца ша’бан в четвёртом году лунной хиджры появился на свет второй сын его светлости имама Али и святой Фатимы (да будет мир с ними!), наполнив светом и радостью дом божественного откровения и руководства.

Посланник Аллаха Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!), узнав о рождении внука, поспешил к дому Али и Фатимы и попросил Асму принести младенца. Асма, запеленав ребёнка в белую материю, принесла его Пророку. Его светлость Посланник Аллаха с любовью взял на руки новорождённого и прочитал в его правое ухо азан, а в левое - икаму.

В первые дни или на седьмой день после рождения этого благословенного младенца ангел Джабраиль снизошёл к его светлости Мухаммаду (да благословит Аллах его и его семейство!) и сказал: «Мир тебе, о, Посланник Аллаха! Назовите этого ребёнка по имени младшего сына Харуна - Шубейр, что по-арабски будет Хусейн. Так как Али по отношению к тебе, подобен Харуну по отношению к Мусе ибн Имрану, с той лишь разницей, что после тебя не будет пророков».

И таким образом, священное имя Хусейн было даровано сыну Фатимы Всевышним Аллахом. На седьмой день после рождения Хусейна, Фатима Захра принесла в жертву овцу в качестве «акике», подстригла ребёнку волосы, и на вес волос дала милостыню серебром.


После рождения Хусейна ибн Али в четвёртом году лунной хиджры и вплоть до кончины Пророка, которая произошла через шесть лет и несколько месяцев после его рождения, люди были свидетелями безграничной любви и ласки Посланника Аллаха по отношению к внуку, что указывало на его высокое положение.

Салман Фарси рассказывает: «Я видел, как Посланник Аллаха, усадив маленького Хусейна на колени, с любовью целовал его и говорил: «Ты великий и благородный, сын великого и благородного, отец великих и благородных! Ты - имам, сын имама и отец имамов, которых будет девять после тебя и последний из них – Каим - имам Эпохи».

Аннас ибн Малик приводит хадис, что когда у Посланника Аллаха спросили: «Кого он больше всего любит из своего семейства?» Он отвечал: «Хасана и Хусейна». Пророк всегда обнимал Хасана и Хусейна, вдыхал их райский запах и с нежностью целовал. И даже Абу Хурайра, который прислуживал Муавие, и являлся врагом семьи дорогого Пророка Ислама, приводит следующий хадис: «Как–то я видел Посланника Аллаха, усадившего Хасана и Хусейна на свои плечи. Подойдя к нам, его светлость сказал: «Всякий, любящий Хасана и Хусейна любит меня, всякий враждующий с ними враждует со мной».

Возвышенную, искреннюю и ярко выраженную духовную связь Пророка с имамом Хусейном можно проследить в словах дорогого Посланника Аллаха: «Хусейн от меня, а я от Хусейна».


Шесть лет своего детства маленький Хусейн провёл рядом со своим любимым дедом, Посланником Аллаха. А когда великий Пророк Ислама покинул этот бренный мир, поспешив на долгожданную встречу с Господом, тридцать лет своей жизни имам Хусейн провёл с отцом Али ибн Аби Талибом. С отцом, который правил только по справедливости, жизнь которого была преисполнена искренностью и поклонением Аллаху. Его отец был тем, кто за время своего правления ни на минуту не был оставлен в покое врагами Ислама, которые ещё в период до этого, захватив власть принадлежащую ему, постоянно причиняли душевную боль и страдания.

Его светлость имам Хусейн на протяжении всех этих трудных лет был полностью предан отцу, и во время правления его светлости имама Али вместе со старшим братом Хасаном, прилагал все усилия для продвижения исламских идей и положений. Он принял участие в битвах «Джамал», «Нахраван», «Сеффейн». Таким образом, имам Хусейн вставал на защиту своего отца и религии Аллаха, и при любой возможности выражал протест против захватчиков халифата.

Как-то, в период правления Умара, когда имам Хусейн был ещё ребёнком, он пришёл в мечеть и увидел второго халифа, восседавшего на минбаре Пророка. Тогда, он, поднявшись со своего места, прокричал: «Немедленно освободи минбар моего отца!»


После мученической смерти его светлости имама Али, по приказу Пророка Ислама и завещанию Повелителя правоверных, имамат и руководство людьми перешло к его светлости имаму Хасану, старшему сыну имама Али. Имам Хусейн, являющийся воспитанником своего деда и отца, во всех делах был спутником, единомышленником и надёжным другом имама Хасана. Имам Хасан во имя интересов Ислама и мусульманского общества по приказу Аллаха был вынужден заключить мир с Муавиёй и перенести все трудности. Имам Хусейн, зная цели и политику своего брата, никогда не противоречил ему, а напротив, всегда помогал, беспрекословно подчиняясь имаму своего времени.

Как-то, Муавия в присутствии имама Хасана и Хусейна принялся злословить в адрес имама Хасана и его благородного отца. Тогда имам Хусейн встал на защиту, дабы прервать гнусную речь Муавии, воздав ему должное. Но имам Хасан призвал своего брата к молчанию. Имам Хусейн подчинился брату, и тогда его светлость имам Хасан своим красноречием дал отпор Муавие, заставив его замолчать.


Его светлость имам Хасан покинул этот бренный мир, достойно выполнив свою тяжёлую миссию руководства людьми. По наставлению Посланника Аллаха и имама Али, а также завещанию Хасана ибн Али, имамат (духовно-политическое руководство страной) был возложен на его светлость имама Хусейна.

Имам Хусейн видел, как Муавия незаконно захватил бразды правления. Используя могущество Ислама в своих интересах, он всячески пытался уничтожить божественные указы и основы исламского государства. Это разрушающее тагутское правление сильно огорчало и приносило страдание и боль имаму.

Имам Хусейн, подобно своему брату имаму Хасану не имел возможности собрать достаточное число преданных сторонников и армию воинов, чтобы свергнуть незаконное правление.

Его светлость имам Хусейн знал, что стоит ему только открыто выступить и заявить о своих правах и целях, его тут же предадут смерти. Он прекрасно понимал, что от этого не будет пользы Исламу, поэтому, вынужден был набраться терпения и ждать.

До тех пор, пока Муавия был жив, имам Хусейн, подобно своему брату предпочитал избегать открытого столкновения с неправедной властью. Иногда в знак неодобрения имам критиковал правление Муавии.

В период, когда Муавия брал у людей присягу на верность своему сыну Язиду, его светлость имам Хусейн открыто выступил против его незаконных действий, наотрез отказавшись присягать Язиду, как халифу. Имам Хусейн заявлял Муавие об этом и даже в письменной форме критиковал его противозаконные действия. В свою очередь, Муавия не пытался насильно брать присягу с имама, так продолжалось до тех пор, пока Муавия был жив.


После смерти Муавии, на престол взошёл Язид, который называл себя «Повелителем правоверных». Для того, чтобы оправдать своё незаконное правление, он принимает решение написать послание известным и уважаемым людям, в котором призывал их признать его правление, тем самым, получить какую-то условную легитимность своей власти. Язид написал письмо управляющему Медины, в котором требовал от последнего взять присягу на верность ему у имама Хусейна, а в случае отказа убить его светлость. Наместник Медины сообщил имаму о приказе Язида, на что его светлость сказал: «Поистине, мы принадлежим Аллаху и к Нему наше возвращение. Нужно прощаться с Исламом, если исламской уммой будут управлять такие люди, как Язид».

Его светлость имам Хусейн (да будет мир с ним!) прекрасно знал, что после отказа признать правление Язида, его дальнейшее пребывание в Медине станет очень опасным для жизни. Поэтому он, по воле Всевышнего, тайно ночью покидает Медину и направляется в Мекку. Весть о прибытии имама и его отказ присягнуть Язиду быстро распространилась в Мекке. Кроме того, эта новость быстро дошла и до Куфы. Куфийцы стали призывать имама приехать к ним в город и возглавить исламское государство. Тогда имам послал к ним своего уполномоченного Муслима ибн Акила (двоюродный брат имама), чтобы тот, побывав среди людей, осведомил имама о ситуации в городе. Когда Муслим достиг Куфы, он столкнулся с горячим приёмом его жителей, и многие тысячи людей стали присягать на верность Муслиму, как заместителю имама Хусейна. Тогда, Муслим написал письмо имаму, что люди готовы к его прибытию. Имам Хусейн хорошо знал куфийцев и помнил их неверность, религиозную слабость и трусость в период правления имама Али и имама Хасана. Нельзя было доверять искренности этого народа, но всё же, чтобы выполнить приказ Всевышнего, имам принимает решение направиться в Куфу.

Восьмой день месяца зульхиджи - день, когда все паломники направлялись в сторону Мины для совершения одного из обрядов хаджа. И каждый, кто отстал от процессии, старался присоединиться к остальным. Но его светлость имам Хусейн, находившийся в Мекке со своей семьёй и сподвижниками, покидает её именно в такое время и направляется в Ирак. Этим самым, имам, выполняя свой долг, хотел показать мусульманам, что сын Посланника Аллаха не признал официальную власть Язида, и не присягнул ему на верность, как это сделали многие, а восстал против тиранического режима.

В это время Язид узнал о пребывании представителя имама Хусейна Муслима ибн Акила в Куфе и о том, что многие присягнули Муслиму на верность как посыльному имама Хусейна.

Язид посылает в Куфу Убайдуллу ибн Зияда, который отличался своей низостью и был предан во всём династии Омейядов. Ибн Зияд, используя слабость в вере и трусость куфийцев, запугивая их, сумел добиться, чтобы люди оставили Муслима ибн Акила одного. Не подчинившись угрозам Ибн Зияда, Муслим вступает в неравную битву с солдатами и погибает, проявив мужество и отвагу. Мир, милость и приветствие Аллаха этому истинному и верному сподвижнику имама!

Ибн Зияд смог настроить неверных куфийцев против имама Хусейна. Дело дошло до того, что некоторые из тех, кто некогда писал имаму письма с просьбой приехать в Куфу, теперь, надев доспехи, ожидали прихода имама, дабы предать его смерти. Его светлость имам Хусейн с первой же ночи, как покинул Медину и на протяжении всего времени, что был в Мекке, а также по пути из Мекки в Кербелу, где пал мучеником, указывал, как косвенно, так и открыто, что его цель – показать людям подлинную сущность антиисламского деспотического режима Язида. Его цель - побуждение к добру и предостережение от недобрых дел. Его подвиг - противостояние угнетению. Имам подчеркивал, что кроме возрождения подлинной сущности Корана и религии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!), он не имеет никакой другой цели в своём восстании. Восстание было его религиозным долгом, даже если оно закончится смертью имама и его сподвижников, а также пленением его семейства.

Дорогой Посланник Аллаха, а также имам Али и имам Хасан неоднократно говорили, что в будущем имам Хусейн будет предан мученической смерти. Даже в день рождения имама Посланник Аллаха сказал, что Хусейн будет предан мученической смерти в Кербеле.

Его светлость имам Хусейн, также предвидел, что в этой поездке его ждёт мученическая гибель. Но он не был из тех, кто перед божественными указами будет думать о своей жизни или о своей семье. Имам был человеком, считавшим беды на пути Аллаха милостью, а мученическую смерть - счастьем (да будет вечный мир его светлости имаму Хусейну!).

Мученическая смерть имама Хусейна стала известна во всём исламском мире, и даже простые люди знали о подробностях того трагического сражения и последующих событиях, ибо многие слышали об этом ещё от Посланника Аллаха, Повелителя правоверных и имама Хасана (да будет мир с ними!).

Имам Хусейн говорил: «Всякий, кто готов отдать свою жизнь на нашем пути и встретиться с Господом, пусть отправляется в дорогу вместе со мной». Многие из знакомых его светлости пытались препятствовать его продвижению в Куфу. Эти люди забыли, что имам Хусейн - сын Али ибн Аби Талиба и заместитель дорогого Пророка Ислама, и о том, что о своих религиозных обязанностях он осведомлён лучше, чем кто-либо другой. Всевышний Аллах возложил на него обязательство, и он не отстранится от него! Имам Хусейн продолжал свой путь вопреки осуждениям окружающих. Он пал мученической смертью вместе со своими верными сподвижниками и детьми. Каждый из его сподвижников был подобен яркой звезде. Они все погибли, но своей кровью превратили горячую землю Кербелы в красную пустыню тюльпанов, чтобы мы поняли - Язид (а также погрязшая в грехах династия Омейядов) не является заместителем Посланника Аллаха. Династия Омейядов и Ислам - несовместимы.

Поистине, если бы не мученическая смерть его светлости имама Хусейна, люди считали бы угнетателя и тирана Язида истинным заместителем Посланника Аллаха и халифом мусульман. Когда до людей доходила весть о разврате и аморальных качествах Язида, как бы они относились к Исламу? Потому что такой Ислам, представитель которого Язид, в глазах многих был бы также отвратителен, как и Язид.

Пречистое семейство дорогого имама Хусейна было захвачено армией Язида в плен. Оно донесло до людей последнее послание мучеников Кербелы.

Мы слышали и знаем, что крик угнетённого семейства Пророка, раздавшийся в различных городах, базарах, площадях, мечетях и пропитанном грехами дворце Ибн Зияда и презренного Язида, обнажил и показал простым и обманутым людям подлинное лицо угнетателей.

Этим самым, они доказали, что Язид, проводящий всё своё время в играх с собаками и пьющий вина, не имеет право на халифат. Их слова завершили послание его светлости имама Хусейна и подняли бурю в сердцах людей. Имя же Язида навсегда стало олицетворением самого низкого и отвратительного. Благодаря восстанию имама, все планы и дьявольские желания угнетателей были обращены в прах.

Посредством глубокого исследования восстания имама Хусейна, мы сможем ознакомиться с плодотворным и всесторонним влиянием этого движения.

Со дня гибели имама Хусейна и до сего времени его последователи, а также все те, кто ценят и уважают подлинное человеческое величие, облачаются в чёрные одежды и, оплакивая, проводят день мученической смерти имама в трауре и печали, выражая тем самым свою величайшую скорбь. Наши непорочные имамы всегда призывали сохранять память о событиях Кербелы. Наши имамы не только совершали зиярат к месту гибели имама Хусейна и его верных сподвижников и проводили траурные церемонии по этому поводу, но также указывали на большую важность проведения подобных церемоний.

Так Абу Аммар говорит: «Как-то я посетил имама Садыка. Он попросил: «Прочти нам стихи об имаме Хусейне». Когда я начал читать стихи, имам стал плакать. Я читал, имам же плакал, да так, что его голос был слышен вне дома. Когда же я закончил читать стихи, имам сказал мне о важности и большом воздаянии тому, кто читает траурные панегирики, и тем самым побуждает людей плакать по погибшему имаму Хусейну.

Также имам сказал: «Не подобает проливать слёзы и проявлять нетерпение по какому-либо горю, разве что по трагедии, которая случилась с имамом Хусейном ибн Али, вознаграждение, за которое будет бесценным».

Его светлость имам Бакир аль Улум сказал Мухаммаду ибн Муслиму, одному из своих сподвижников: «Скажи нашим последователям, чтобы они посещали могилу имама Хусейна, ибо для каждого человека с верой в наше руководство (имамат) - это дело является важным».

Его светлость имам Садык сказал: «Поистине, посещение могилы его светлости имама Хусейна превыше всякого деяния».

В действительности, посещение могилы имама Хусейна является великой школой, которая обучает человечество урокам веры и праведности. Эта школа направляет человеческий дух на невиданные высоты чистоты и преданности божественному пути. Оплакивание имама Хусейна, а также посещение могилы его светлости имеет огромное значение в духовном воспитании. Но необходимо знать, что будет неправильным уделять всё своё внимание только этим обрядам, ибо эта церемония и религиозная философия воспитывает в человеке, прежде всего, защиту религиозных законов, преданность и жертвенность во имя религии. Мы должны обучаться человечности в школе имама Хусейна. Наши сердца должны быть свободны от всего, что вне Бога, если бы мы уделяли своё внимание только внешней форме и обрядам, то благородные цели восстания имама Хусейна были бы забыты.


Если окинуть взглядом наполненную стремлением к Аллаху 57-летнюю жизнь его светлости имама Хусейна, мы увидим, что всё это время он посвятил себя очищению, смирению пред Аллахом, распространению подлинных пророческих идей, и многое другое, что мы не в состоянии постичь.

Теперь, позвольте очень кратко остановиться на некоторых моментах жизни его светлости имама Хусейна.

Он вставал на молитву пред Аллахом, читал Коран, дуа (молитвы), часто в глубокой ночи он совершал по сотни ракатов намаза, и даже в последнюю ночь своей жизни не оставил молитв и чтение Корана. Его светлость имам Хусейн перед решающим сражением попросил у врагов одну ночь, чтобы провести её в молитвах. Он говорил: «Всевышний Аллах знает, как я люблю молитвы и чтение Корана». Имам часто отправлялся в хадж пешком. Дети Галиба Асади (Башар и Башир) рассказывают: «В послеобеденное время в день «Арафы», девятого числа запретного месяца зульхиджи мы были вместе с имамом Хусейном. Его светлость с большим смирением и покорностью вышел из шатра и вместе с большой группой сторонников и детьми встал у левого подножья горы. Он, повернув своё лицо в сторону Каабы, поднял руки к небу и обратился к Аллаху со следующей мольбой:

«Хвала и благодарность Всевышнему Аллаху! Никто и ничто не в состоянии изменить предначертанное Всевышним и предотвратить божественную милость. Двери божественной милости и щедрости всегда открыты. Он всё установил на основании Своей мудрости. Стремления и желания тех, кто скрывает свои деяния от других, не скрыты от Него. Всё, что у Аллаха (всякое дело, совершенное ради Аллаха) никогда не будет уничтожено Им. Он, дающий воздаяния и наказывающий за прегрешения. Он тот, кто исправляет положение Своих праведных рабов. Он обеспечивающий, заботящийся и милосердный к обездоленным и угнетённым. Он тот, кто ниспослал милости и божественную книгу – Коран, который есть свет. Он слышит молитвы Своих рабов, Он тот, кто разрешает трудности и проблемы людей. Он тот, кто возвышает тех, кто совершает добрые дела. Он тот, кто уничтожает угнетателей. Нет божества кроме Аллаха, нет подобного Ему, и ничто Ему не равно! Слышащий, Видящий, Прощающий, Знающий и Сведущий обо всём. Он над каждой вещью мощен.

Я обращаюсь к Тебе и свидетельствую о том, что Ты - Господь, я свидетельствую о том, что Ты - Создатель всего сущего и к Тебе наше возвращение. Ещё до моего появления и до того, как появились какие-то признаки моего будущего существования, Ты проявил ко мне Своё милосердие, создав меня из земли. Потом, Ты, о, Господи мой, вывел меня здоровым, и наставил меня на правильный путь Своим предопределением, ещё до того, как ввести меня в этот мир. О, мой Бог! Именно Ты сохранял меня, когда я был маленьким, Ты давал мне пропитание, Ты сделал сердца тех, кто вел заботу обо мне милосердными, Ты сохранил меня от скрытого зла джинов. Ты был тем, кто сохранил меня от различных болезней. Ты, о, Господи, Прощающий и Величайший. О, Всемилостивый и Милосердный! Ещё до того как дать мне дар речи, одарил Ты меня всеми свои благами и милостями. И всё это время, именно Ты, о, Господи, заботился обо мне. Ты дал мне возможность познания, этим самым завершил для меня свою милость. Твоя мудрость, о, Господи, поразила моё сердце. Все творения, созданные Тобой, как на небе, так и на земле придали мне больше бдительности и здравомыслия. Ты, о, Господь, для того, чтобы я мог выражать свою благодарность Тебе и поминать имя Твоё, дал мне сознание, повиновение и служение Себе заповедовал. Ты, о, Господи дал мне возможность постичь то, что принесли нам Пророки, и дал возможность принять то, что повлечёт Твоё довольство. Твоя помощь и безграничная доброта ко мне во всех этих жизненных периодах является Твоей безграничной щедростью. О, мой Господь! Поистине, Ты не удовлетворился этими благами ко мне, давая мне всевозможные, неисчислимые милости из одежды, еды и питья. Когда же Ты, о, Господи, закончил Свои блага и отстранил от меня всевозможные несчастья, моё невежество и дерзость по отношению к Тебе не послужили причиной тому, чтобы Ты уменьшил блага и отстранил меня от того, что даёт мне право быть подле Тебя. О, Аллах! Какие из Твоих милостей можно подсчитать, какому из твоих благ мне надо быть благодарным, ведь Твои блага превыше того, чтобы их можно было бы подсчитать! Всевозможные проблемы, беды и несчастья, которые Ты отстранил от меня и неведомы мне, несоизмеримо больше тех благ, которые представлены предо мной.

О, Аллах! Я беру Тебя в свидетели своей веры. И если представить, что я прожил бы длинную жизнь, сравнимую целым эпохам, и всё это время посвятил тому, чтобы отблагодарить Тебя только за одно данное благо, я буду не в состоянии сделать это. Только Ты оказываешь мне благодеяние в том, чтобы я мог хоть как-то быть благодарным Тебе, хотя и эта оказанная Тобою милость, уже есть большое благо.

О, мой Господь! Ниспошли мне богобоязненность и счастье быть праведным и преданным Тебе рабом. И воздержи меня от совершения грехов, отдаляющих от Твоего блага.

О, Аллах! Сделай меня независимым, дай мне уверенность и искренность в деяниях. Надели меня светом в религии… О, мой Господь! Если я захочу подсчитать Твои милости ко мне, никогда я не смогу сделать этого.

О, покровитель мой!

Ты Тот, Кто даровал мне мирские блага,

Ты Тот, Кто облагодетельствовал меня,

Ты Тот, Кто с достоинством ведешь все дела,

Ты Тот, Кто прощенье доводит до конца,

Ты Тот, Кто дарует удел,

Ты Тот, Кто наставленье даёт и удачу,

Ты Тот, от кого все блага,

Ты Тот, Кто нужду отдалил от меня,

Ты Тот, Кто для жизни дал мне средства,

Ты Тот, у кого от бед ищу я спасенья,

Ты Тот, Кто наставил меня на праведный путь,

Ты Тот, Кто хранит меня от суеты и пут,

Ты Тот, Кто прощенье моё от Тебя,

Ты Тот, Кто поспешил на помощь ко мне,

придал сил, исцелил, дал здоровье, возвысил меня!

Благословен Ты о, Господь! Велик Ты, и вечная хвала Тебе. Я благодарен Тебе. Так, о, Господи, прости и помилуй меня».

В тот день имам Хусейн настолько приблизил сердца присутствующих к Создателю, что они, подняв плач, со словами «Аминь!», воззвали Аллаха, прося исполнения молитвы его светлости.

Ибн Асир в книге «Усд аль Габа» пишет: «Его светлость имам Хусейн (да будет доволен им Аллах!) много постился, молился, совершал хадж и давал милостыню нищим. Все его дела были в высшей степени праведны и прекрасны».

Личность имама Хусейна была необыкновенно величественна и прекрасна. Когда он вместе со своим братом имамом Хасаном пешком отправлялся в Мекку, то при встрече с ними люди знатного происхождения в знак уважения, сходили с лошадей и верблюдов. Уважение, которое оказывали имаму, было следствием того, что он всегда был с народом и никогда не отстранялся от него. Он прекрасно был осведомлён о различных делах людей, его вера в Аллаха и помощь людям были всегда неотделимы друг от друга. Ведь он не имел ни дворцов, ни солдат, ни слуг, готовых подчиняться ему.

В один из дней его светлость имам Хусейн, проходя по улице, увидел нищих, которые ели сухой хлеб и, увидев имама, пригласили его также отведать их скудную пищу. Имам принял их приглашение, сказав: «Поистине, Аллах не любит высокомерных». Затем имам, обратившись к нищим, сказал: «Я принял ваше приглашение, теперь и вы примите моё». Они согласились и направились в дом имама Хусейна. Его светлость приказал принести для гостей всё, что было у него в доме. Таким образом, имам, тепло приняв нищих, дал урок милосердия всем своим последователям.

Шуайб ибн Абдаррахман Хузаи говорит: «Когда его светлость имам Хусейн пал мученической смертью, на его плече увидели мозоли. Люди спросили у имама Зейн аль Абидина об этом, на что он ответил: «Это от мешка с едой, которую мой отец по ночам разносил обездоленным, угнетённым и сиротам». Любовь имама Хусейна к защите угнетённых и обездоленных можно проследить в истории Аринаб и её мужа Абдуллы ибн Салама.

Когда Язид ибн Муавия стал преемником власти своего отца, в его распоряжении попали различные богатства, все его плотские, сладострастные желания беспрекословно удовлетворялись, но, тем не менее, его нечестивый взгляд привлекла скромная и целомудренная замужняя женщина. Муавия вместо того, чтобы показать неправильность действий своего сына, путём обмана и хитрости развёл ту женщину от мужа и добился, чтобы она попала в дом Язида. Его светлость имам Хусейн узнал об этом событии и предпринял всевозможные меры, чтобы не допустить реализации дьявольских целей Муавии и его сына. Женщина вернулась в дом к своему мужу Абдулле ибн Саламу, а планы и стремления Язида провалились. Это происшествие наглядно показывает подлинное лицо династии Омейядов, а с другой стороны - достоинства, честь, верность, благородство семейства Али ибн Аби Талиба.

Алаили в своей книге «Самув аль Ма’ана» пишет: «В истории человечества мы встречаемся с великими личностями, которые проявляли себя различными образами. Одни в сражениях поражали своими подвигами и храбростью. Другие отличались смелостью, третьи - аскетизмом, четвёртые - щедростью. Но величие имама Хусейна представляло собой неисчерпаемый источник, вбирающий в себя все наилучшие качества».

Да, действительно имам Хусейн был наследником его светлости Посланника Аллаха и великой справедливости. Его отец - имам Али, наследник величия и божественного блеска. Его мать - святая Фатима. Разве может быть лучше достоинства, чем это? Самое лучшее достоинство человека не сравнится с достоинством имама Хусейна.

Мир и приветствие его светлости имаму Хусейну, образ которого олицетворяет человеческую свободу и независимость. Его жизнь, мученическая смерть, речи, дела являются для нас не только образцом подражания великой исторической личности, потому как имам вбирает в себя все наилучшие качества. Он в состоянии ввести человека в божественный мир и поручиться за счастье человечества.


Давайте обратимся к бесценным речам имама Хусейна:

1. «Люди - рабы этого временного мира, религию же они признают только своими языками, и то, до тех пор, пока их речи не будут противоречить их интересам. Они вращаются вокруг религии, когда же к ним придёт божественное испытание, тогда последователей религии очень мало».

2. Его светлость имам Хусейн завещал своему сыну Зейн аль Абидину: «О, сын мой! Отстраняйся от причинения несправедливости тому, кто кроме Аллаха не имеет никого (т.е. Аллах быстро отвечает на призыв угнетённого, который уповает на Него, и воздаёт угнетателю по заслугам)».

3. Некто попросил у имама написать ему о добре в этом и последующем мирах. Имам написал ему: «Во имя Аллаха Всемилостивого, Милосердного! Всякий, кто ищет божественного довольства и не меняет его на гнев людской, Аллах разрешит его дела, зависящие от людей. А тот, кто ищет довольства людей, будет предоставлен людям».

4. Некий человек обратился к имаму Хусейну со словами: «О, сын Посланника Аллаха! Я погряз в грехах, и нет никого, кто бы помог мне освободиться от этих грехов. Дайте мне наставление». Имам сказал: « Греши, не выполняя пяти вещей:

1. Совершай грехи, не используя божественные милости.

2. Греши там, где тебя не постигнет божественное покровительство.

3. Если можешь укрыться в таком месте, где Аллах бы тебя не видел, делай грехи.

4. Если ты в состоянии не повиноваться ангелу, который придёт забрать твою душу, совершай грехи.

5. Если сможешь отвратить от себя огненное пламя ада, греши сколько тебе угодно».

5. Его светлость имам Хусейн сказал: «О, потомок Адама! Поистине, твоё существование – твоя жизнь. С каждым прожитым тобою днём, она становится короче. (Использовал ли ты это время? И будь внимателен в проведении оставшегося отрезка жизни)».

6. У имама спросили, как он встретил утро, т.е. о расположении его дел. На что имам ответил: «Я встретил утро, имея Господа, который видит мои деяния, а огонь геенны находится передо мной. Смерть же преследует меня, и вот-вот готова настигнуть. Расчёт (в этом мире и в Судный день) окружил меня, и я заложник своих дел. И не всё что пожелаю, осуществляется. Я не в силах защитить себя от напастей и бед. Поистине, все мои дела в руках другого (т.е. Аллаха), если Он пожелает, накажет, если пожелает, простит. И поэтому, есть ли кто беспомощнее, чем я?»

7. Имам сказал: «Группа людей поклоняется Аллаху с целью попасть в рай и получить вознаграждение. Такое поклонение - поклонение торговцев, с целью получения собственной выгоды. Другая группа поклоняется Аллаху, чтобы не попасть в ад, это поклонение - поклонение рабов. (Если бы не было божественного наказания, они не поклонялись бы Аллаху). Третья группа поклоняется Аллаху из благодарности за неисчислимые блага, данные Им. Это поклонение свободолюбивых людей».

8. Всевышний не возлагает на человека больше того, что он в состоянии выполнить.

9. Цена человека - рай, так не продавайте себя за другую цену. Кто довольствуется только этим миром, тот продал себя за низкую и невыгодную цену.

10. Разум человека будет полноценным, только после следования за истиной.

11. Благодарность милостям Господним становится причиной ниспослания новых благ.

12. Не считай надёжным никого, кроме богобоязненного человека (имеющего веру в Аллаха).

13. У имама спросили, что такое превосходство? Он ответил: «Это когда ты хозяин своего языка и хорошо относишься к другим».


В глубине ночи, переодевшись, чтобы его не узнали, он раздавал хлеб всем обездоленным и нуждающимся людям Медины. Когда он умер, они поняли, что их спаситель-незнакомец был Али ибн Хусейн - имам Саджад».


Имя его светлости – Али и наиболее известные эпитеты «Зейн аль Абидин» («Украшение поклоняющихся») и «Саджад» («совершающий много земных поклонов»). Он родился в городе Медина, в середине месяца джамади аль аввал 38 года лунной хиджры. Его отец - «Предводитель мучеников» имам Хусейн и мать - Шахрибану.


Однажды один из родственников имама Саджада, оскорбил его в обществе, а затем ушёл. Имам обратился к присутствующим: «Вы слышали его слова! А теперь я хочу, чтобы вы пошли за мной и услышали мой ответ».

- Мы пойдём за Вами, - сказали они. - Но было бы лучше, если бы мы дали ему отпор в тот момент, когда он осмелился оклеветать Вас.

Имам с людьми направился к дому оскорбителя и по пути прочёл аят, в котором поясняются несколько наивысших качеств правоверных:

«…сдерживающих гнев, прощающих людей. Поистине, Аллах любит добродетелей».

Поначалу спутники имама думали о нём совсем другое, но тут они поняли, что он идёт не ради мести. Прибыв к дому того человека, имам велел доложить о себе. Решив, что имам Саджад пришел отплатить за его неуважение, мужчина приготовил себя к неминуемой ссоре. Когда он вышел из дома, имам сказал ему:

- Брат мой! Ты, совсем недавно сказал обо мне нечто. Если сказанное тобой действительно во мне есть, то я взываю к Богу простить меня, а если во мне его нет, то я прошу Бога простить тебя.

Необычайная мягкость имама смутила мужчину и он, подойдя к нему поближе, поцеловал его светлость в лоб и произнёс:

- Сказанное мною не существует в Вас! Признаю, что я более достоин своих слов.

Имам Садык рассказывает, что в Медине жил некий бездельник Дилкак, который постоянно смешил народ. Однако Дилкак сам признался в том, что до сих пор ему не удалось рассмешить Али ибн Хусейна. В один из дней он проходил мимо имама и, чтобы подшутить, задел его абу так, что она упала. Имам Саджад не обратил ни малейшего внимания на дурное поведение того человека.

- Кто это был? – спросил имам у своих спутников, когда те подобрали его абу.

- Это был Дилкак, который веселит людей, - последовал ответ.

- Так передайте же ему, - сказал имам. - Поистине настанет день, когда бездельникам и пустословам сполна воздастся за совершенные ими дела.

Как-то имам Саджад решил навестить Зейда ибн Усаму, который был при смерти. Больной горько плакал и имам спросил: «Почему ты плачешь?»

- Я должен заплатить долг размером в пятнадцать тысяч динаров. Но даже если я заложу всё своё имущество, его не хватит на то, чтобы погасить долг, - пояснил Зейд.

- Не печалься, я сам верну твой долг, - сказал имам Саджад. И он поступил так, как обещал.

В глубине ночи, переодевшись, чтобы его не узнали, он раздавал хлеб всем обездоленным и нуждающимся людям Медины. Когда он умер, они поняли, что их спаситель-незнакомец был Али ибн Хусейн - имам Саджад. Также, только после смерти имама, выяснилось, что он обеспечивал в Медине сто бедных семей, и они в свою очередь не знали, что их покровителем был Али ибн Хусейн.

Один из племянников имама Саджада говорит: «Моя мать всегда настаивала на том, чтобы я часто ходил к своему дяде Али ибн Хусейну. Всякий раз, навещая его, я извлекал пользу из его глубоких знаний. Порой, видя его смирение и покорность перед Всевышним, в моём сердце появлялись эти же чувства».

Имам Бакир рассказывает: «Во время чтения намаза мой отец был похож на покорного раба, смиренно преклонившегося перед своим господином. Величие Аллаха внушало ему страх, тело его бросало в дрожь, а цвет лица менялся. Он совершал молитву так, что казалось, будто читает её в последний раз».


Однажды Хишам сын Абд аль Малика, из династии Омейядов, прибыл в Мекку с целью совершить паломничество. Во время ритуального обхождения вокруг Каабы было так много народу, что он не смог дотронуться до Хаджар аль Асвада. Хишам сел в сторонке, решив подождать, когда число паломников уменьшится. В тот момент туда пришёл имам Зейн аль Абидин. Люди, увидев имама, освободили ему дорогу, и он без труда дошёл и прикоснулся к чёрному камню. Хишама очень разгневало то уважение, которое люди уделяли имаму. Тут некий сириец поинтересовался у Хишама, кто тот человек, к которому все относятся с большим почтением. Испугавшись, что сириец тоже примкнёт к его светлости, он ответил: «Я не знаю его».

- Я его знаю! – незамедлительно сказал известный и благородный поэт Фараздак, который присутствовал там, и прочёл длинную касиду, обращённую имаму Саджаду. Стихи были столь выразительны и красноречивы, что привели в ярость Хишама, подобно раненному зверю. Позже Хишам ибн Абд аль Малик приказал бросить поэта в темницу.

Имам, узнав о заключении Фараздака, послал ему деньги. Однако поэт отказался от них и известил его светлость о том, что прочёл ту касиду ради Аллаха и его Посланника. Удостоверившись в искренности и правоте Фараздака, имам вновь отсылает ему деньги, с просьбой принять их и, тем самым, сохранить воздаяние в мире ином. Также, имам Саджад велел передать поэту, что он из семейства благодеяния и милости и то, что дарит, не берёт назад.


Безусловно, пленение домочадцев имама Хусейна сыграло немаловажную роль в донесении людям о его священном восстании. Ибо, если бы они не пересказали трагедию, свершившуюся в Кербеле, проявив при этом мужество и терпение, то никогда никому не было бы известно об обстоятельствах гибели имама Хусейна, а Омейяды, в особенности Язид, не были бы столь опозорены и осрамлены.

Это событие не возымело бы такого огромного значения, ни была бы возрождена память об этом кровавом сражении. Язид, рассказывая об этих событиях, хотел ввести народ в заблуждение, всячески пытаясь скрыть от мусульман правду. Он изображал эти события таким образом, что якобы отправил своё войско в Кербелу для подавления и уничтожения группы хариджитов Ирака. Кроме того, он говорил, что те головы - головы мятежников и отступников, желающих искоренить Ислам.

Однако, куда бы ни вели семейство имама Хусейна, они, вопреки иным пленникам и общепринятому мнению большинства, считавших их сломленными и поверженными, объявляли себя победителями, а врагов – побеждёнными.

Из всех оставшихся в живых после сражения при Кербеле, решительную роль в пробуждении народа сыграли его светлость имам Саджад и Зайнаб Кубра (тетя имама по отцу). Несмотря на боль утраты отца, родных и близких, а также последствия перенесённой болезни, которые давали о себе знать, имам верно исполнял свой долг. Для этой цели, он использовал каждый миг своей жизни, дабы просветить умы людей. Так, в Куфе, когда Зайнаб, её сестра и Фатима Сугра произнесли свои пламенные речи, присутствующие были столь посрамлены и сконфужены, что подняли плач. Тогда имам Саджад, сделал знак, призвав их к тишине, и после вознесения хвалы Всемогущему Аллаху и приветствия Пророку, сказал: «О, люди! Я, сын Хусейна ибн Али ибн Аби Талиба! Я, сын того, чьё имущество было разграблено, а семейство взято в плен и приведено сюда! Я, сын того, кто был безвинно убит у реки Евфрат!

О, люди! Заклинаю вас Богом, разве не вы писали моему отцу, а когда он принял ваше приглашение, вы убили его?

О, люди! Что вы ответите Пророку в Судный День, когда он скажет вам, что вы убийцы его семейства, что вы не отдали ему должного уважения, и, наконец, что вы не принадлежите к его умме?»

Речь имама, словно буря обрушилась на куфийцев; жалобный плач раздавался вблизи и вдали. Они плакали, упрекая друг друга в том, что, сами того не зная, обрекли себя на гибель и страдания.

Таким образом, его светлость имам смог довести до притупленного сознания народа, значимость кровавой трагедии, произошедшей в Кербеле и указать им на их преступление. Когда семейство имама-мученика привели во дворец ибн Зияда, тот, увидев четвёртого имама, Зейн аль Абидина, спросил:

- Кто этот человек?

Его осведомили о том, что это Али ибн Хусейн.

- Разве Бог не погубил его?! – удивлённо сказал он.

- У меня был брат по имени Али, люди убили его, – ответил имам.

- Нет, неправда. Бог убил его! – воскликнул ибн Зияд.

В ответ имам прочёл следующий аят: «Аллах приемлет души в момент их смерти…»

- И ты ещё смеешь возражать мне? – в негодовании сказал правитель Куфы и немедленно приказал убить имама за его смелость.

- Ты никого не пощадил из нас и если вознамерился предать смерти Али ибн Хусейна, то убей вместе с ним и меня, - выступила с протестом Зайнаб Кубра.

Попросив её светлость Зайнаб не вступать в разговор с ибн Зиядом, имам Саджад пообещал сам поговорить с ним. Затем он обратился к правителю с такими словами: «О, ибн Зияд! Ты угрожаешь мне смертью? Разве тебе не известно, что мученическая гибель на пути Аллаха – наша милость и благодеяние, и что это приносит нам величие?!»


В Сирии, когда имама и несколько других его сородичей связали одной верёвкой и повели во дворец к халифу Язиду, он смело сказал:

- Эй, Язид! Как ты думаешь, как бы отреагировал Святой Пророк, увидев нас в таком положении?

Это небольшое, но решительное предложение, привело всех присутствующих в волнение, что они принялись громко плакать.

Некий мусульманин рассказывает, что когда в Сирию привели пленников, он тоже был там. На сирийском базаре, у двери мечети, в том месте, где обычно держат людей, взятых в плен, пришёл старик и сказал: «Хвала Господу, который погубил вас и не дал поднять вам мятеж и смуту…»

- Я выслушал тебя, - сказал имам, когда тот человек закончил говорить. - Твои слова свидетельствовали о глубокой ненависти в твоём сердце, которую ты питаешь к нам. Теперь послушай меня, подобно тому, как я слушал тебя.

- Говори, - согласился тот.

- Читал ли ты Коран?

- Да, читал.

- Читал ли ты этот аят: «Скажи (О, Пророк!): Я не прошу у вас за это награды, а только любви к ближним…»

- Да, читал.

- А этот аят: «И воздай родственнику должное ему».

- Да, читал.

- Так знай, что мы и есть те самые «родственники», о которых говорит Аллах.

- Ответь, неужели это правда?

- Да, правда. Род Пророка – это мы. А читал ли ты аят о хумсе, который гласит: «И знайте, что если вы взяли что-либо в добычу, то Аллаху, Посланнику и родственникам принадлежит пятая часть всего добытого…»

- Да, читал.

- Знай, под «родственниками» Бог подразумевает нас. Читал ли ты аят «Очищения»: «Аллах хочет удалить скверну от вас, семьи его дома и очистить вас очищением».

Тут, старик возвёл руки к небу и три раза произнёс: «Господи, я раскаиваюсь. Прости меня за мою вражду к семейству Твоего Пророка. Господи, я отрекаюсь от людей, безжалостно убивших их. Я и раньше читал Коран, однако не внимал истинам, содержащимся в нём».


Однажды в Соборной мечети Сирии Язид приказывает некоему оратору взойти на минбар и оклеветать имама Али и Хусейна. Послушно выполняя волю господина, проповедник отзывается самым наихудшим образом о двух вышеназванных имамах, и, желая угодить своим хозяевам, прославляет самого Язида и его отца Муавию.

- О горе тебе, человек! – сказал громко имам Саджад, который тоже был в числе присутствующих. – Ты променял милость творения (Язида), на гнев Творца и, следовательно, ты уготовил себе место в аду!

Тогда имам, обратившись к Язиду, произнёс: «Позволь мне подняться на этот кусок из дерева (минбар) и прочитать речь, которая, несомненно, будет угодна Всевышнему, а слушатели извлекут для себя пользу».

Вначале халиф был против выступления его светлости, а когда люди настояли на его согласии, то он промолвил: «Если имам взойдет на минбар, мне и семейству Абу Суфьяна не избежать позора».

- Но, что же он может такого сказать? – с удивлением спросили они.

В ответ Язид привёл такой довод: «Но ведь имам принадлежит роду, который впитывает мудрость и знания с молоком матери».

Так или иначе, имам поднялся на возвышение, и после вознесения хвалы Аллаху и приветствия Пророку, начал: «Хвала Аллаху, которому нет начала и конца. Он самый Первый и самый Последний, до и после которого нет никого! После того, как в мире всё перестанет существовать, будет лишь лик Господень!

О, люди! Аллах наделил нас знаниями, терпением, добродушием, красноречием, мужеством и вселил любовь в сердца правоверных к нам. Пророк Мухаммад-Амин, один из нас, Джа’фар Тайяр один из нас, Хамза - Предводитель мучеников один из нас, и, наконец, имам Хасан и Хусейн, внуки Пророка из нас…

Я, сын Мекки и Мина, Замзама и Сафа!

Я, сын того святого, который поднял «Чёрный камень» своей абой!

Я, сын того благородного, кто, облачившись в ихрам, совершил ритуальное обхождение Каабы и хадж!

Я, сын того, кто был перенесён в одну ночь из Масджид аль Харам в Масджид аль Акса!

Я, сын того, кому Аллах ниспослал откровение!

Я, сын Хусейна, убитого в Кербеле!

Я, сын Мухаммада Мустафы!

Я, сын Фатимы Захры!

Я, сын Хадиджы Кубры!

Я, сын того, кто был погружён в свою собственную кровь!»

Присутствующие взволновано смотрели на имама Саджада, а он с каждым новым предложением, всё больше и больше раскрывал величие своего рода и обстоятельства гибели непорочного отца. Понемногу на глазах у людей выступили слёзы, постепенно отовсюду послышался жалобный плач. Видя такую сцену, опасения Язида удвоились и, чтобы заставить замолчать его светлость, он незамедлительно приказывает объявить азан.

- Аллаху Акбар! – начал муаззин.

Но имам не сходил с минбара и как прежде продолжал говорить: - Поистине, Аллах выше всего того, пред чем я испытываю страх!

- Ашхаду ал ла илаха иллалла!…

- Да, я свидетельствую вместе со всеми свидетельствующими (созданиями), что нет божества, кроме Аллаха! – продолжал имам Саджад.

- Ашхаду анна Мухаммадар расулуллах!…

Опустив головы, все внимательно слушали азан и пояснения его светлости. Когда было произнесено слово «Мухаммад», люди обратили взоры к имаму, но слёзы мешали им видеть его…. Будто бы они искали Пророка в лице Али ибн Хусейна.

Тут, имам снял с головы чалму и попросил муаззина: «Эй, муаззин, ради Мухаммада, подожди немного!» (Муаззин замолчал. Люди тоже молчали. Язид был бледным от растерянности, ведь и азан не смог остановить имама Саджада).

Тогда имам обратился к халифу и сказал:

«Эй, Язид! Кому святой Пророк приходится дедом, тебе или мне? Если ответишь тебе, то все знают, что это ложь. А если скажешь, что мне, то почему ты убил моего отца, разграбил его имущество и взял в плен его семейство?

Эй, Язид! Поступив таким образом, ты всё ещё считаешь Мухаммада Посланником Аллаха и обратившись к Кибле совершаешь намаз? Горе тебе, ибо в день Воскрешения мои дед и отец будут судиться с тобой!»

Язид приказал муаззину прочесть икаму, но люди сильно расстроились и многие даже покинули мечеть, так и не прочитав общественной молитвы.

История является лучшим свидетелем того, насколько проповеди имама Саджада оказали влияние в том, нелёгком пути. Впоследствии в Сирии, Язид несмотря на первоначальное намерение убить имама Зейн аль Абидина, был вынужден вернуть его и всё его семейство в Медину с почётом, без причинения каких-либо беспокойств. Кроме того, прошло немного времени, как в Хиджазе и Ираке начало развиваться знамя революции и противостояния, направленное против режима Омейядов. Тысячи мужчин восставали, мстя за пролитую кровь имама Хусейна. Несомненно, пленение семейства убитого имама Хусейна и беседы, проводимые имамом Саджадом с народом, а в особенности его речи сыграли решительную роль в донесении высоких целей мученической гибели имама Хусейна.


Большинство неосведомлённых людей, упоминая имя четвёртого имама, прибавляют к нему прозвище «Больной». Быть может, они полагают, что имам на протяжении всей своей жизни был немощен и, поэтому представляли его светлость бледным, павшим духом человеком. На самом же деле, всё обстоит по-иному, ведь те, кто знаком с биографией имама Саджада, знают, что он не был болен всю жизнь, а лишь некоторое время, в момент смерти своего отца. И это было волей Всевышнего, который сохранил жизнь его светлости, когда уже не оставалось ни малейшей надежды на спасение. Ибо, продолжение цепи имамата, обеспечение будущего Ислама и уммы осуществилось бы только в том случае, если бы имам остался в живых.

Итак, вот содержание хадисов, рассказывающих про его болезнь:

Шейх Муфид пишет: «Когда Шимр ворвался с группой воинов в шатёр имама Саджада, его светлость был прикован к постели». В «Тазкират аль Хаввас» говорится: «Али ибн Хусейна не убили, потому, что он был болен». В книге «Табакат» приведёно следующее: «После мученической гибели имама Хусейна, Шимр пришёл к Али ибн Хусейну, а он был болен. Шимр приказал своим пособникам убить его. Тут, один из них возразил: «Субханаллах! (Аллах Пречист!) Убить этого молодого человека, который даже не участвовал в сражении?» В этот момент туда пришёл Умар ибн Са’д и велел никому не трогать женщин и того больного юношу».

В некоторых других источниках повествуется о том, что болезнь и её последствия проявлялись до самого прибытия имама в Куфу.

Кроме тех нескольких дней, историки не упоминают аналогичного примера, связанного с болезнью имама Саджада. Наоборот, существует веское доказательство тому, что его светлость подобно остальным непорочным имамам, обладал хорошим здоровьем и выполнял свою миссию.


Четвёртый имам был современником таких жестоких халифов, как: Язид, Абдулла ибн Зубейр, Марван ибн Хакам, Абд аль Малик ибн Марван и Валид ибн Абд аль Малик. Для знакомства с нелёгкой обстановкой того времени, предлагаем рассмотреть отдельные эпизоды, указывающие на деспотизм и преступления этих правителей:

После трагической гибели имама Хусейна, в 62 г. л. хиджры группа людей Медины решила поехать в Сирию. Прибыв туда, они обнаружили, как Язид, будучи главой мусульманской общины, пьёт вино и держит собак. Более того, они убедились в том, что халиф ведёт разгульную жизнь, и нисколько не боясь Всевышнего, совершает многие другие грехи. По возвращении, эти люди рассказали обо всём увиденном жителям своего города. На этот раз, народ, и без того потрясённый жестокостью Язида по отношению к имаму Хусейну, восстаёт, проявив тем самым своё недовольство.

Для подавления народных волнений, Язид отправляет в Медину отряд под командованием мерзкого человека, по имени - Муслим ибн Укба. Три дня город находился в полном распоряжении сирийских войск. Они безжалостно грабили, преследовали восставших. Были совершены массовые убийства, число убитых достигло 10 тысяч.

В 64 г. л. хиджры, после смерти халифа Язида, его сын Муавия унаследовал престол. Но спустя немного времени (40 дней или 3 месяца), он отрекается от него.

Когда умер Язид, Абдулла ибн Зубейр, который долго стремился к халифату, поднял восстание в Мекке. Насколько известно, ему присягнуло население Хиджаза, Йемена, Ирака и Хорасана. В это же время Марвану ибн Хакаму удаётся захватить власть в Сирии. Вслед за этим, он начинает борьбу против Абдуллу ибн Зубейра. Вскоре Ибн Хакам смог подчинить себе Сирию и Египет. Однако правил он недолго и после его смерти халифат принимает его сын (Абд аль Малик).

Абд аль Малик пришёл к правлению в 65 г. л. хиджры. Укрепив своё положение в Сирии и Египте, он осадил в Мекке Абдуллу ибн Зубейра и, схватив, убил его. Это произошло в 73 году по мусульманскому летоисчислению.

Абд аль Малик был человеком невероятно беспощадным и алчным. Однажды он поделился с Саид ибн Мусайбом, сказав: «Знаешь, я стал таким, что меня не радует совершение благодеяний и не тяжко от совершения преступлений». Тот ответил: «Это явные признаки того, что твоё сердце мертво».

Со смертью Абдуллы ибн Зубейра, Абд аль Малик объявил, что велит казнить любого, кто посмеет ему указывать или призывать к благочестию и богобоязненности.

Одно из преступных дел Абд аль Малика – назначение уполномоченным Куфы и Басры, Хаджадж ибн Сакафи. Ибо Хаджадж, представлял собой самую жестокую и самую гнусную фигуру в государстве Омейядов. Не проявляя ни капли жалости, он преследовал и подвергал пыткам людей, в особенности последователей имама Али. За время своего господства, Хаджадж уничтожил около 120 тысяч человек.

Кроме всего прочего, Абд аль Малик строго следил за имамом Саджадом. Он преследовал цель найти в поведении или поступках имама повод, для жестокого обращения и унижения.

Как-то раз, имам освободил некую рабыню и женился на ней. Весть об этом дошла до ведома Абд аль Малика. Этого хватило ему, чтобы адресовать его светлости оскорбительное письмо следующего содержания:

«Я получил известие о том, что ты взял в жены невольницу, освобождённую тобой же. Но я одного не понимаю, ведь среди племени Курайш так много женщин, при помощи которых, ты смог бы приобрести славу и почёт. К тому же, ты мог иметь от неё достойных наследников. Этим необдуманным шагом ты не принял во внимание ни своего положения, ни будущего своих детей».

В ответ имам Саджад написал:

«Я получил твоё письмо. Ты упрекаешь меня в том, что я женился на рабыне, освобождённой мною и предполагаешь, что среди курайшитских женщин есть такие, женитьба с которыми стала бы причиной моего величия. Ты считаешь, что я получил бы от них достойных наследников? Так знай, никто не способен сравниться с Пророком (да благословит Аллах его и его семейство!) в благородстве и великодушии (т. е. мы из рода пророческого; и нет более предпочтительного семейства, родство с которым приносит знатность и достоинство). Тому, кто благочестив в религии Божьей, ничто не грозит (т.е. не грозит его авторитету).

Ислам – религия, при помощи которой Всевышний устранил бедность и нищету (несмотря на нужду и зависимость, человек ставший мусульманином приобретает величие. И не стоит стыдиться брака с ним)…»

Желая оскорбить и унизить имама, а также, вызвать в народе страх и приостановить любого рода деятельность, халиф вызывает его светлость в Сирию, а затем вновь отсылает в Медину.

В 86 году по хиджре Абд аль Малик умирает. На престол восседает его сын Валид, ничем не отличавшийся от отца в жестокосердии и несправедливости. Джамал ад-Дин Суюти пишет о нём в своей книге так: «Валид был человеком беспощадным и очень деспотичным».

В своей первой, произнесённой речи, он, предупреждая всех, сказал: «Мы убьём всякого, кто посмеет противостоять нам. А если, кто-нибудь пожелает сохранить молчание, пусть знает, боль молчания убьёт его».

Валид, как и другие правители, страшился известности и всеобщего уважения имама Саджада. Ему было ненавистно видеть глубокие знания и душевные качества его светлости. Он боялся того, что если народ объединит свои силы с имамом, то это будет представлять для его режима немалую опасность. Исходя из этого, Валид не мог терпеть присутствия его светлости среди мусульман и в результате тайного заговора, имам Саджад был отравлен.

Четвёртый имам Зейн аль Абидин жил в крайне тяжёлое время. В связи с тем, что его имамат сопровождался различными кризисами и волнениями, царившими в обществе, и что он находился под постоянным давлением господствовавших в то время жестоких и низких правителей, и, наконец, из-за отсутствия преданных и самоотверженных соратников, становится ясно, что имам не имел иного пути, кроме тайного сопротивления и воспитания лучших учеников для распространения научных и нравственных идей.

В один из дней, на пути в Мекку, некий мужчина, выражая протест, сказал его светлости:

- Ты оставил борьбу и джихад в стороне, и вместо этого едешь совершить паломничество, поскольку дело это несложное?!

- Будь у меня достаточно верных сторонников, я предпочёл бы джихад на пути Аллаха, - ответил имам.

Абу Амр Нахади рассказывает, что имам Саджад говорил: «По всей Мекке и Медине, у нас не имеется даже двенадцати истинных и настоящих приверженцев».


Одной из программ, разработанных имамом после кровавых событий в Кербеле, было распространение хадисов и исламских наук посредством группы мусульман. В своей книге, шейх Туси указывает имена ста семидесяти человек, которые являются сторонниками или передатчиками изречений его светлости. В качестве примера, можно упомянуть трёх преданных последователей имама Саджада:

1.     Саид ибн Мусайб, о ком имам говорил: «Саид, самый сведущий среди людей по отношению к событиям прошлого и настоящего времени».

2.     Абу Хамза Сумали. Восьмой имам вспоминал о нём так: «Абу Хамза подобен Салману своего времени».

3.     Саид ибн Джубейр. Он обладал глубокими знаниями и был очень эрудирован. О нём говорили, что нет такого человека, который не нуждался бы в знаниях Ибн Джубейра.

Однажды, его схватили и привели к Хаджаджу Сакафи. Тот, с издевательством сказал:

«Ты вовсе не Саид ибн Джубейр. Тебя звать Шаки ибн Кусейр» («Шаки ибн Кусейр» в переводе с арабского, означает «неудачник, сын неудачника», а Саид ибн Джубейр - счастливый сын возмещённого. Выражаясь следующим образом, Хаджадж хотел унизить Ибн Джубейра).

- Моя мать лучше знала, раз дала мне имя Саид, - последовал ответ.

- Что ты думаешь на счёт Абу Бакра и Умара, где они пребывают в раю или аду? (Задавая подобный вопрос, Сакафи лишь искал повода, который мог послужить причиной смерти Саида ибн Джубейра).

- Если мне посчастливится попасть в рай, то я увижу его обитателей. Но, а если быть мне в аду, то я опять же узнаю – кто находится там, - отвечал Саид.

- Каково твоё мнение о правителях?

- Я не могу ручаться за них.

- К какому из халифов ты предрасположен больше?

- К тому, кем доволен Всевышний.

- Так которым из них Он доволен?

- Об этом известно лишь самому Аллаху, который сведущ обо всём сокрытом.

- Почему ты не смеёшься?

- Как смеяться созданию, будучи сотворённым из земли, и которого может поглотить пламя огня?

- Так почему же мы не таковы? Мы смеёмся, радуемся жизни!

- Увы! Сердца людей неодинаковы.

Тут Хаджадж приказал принести и разложить перед Саидом драгоценности.

Саид сказал: «Я не осуждаю тебя, если ты приобрёл всё это для того, чтобы спастись от бремени Страшного Суда. В противном случае, знай, в тот день страх будет преобладать над всеми существами. Так, что матери позабудут про своих грудных детей. И поэтому, накопление богатств не приносит пользы, если только оно не приобретено честным путём».

Тогда Хаджадж велел придворным принести музыкальные инструменты и другие увеселительные предметы. При виде них Саид начал плакать.

-  Как ты хочешь, чтобы я убил тебя? – спросил его Сакафи.

- Поступай, как знаешь. Воистину, в Судный день, Бог накажет тебя точно также, - сказал в ответ Саид ибн Джубейр.

- А хочешь, я прощу тебя, - предложил Хаджадж.

- Нет, я не буду молить тебя о прощении. Я взываю только к Аллаху простить меня.

Хаджадж приказал приготовить всё необходимое для казни. Тут Саид прочёл следующий аят: «Я обратил своё лицо к тому, кто сотворил небеса и землю, поклоняясь ему чисто, и я - не из многобожников».

- Отверните его лицо от Киблы, - скомандовал Хаджадж.

-  И куда бы вы не обратились, там лик Аллаха, - произнёс Саид ибн Джубейр.

-  Бросить его лицом на землю.

- «Из неё мы вас сотворили, и в неё вас вернём, и из неё вас изведём в другой раз».

- Отрубить ему голову!

-  Ашхаду алла илаха иллаллаху, вахдаху ла шарика лаху, ва анна Мухаммадан абдуху ва расулуху! (Свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха! Он Един, нет ему сотоварищей. И поистине, Мухаммад раб Его и Посланник!). Господи, не дай ему после меня поступать также жестоко с другими!

Спустя несколько мгновений, по приказу Хаджаджа Ибн Сакафи Саид ибн Джубейр был предан смерти.

Саид ибн Джубейр являлся одним из истинных приверженцев имама Саджада. Имам питал к нему большое уважение, что и стало причиной гибели его ученика.


Духовная натура человека побуждает его в трудные минуты жизни, взывать и обращаться за помощью к Всевышнему. И именно поэтому, мы видим, что, находясь в безвыходном положении, человек, невольно протягивает руки и ищет прибежища у Всемогущего и Всемилостивого Аллаха. Действительно, находя надёжную опору, он обретает покой и благоденствие в пучине мирских бед и лишений.

Психологи подтверждают, молитва – лучшее лекарство для души. Она придаёт новые силы людям, утратившим былую жизнерадостность и спокойствие. Также молитва, обращённая к Создателю, помогает пережить особо трудные периоды в жизни.

Это душевное восприятие было использовано в Исламе с целью руководства, обучения и воспитания человечества. Великие предводители мусульман преподнесли своим последователям ряд идей, запечатлённых ими в различных молитвах. Кроме того, они раскрыли тайны душевных расстройств и пути их излечения.

Один ученый пишет об этом: «Одна из виднейших научно-воспитательных сокровищниц Ислама – молитвы, дошедшие до нас от Посланника Аллаха и святых имамов. Ибо в них затронуты вопросы относительно монотеизма, теологии, пророчества, имамата, правления исламским государством, морали и гражданского права, а также другие религиозные догмы.

Роль молитвы в повседневной жизни человека настоль важна, что можно сказать – это школа воспитания и усовершенствования мышления, которая способствует духовному и социальному прогрессу верующих мусульман. Не пройдя эту школу, невозможно достичь желаемого совершенствования последователей Ислама».

Среди всех имеющихся от непорочных имамов молитвенников, сборник «Сахифа-Саджадия» от четвёртого имама Зейн аль Абидина выделяется своим великолепием. Один из известных суннитских богословов (автор книги «Аль Джавахир»), получив один экземпляр «Сахифы-Саджадия» из города Кума, пишет: «Я с почтением взял эту книгу в руки. Прочитав её, я пришёл к выводу, что она уникальна в своём роде, ибо содержит в себе науки, просвещение и мудрые речи, которые нельзя обнаружить в других книгах. Поистине, мы лишили себя этого ценного произведения наследия Пророка и его семейства. Чем больше я вчитываюсь, вникая в глубокий смысл её содержания, я нахожу, что она на ступень выше человеческого пера и ниже божественного слова. Да, эта книга достойна восхваления! Да вознаградит Вас Аллах за Ваш бесценный подарок и да поможет Вам!»

Для более обширного знакомства с произведением имама Саджада, вначале мы укажем на его содержание, а затем приступим к переводу нескольких из них. Как известно, в данную книгу входит пятьдесят четыре молитвы:

1.     Восхваление Всевышнего Аллаха.

2.     Приветствие Пророку Мухаммаду и его семейству.

3.     Приветствие ангелам.

4.     Прошение милости последователям Пророков.

5.     Молитва его светлости о себе и своих друзьях.

6.     Молитва имама Саджада утром и вечером.

7.     Молитва во время важных происшествий или тоски.

8.     Просьба защитить от бед, зла и прегрешений.

9.     Просьба о помиловании.

10. О покровительстве и защите.

11. О благополучии.

12. Признание и раскаяние в грехах.

13. Мольба к Богу.

14. Жалоба на жестокость угнетателей, в то время как они безжалостно причиняли зло людям или, когда имам оказывался свидетелем их непристойных деяний.

15. Молитва во время болезни или несчастия.

16. Просьба об отпущении грехов.

17. Молитва его светлости, когда он вспоминал Сатану и просьба к Всевышнему защитить от вражды и лукавства.

18. Молитва во время избежания опасности или удовлетворения потребности.

19. Просьба о ниспослании дождя, когда наступала засуха.

20. Просьба о хорошем нраве и благодеянии.

21. В минуты тревоги и печали.

22. При наступлении трудностей, возникновении проблем.

23. Просьба о здоровье и благодарность за него.

24. Молитва за родителей.

25. За детей.

26. За соседей и друзей.

27. За тех, кто несёт пограничную службу, защищая исламские границы.

28. Мольба имама Саджада и выявление страха перед Богом.

29. Молитва его светлости в дни, когда ему было трудно добывать пропитание.

30. Молитва о возвращении долга.

31. Об искреннем покаянии.

32. Молитва имама после совершения ночного намаза.

33. Просьба о ниспослании добра.

34. Молитва, произносимая четвёртым имамом, когда он видел человека, обременённого путами греховности.

35. Прошение об удовлетворённости судьбой, когда имам видел алчных людей.

36. Молитва его светлости, когда он смотрел на тучи, наблюдал молнию или слышал раскаты грома.

37. Признание Аллаху в том, что невозможно принести благодарность за все его милости.

38. Прошение о помиловании за невыполнение долга перед другими.

39. Мольба о прощении и ниспослании божественного благословения.

40. Молитва имама Саджада, когда он слышал весть о чьей-либо смерти, или сам упоминал о смерти.

41. Просьба о сокрытии и спасении от грехов.

42. Молитва после завершения чтения Священного Корана.

43. Молитва при появлении на небе нового месяца.

44. При наступлении благодатного месяца рамадан.

45. При завершении месяца рамадан.

46. Молитва его светлости в день Праздника Разговения и по пятницам.

47. В день Арафы (9-го зульхиджа).

48. В день мусульманского Праздника Жертвоприношения (10-го зульхиджа).

49. Просьба об отдалении козней врагов.

50. Молитва о страхе перед Всевышним.

51. О его смиренности перед Аллахом.

52. Обращение к Богу с настоятельной просьбой.

53. Молитва имама о выражении покорности и подчинения Аллаху.

54. Просьба о рассеивании печали.

На сегодняшний день, существует очень много комментариев и пояснений к сборнику «Сахифа-Саджадия», написанных на арабском и персидском языках. Покойный улем шейх Ага-Бузург Техрани в своей значимой книге «Аззария» упоминает около семидесяти книг-комментариев к нему. Среди всех имеющихся толкований опубликована работа сейида Алихана Кабира, в сокращённом варианте под названием «Талхис ар-Рияз». Шиитские теологи также интерпретировали Сахифу, но, к сожалению, до настоящего времени ни одна из этих книг не была издана.

В последние годы некоторые писатели-современники перевели сборник молитв имама Саджада на персидский язык. Ниже, мы укажем на несколько из этих переводов, к которым вы можете получить доступ:

1.     Перевод покойного Хаджи шейха Абд аль Хасана Ша’рани.

2.     Перевод покойного Хаджи шейха Махди Илахи Кумшеи.

3.     Перевод Фейз аль Ислама.

4.     Перевод Джавада Фазиля.

5.     Перевод Садра Балаги.

А теперь предоставляем вашему вниманию перевод двух молитв из книги Сахифа-Саджадия.

Молитва восьмая:

«О, Аллах! Ищу у Тебя убежища от злобного неистовства корысти и гнева, одоления зависти, нетерпения, недовольства, сварливости, вожделений, пристрастия, искушения, уклонения от руководства (с истинного пути), неосведомлённости и переусердствия! Удержи меня от предпочтения фальши истине, повторения и умаления значения грехов, преувеличения совершаемых поклонений, конкуренции и соперничества с богачами, презрения неимущих, плохого обращения с подчинёнными и неблагодарности по отношению к тем, кто был добр к нам! Не позволь нам оказать содействие угнетателю, или причинить зло угнетённому, претендовать на то, что не принадлежит нам по праву, или же будучи несведущими в религии, рассказывать что-либо!

Упаси нас от того, чтобы злоупотреблять чем-либо, испытывать гордость от совершаемых деяний или иметь неисполнимые желания! Убереги нас от душевной злости, умаления значения малых грехов, ликования Сатаны, несчастий судьбы и несправедливости правителя!

Ищем у Тебя спасения от расточительства и нищеты! Не допусти, чтобы враги злорадствовали по поводу нашего несчастия и, чтобы мы испытывали потребность в ком-либо, кроме Тебя! Не дай нам умереть внезапной смертью, прежде чем мы подготовимся к ней!

Господи! Ищу у Тебя прибежища от величайших сожалений, тяжелейших бед, несчастий и плохого конца! Не лишай меня своей награды, и не подвергай каре в Судный день!

О, Аллах! Благослови Мухаммада и его семейство!

Спаси меня, и всех праведных мужчин и женщин от перечисленных бед!

О, Милосерднейший из Милосердных!»

Молитва двадцатая:

«О, Аллах! Благослови Мухаммада и его семейство!

Вознеси веру мою, убеждения, помыслы и деяния до наивысшей и совершеннейшей степени!

Господи! Милостью и могуществом своим улучшь помыслы мои, укрепи убеждения, а пороки мои преврати в достоинства!

О, Боже! Благослови Мухаммада и его семейство!

Устрани с моего пути трудности, увлёкшие мои мысли! Помоги мне совершать дела, ответа о которых Ты потребуешь у меня в День Воскресения! Дай мне провести дни жизни своей в деяниях, для выполнения которых Ты сотворил меня! Сделай так, чтобы не нуждался я и ниспошли пропитание мне! Спаси меня от неблагодарности (Тебе) и эгоизма! Пусть буду я уважаемым, но не высокомерным человеком! Дай силы мне Тебе поклоняться и удержи от самодовольства, поскольку оно уничтожает все наши деяния! Сделай так, чтобы делал я только добро людям, но не ждал ничего взамен! Дай возвышенный нрав мне и убереги от тщеславия!

О, Аллах! Благослови Мухаммада и его семейство!

Направь меня на путь истинный, с которого бы не сбился я! Дай мне искренние помыслы, чтобы не сомневался я в них! Удлини жизнь мою, и сделай так, дабы она прошла в служении Тебе! А если в жизнь мою войдёт Сатана, то возьми душу мою прежде, чем Ты прогневишься!

О, Господи! Исправь всё плохое во мне, и обрати в хорошее всё дурное, которое служит предметом порицаний! Восполни мои пороки все и недостатки!

Господи! Благослови Мухаммада и его семейство!

Замени вражду врагов моих любовью, зависть благосклонностью, подозрения правоверных доверием, злобу близких (друзей) дружбой, неучтивость родственников доброжелательностью, предательство окружающих помощью, лесть притворщиков в искренность, непримиримость собеседников доброй беседой, горечь страха перед угнетателями в безопасность!

О, Боже! Благослови Мухаммада и его семейство!

Прошу Тебя, дай мне силы в борьбе с теми, кто пытается причинить мне зло, красноречие в дискуссиях, победу в сражении с противниками и могущество перед тем, кто желает подчинить меня себе! Сохрани меня от того, кто угрожает мне, но направь и подчини тому, кто укажет мне путь правильный!

О, Аллах! Благослови Мухаммада и его семейство!

Помоги мне, дабы я смог ответить искренностью тому, кто предал меня, отнестись добром к тому, кто отдалился от меня, проявить щедрость к тому, кто обездолил меня, примириться с тем, кто разорвал дружеские отношения со мной, хорошо отзываться о том, кто злословит на меня, быть признательным за проявленное добро и закрывать глаза на жестокость!

Господи! Благослови Мухаммада и его семейство!

Сделай из меня праведника и аскета, чтобы я устанавливал справедливость, сдерживал свой гнев, тушил огонь враждебности, соединял отдалившиеся сердца, примирял врагов, скрывал недостатки, и выявлял достоинства мусульман, был кроток, смирен и благороден, позабыл о гордыне, творил добро, был щедр и самоотвержен…»


Одним из многих очень ценных произведений имама Саджада является «Трактат о праве». Упоминание о нём можно найти в старых книгах ученых-шиитов. Полный текст, приведён в книге «Тухфат аль Укул», а сокращённый вариант в таких книгах, как: «Ман ла яхзарухул факих», «Хисал», «Амали».

Итак, перед Вами основная часть перевода трактата его светлости имама:

«Права Аллаха: Ты должен воздать должное Всевышнему, поклоняясь и признавая Богом лишь Его. Ибо, тогда Он разрешит мирские и загробные дела человека, который искренне служил Ему.

Права души: Ты должен использовать свою душу на пути повиновения Аллаху.

Права языка: Необходимо воздерживаться от произношения оскорблений, приучить язык к хорошим и добрым словам. Кроме того, нужно уклоняться от пустословия, стараться говорить людям их положительные черты.

Слух: Человеку необходимо воздержать свой слух от злословия и всего неразрешённого шариатом (музыка и пр.).

Зрение: Закрывай глаза на всё то, кроме того, что Ислам позволяет тебе видеть. Увиденное, должно служить человеку наставлением и назиданием.

Руки: Не используй их там, где дело запрещено религией.

Ноги: Ты не имеешь права ходить в запретные места, поскольку в Судный день, стоя на мосту «сират», твои ноги начнут трястись, и ты угодишь прямо в пылающий огонь.

Желудок: Не переедай и не ешь недозволенное.

Срамные части тела: Не совершай посредством их распутство и блуд. И укрывай тело от людских взоров.

Намаз: Ты должен осознать, что, встав на молитву, обращаешься к самому Аллаху. Ибо, зная это, ты поведёшь себя словно ничтожный раб, пред господином своим, в результате чего намаз будет совершён подобающим образом.

Хадж: Это – полёт к Богу, побег от прегрешений. Паломничество – обязанность, возложенная Всевышним на человека, способом которого принимаются покаяния грешников.

Пост: Это – завеса, с помощью которой Аллах защитил твой язык, слух, зрение, желудок и срамные части тела от огненной геенны. Знай, преступая закон Божий (пост), ты разрываешь ту завесу своими руками.

Милостыня: Знай, твои деньги хранятся у Аллаха. Это вклад, не нуждающийся в заверении. Придерживаясь такого мнения, ты будешь вдвойне уверен за тайно вверенную Богу сумму, чем за явно данные деньги. Кроме того, милостыня отгородит тебя от несчастий в этом мире и спасёт от тяжких мук в мире ином.

Жертвоприношение: Посредством жертвоприношения, ты должен воззвать к Всевышнему, а не обращаться за помощью к людям. И проси у Него проявления милости к тебе и спасения в день Страшного Суда.

Права учителя: Он имеет право на то, чтобы ему оказывали уважение. Находясь в его присутствии нужно вести себя воспитанно, внимательно слушать его слова, не смотреть по сторонам, не повышать голоса. Если вдруг кто-нибудь задал наставнику вопрос, не спеши ответить на него. Постарайся не разговаривать и не злословить при нём. Если кто-нибудь плохо отзывается о нём в его отсутствие, ты обязан защитить честь своего учителя. Скрывай его недостатки и восхваляй его достоинства. Не води дружбу с его врагами и не враждуй с его друзьями. При выполнении вышеупомянутого, ангелы будут свидетельствовать о том, что ты обучался наукам ради Аллаха, а не ради людей.

Права учащегося: Наделив эрудицией и раскрыв перед тобой таинства знаний, Бог назначил тебя попечителем и руководителем твоих учеников. Если ты будешь хорошим и снисходительным преподавателем, то Аллах удвоит милость, ниспосылаемую тебе. В противном случае, Он отнимет у тебя свет знаний, и в глазах людей ты будешь представлен ничтожным.

Права супруги: Знай, Бог выбрал её для твоего спокойствия и близких, дружественных отношений. Супруга – милость Его для тебя. Так оказывай ей почтение, относись к ней соответствующим образом, несмотря на то, что Аллах обязал её быть более обходительнее к тебе.

Права матери: Знай, что она носила тебя в своём чреве, вскормила плотью своей, уберегала от напастей всем своим существом. Её не страшил голод, лишь бы ты был сыт. Она готова была остаться без воды, лишь бы тебя не мучила жажда, остаться без одежды, но тебя одеть, вынести лучи палящего солнца, но тебя видеть в тени. Ради тебя она провела бессонные ночи и защищала от холода, только, чтобы сохранить тебя. Следовательно, выразить ей свою искреннюю признательность, возможно лишь при помощи Аллаха.

Права отца: Он – твоя основа. Не будь его, не было бы и тебя. Всякий раз, выявив в себе что-нибудь достойное похвалы – знай, корень этой милости твой отец. И поэтому, возблагодари Бога и отца своего.

Права ребёнка: Помни, ребёнок – часть тебя. Он принадлежит тебе в радости и печали. Ты несёшь ответственность перед Создателем за воспитание его и наставление. А также, ты должен помочь своему ребёнку повиноваться указам Всевышнего. Итак, в его воспитании, будь тем, кто знает, что получит вознаграждение у Бога за благодеяние, а за небрежность его ожидает кара.

Права брата: Знай – он твоя рука, величие, мощь. Не используй его в качестве оружия на пути неповиновению Аллаху и орудием во имя причинения зла и насилия созданиям. Оберегай его от врагов и будь по отношению к нему доброжелателен. Но, когда брат твой пошёл путём ложным, чти и величай Бога, и не повинуйся ему.

Права добродетеля: Будь благодарен ему, не забывай про его доброту, восхваляй его хорошие качества, от чистого сердца помолись за него Аллаху. Ибо, таким образом, скрытно и явно, ты воздашь ему свою признательность. Отплати тому человеку тем же, если когда-нибудь, тебе представится возможность сделать это.

Права имама общественной молитвы: Помни, он твой посредник между тобой и Всевышним. Он говорит за тебя, когда ты не говоришь за него. Он молится за тебя, когда ты не молишься за него. Всякий раз, если намаз совершается неверно, именно имам в ответе за допущенную ошибку. Но, а если он прочтёт намаз наилучшим образом, то и тебя ожидает награда от Аллаха. Поскольку этот человек сохраняет твою душу своей душой и твою молитву своей молитвой, будь ему за это благодарен.

Права сотоварища: Будь мягок и беспристрастен в беседе с ним. Не подымайся с места, не взяв разрешения у своего приятеля. Но в то же время, тот, кто сидит с тобой рядом, может и не брать позволения, чтобы встать. Забудь про его проступки, но никогда не забывай о его добрых делах. Также постарайся говорить ему только хорошее и приятное.

Права соседа: В его отсутствие следует соблюдать его права, а в его присутствии необходимо относиться к нему с почтением, и помочь, если он угнетён. Не выискивай недостатков его, и даже если он причинит тебе зло, скрой это. Если твой сосед, человек – следующий наставлениям, наставляй его. Не оставляй его в трудностях и беде. Прощай ему его оплошности, прегрешения, и общайся с ним с великодушием…

Права друга: Обращайся с ним с почётом, благородством. Уважай его настолько, насколько он уважает тебя, и постарайся, чтобы он не имел первенства в этом деле. Если он опередил тебя, вознагради его. Будь добр с ним настолько, насколько он добр по отношению к тебе. Воздержи его, если он согрешит. Будь ему благословением, а не мучением.

Права компаньона: Стремись получить довольство партнёра в его отсутствие, и соблюсти его права в его присутствие. Не противоречь его взглядам, и не принимай решений, предварительно не посоветовавшись с ним. Сохраняй его имущество, не предавай его ни в большом, ни в малом. Поскольку, до того момента, как два компаньона не совершат обмана друг к другу, Бог - с ними.

Имущество: Приобретение и расходование его должно проходить только лишь дозволенным способом. Отдали неблагодарного человека от себя, и используй своё состояние на пути повиновения Аллаху. Не будь скуп и алчен, чтобы в дальнейшем не пришлось сожалеть об утраченном богатстве.

Права берущего в долг: Одолжи, если можешь, тому, кто просит у тебя взаймы. А если нет, то обрадуй его добрыми словами и деликатно откажи ему.

Права собеседника: Не обманывай его и не прибегай к уловкам. В его деле побойся Бога.

Права врага по отношению к тебе: Если он прав, признай это. Но, если прав ты, постарайся проявить сдержанность и учтивость. Поступи именно таким образом и не вызывай гнева Божьего.

Твои права по отношению к врагу: Если правда на твоей стороне, то в обращении с ним не забывай о вежливости, не опровергай прав его. Но, если ты не прав, побойся Всевышнего Аллаха, раскайся, и возьми назад свои обвинения.

Права человека, советующегося с тобой: Помоги и наставь его, в случае если ты сам можешь это сделать. Но, а если нет, то направь его к кому-нибудь, кто в состоянии ему помочь.

Права того, кто советует тебе: Если ты не согласен с ним, не обвиняй его, не имея на то обоснованных доводов. А, если твоё и его мнения совпадают, вознеси хвалу Аллаху.

Права человека, попросившего у тебя назидания: Ты обязан дать наставление тому, кто просит об этом тебя. Будь с ним вежлив, учтив и приветлив.

Права проповедника: Находясь рядом с ним, держись скромно, внимай его речам. Возблагодари Аллаха, если говорит он истину, в противном случае, не наговаривай на него и будь с ним любезен.

Права людей старше тебя: Уважай их, ведь они превосходят тебя возрастом. Окажи им почёт, ибо они раньше тебя приняли Ислам. Не враждуй с ними, не вырывайся вперёд, и не ходи впереди них.

Права людей младше тебя: Обучая их, будь к ним милостив и снисходителен. Прощай, скрывай их недостатки, учтиво обращайся и помогай младшим.

Права нуждающегося: Если он обратится с просьбой к тебе, воздай ему в соответствии с его потребностью.

Права воздающего: Человек, удовлетворивший твоё желание, заслуживает благодарности, но если он откажется (от неё), прими его извинения.

Права того, кто обрадует тебя: Предварительно восхвалив Бога, вырази признательность тому, кто поднимет тебе настроение ради Аллаха.

Права человека, причинившего тебе зло: Прости и прояви великодушие к нему. Однако, если ты уверен, простив его он не изменится к лучшему (а, наоборот это повлечёт за собой много других гнусных поступков), то ответь ему соответствующим образом. Ибо в Коране говорится: «Появилось нечестие на суше и море за то, что приобрели руки людей, чтобы дать им вкусить часть того, что они творили. Может быть, они обратятся!»

Права единоверца: Желай ему здоровья и благодати. Будь терпелив со зловредными верующими, и постарайся податливо исправить их душу. Проявляй благодарность к добродетельным правоверным, и не причиняй страданий им. Желай им того, чего желаешь себе, и не желай им того, чего не желаешь себе. Почитай их старцев за отца, молодёжь за братьев, пожилых женщин за мать и их детей за своих детей.

Права безбожников, проживающих на исламской территории: Принимай от них то, что принимает от них Господь, и не притесняй их, покуда они верны своему обещанию».

Согласно наиболее достоверным источникам, имам Зейн аль Абидин ушёл из жизни полной страданий, борьбы, выдержки и изменений, в возрасте 57 лет, двадцать пятого числа месяца мухаррам девяносто пятого года лунной хиджры. Он был предан мученической смерти жестоким Омейядским правителем Валидом ибн Абд аль Маликом. Приказ халифа об отравлении имама был осуществлён Хушамом ибн Абд аль Маликом.

В настоящий момент, могила имама Саджада находится на кладбище Баки’, в городе Медина. Его тело погребено рядом со вторым имамом - Хасаном Муджтаба, и является местом паломничества последователей Ахл аль Байта со всего мира.


Излучая божественный свет и величие, появилось на свет дитя из семейства Пророка, потомок великого Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Сей благословенный младенец был непорочен, подобно другим имамам из пророческой семьи и рождением своим наполнил сердца радостью и счастьем. То был пятый имам – Мухаммад Бакир (да будет мир с ним!), сын четвертого имама. Его родословная по двум линиям, отца и матери, восходит к Пророку, имаму Али и Фатиме (да будет мир с ними!). Его отец – имам Зейн аль Абидин, сын имама Хусейна, а мать – богобоязненная женщина, которую звали Ум Абдулла, дочь имама Хасана.

Абу Джа’фар Бакир аль Улум родился в пятницу, первого числа месяца раджаб, в 57 году лунной хиджры, в городе Медина. Его имя Мухаммад, конья – Абу Джа’фар (отец Джа’фара), а эпитет – Бакир аль Улум, то есть – вскрывающий сущность знаний.

Величие, благонравие, праведность имама были у всех на устах. Каждый раз, когда речь заходила о Хашимитах, Алавидах и Фатимидах, лишь имама Бакира считали наследником всей той святости, мужества и величия, которыми те обладали. Он был наделен достоинствами, присущими лишь праведным, святым и милосердным людям.

Ниже обратим ваше внимание на эпизод из жизни имама, указывающий на его честь и величие:

Однажды Пророк сказал одному из своих благочестивых сподвижников, которого звали Джабир ибн Абдулла следующее: «Эй, Джабир! У тебя будет долгая жизнь, и ты увидишь моего сына Мухаммада ибн Али ибн Хусейна ибн Али ибн Аби Талиба. Его имя в Торе упомянуто как «Бакир». Передай ему моё приветствие».

Вскоре Пророк скончался. Джабир прожил долгую жизнь, в один из дней он пришёл к имаму Зейн аль Абидину и увидел там маленького Мухаммада (имам Бакира).

- Подойди ко мне, - попросил Джабир Мухаммада. Его светлость подошёл к нему.

-      А теперь иди обратно, - сказал он.

Мухаммад вернулся назад. Джабир внимательно осмотрел его телосложение, походку и произнёс: «Клянусь Господом Каабы, он подобен отражению Пророка в зеркале! Кто этот мальчик?» - обратился затем он к имаму Зейн аль Абидину.

-      Он – имам после меня, мой сын Мухаммад Бакир, - ответил его светлость.

Джабир, поднявшись, поцеловал мальчика и сказал:

-      Пусть душа моя будет жертвой ради тебя, о, сын Посланника Аллаха! Прими от меня приветствие своего отца – Пророка. Он попросил меня передать тебе его приветствие.

Глаза имама Бакира наполнились слезами.

- Приветствие и благословение отцу моему – Пророку, доколе держатся земля и небо! Благословение тебе Джабир за то, что передал его приветствие! – с благоговением изрек его светлость.


Знания имама Бакира, подобно знаниям других непорочных имамов, брало начало из источника небесного откровения. Имамов никто не обучал знаниям, и не учились они в школе человечества. Джабир ибн Абдулла приходил к имаму Бакиру и обучался у него. Он постоянно говорил ему:

- О вскрывающий знания! Свидетельствую, что ты уже в малолетстве владеешь знаниями, данными тебе Богом.

Абдулла ибн Ама всегда говорил: «Я никогда не видел ученых перед кем-либо настолько жалкими, как перед имамом Бакиром».

А Хакам ибн Утайбе, имеющий в глазах народа большой авторитет в науке, в присутствии имама был подобен ребёнку перед учителем.

Божественная личность имама и его величие в области науки настолько были охватывающими, что Джабир ибн Язид Джу’фи, когда передавал хадисы от его светлости, начинал следующим образом: «Наместник наместников и наследник пророческих знаний Мухаммад ибн Али ибн аль Хусейн сказал мне…»

Некий мужчина спросил что-то у Абдуллы Умара. Растерявшийся Абдулла, не смог ответить и указал на имама Бакира, сказав тому человеку: «Спроси у этого мальчика и не забудь осведомить меня об его ответе». Мужчина услышал убедительный и исчерпывающий ответ на свой вопрос, а затем изложил его Абдулле Умару.

- Они – семейство, владеющее божественными знаниями! - восторженно сказал Абдулла.

Абу Басир рассказывает: «Мы с имамом Бакиром вошли в мечеть Медины. Имам сказал мне: «Спроси у людей, видят ли они меня?» Кого бы я ни спросил, видят ли они Абу Джа’фара, слышал отрицательный ответ, тогда как имам стоял рядом со мной. В это время в мечеть вошел Абу Харун из истинных друзей имама, который был слеп. Имам сказал мне: «Теперь спроси у него!»

- Видишь ли ты Абу Джа’фара? – спросил я у Абу Харуна.

- Разве он не стоит рядом с тобой?! – без промедления последовал ответ.

- Как ты понял? – в изумлении спросил я.

- Как мне не знать, когда он излучает собой свет божественный! – воскликнул Абу Харун».

А также Абу Басир рассказывает следующее: «Как-то раз имам Бакир спросил у некого африканца о состоянии здоровья одного из своих последователей по имени Рашид. Африканец ответил: «Он чувствовал себя хорошо и передал вам приветствие!»

- Да помилует его Бог! – с мольбой произнёс имам.

- Разве он умер? – спросил африканец, повергнутый в изумление.

- Да, - ответил имам.

- Когда он ушёл из жизни?

- Спустя два дня после твоего отъезда.

- Клянусь Господом, он не был болен…, - в недоумении произнёс африканец.

- Разве каждый умирает вследствие болезни?! – сказал имам.

В это время Абу Басир спросил имама про скончавшегося. Имам в ответ сказал: «Он был одним из наших друзей и последователей. Вы полагаете, что рядом с вами нет всевидящих глаз и всеслышащих ушей? Увы! Ваше мнение неверно! Клянусь Богом! Ни одно из ваших деяний не скрыто от нас. Так считайте же нас, присутствующими рядом с собой и приучайте себя к благодеяниям, будьте в числе добродетельных, дабы познавали вас по этим качествам. Я наставляю своих детей и последователей соблюдать эти вещи».

Один из передатчиков хадисов говорит, что он, обучая в Куфе некую женщину чтению Корана, однажды, пошутил с ней. После занятий он поспешил на встречу к имаму Бакиру. Имам обратился к нему со словами: «Бог равнодушен и не обращает внимания на человека, который даже скрытно совершает грехи. Что ты сказал той женщине?»

От стыда я закрыл лицо и покаялся.

«Не повторяй!» - повелел мне имам».


Некий сириец, проживая в Медине, часто посещал дом имама и говорил его светлости: «Во всём мире, я не испытываю к кому-либо столько злобы, сколько к тебе. Ни с кем я не враждую настолько, насколько с тобой и твоим семейством. Я убеждён в том, что повиновение Аллаху, Его Посланнику и Повелителю правоверных заключается во вражде с тобой. Если я прихожу к тебе домой, то лишь потому, что ты красноречив, прекрасно разбираешься в литературе и приятен в речи!»

Несмотря на это имам проявлял по отношению к нему сдержанность и разговаривал с ним снисходительно. Прошло немного времени, как сириец заболел и подумал, что его смертный час близок. Отчаяние охватило его, и он завещал, чтобы после его смерти молитву, совершаемую по усопшему, прочёл Абу Джа’фар. Настала полночь. Его родственники подумали, что он скончался. На рассвете его уполномоченный пришёл в мечеть и увидел имама Бакира, который, прочитав утренний намаз, совершал та’киб. Имам каждый раз после намаза делал это. Подойдя к нему, тот человек сказал: «Сириец скончался и пожелал, чтобы вы совершили по нему молитву». Имам ответил: «Он не умер. Не спешите до моего прихода». Затем его светлость поднялся с места, обновил омовение, совершил два раката намаза, возвёл руки к небу и обратился к Богу с мольбой. После чего совершил земной поклон и оставался в таком положении до восхода солнца. Затем имам пошёл в дом сирийца, сев у его изголовья, окликнул его. Сириец отозвался. Имам помог ему сесть и опереться спиной о стену, попросил напиток, напоил его и велел его родственникам давать ему холодную пищу, а сам ушел. Прошло немного времени, как сириец выздоровел. Придя к имаму, он сказал: «Свидетельствую, что ты знамение Господа для всего человечества».

Мухаммад ибн Мункадир, один из суфиев того времени, рассказывает: «В знойный день я вышел из Медины и по дороге встретил Абу Джа’фара ибн Али ибн Хусейна в сопровождении двух друзей. Он возвращался с осмотра своего поля. Изумлённый, я сказал про себя: «Мужчина из курейшитской знати в такое время вышел ради мирского! Я должен наставить его на верный путь!» Подойдя поближе, я поздоровался с ним. Имам, с головы и лица, которого градом лил пот, быстро ответил на моё приветствие.

-      Да сохранит Бог твоё здоровье! – сказал я имаму. - Разве такой человек как вы должен выходить в такое время и в таком состоянии, чтобы добыть мирские блага! А если смерть застанет вас в таком состоянии, что вы будете делать?

-      Клянусь Богом! Если смерть застанет меня, то я явлюсь в состоянии повиновения Господу, ибо, трудясь, я не буду нуждаться в тебе и других. Я боюсь смерти, в то время, когда увлечён совершением греха, - последовал ответ имама.

-      Да ниспошлёт Господь тебе Свои милости! Я полагал, что наставлю тебя, однако ты наставил и осведомил меня! – произнес я.


Нет разницы в руководстве имама, будь он в стороне от правления или на общественной арене, ибо его руководство, подобно пророческой миссии является божественным назначением, и не дано право людям по своему желанию избирать имама. Те, которые незаслуженно восседали на месте имамов, постоянно завидовали их высокому положению и любыми средствами посягали на халифат, который был предназначен для имамов Всевышним. Эти люди ради осуществления своих целей не испытывали робости не перед какими преступлениями. Некоторые годы руководства имама Бакира совпали с правлением жестокого омейядского халифа Хишама ибн Абд аль Малика. Хишам и другие Омейяды прекрасно знали, что, хотя путём преступлений и угнетения захватили бразды правления в свои руки, однако никогда не смогут отнять власть семейства Пророка над людскими сердцами.

Духовное величие имамов было настолько захватывающе, что подчас враги и насильники робели и смиренно представали пред ними.

Подтверждением этому будет нижеприведённый эпизод из жизни имама:

Хишам решил совершить хадж и поехал в Мекку. В том же году, в числе паломников были имам Бакир и имам Садык. В один из дней имам Садык, произнося проповедь среди большого количества паломников, сказал следующее: «Хвала Аллаху, который воистину ниспослал Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и по воле Всевышнего мы почитаемы Его Пророком, ибо мы избраны Господом среди его созданий и являемся Его наместниками на земле. Счастлив тот, кто следует за нами и несчастен тот, кто враждует с нами!»

Позже имам Садык рассказывал: «Мои речи донесли до Хишама. Однако он не стал досаждать нам до тех пор, пока не вернулся в Дамаск, а мы в Медину. Затем Хишам приказал уполномоченному представителю Медины, чтобы тот отослал нас в Дамаск.

Мы въехали в Дамаск, но Хишам три дня не принимал нас. На четвёртый день, когда мы вошли к нему, Хишам, восседая на троне, с увлечением наблюдал за стрельбой из лука. Он окликнул моего отца по имени и сказал:

-      Потягайся в стрельбе из лука со знатными людьми своего племени.

-      Извини меня, я уже постарел и стрельба ни по мне! – сказал ему отец.

Хишам настаивал на своём и приказал старику из семейства Омейядов дать свой лук моему отцу. Отец, взяв лук, натянул тетиву и спустил стрелу в цель. Первая стрела попала в самый центр мишени. Он взял вторую стрелу, натянул тетиву и спустил. Эта стрела вонзилась в первую, расщепив её на двое. Третья стрела, точно таким же образом, как и предыдущая, поразила вторую стрелу. Четвёртая поразила третью…… и девятая восьмую. От восхищения послышались восклицания присутствующих. Хишам помимо своей воли тоже вскричал: «Прекрасно Абу Джа’фар! Ты мастер по стрельбе среди арабов и прочих. И ты утверждаешь, что для тебя прошла пора стрельбы?!»

И именно в этот момент Хишам замыслил убить моего отца. Он сидел, опустив голову, и думал, а мы стояли напротив него. Такое стояние продлилось долго, что рассердило моего отца. А когда он сердился, то устремлял взор к небу и гнев отражался на его лице. Заметив это, Хишам подозвал нас к себе. Он поднялся с места, приобняв отца, посадил на трон с правой стороны от себя, меня же посадил рядом с отцом с правой стороны, и начал разговор с отцом:

-      Курайшиты гордятся тем, что имеют такого как ты среди арабов и не арабов. Молодец! У кого ты научился так стрелять и за какой срок?

-      Ты же знаешь, что жители Медины занимаются стрельбой. Так же и я в молодости некоторое время занимался этим. Потом я оставил это дело до тех пор, пока ты не попросил, – ответил отец.

-      С тех пор, как я познал себя и до дня сего я не видел подобного искусного стрелка и полагаю, что на всей земле нет такого мастера по стрельбе, как ты! Твой сын Джа’фар стреляет так же, как и ты?

-      Мы наследуем полностью все те самые совершенства, которые Господь ниспослал Своему Посланнику. Всевышний говорит: «Сегодня Я завершил для вас Мою милость и удовлетворился для вас Исламом как религией». Земля никогда не будет пустой от тех людей, которые владеют этими совершенствами.

Услышав эти слова, лицо Хишама побагровело от ярости, а глаза налились кровью. Опустив голову, он посидел так немного, затем, спросил:

-      Разве мы и вы не являемся потомками Абду Манафа и не едины в родственных отношениях?

-      Да, однако, Господь одарил нас особенностями, которыми не одарил других, – ответил имам.

-      Разве Бог не послал Своего Пророка из семейства Абду Манафа всем людям, будь они чернокожие, краснокожие или белые? Каким образом вы унаследовали эти знания, тогда как после Пророка Ислама не будет послан другой посланник. К тому же и вы не пророки? – спрашивал Хишам.

-      Всевышний в Коране повелевает своему Посланнику следующее: «Не повторяй его, чтобы ускорить». Как гласит коранический аят, язык Пророка был подвластен ему, и нам были переданы Пророком те свойства, что не были даны другим. По этой причине он рассказал своему брату Али тайны, о которых никогда не поведал никому. Об этом Господь повествует: «… и чтобы внять этому могло ухо внимающее». Посланник Аллаха (да благословит Аллах его и его семейство!) сказал Али (да будет мир с ним!): «Я воззвал к Господу, дабы с соизволения Его этим внемлющим был ты!» А так же в Куфе Али ибн Аби Талиб сказал: «Посланник Аллаха отворил предо мной тысячи врат знаний, в каждой из них отворяется ещё тысячи!!!» Подобно тому, как Господь одарил Своего Посланника совершенством, в свою очередь, Пророк избрал Али и научил его тому, чему не учил никого. Знание наше исходит из столь обильного источника, и именно мы унаследовали его.

-      Али утверждал, что знает сокровенное бытия, тогда как Господь не раскрыл это никому! - сказал Хишам.

-      Господь ниспослал Посланнику Своему Книгу, в которой изложено всё, былое и грядущее до Дня Воскрешения, и именно поэтому в той самой Книге сказано: «… и ниспослали Мы тебе Книгу для разъяснения всего…», а в другом месте говорится: «… и всякую вещь мы сочли в ясном оригинале», а так же: «… Мы не упустили в этой Книге ничего», - сказал отец и добавил: – Господь повелевал Своему Посланнику научить Али всем тайнам Корана. Посланник изволил сказать народу: «Али мудрее всех вас в суждении!»

Хишам умолк. А имам удалился из его дворца.


Абдулла ибн Нафи’, который являлся одним из врагов имама Али, всегда говорил:

-      Если найдётся на земле человек, который сумеет убедить меня в правоте Али по поводу битвы против хариджитов в Нахраване, я примкну к нему, будь он на востоке или на западе.

-      Ты полагаешь, что и потомки Али не смогут тебе доказать его правоту?! – сказали Абдулле.

-      Разве среди них есть ученый? – удивлённо спросил он.

-      Это и есть доказательство твоего невежества! Разве допустимо, чтобы среди потомков Али не было ученых?! – последовал ответ.

-      В настоящее время кто этот ученый? – спросил Абдулла.

В качестве этого учёного ему порекомендовали имама Бакира. После чего Абдулла в сопровождении своих друзей отправился в Медину и попросил имама встретится с ним. Абу Джа’фар повелел одному из своих слуг помочь гостю спешиться и передать ему, чтобы завтра тот пожаловал к имаму. К утру, Абдулла со своими друзьями пришел на собрание в дом имама. Его светлость пригласил детей и родных, мухаджиров и ансаров. Когда все собрались, имам, лик которого был словно чарующая и прекрасная луна, облачённый в одежду красного цвета, изволил сказать: «Хвала Аллаху, Господу, над которым не властны ни дремота, ни сон. Всё сущее на земле и на небе – Его творения! Я свидетельствую, что нет иного божества кроме Аллаха и что Мухаммад – Его избранный раб и Пророк! Хвала Господу, который приблизил нас к пророчеству и божественное руководство (имамат) предназначено нам! О, дети мухаджиров и ансар! Каждый из вас помнит превосходство Али ибн Аби Талиба. Расскажите о них.

Каждый из них рассказал о превосходстве Али и, когда речь дошла до хадиса «Хейбар», они сказали: «Пророк во время битвы с иудеями объявил: «Завтра я вручу знамя тому, который любит Господа и Его Посланника, а Господь и Посланник Аллаха тоже любят его! Он человек воинственный, который никогда не убежит с поля битвы и завтра он не вернётся с боя до тех пор, пока Господь его руками не завоюет крепость иудеев».

На следующий день Пророк вручил знамя Повелителю правоверных, и его светлость в яростном бою сразил иудеев и завоевал их неприступную крепость».

Имам Бакир обратился к Абдулле ибн Нафи’ со следующим вопросом:

-      Что ты скажешь на счёт этого хадиса?

-      Этот хадис достоверный, однако, спустя некоторое время Али стал кафиром и по несправедливости убил хариджитов!

-      Как ты думаешь, был ли осведомлён Господь, который любил Али, что он убьёт хариджитов? Коли скажешь, что не был осведомлён, то богохульствуешь.

-      Господь знал об этом, – ответил Абдулла.

-      Так Господь любил его за то, что Али был покорным Ему, или за непокорность и грешность? – вопросил имам.

Абдулла в ответ сказал:

-      Господь любил его за покорность.

(То есть, если Господь знал, что в будущем Али станет грешником, никогда бы его не любил. Исходя из этого, становится ясно, что хариджиты были уничтожены, лишь подчиняясь воле Господа).

-      Поднимись! Ты осуждён и нет у тебя оправданий! – сказал имам.

Абдулла поднялся с места и произнёс следующий аят из Корана: «… пока не станет различаться пред вами белая нитка и чёрная нитка на заре…» - намекая на то, что истина появилась подобно рассвету, и сказал:

- Господь лучше знает, на какое семейство возложить свою миссию!

Чеканка исламской монеты по велению имама

В первом столетии лунной хиджры производство бумаги было монополией византийцев. Христиане Египта изготавливали бумагу по такому же методу и соответственно христианству ставили на этой бумаге символ – отец, сын, святой дух. Абд аль Малик из династии Омейадов, был очень хитёр. Увидев такую бумагу, он внимательно осмотрел марку и приказал перевести её на арабский язык. Узнав смысл написанного, Абд аль Малик сильно рассердился и сказал: «Разве допустимо производить продукцию с подобными знаками в исламской стране». После этого он немедленно написал правителю Египта, чтобы отныне бумага маркировалась лозунгом единобожия, а так же приказал правителям других исламских областей уничтожить все бумаги с христианской символикой многобожия и отныне использовать только новую бумагу. Новая бумага с лозунгом единобожия всё более распространялась и, наконец, дошла до городов Византии. Цезаря известили о происходящем, и он написал Абд аль Малику письмо следующего содержания: «Бумага всё время производилась с византийским знаком, и если запрет твой на её производство справедлив, то предшествующие тебе халифы совершали ошибку. Если же они были на правильном пути, то ошибаешься ты. Вместе с письмом я посылаю тебе подарок, достойный тебя и желаю, чтобы ты оставил производство бумаги с прежними знаками. Твой положительный ответ будет благодарностью для нас».

Абд аль Малик не принял подарок Цезаря и сказал его гонцу, что на это послание не будет ответа. В следующий раз Цезарь послал Абд аль Малику подарков в два раза больше прежних и написал ему следующее: «Полагаю, что в прошлый раз ты счёл мой подарок недостойным тебя и поэтому не принял его. Ныне я послал тебе в два раза больше прежнего и желаю, чтобы ты принял этот дар и осуществил мою просьбу».

Абд аль Малик вновь не принял подношения и не ответил на письмо. После этого, Цезарь послал письмо следующего содержания: «Два раза ты отказался от моих подарков и не выполнил мою просьбу, в третий раз я посылаю тебе даров в два раза больше прежних. Заклинаю тебя Христом! Если ты не оставишь бумагу с прежними знаками, то я велю чеканить золотые монеты с оскорбительными словами в адрес Пророка Ислама. Ты прекрасно осведомлён, что чеканка монет присуща нам – византийцам. Когда ты увидишь монеты с оскорбительными словами в адрес вашего Пророка, то твоё чело покроет холодный пот стыда. Так лучше тебе принять эти подарки и исполнить наше желание, дабы сохранить наши прежние дружеские отношения».

Абд аль Малик оказался в безвыходном положении.

-      Полагаю, что я самое осрамившееся дитя, когда-либо родившееся в Исламе. Ибо я стал причиной того, что оскорбили Посланника Аллаха, - сокрушенно промолвил он.

После этого Абд аль Малик собрал мусульман и стал советоваться с ними. Однако никто не смог подсказать ему выход из этого сложившегося положения. Один из присутствующих сказал:

-      Ты сам прекрасно знаешь, как выйти из этого положения, но специально упускаешь эту возможность.

Абд аль Малик в ярости воскликнул:

-      Горе тебе! Что же это за выход?

-      Тебе следует спросить совета у имама Бакира, прямого потомка Пророка Ислама! – последовал ответ.

Абд аль Малик подтвердил его слова и написал правителю Медины, чтобы тот с почтением отослал имама Бакира в Сирию, а гонца Цезаря удержал до прибытия его светлости. Вскоре имам прибыл в Сирию и Абд аль Малик рассказал ему обо всём. Выслушав его, имам сказал:

-      То, о чём угрожает Цезарь на счёт Пророка, не осуществится, Господь сделает невозможным это дело для него, а путь разрешения этой проблемы весьма лёгок. Сей же час, вели собраться ремесленникам для того, чтобы они приступили к чеканке монет. Вели им на одной стороне монеты чеканить суру «Ихлас», а на другой – имя Пророка. Таким образом, мы не будем нуждаться в византийских монетах.

Помимо этого имам дал нужные пояснения на счёт веса монет, что 10 дирхемовая монета всех трёх видов должна весить 7мискалов, а так же велел напечатать название города и год, в котором была отчеканена монета. Абд аль Малик, выполнив все повеления имама, отдал приказ в письменном виде и послал его по всем исламским городам. Так же он упомянул в своём приказе, что отныне торговля должна осуществляться новыми монетами, а всякий, имевший прежние монеты должен сдать их и взамен получить исламские. После чего, он осведомил гонца Цезаря обо всём и отправил назад.

- Я хотел разгневать Абд аль Малика, однако, теперь это дело бесполезное, поскольку в исламских городах больше не ведут торговлю византийскими монетами, - отчаянно произнес Цезарь.

Примечание:

Выше мы ознакомились с историей о чеканке исламских монет во времена имам Бакира. И о том, что эти монеты были сделаны так, как он счёл приемлемым, и получили распространение. В некоторых книгах приводится, что основателем чеканки монет был имам Али и эти монеты были впервые отчеканены в Басре по его приказу. Однако этот факт не противоречит вышесказанному, поскольку имеется в виду, что чеканка монет началась во времена имама Али, а дополнение и распространение их осуществились во времена имама Бакира. Для большего ознакомления обратитесь к книге «Гаят аль Та’дил», стр. 16, автор покойный Сирдар Кабили.


В школе имама Абу Джа’фара Бакира аль Улум – благословение ангелов ему! – воспитывались лучшие учащиеся, служившие примером для других. Ниже мы приводим имена некоторых из них:

Абан ибн Таглиб – человек, удостоившийся чести жить при трёх имамах – имаме Зейне аль Абидине, имаме Мухаммаде Бакире и имаме Джа’фаре Садыке (да будет мир с ними!). В свою эпоху он был известной личностью, знатоком толкования Корана, хадисов, фикха, чтения Корана и лексикологии. Знание Абана было столь охватывающее, что имам Бакир велел ему следующее:

-      Пребывай в мечети Медины и разъясняй людям заповеди, я хочу, чтобы они видели среди последователей Пророка и его непорочного рода подобного тебе.

Каждый раз, с прибытием Абана в Медину, ученые прерывали свои занятия и освобождали ему место для преподавания, то самое место, где Пророк читал проповеди. Когда имама Садыка известили о кончине Абана, его светлость с горечью произнёс:

- Клянусь Господом! Смерть Абана причинила боль моему сердцу.

Зураре Ученые из последователей Пророка и его непорочного рода, среди воспитанников имама Бакира и имама Садыка считают лучшими шестерых. Одним из этих учеников является Зураре. Имам Садык говорил: «Если не было бы Барид ибн Муавие, Абу Басира, Мухаммада ибн Муслима и Зураре, то исчезло бы пророческое наследие. Они блюстители дозволенного и недозволенного Богом!»

А так же его светлость говорил: «Барид, Зураре, Мухаммад ибн Муслим и Ахул, и в жизни, и в смерти для меня самые дорогие люди среди всех».

Зураре был настолько крепок в дружбе с имамом, что ради спасения его жизни имам был вынужден отрицательно отзываться о нём и критиковать его. Он тайно известил Зураре об этом так:

«Коли я отрицательно отзываюсь о тебе, то это ради спасения твоей жизни, ибо, если недруги увидят того, кого мы любим, то будут усердствовать, чтобы причинить страдания ему. Ты прославился в дружбе с нами, и поэтому я вынужден напоказ делать подобное».

Зураре извлекал значительную пользу из таких наук, как чтение Корана (по правилам), фикх, калам, поэзия, арабская литература. И поэтому в нём проявлялись признаки достоинства и благочестия.

Кумайт Асади. Выдающийся поэт. Он защищал семейство Пророка своим красноречивым языком, произнося изящные и содержательные речи в форме стихов. Стихи его были настолько вески и бесчестили недруга, что Омейядские халифы постоянно угрожали ему смертью.

В ту пору, раскрывать истину, а в особенности защищать семейство Пророка было настолько опасно, что никто, кроме храбрых мужей не осмеливался делать подобное. Одним из этих отважных людей был Кумайт, который в период правления Омейядов, не побоявшись смерти, насколько позволяли его силы, раскрыл истину, показав народу подлинное лицо Омейядов. Кумайт был восхищён имамом и почитал его. И ради этого он предал забвению своё самолюбие. Как-то Кумайт читал перед имамом чарующие стихи, сочинённые во славу его светлости. Имам, обратив свой лик к Каабе, три раза воззвал к Богу:

-      О Господи! Одари Своей милостью Кумайта!

После этого обернувшись к Кумайту, сказал:

-      Я собрал со своих домочадцев для тебя 100 тысяч дирхемов.

-      Клянусь Господом! Я никогда не стремлюсь к золоту, но желаю лишь одного, подарите мне одно из своих одеяний, – с благоговением попросил Кумайт.

Имам подарил ему свою одежду.

Однажды Кумайт находился у имама Бакира, а его светлость, разочарованный положением того времени, прочёл эти короткие стихи:

«Ушли, ушли благочестивые мужи.

Под покровительством которых жил народ.

И ныне же осталось вместо них

Лишь сборище злословящих, завистливых глупцов».

Кумайт без промедления ответил:

«Отнюдь! Из тех мужей благочестивых

Ещё один остался среди нас.

Он есть надежда обитателей Вселенной.

И муж сей ты, о, мой имам!»

Мухаммад ибн Муслим являлся факихом семейства Пророка, одним из истинных товарищей имама Бакира и имама Садыка. Как мы упомянули выше, имам Садык, включает его в число тех, благодаря существованию которых было сохранено пророческое наследие. Мухаммад был уроженцем Куфы, однако приехал в Медину, дабы окунуться в безбрежный океан знаний имама Бакира и остался жить там четыре года.

Абдулла ибн Аби Я’фур говорит: «Я обратился к имаму со следующим вопросом:

-      Подчас мне задают вопросы, на которые я не в силах ответить. К тому же не могу связаться с вами. Что мне делать?

Имам представил мне Мухаммада ибн Муслима и сказал: «Почему ты не спрашиваешь у него?»

Однажды в Куфе ночью некая женщина пришла в дом Мухаммада ибн Муслима и сказала: «Супруга моего сына умерла, но ребёнок в её чреве ещё живой, что же нам делать?»

Мухаммад ибн Муслим ответил:

-      Основываясь на доводах, приводимых имамом Бакиром Аль Улумом, необходимо вскрыть чрево матери и спасти ребёнка, а после похоронить усопшую.

Затем он спросил у той женщины, как она нашла его.

-      С этим вопросом я вначале обратилась к Абу Ханифе. Он сказал: «Я ничего не знаю по этому поводу, ступай к Мухаммаду ибн Муслиму и если он даст тебе фетву, то осведоми и меня».

На следующий день Мухаммад ибн Муслим увидел Абу Ханифу, который сидел в кругу своих приверженцев и излагал проблему, которую накануне разрешил Муслим. Однако, разъясняя, он хотел показать, что сам ответил на этот вопрос. Мухаммад в знак упрёка кашлянул, Абу Ханифа, заметив его, сказал: «Да помилует тебя Господь! Дай нам жить!»


Имам Бакир аль Улум, 17 числа месяца зульхиджа 114 года лунной хиджры в 57 летнем возрасте, в период правления жестокого омейядского халифа Хишам ибн Абд аль Малика был предан мученической смерти посредством яда.

В ту вечернюю зарю, перед своей гибелью он сказал имаму Садыку:

-      Этой ночью я покину бренный мир, нынче я увидел отца своего. Он принёс мне вкусный напиток, и я выпил его. Он сообщил мне радостную весть о том, что мне предстоит обитель вечная и встреча со Всевышним.

На следующий день пречистое тело имама, олицетворявшего собой безбрежное море божественных знаний, предали земле на кладбище Баки’, вблизи могил имама Хасана Муджтабы и имама Саджада (да будет мир с ними!). Благословение Аллаха ему!

Итак, в завершении окунёмся в одну из волн моря знаний этого великого человека, ознакомившись с его нижеприведёнными высказываниями:

1.  Ложь – разрушитель веры.

2.  Правоверному не присущи трусость, алчность и зависть.

3.  Человек алчный к благам земным, подобен шелкопряду, который чем больше обматывается коконом, тем сложнее будет ему выбраться из него.

4.  Воздерживайтесь от порицания правоверного.

5.  Люби своего брата-мусульманина и желай ему того, чего желаешь себе, но не желай ему того, чего не предпочёл бы для себя.

6.  …Если к мусульманину с просьбой или же для того, что бы проведать придёт его единоверец, а хозяин, находясь в доме, не выйдет к нему на встречу и не позволит гостю войти, то Божьи проклятия будут посылаться на владельца этого дома до тех пор, пока эти люди не встретятся.

7.  Поистине, Аллах любит скромного и терпеливого человека.

8.  Всякого, кто будет сдерживать свой гнев по отношению к людям, Господь спасёт от мучений Судного Дня.

9.  Плох тот народ, который считает пороком призывать людей к благому и удерживать от дурного.

10. Воистину, Аллах считает недругом того, кто не борется с врагом, вошедшим в его дом.


Имя его светлости - Джа’фар.

Конья – Абу Абдулла (отец Абдуллы).

Эпитет – Садык (правдивый).

Отец – пятый имам Мухаммад Бакир.

Мать – Умм Фарве. Имам говорил о своей матери следующее: «Моя мать была очень богобоязненной и верующей женщиной».

Рождение – 7 числа месяца рабиуль аввал 83 года лунной хиджры, в городе Медина.

Его светлость Джа’фар Садык прожил 65 лет, из которых 34 года (114г-148г. по хиджре) был имамом. В период его духовного руководства на престоле халифата были следующие правители: Хишам ибн Абд аль Малик, Валид ибн Язид ибн Абд аль Малик, Язид ибн Валид, Ибрахим ибн Валид, Марван Хишам – все из династии Омейядов, а Сиффах и Мансур Даваники – из династии Аббасидов.

Дети его светлости имама Джа’фара: имам Казим, Исмаил, Абдулла, Мухаммад, Дибадж, Исхак, Али Аризи, Аббас, Умм Фарве, Асма, Фатима (семеро сыновей и три дочери).


Каждый из непорочных в своё время был образцом благонравия и исламских деяний. Как сами они говорили своим последователям «привлекайте людей не словами, а делами», так и поступали. Вся их жизнь была ясным уроком подлинного исламского поведения. Никто не придерживался исламских норм так, как они. Имамы указывали людям на благое лишь потому, что сами были искренне добродетельны, они предостерегали от непристойных поступков лишь потому, что сами были непорочны.

Люди, воспитанные под их руководством, брали уроки богобоязненности и благодетельности у этих выдающихся личностей. Подражая их поступкам и поведению, они становились истинными мусульманами, и каждый имам в свою эпоху был образцом и наставником для других.

А теперь, мы расскажем вам о поведении и высоких нравственных качествах имама Садыка (да будет мир с ним!).


Абд аль А’ла говорит: «В один жаркий летний день я встретил на улице Медины имама Садыка. Он шёл работать.

- Да стану я жертвой ради Вас! - обратился я к нему. - Вы – приближенный к Аллаху, чья родословная восходит к Пророку, что заставило Вас доставить себе беспокойство в столь жаркий день?

Имам ответил:

- Я вышел, чтобы добыть хлеб насущный, дабы не зависеть от других».

 Аби Алих Шейбани рассказывает: «Как-то раз я видел имама Садыка в грубой одежде, с лопатой в руках он работал в саду. От усердной работы имам покрылся потом. Я сказал ему:

- Дайте мне лопату и позвольте мне поработать за Вас.

Имам ответил:

- Я хочу сам вытерпеть лучи этого палящего солнца, чтобы заработать на хлеб насущный».


Имам Садык дал одному из своих последователей по имени Мусадиф 1000 динаров и отправил для торговли в Египет. Мусадиф купил товары и с другими купцами отправился в путь. По дороге они встретили караван, который возвращался из Египта. Мусадиф спросил у купцов того каравана, имеет ли его товар спрос в Египте. Купцы ответили: «Ваш товар дефицитный в Египте». Узнав, что египтяне нуждаются в их товаре, Мусадиф и его спутники договорились продавать свои товары по цене в два раза дороже его настоящей стоимости. В результате продажи Мусадиф получил прибыль в 1000 динаров. Вернувшись в Медину, Мусадиф зашёл к имаму и вручил ему два мешочка по 1000 динаров в каждом.

- В одном, - объяснил он – деньги, которые вы мне дали, в другом – прибыль.

- Прибыли слишком много. Как ты получил столько? – удивился имам.

Мусадиф рассказал о торговле, спросе на их товар и договоре с другими купцами.

- Аллах Преславный! Вы сговорились и продавали товар в два раза дороже в ущерб своим братьям-мусульманам?! – воскликнул имам Садык.

Он взял у Мусадифа один мешочек (деньги, которые вложил), а второй не принял.

- Я не нуждаюсь в прибыли, которая, заработана нечестным путём. О, Мусадиф! Зарабатывать на хлеб насущный труднее, чем биться на мечах.


У одного человека были разногласия по поводу наследства с одним из родственников, и дело дошло до ссоры. Муфаззал, один из последователей имама, в это время проходил мимо. Поняв, что мужчины ссорятся, он окликнул их и пригласил к себе домой. Дома Муфаззал, разделив между ними 400 дирхемов, примерил их.

- Знайте, деньги, которые я вам дал, мне не принадлежат. Это деньги имама Садыка. Он дал их мне и велел тратить на примирение мусульман, последователей Пророка и его непорочного рода (мир им!).


Харун ибн Джахм говорит: «Когда мы были в Хире, один из полководцев пригласил людей к себе на ужин. Среди приглашённых был и имам Садык. Подали ужин. Один из гостей попросил воды. Вместо воды ему принесли вино. Имам поднялся со своего места и сказал:

- Посланник Аллаха изволил сказать: «Лишён милости Аллаха и проклят тот, кто сидит за столом, где употребляют спиртное».


Халиф Мансур приказал открыть казну и каждому что-то выделить. Шакрани был одним из тех, кто пришёл за получением своей доли. Но ему не к кому было обратиться, поскольку его никто не знал. Один из предков Шакрани был рабом, которого когда-то освободил Пророк. Так как от своих предков Шакрани в наследство получил свободу, его называли «освобождённый Пророком». Шакрани гордился этим званием и считал себя связанным с семьёй Пророка. В то время как его глаза блуждали в поисках знакомого лица, чтобы получить свою долю из казны, он увидел имама Садыка. Шакрани подошёл к нему и поделился своей проблемой. Выслушав его, имам ушёл и через некоторое время вернулся с долей Шакрани. Отдав её Шакрани, имам вежливо сказал: «Благое дело от хорошего человека - благо. Но благое дело от тебя, который связан с родом Пророка, ещё лучше. Плохое дело от плохого человека - плохо. Но плохое дело от тебя, который связан с родом Пророка, ещё хуже и непристойнее». Сказав это, имам ушёл, а Шакрани, услышав эти слова, понял, что имам знает о его секрете, о том, что Шакрани употребляет вино. Совесть мучила Шакрани, ибо имам, зная, что он занимается подобным делом, помог ему, проявил заботу и так деликатно указал на его недостойное поведение.


Ибрахим ибн Билад рассказывает, что как-то он прочитал документ об освобождении раба, написанный имамом Садыком. В документе говорилось: «Джа’фар ибн Мухаммад освобождает своего раба, дабы получить довольство Аллаха. От раба взамен за его освобождение требуется только выполнение им следующих условий:

1.     читать намаз;

2.     давать закят;

3.     совершить хадж;

4.     держать пост в священный месяц рамадан;

5.     любить друзей Аллаха, и враждовать с его врагами».

Документ был подписан тремя свидетелями.


Муссамма’ ибн Абд аль Малик рассказывает: «Как-то, когда мы были вместе с имамом в Мина и ели виноград, к нам подошел нищий и попросил у имама помощи. Его светлость имам Садык дал ему гроздь винограда, но нищий не взял её.

- Дайте мне денег, если у Вас есть, - сказал он.

- Пусть Аллах тебе даст! – ответил имам.

Нищий ушёл, но через некоторое время вернулся и попросил винограда.

- Пусть Аллах тебе даст! – сказал имам Садык и ничего ему не дал.

Спустя некоторое время подошёл другой нищий. Имам протянул ему три ягоды винограда. Нищий взял и сказал:

- Хвала Аллаху, Господу миров, воздающему мой удел! Имам протянул ему целую горсть винограда. Нищий взял и воздал хвалу Аллаху. Его светлость сказал нищему:

- Подожди! – и спросил у своего слуги, сколько у него есть при себе денег.

У слуги оказалось двадцать дирхемом. Имам взял у него деньги и отдал нищему. Тот вновь сказал: «Благодарю Тебя Господи! Этот дар от Тебя, о Господи! Ты Един и нет Тебе подобного – достойного в поклонении!» Имам снял свою накидку, протянул бедняку и попросил одеть её. Одев, нищий сказал:

- Благодарю Аллаха за то, что Он даровал мне одежду! – взглянув на имама Садыка, он продолжил:

- Да воздаст тебе Аллах благое! – сказав эти слова, нищий ушел».

Муссамма’ далее говорит, что если бы и в этот раз нищий воздал бы хвалу только Аллаху, его светлость имам Садык продолжал бы давать милостыню.


Малик ибн Анас говорит: «Джа’фар ибн Мухаммад или постоянно держал пост, читал намаз, или же постоянно восхвалял Аллаха. Он считался одним из самых богобоязненных людей. От имама слышали много хадисов, он был общительным и уважаемым человеком. Когда он передавал хадис от Пророка и говорил: «Посланник Аллаха сказал…» на его лице отражалось волнение души, и глаза его сверкали…

Как-то я совершал паломничество вместе с имамом. Когда мы облачились в ихрам, состояние имама изменилось, он не мог произнести «лаббайк…»

От волнения имам еле держался на ногах. Я сказал:

- О, сын Пророка! Скажи же «лаббайк…»

Имам ответил:

- Как мне говорить «лаббайк Аллахума, лаббайк!», когда я боюсь, что Аллах ответит мне: «Ла лаббайка, ва ла са’дайка» (Ты не готов к встрече со Мной)».


Кутайбе, один из последователей имама Садыка, рассказывает: «Я пошёл к имаму Садыку, чтобы навестить его больного ребёнка. У дверей дома я встретил огорчённого имама и спросил его о состоянии ребёнка.

- Клянусь Аллахом, он покидает этот мир! – печально сказал он.

Его светлость вошёл в дом и через некоторое время вышел успокоенный. У меня появилась надежда, что больному стало лучше.

- Как он себя чувствует? – спросил я.

- Он покинул нас, - ответил имам.

В изумлении я сказал:

- Да будет моя жизнь жертвой за Вас, о, имам! Когда ребёнок был ещё жив, вы были расстроены и огорчены, а теперь, когда он умер, я вижу спокойствие на Вашем лице!

- Мы, из семейства Пророка расстраиваемся, когда приходит беда, но когда сбывается воля Всевышнего, мы покорно повинуемся Ему».


>

Хафс ибн Аби Аише рассказывает: «Как-то имам Джа’фар послал своего слугу с поручением. Слуга запоздал, и имаму пришлось пойти за ним. Вскоре он нашёл слугу, крепко заснувшего в уголке. Имам присел у изголовья спящего и стал осторожно обмахивать его. Когда слуга проснулся, его светлость сказал:

- Не для тебя это – и днём спать, и ночью. Ночь – для тебя, день - для нас».


Му’ли ибн Ханис рассказывает: «Как-то в дождливую ночь имам Джа’фар направлялся в сторону «Зеле Бани Саиде», к навесу, где собирались нищие, а я следовал за ним. На половине пути я заметил, что из мешка имама что-то выпало.

- Бисмиллах! - промолвил он. - О, Господи! Верни нам то, что упало на землю.

Я подошёл поближе и поприветствовал его. Имам ответил на приветствие и спросил:

- Му’ли, ты ли это?

- Да, это я – Ваш покорный слуга.

- Подай мне, пожалуйста, то, что выпало, - попросил имам.

Я, поискав, нашёл несколько кусков хлеба и протянул их имаму. Мешок его светлости был наполнен хлебом и видимо был очень тяжёлым.

- Да буду я Вашей жертвой! Позвольте мне нести этот мешок! – сказал я имаму Садыку.

- Нет, это моя обязанность, а ты можешь идти со мной, Му’ли.

Я пошёл вместе с имамом пока мы не дошли до Зеле Бани Саиде. Несколько человек спали под навесом.

Имам подошёл к ним и положил под одежду каждого по 1-2 лепёшки, не обделив никого. Когда мы вернулись, я спросил:

-   Те люди – Ваши последователи?

-   Если бы они были нашими последователями, они получили бы больше помощи».

Хишам ибн Салим говорит: «Обычно имам Садык брал мешок с хлебом, мясом и деньгами, и ночами относил это и распределял между бедняками Медины. Они не догадывались, кто так помогал им. После смерти имама, когда бедняки вдруг перестали получать помощь, они поняли, что их опекал его светлость имам Садык».


В 83 году по лунной хиджре, в период правления пятого халифа, жестокого Абд аль Малика ибн Марвана из династии Омейядов появился на свет шестой имам – имам Садык. В 114 году, в год, когда в 57 летнем возрасте пал мученической смертью имам Мухаммад Бакир – отец Джа’фара Садыка – в период правления Хишама ибн Абд аль Малика, имамом стал Джа’фар Садык.

Ниже мы приведём имена халифов из династии Омейядов, правивших в период с рождения имама Садыка до 132 года по лунной хиджре (год, когда пала династия Омейядов):

1.     Валид ибн Абд аль Малик, правил 9 лет 8 месяцев;

2.     Сулейман ибн Абд аль Малик, правил 3 года 3 месяца;

3.     Умар ибн Абд аль Азиз, правил 3 года 5 месяцев;

4.     Язид ибн Абд аль Малик, правил 4 года 1 месяц;

5.     Хишам ибн Абд аль Малик правил 20 лет, из которых около 12 лет совпали с имаматом Джа’фара Садыка;

6.     Валид ибн Язид ибн Абд аль Малик правил 1 год;

7.     Язид ибн Валид правил 6 месяцев;

8.     Ибрахим ибн Валид правил 2 или 4 месяца;

9.     Марван Химар правил 5 лет и несколько месяцев, и, потерпев поражение в борьбе с Аббасидами, был убит в 132 году по лунной хиджре, в месяце зульхидже. С его смертью власть Омейядов пала и к власти пришли Аббасиды.

Несомненно, эпоха правления династии Омейядов, длившаяся почти целый век, была тёмным периодом в истории Ислама. В то время Ислам и исламская умма (общество) были игрушкой, которую «сильные мира сего» использовали для достижения своих корыстных целей. Мусульманский народ, а в особенности последователи непорочного рода Пророка (Ахл аль Байт), вели трудную жизнь угнетённых. Абд аль Малик, халиф из династии Омейядов, обращаясь к народу, сказал: «Каждый, кто посмеет призвать меня к праведности и богобоязненности, лишится своей головы».

Валид, сын Абд аль Малика, взяв бразды правления в свои руки, в своём обращении к народу сказал: «Каждый, кто проявит нам своё неповиновение, будет убит, а того, кто будет молчать и держаться в стороне, убьёт боль молчания».

Омейяды были просто сборищем безбожников, начавшие непримиримую вражду с религией и с Пророком с самого начала зарождения Ислама. Некоторые события в истории, такие как битва Бадр и битва Ухуд, стали причиной злобы и ненависти в их сердцах к Посланнику Аллаха. Каждый раз, пользуясь удобным случаем, они жестоко мстили. Омейяды не брезговали ни чем, прибегая к коварству, лжи для борьбы с семьёй Пророка и уничтожения Ислама.

Начиная с 40 года лунной хиджры, после мученической смерти имама Али и прихода Муавие к власти, исламский мир практически был захвачен Омейядами. Они начали усиленно давить на последователей семьи Пророка. Порицание Повелителя правоверных Али было на первом плане в коварной программе Омейядов. Кровавые события в Кербеле и мученическая смерть Предводителя павших за веру считается тягчайшим преступлением Омейядов. До трагедии, разыгравшейся в Кербеле и после неё, они убивали выдающихся людей, последователей Ахл аль Байта, а также Алавидов, обвиняя их в покровительстве семейству Пророка. Под этим же предлогом они держали некоторых из них в ужасающих условиях в тюрьмах. Другим страшным преступлением Омейядов было убийство Зейда, сына четвёртого имама. Бренное тело мученически павшего Зейда, по приказу Хишама повесили. Через несколько лет тело убитого было снято и сожжено.

Трагедия в Кербеле, просветительская миссия имамов и их противоборство с правящими властями – всё это стало причиной появления отвращения к Омейядам в сердцах людей. В конце концов, мученическая смерть Зейда привела к тому, что народ изнемог от безбожия, самолюбия и гнёта Омейядов. В итоге, в 132 году лунной хиджры посрамлённая власть Омейядов позорно пала, а династия Аббасидов, пользуясь удобным случаем, под лицемерной маской праведности взяла власть в свои руки.

Имам Садык (да будет мир с ним!), как и другие наши имамы, на протяжении всей своей жизни, в том числе и во время господства династии Омейядов, тайно и открыто боролся с угнетателями. До тех пор, пока ограничения и контроль Омейядов позволяли, имам Садык занимался просветительской деятельностью, наставлял приверженцев на путь истинной религии, представляя им настоящий Ислам.

Как-то, в период правления Хишама ибн Абд аль Малика, имам Садык со своим отцом отправился для паломничества в Мекку. Там, обратившись к многочисленной группе, он изволил сказать о руководстве семейства Пророка следующее:

- Хвала Аллаху, который, воистину назначил Мухаммада Своим Посланником и приблизил нас к нему. Мы избраны Богом среди Его созданий и являемся Его наместниками. Спасён тот, кто следует за нами, и несчастен тот, кто враждует с нами.

Слова имама донесли халифу, а тот приказал своему наместнику в Медине по окончанию паломничества и возвращения паломников из Мекки отправить имама Бакира и его сына, Джа’фара Садыка в Дамаск.

В Дамаске между ними и халифом Хишамом произошёл неприятный разговор.

Одной из выдающихся заслуг имама Бакира и имама Джа’фара в те мрачные времена было создание научного центра по возрождению и сохранению исламского образования, воспитания факихов и ученых, глубоко осознающих свои обязанности и свою ответственность. Имамы воспитывали их, чтобы они распространяли Ислам в самых отдалённых уголках исламского халифата, распространяли религию и Коран без искажений, соблюдали законы религии, предотвращали от неверных убеждений и оберегали истинный Ислам. Эта была самая тяжёлая борьба. Удача и успех этих двух великих людей в этом деле является важнейшим фактором того, что, несмотря на один тёмный век правления антиисламской династии Омейядов, основы истинной религии всё же сохранились. В то же время, как Омейяды усиленно пытались возвратить исламскую умму во времена тьмы и невежества, и, казалось бы, достигли своего, но всё же усердие наших непорочных имамов и в особенности их мастерство в воспитании сподвижников, а так же распространение исламских знаний было самым большим препятствием на пути Омейядов. В конце концов, враг не смог достичь своей цели, заключавшейся в уничтожении Ислама.

Аббасиды, чья родословная восходит к Аббасу ибн Абд аль Муталлибу, дяде Пророка, под предлогом отмщения за кровь мучеников Кербелы и борьбы с гнётом, воспользовавшись любовью иранского народа к Али и семейству Пророка, собрали вокруг себя простой люд. Заявив, что они отдадут власть достойным халифам, Аббасиды начали борьбу с Омейядами. В результате, с помощью Абу Муслима Хорасани и иранского народа, поддерживающего Аббасидов, династия Омейядов была свергнута. Вместо того, чтобы передать власть имаму того времени, т. е. имаму Садыку (да будет мир с ним!), на трон сели сами Аббасиды.

Династия Аббасидов не только показывала себя мусульманами, но и под лозунгом «мы из пророческой семьи», старалась представить себя настоящими наследниками Пророка и достойными халифами. Осознавая лучше других, что они не были достойны этого поста так же, как и прежние тираны, для сохранения своего господства начали притеснять имама Садыка и его последователей. Используя любые средства, они старались отдалить людей от пророческой семьи и имамата, в страхе потерять власть, которую они захватили под предлогом любви к семейству Пророка.

Со 132 года лунной хиджры, года падения Омейядов, до мученической смерти имама Садыка (148) у власти были два Абасидских халифа: сначала Абу аль Аббас Сиффах, затем Мансур Даваники. Сиффах правил 4 года, а Мансур 22 года, т.е. ещё 10 лет после гибели имама. Имам Садык в течение этого срока, а в особенности в период правления Мансура находился под жёстким надзором и притеснением. В этот период прилагались все усилия, чтобы предотвратить связи имама с народом.

Харун ибн Харидже рассказывает: «Один из последователей имама хотел спросить о достоверности такого пункта Ислама, как «3 талака (развода) находясь в одном и том же месте». Он отправился к имаму, но халиф запретил имаму встречаться с людьми. В раздумьях о том, как же проникнуть к имаму, он бродил по улице. Мимо провозили лавку на колёсах, где продавали огурцы. Тут его осенила мысль! Он подошел к лавке, купил все огурцы и взял на время одежду лавочника. Притворившись торговцем огурцами, направился к имаму. Когда он подошёл к дому его светлости, вышел слуга имама и подозвал «торговца», чтобы купить огурцы. Под этим предлогом Харун ибн Харидже проник к имаму.

- Ловко ты проник сюда! – удивлённо воскликнул имам. - Что у тебя за проблема?

Харун задал свой вопрос, и имам пояснил, что такой развод, о котором он говорит, недействителен».

Мансур Даваники ни чем не ограничивался, жестоко мучая и издеваясь над имамом и его последователями и Алавидами, в точности повторяя метод Омейядов. Некоторых из сподвижников имама таких как: Садир, Абдусалам ибн Абд ар-Рахман, он заточил в тюрьму, а Му’ли ибн Ханиса, выдающегося сподвижника имама убил. Абдулла ибн Хасан, потомок имама Хасана, который был из знатных Алавидов, был сослан в Ирак и там заключён в тюрьму. В итоге Абдулла погиб мученической смертью.

С другой стороны, халиф любыми путями пытался склонить на свою сторону исламскую умму. Его цель заключалась в том, чтобы народ считал его халифом (наместником) Пророка, блюстителем шариатских законов и тенью Божьей. Он упорно пытался причислить себя к Ахл аль Байту. Вводя в заблуждение общество, он хотел занять место истинных наместников Пророка и имамов, так поскольку знал, что мусульмане имеют твёрдую веру в Ахл аль Байт. Ведь в своё время Аббасиды, используя именно эту веру народа, смогли свергнуть Омейядов.

В день Арафы в своём обращении к народу Мансур сказал:

- О, люди! Только я правитель на этой земле со стороны Аллаха. С Его помощью я управляю вашими делами. Я – Божий казначей и государственная казна в моём распоряжении. Я действую по Его воле, по Его желанию распределяю, по Его разрешению даю. Господь назначил меня замком казны. По Его воле я открываю и тогда, Он выдаёт вам вашу долю!

А в своём обращении к хорасанскому народу он сказал:

- О, народ Хорасана! Бог вернул ваши права и вернул нам наше наследство от Пророка – халифат. Истина восторжествовала - Бог почтил своих приближённых и уничтожил угнетателей.

Мансур, используя эту демагогию, хотел показать себя святым. Он прятал своё истинное лицо, порочного и лицемерного кяфира, которое было ни чем не лучше омейядского, под этими громкими выступлениями. Халиф Мансур старался всеми путями, не пренебрегая угрозами и жестокостью, получить хотя бы вынужденное согласие имама Садыка, чтобы показаться достойным в глазах народа. Однако имам не только не подтвердил его правление, а наоборот, старался своими наставлениями разоблачить истинное лицо Мансура и всю династию Аббасидов.

Один из сподвижников имама спросил его: «Некоторые из нас, ваших последователей, ведут трудную и бедную жизнь. Аббасиды предлагают им зарабатывать на жизнь строя дома для них, копая каналы. Что вы думаете по этому поводу?»

«Я бы ничего не сделал для них, даже если мне за это дадут большие деньги. Те, кто помогают угнетателям, будут в пламенном шатре в Судный день до тех пор, пока Господь будет судить людей», - пояснил имам.

Также его светлость имам Садык о факихах изволил сказать следующее: «Они – доверенные лица Пророка. Если факихы содействуют угнетателям, не доверяйте им». Даже в своих письмах и встречах имам нередко прямо и откровенно осуждал Мансура.

Мансур в своём письме спросил имама: «Почему ты так же, как и другие не приходишь к нам?»

Имам написал в ответ: «Для нас нет ничего в этом мире, чтобы мы боялись потерять его из-за тебя. Ты не обладаешь достойными качествами и не имеешь ничего в другом мире, чтобы мы надеялись на тебя. Не благодетельствовал тебе Господь, чтобы мы пришли поздравить тебя, не находишься ты в беде, чтобы выразить сочувствие. Так зачем приходить к тебе?!»

Мансур ответил: «Приходите наставлять нас…» На что имам ответил: «… тот, кто живёт этим днём, не будет наставником тебе, тот, кто живёт для того мира, не придёт наставлять тебя».

Однажды имам находился на собрании у Мансура. В это время назойливая муха не оставляла халифа в покое. Сколько бы он не отмахивался, муха всё равно подлетала и садилась на его лицо. Мансур рассердившись, сказал имаму: «Почему Бог создал муху?»

- Чтобы унизить угнетателей, - смело ответил имам.

Халиф замолчал.


Абдулла ибн Сулейман Тамими рассказывает: «Когда Аббасиды предали мученической смерти Мухаммада и Ибрахима, сыновей Абдуллы ибн Хасана, Мансур Даваники назначил одного из своих приближённых по имени Шейбе ибн Гаффал правителем Медины. Шейбе прибыл в Медину, и в пятничный день в мечети Пророка, в своем обращении к народу сказал: «Поистине Али ибн Аби Талиб посеял раздор между мусульманами и воевал с верующими. Захватить власть – это была его цель, и он не позволял, чтобы истинные халифы были на престоле. Однако Господь лишил его власти. Его потомки продолжают этот раздор и требуют власти, не имея на то никакого права. Поэтому их убивают в различных уголках. И они омыты собственной кровью!»

Слова Шейбы задели жителей Медины. Но никто не отважился перечить ему. Тут из толпы поднялся человек в шерстяной рубахе и обратился к Шейбе со следующими словами: «Мы восхваляем Аллаха и приветствуем Мухаммада, Его последнего Посланника, Повелителя всех Пророков. Также мы приветствуем и всех других Пророков. Всё то хорошее, что ты сказал о нас – мы заслужили! Но те пороки, которые ты перечислил, они относятся к тебе и Мансуру!» Затем этот человек повернулся лицом к людям и вопросил:

«Хотите ли вы знать о человеке, чья книга деяний будет пуста в Судный день? О том, кто окажется в числе потерпевших урон? Это тот, кто променял свою загробную жизнь на богатства, принадлежащие другим! Таков лицемерный правитель, променявший свою загробную жизнь на богатства Мансура, - и он указал на Шейбу.

Люди успокоились, а правитель молча вышел из мечети. Я спросил: «Кто был этот человек, отважившийся высказать всю правду в лицо правителю?» «Имам Джа’фар ибн Мухаммад Садык», - последовал ответ.


Зейд, сын четвёртого имама, является одной из величайших личностей в истории Ислама, обладатель истинного знания, богобоязненности и бескрайних нравственных качеств последователя семейства Пророка.

В период притеснений со стороны Омейядов Зейд мужественно восстал, доблестно сражался и с честью мученически погиб.

Его жизнь, его богобоязненность и в конечном итоге, его восстание и мученическая гибель, оставившая след в истории Ислама, является лучшим показателем воспитания, которое Зейд получил от отца и брата в семье непорочного имамата. Исламские ученые сходятся в оценке о величии знаний, богобоязненности и нравственных качествах Зейда.

Так же и имамы многократно восхваляли его нравственные качества и благородство. Преданий об этом так много, что шейх Садук (мир ему!) в своей книге «Уюн аль Ахбар ар-Риза» уделил отдельную главу для этих хадисов. Шейх Муфид пишет: «После имама Бакира Зейд является лучшим и благороднейшим среди детей четвёртого имама. Он был набожным и благодетельным факихом, милостивым и храбрым человеком. Он призывал совершать благие дела и настаивал на воздержании от дурных поступков».

Аби Джаруд говорил: «Я приехал в Медину. Каждый раз, когда я желал встретиться с Зейдом, мне отвечали, что он занят чтением Корана».

Хишам повествует: «Халид ибн Сирван рассказывал о Зейде. Я спросил:

- Где ты его видел?

- В одной из деревень Куфы, - был ответ.

- Каковы твои впечатления о нём?

- Я заметил, что он очень часто плакал пред величием и могуществом Аллаха».

Шейх Муфид говорит: «Одна из сект шиизма – зейдиты – убеждены в том, что Зейд должен был стать имамом после своего отца. Они объясняют это тем, что Зейд поднял восстание с мечём и призывал людей к повиновению семейства Пророка. Народ думал, что он имеет в виду своё руководство (имамат). На самом же деле всё обстояло по иному. Он знал, что после отца имамом является его брат, его светлость имам Бакир, а он в свою очередь, перед смертью назначил имамом своего сына, его светлость Садыка».


Зейд отправился в Сирию, к Хишаму ибн Абд аль Малику, чтобы пожаловаться на правителя Медины Халида ибн Абд аль Малика. Но халиф, желая унизить Зейда, не принимал его. Зейд изложил свои возражения и требования справедливости в письме и отправил Хишаму. Хишам же не придал значения этому посланию и под ним написал, чтобы Зейд возвращался в свой город. Зейд, прочтя это, воскликнул: «Клянусь Аллахом, я никуда не уеду!» Он остался в Сирии, дожидаясь встречи с Хишамом. Вскоре Хишам принял его, но пред этим велел своим придворным окружить Зейда, чтобы он не смог приблизиться к халифу. Зейд вошёл в собрание и без промедления обратился к Хишаму:

«Я призывал тебя к богобоязненности! Бойся Аллаха и будь добродетельным!» Хишам очень разгневался и с угрозой сказал: «Ты считаешь себя достойным халифата и надеешься на получение власти! Но ты не заслуживаешь этого, ведь твоя мать – невольница!» Зейд в ответ возразил: «Нет ничего выше пророчества. Некоторые Пророки, например Исмаил, сын Ибрахима тоже был сыном невольницы! Ведь если бы это было недостатком, Исмаил никогда не был бы избран на пророческую миссию. К тому же, разве является пороком то, что мать человека – невольница, когда предки его были Посланник Аллаха и Али (да будет мир с ними!)?!» Хишам, услышав эти слова, злобно поднялся с места и приказал выгнать Зейда на улицу. Уходя, Зейд сказал: «Поистине, те, которые боятся удара меча, будут презренны и уничтожены!»

После того, как Хишаму расшифровали слова Зейда, он понял, что Зейд восстанет против Аббасидов, и обратился к придворным: «Вы думаете, что семья Али исчезла? Клянусь своей душой, семья, где есть такие, как Зейд, никогда не вымрет!»

Зейд приехал в Куфу. Последователи семейства Пророка собрались вокруг него и присягнули ему в верности. Только в одной Куфе его признали 15 тысяч человек, а так же его признали в Басре, Медине, Хорасане, Гейне, Васите и во многих других городах.

Началась война. Приверженцы Зейда колебались, и многие, не сдержав свою клятву, оставили его. Зейд отважно сражался, несмотря на то, что его поддерживало немного людей. В конце концов, стрела ранила его и через несколько дней он покинул этот бренный мир. Да будет ему благословение Аллаха и приветствие ангелов!

Зейд мученически погиб в месяце сафар, 120 или 121 года по хиджре. Соратники похоронили его ночью и пустили воду по его могиле. Однако враги нашли место его захоронения. Они вскрыли могилу и с жестокостью обезглавили его тело. Голову Зейда отправили в Сирию. Обезглавленное, обнажённое тело храброго бойца по приказу Хишама повесили у ворот города. Несколько лет его тело, словно развевающееся знамя и напоминание о мученической смерти, висело у ворот до тех пор, пока по приказу Хишама Алави, высохшее тело Зейда спустили, сожгли, а пепел пустили по ветру.

Да, угнетатели страшились даже его мёртвого тела!

Весть о мученической смерти отважного Зейда так огорчила имама Садыка, что безграничная скорбь и горесть отражалась на его лице. Он выдал Абу Халиду Васити 1000 динаров с просьбой поделить их между семьями, члены которых погибли вместе с Зейдом в борьбе за веру.

Фузейл Рассан рассказывает: «После гибели Зейда я удостоился чести посетить имама. Разговор зашёл о Зейде. «Да помилует его Господь! Он был праведным, мудрым ученым, правдивым, убеждённым в имамате человеком. Если бы он победил, то непременно сдержал бы своё обещание. Он знал, кому вернуть власть» - отзывался о нём имам. Из слов имама было ясно, что Зейд ставил целью свержение власти угнетателей. Затем, он хотел передать власть в руки имама Садыка, представив людям истинного имама, ибо Зейд признавал имамат, имамов Бакира и Садыка (да будет мир с ними!).

Восьмой предводитель правоверных имам Риза сказал Ма’муну: «Зейд был одним из ученых из семейства Пророка. Он боролся с врагами веры, пока на этом пути не пал смертью мученика. Мой отец передал со слов своего отца, имама Джа’фара ибн Мухаммада: «Да помилует Аллах Зейда, моего дядю, который призывал людей к руководству семейства Пророка. Если бы он победил, то сделал бы то, к чему призывал людей. Зейд перед восстанием посоветовался со мной. Я ответил: «О, дядя! Если ты согласен погибнуть и быть повешенным, то восстань».

Ма’мун спросил у имама Ризы:

- Не претендовал ли Зейд на имамат?

- Нет, - ответил имам. - Он лишь призывал людей к руководству семейства Пророка».

Шейх Садук приводит следующее: «Зейд ибн Али сказал: «В каждую эпоху один человек из пророческой семьи будет имамом и наместником Бога на земле. И в этот период наместником Всевышнего и имамом является сын моего брата Джа’фар ибн Мухаммад. Тот, кто последует за ним - не собьётся с истинного пути, а тот, кто будет противиться ему – не найдет истины».


В последние годы правления Омейядов и в первые годы установления власти Аббасидов, когда две династии были заняты борьбой за власть, притеснение имама со стороны властей ослабело. Используя этот удобный момент, имам принялся за расширение своего научно-религиозного движения.

Медина практически стала духовным центром, где в различных сферах воспитывались и обучались тысячи жаждущих знаний последователей. Имам стал настолько известен в области науки, что к нему съезжались люди с самых отдалённых точек исламской державы, чтобы воспользоваться его божественными знаниями. Даже некоторые из исламских ученых приходили к имаму для проведения научных бесед. Изложение его ответов и дискуссий с приверженцами различных религий - есть одна из интереснейших страниц научной истории первого столетия со времён появления Ислама. Ответы имама соответствовали времени, обстановке и мировоззрению и способности восприятия. Некоторые его ответы сокрушали необоснованные доводы другой стороны, показывали их несостоятельность. В большинстве случаев его высказывания были научно и философски обоснованы. Собрания и дискуссии имама могут составить целую книгу. Мы же приводим эпизод, который легок для восприятия молодым поколениям и весьма значителен по своему значению. Затем мы представим на ваше рассмотрение научное сочинение о монотеизме Муфаззала (сподвижника имама Садыка).

Абу Мансур рассказывает: «Один из моих друзей вместе с Ибн Аби аль Авджа и Абдуллой ибн Макфа (материалисты того времени) сидели в мекканской мечети «Масджид аль Харам». Ибн Макфа спросил:

- Вы видите этих людей? – и указал на паломников, обходивших Каабу. - Никто из них не достоин высокого звания «настоящего человека», кроме того великого человека, который сидит неподалёку, – он имел в виду имама Садыка.

Ибн Аби аль Авджа поразился:

- Ты назвал из всех только одного человеком?!

- Да, в нём я видел такие знания, достоинство и величие, каких не видел в других.

- Я хочу сам удостовериться в истинности твоих слов.

- Не делай этого! Поверь, после разговора с ним откажешься от своих убеждений. Он сокрушит твои доводы, и ты сознательно примешь его точку зрения.

- Нет! Ты, видимо, просто не хочешь моей встречи с ним, так как боишься, что твоя ложь обнаружится и всё, что ты сказал про него, окажется неправдой.

- Раз ты такого мнения обо мне, то, что ж, ступай к нему! Но предупреждаю тебя, будь осторожен, а не то окажешься целиком под его влиянием. Обдумай хорошенько всё, что ты хочешь сказать и, чтобы это не оказалось тебе во вред.

Ибн Аби аль Авджа поднялся и пошёл, чтобы поговорить с имамом. Мы с Ибн Макфа остались там же. Вскоре Аль Авджа вернулся:

- О, сын Макфы, горе тебе! Ты назвал его человеком?! Я видел в нём нечто большее. Если в мире есть человек, способный по своему желанию быть во плоти и человеческом теле, это только имам Садык!

- Что случилось? – спросил ибн Макфа.

- Я пошёл к нему и присел рядом. Когда все разошлись, он начал разговор, указывая на людей, совершавших ритуальное обхождение вокруг Каабы: «Если вопрос о религии и вере таков, как утверждают они, то естественно это верно, имея веру в Бога и загробную жизнь, они пошли по истинной дороге. Вы же не достигнете счастья, и вас ждёт гибель. Но если вопрос о религии таков, как утверждаете вы, (то есть Бог и загробная жизнь не существуют), что совсем не так, в этом случае вы равны с мусульманами. Мусульмане не подвергают себя опасности, веря в Бога, потому что, если представить то, что утверждаете вы – материалисты, т. е. что Бога и загробной жизни нет, что со смертью всё кончается, что не будет Суда и ответа за совершённые деяния, то они умрут так же, как и вы, не потерпев урон.

«Да помилует тебя Господь! – воскликнул я, пытаясь защититься. - А что мы утверждаем? Наши убеждения и убеждения мусульман почти равны».

«Как ваши утверждения могут быть равны, когда они верят в Господа и Создателя небес, в загробную жизнь, в наказание и вознаграждение за деяния, а вы говорите, что небо представляет собой пустоту без Создателя?!»

Увидев, что имам начал разговор о существовании Бога я воспользовался удобным случаем и высказал свои мысли: «Если их убеждения верны, то почему же Бог не покажет Себя своим созданиям, почему открыто не призовёт их к вере, чтобы два Его творения не имели по этому вопросу разногласий? Почему Он скрывает Себя, а нам посылает только Пророков? Снисхождение самого Бога повлияло бы на людей больше, и они бы все поверили в Его существование».

«Горе тебе! – ответил имам, - Как возможно, чтобы Тот, Кто показывает своё могущество в существовании твоём, может быть скрытым от тебя? Твоё создание из ничего, зрелость после детства, мощь и сила после младенческой беспомощности, и опять немощь после мощи. Твоя болезнь после здоровья, и здоровье после болезни, довольство после гнева, и гнев после довольства, радость после печали, и печаль после радости, дружба после вражды, и вражда после дружбы, стойкость после слабости, и слабость после стойкости, твоё желание после отвращения, и отвращение после желания, надежда после отчаяния, и отчаяние после надежды, твоя осведомлённость после незнания и забвение того, что было в твоей памяти.…

И так он перечислял признаки божественного могущества, которые существуют во мне, и я не в силах был отрицать их. Он так всё описывал, что, мне показалось, вот-вот сам Господь предстанет между мной и Абу Абдуллой».


Трактат Муфаззала был написан со слов имама Садыка (да будет мир с ним!) и заключает в себе уникальные сведения о создании человека, мира, доказательства о существовании Всевышнего Бога, о Его мудрости и могуществе. Этот ценный трактат был переведен и издан выдающимся ученым Маджлиси, при содействии других ученых. Изучение этого трактата необходимо для тех, кто проявляет интерес к вопросам единобожия, размышляет над божественными знамениями и для любого может оказаться полезным. Сейид ибн Тавус в книге «Кашф аль Мухаджа» советует своему сыну прочесть этот трактат, а также пишет: «Я бы посоветовал всякому отправляющемуся в путь путешественнику иметь при себе трактат Муфаззала». Итак, вкратце ознакомим вас с содержанием этого трактата и приведем перевод нескольких эпизодов. Муфаззал во вступительной части этого трактата пишет: «Однажды во время заката я сидел в мечети Пророка и размышлял о величии Пророка и о тех достоинствах и превосходствах, которыми Аллах одарил его… Вдруг вошел Ибн Аби Аль Авджа, один из атеистов того времени, и сел неподалеку от меня, так, что я мог слышать его слова. В это время к нему подошел один из его друзей и расположился рядом с ним, и они принялись беседовать о Пророке. По ходу диалога речь зашла о Создателе Вселенной и пришли к тому, что мир не имеет Творца, который все устроил по мудрости, и что все существующее возникло в природе само по себе без Создателя, и так было всегда и так будет. Когда я услышал эти речи не смог сдержать свое возмущение и сказал: «Богохульник! Ты стал безбожником и отрицаешь своего Творца, который создал тебя в наилучшем виде и, проведя по различным этапам развития, сделал тебя совершенным. Если ты поразмыслишь о том, как ты сотворен и прислушаешься к голосу своей души, несомненно, обнаружишь в себе признаки существования Всевышнего Творца, Его мудрость, знание». Ибн Аби Аль Авджа ответил: «Послушай, человек, если ты один из религиозных знатоков, то я поговорю с тобой, и если ты убедишь нас, мы за тобой последуем, но если ты не знаток, то говорить с тобой бесполезно. Если ты один из приверженцев Джа’фара ибн Мухаммад Садыка, то он с нами не спорит, выслушивает наши речи, но никогда не оскорбляет и всегда отвечает достойно. Он спокоен, снисходителен, мудр, любезен, никогда не выходит из себя и им никогда не овладевает гнев и не уклоняется от ответа. Он выслушивает наши убеждения и аргументы и, когда мы высказываем свое мнение, думаем, что они произвели на него впечатление, но он коротким ответом перечеркивает все наши доводы. И всего несколькими фразами представляет нам свои убедительные доказательства, на которые нам уже нечего ответить. А теперь, если ты его сподвижник, то говори с нами подобно ему». Я печальный вышел из мечети, и размышлял над тем, чему подвергается Ислам и мусульмане в результате их сомнений в существовании Бога. Я пошел к имаму и он, увидев меня, спросил: «Что с тобой?»

Я пересказал ему слова тех атеистов. Он сказал: «Я поведаю тебе о мудрости Создателя в сотворении мира, животных, насекомых, хищников, птиц, о человеке, о съедобных и несъедобных растениях, о деревьях плодовых и неплодовых, чтобы жаждущие получили из этого назидание и познания верующих углубились, а поражены были атеисты и неверующие. Завтра на заре приходи ко мне».

Это очень обрадовало меня, и ночь показалась мне длинной в ожидании утра.


На рассвете я поспешил к имаму и, спросив разрешения, вошел в дом. Пройдя в следующее помещение, был приглашен имамом в его комнату, где мы с ним уединились. Я сел. Имам сказал:

- Что, Муфаззал, долгой показалась тебе ночь в ожидании нашей встречи?

- Да, мой предводитель!

И имам начал: «О, Муфаззал, Господь был всегда, и ничего не было прежде Него и Он вечен. Его вечность абсолютна. Только Он достоин всех похвал и поклонений за ту высокую степень науки и ту высочайшую вершину величия, которые были пожалованы нам, людям. И создал Он человека как высшее существо среди всех созданий доказательством Своей мудрости».

Муфаззал рассказывает, что попросил разрешение записывать все слова имама. Он согласился и продолжил: «Муфаззал! Те, кто сомневаются в существовании Создателя вселенной, не ведают о чудесах творений этого мира и неспособны постичь мудрость Всевышнего Бога в созданиях морей, равнин и гор. Поэтому по причине невежества они избрали путь отрицания и начали упрямствовать и отрицать роль Создателя всего сущего и Его мудрость. И для них все, что происходит, случается самопроизвольно, без расчета и мудрости. Однако Всевышний несравним с тем, что они представляют и Аллах лишит их Своей милости, поскольку они отвернулись от ясной истины и уклонились от верного пути.

Они в своем заблуждении, неведении и рассеянности, подобны слепым, вошедшим в великолепный дворец, в котором разостланы красивые ковры, расставлены разнообразные яства и напитки, приготовлены одежды… и все, в чем может нуждаться человек. И любая вещь соразмерена и находится на своем месте, но те слепцы, слоняясь по зданию и по комнатам, не видят ни здания, ни того, что в нем приготовлено, и иногда натыкаясь на вещи, которые (соответственно своему назначению) находятся на своих местах, но в которых они не видят необходимости и, не зная, что для чего и почему стоит здесь, приходят в ярость и ругают обстановку и того, кто все устроил. И те, которые отрицают прелесть, красоту и совершенство божественной мудрости в устройстве бытия, подобны, той группе слепцов, поскольку разум отрицающих неспособен постичь смысла и пользы всего. Так и бродят они по этому миру в недоумении и невежестве и не понимают правильности устройства прочности строения и красоты создания всех вещей в этом дворце. И когда видят что-то и не знают его назначение и разум их не постигает мудрости этого, тогда начинают злословить в его адрес, отрицать, приписывая ему ошибочность и неразумность».

Имам в продолжении своей первой лекции разъяснил подробности устройства человека, мудрость в Его создании и божественные милости, заключенные в нём. Но мы ограничимся вышесказанным и приведем фрагмент из его следующих трех лекций.


«О, Муфаззал! Поразмысли о мудрости Бога и Его могуществе, глядя на хищных, диких животных, которым даны острые зубы, крепкие сильные когти, большие пасти, что соответствует их образу жизни… Также, плотоядные хищные птицы имеют удобные для охоты клюв и когти. Если бы Аллах дал травоядным когти, то вышло бы так, что Он дал им то, в чем они не нуждаются, ибо не охотятся они и не едят мясо. И если бы хищникам дан был яд, то, в чем они не нуждаются, тогда Он не дал бы им их оружие, с помощью которого они охотятся, то есть зубы и когти. Разве не видишь, что Всевышний одарил эти два класса животных тем, что соответствует их образу жизни и сохранению их вида. А сейчас (мысленно) взгляни на детенышей четвероногих, которые сразу же после рождения (удивительным образом) узнают свою мать и не нуждаются в воспитании и обучении, в которых нуждается дитя человека. Поскольку матери человека даны способность и умение для его воспитания, чего лишены самки животных. По этой причине Всевышний только что родившимся детенышам четвероногих дал такие силы, чтобы они без помощи могли самостоятельно передвигаться, что способствует их воспитанию и возрастанию без опеки. Даже птенцы большинства птиц, таких как домашних кур, куропаток, фазанов, в тот же самый час как вылупятся из яйца, ходят и клюют зернышки. Но для птенцов голубей и подобным им, которые слабее цыплят, до того, как научатся летать, еда «готовится» в зобах их матерей и перекладывается им в клювы. Поэтому птицы такого вида не имеют много птенцов, чтобы суметь их вырастить и сохранить. Итак, теперь мы знаем, что каждый вид этих животных и птиц, по мудрости Бога инстинктивно осведомлены о присущих им потребностях.


…Звук это есть колебание, которое возникает от столкновения частиц воздуха и воздух передаёт это колебание нашему слуху. И люди целый день и часть ночи разговаривают и если эти звуки речи останутся в воздухе, то мир бы переполнился ими, и жизнь для людей стала бы невыносимой. Тогда для воздуха потребовалось бы больше обновления, чем для бумаги, потому что слова и речи, которые произносятся намного обильнее тех, которые пишутся (на бумаге)…

Мудрый Создатель сделал воздух подобно такой тончайшей невидимой бумаге, которая сохраняет в себе звуки и слова, потом же их следы исчезают, освобождая и очищая место другим вновь появившимся звукам. Эта удивительная бумага не портится и не гниет.

И этот самый воздух, если глубоко поразмыслить о его пользе, станет тебе достаточным уроком, так как он есть причина жизни организма. Посредством него, при его поступлении во внутрь тела, поддерживается жизнь и при выходе, происходит очищение организма. И он же передает звуки на большие расстояния и приносит нашему обонянию запахи. Ведь ты видишь, что с той стороны, откуда дует ветер, приносится больше запахов и доносится больше звуков. Воздух перемещает холод и тепло, которые влияют на явления природы….

Поразмысли о мудрости Всезнающего Бога, проявляющейся сотворением различных видов деревьев. Так устроено, что дерево раз в году «умирает» и тепло жизни в нём остывает, и в нём зарождаются и готовятся вещества нужные для будущего образования плодов, и с новой весной они опять оживают, и жизнь в них вновь приходит в движение. Они преподносят тебе свои плоды, каждое в своё время, словно гостю, пред которым каждую минуту выставляют изысканные сладости и вкусную пищу.

Если вдумаешься, то заметишь, как деревья, протягивая свои ветви-руки, предлагают тебе разнообразные дары. И сады выставляют перед тобой свои благоухающие букеты цветов: нарциссов, жасмина, базилика… Возьми что желаешь! Если ты размышляющий человек, почему же не стараешься узнать этого щедрого, гостеприимного Хозяина?!

Почему не осознаешь, какими разнообразными милостями одарен, и не благодаришь своего благодетеля. Ведь вся эта пища, фрукты, растения, разнообразные и разноцветные цветы в садах, степях, горах приготовлены для тебя, а ты, отрицая Его благодать и не покоряясь Его воле, вместо признательности неблагодарен и, несмотря на эти милости, грешишь и восстаёшь (против Него)?!

Возьми для себя уроком то, как проявляется мощь Щедрого Бога, принимающего покаяния, в создании граната. Как на всех холмиках белой мякоти тесно друг к другу расположены гранатные зерна, как будто их собрали и слепили руками. И эти скопления зёрен разделены на части и каждая покрыта оболочкой. И эта оболочка настолько нежна и тонка, что заставляет изумляться умы. А сверху эти скопления его гроздей обёрнуты более прочной коркой. И мудрость его создания такова, что если бы гранат состоял из одних только зёрен, то они не имели бы возможности получать питательные вещества. Значит, белая мякоть расположена в среде зёрен так, что они рассажены по её поверхности и посредством неё каждое зернышко получает своё питание. Те оболочки существуют для защиты нежных зёрен от порчи. А крепкая корка, покрывающая гранат снаружи, сохраняет сочность и свежесть плода, прикрывая его от холода, зноя и других неблагоприятных воздействий. И то, что я рассказал тебе о мудрости посредством создания граната - всего лишь малая её толика.


…А теперь я поведаю тебе о стихиях и бедствиях.

Некоторые глупцы, приводя доводом стихийные явления, отрицают Бога, Его созидательность, Его мудрость, Его предопределение над всем. И их возникновение считают нарушением в порядке вселенной. Например, холера, чума и другие эпидемии, град, нашествие саранчи, которые уничтожают посевы и фрукты. В ответ этим невеждам скажем, что если не было бы Мудрого Создателя мира, то стихий и бедствий случалось бы больше. Например, если бы нарушился порядок космической и земной системы, то звёзды осыпались бы на землю, или землю бы сплошь покрыла вода, или мы больше не увидели бы восхода солнца, или же пересохли бы реки и источники и воду невозможно было бы найти, или прекратились бы перемещения воздушных масс, что привело бы к безветрию, или же совсем всё разрушилось бы, или вода залила бы всю сушу, потопив всё живое. Все те бедствия типа нашествие саранчи, эпидемий не настолько продолжительны и постоянны, чтобы уничтожить всех и сделать жизнь невыносимой, а возникают периодически и быстро исчезают.

Разве не видишь, что мир от этих великих несчастий, которые могут уничтожить всех мирян, охраняем и лишь иногда эти беды и стихии касаются их, чтобы наказывать, и скоро вновь устраняемы. И возникновение этих стихий становится назиданием для людей, а устранение – милостью.

Безбожники говорят об этих бедах так: «Если мир имеет милостивого Творца, то почему эти беды обрушиваются на нас?!»

Они полагают, что жизнь должна быть спокойной без всяких бед и потрясений. Если бы было так, то в людях настолько бы разрослись грехи и зло, что не стало бы для людей милости ни в этом мире, ни в ином.

Таким образом, ты видишь, некоторые, живя в неге и холе и воспитываясь в безопасности и достатке, приходят к такому злу и неверию, словно забывают, что они простые смертные и создания Великого Господа и забывают, что они уязвимы и могут подвергнуться страданию и горю. Им и в голову не приходит оказать милость слабым, протянуть руку помощи нищему, посочувствовать попавшему в беду, проявить сострадание к несчастному и беспомощному.

Но если человека постигнет беда или охватят тяготы бед и боль, тогда многие из них, прибывавших в забвении и беспечности, приходят в себя и раскаиваются в совершенных грехах, пороках и испытывают отвращение к содеянному.

Те, кто недоволен бедствиями, происходящими в мире, подобны детям, которые отказываются от лекарств. И когда им не разрешают есть сладкое, которое вредно для них, это вызывает их недовольство. Они не любят учиться и любят постоянно играть и бездельничать и желают есть ту еду и пить те напитки, которые им нравятся. Они не осознают, что игры и безделье могут очень навредить их жизни и вере. А вкусная и вредная еда может подвергнуть их болезни. Приобретение же знаний и воспитание дадут большие результаты, а пить горькое лекарство принесёт исцеление.

И как часто вслед за несчастьями следует спокойствие, а после горечи – сладость…»


Несомненно, наши пречистые имамы (да будет мир с ними!), являющиеся истинными наместниками Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и наследниками его божественных знаний, были наделены особенностями, которые Господь даровал Пророкам и святым. Одна из этих особенностей – связь с Господом Миров, другая – с миром сокровенного и обладание тайными знаниями, которые недоступны умам и воображениям. Подобно откровению, ниспосланному Пророкам, это знание истинно, с той лишь разницей, что наместники Пророка – имамы не были Пророками и не принесли новой религии, а только распространяли и сохранили религию Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и были руководителями исламской уммы. Как сказал Пророк Ислама Повелителю правоверных: «Ты по отношению ко мне, как Харун по отношению к Мусе, но с той лишь разницей, что после меня не будет пророка».

В исламских источниках содержится так много преданий, рассказывающих, что каждый имам обладал сокровенными знаниями, и любой осведомлённый мусульманин, не преследующий корыстных целей, не сомневается, что эти личности обладают глубокими знаниями и всякий раз, когда есть необходимость для наставления на путь истины их приверженцев, открывают частицу из своих знаний о сокровенном.

Итак, обратим ваше внимание на некоторые примеры этих знаний, которыми обладал имам Садык:

После мученической смерти Зейда ибн Али, Яхья, старший сын Зейда, тайно отправился в Иран, и спустя некоторое время, собрав группу людей на востоке страны, восстал против омеядского халифа и, мужественно сражаясь, погиб. Его тело, как и тело его отца, было вывешено на всеобщее обозрение и оставалось так, пока не восстал Абу Муслим. После чего тело мученика было спущено и с почётом предано земле. В те дни, когда Яхья направлялся в сторону Хорасана, он встретился с одним из сторонников пророческой семьи по имени Мутаваккиль ибн Харун, который возвращался из хаджа и, проезжая через Медину, виделся с имамом. Мутаваккиль рассказывает: «Я встретил Яхью и поздоровался с ним. Он спросил меня, откуда я еду.

-   Из хаджа, - ответил я.

Он расспросил о здоровье своих близких, родных и имама. Я рассказал ему всё, что знал и о том, что они огорчены смертью его отца.

-   Мой дядя Мухаммад ибн Али (имам Бакир) предсказывал ему о его смерти, – сказал он и спросил: – а виделся ли ты с Джа’фаром ибн Мухаммадом?

-   Да, – ответил я.

-   Он ничего не сказал обо мне?

-   Сказал.

-   Что?

-   Я не могу говорить тебе то, что слышал от его светлости.

-   Разве меня напугаешь смертью? Говори, что слышал.

-   Его светлость сказал, что вы погибните и подобно вашему отцу, ваше тело так же будет висеть…

После беседы Яхья передал мне лист из сборника молитв имама Саджада и попросил отдать его родственникам в Медине и сказал: «Клянусь Богом! Если бы ты не рассказал мне о том, как окончится моя жизнь, я не послал бы этот лист своей семье, но я уверен, что слова имама истинны. И эту истину он унаследовал от отцов своих».

Не прошло много времени, как предсказания имама исполнились».

* Сифван ибн Яхья повествует: «Джа’фар ибн Мухаммад ибн Аш’ас спросил меня:

-   Знаешь, почему мы примкнули к имаму, тогда как ничего не знали о шиизме?

-   И почему же? – спросил я.

-   Однажды халиф Мансур Даваники попросил моего отца представить ему понятливого, находчивого человека для выполнения важного поручения. Отец представил ему своего дядю. Мансур, вызвав его к себе, дал деньги и сказал: «Поезжай в Медину, найди Абдуллу ибн Хасана ибн аль Хасана, кое-кого из его семьи и Джа’фара ибн Мухаммада. Скажи им, что ты приехал из Хорасана и привёз им деньги от шиитов и заплати каждому понемногу с таким условием, чтобы они при получении денег расписались собственноручно и лист тот пусть будет у тебя».

-   Дядя моего отца поехал в Медину и, спустя некоторое время, вернулся. Он пришел к Мансуру, а среди собравшихся был и мой отец. Мансур спросил, выполнил ли он его поручение.

-   Я встретился со всеми и, вручив им деньги, взял с них расписки, кроме Джа’фара ибн Мухаммад, которого я нашел в мечети Пророка, застав читающим молитву. Я стал ждать, пока он завершит свой намаз. Когда он закончил, повернулся ко мне и сказал: «Побойся Всевышнего! И не обманывай семейство Пророка. Передай Мансуру, чтобы тоже побоялся Господа и не обманывал семейство Пророка!» Я спросил, что он имеет в виду.

«Сядь поближе, - пригласил он, и рассказал всё о нашем с вами плане, будто сам присутствовал при нашем разговоре».

* Абу Басир рассказывает: «Я находился у имама Садыка, и речь зашла о Му’ли ибн Хунайсе. Имам сказал:

-   О, Абу Басир! То, что я поведаю тебе о Му’ли ибн Хунайсе, держи в тайне.

-   Да, да, обязательно, - уверил его я.

- Му’ли достигнет достойного звания мученика тогда, когда к этому приложит руку Давуд ибн Али.

-   Что сделает Давуд?

-   Он потребует его к себе и, отрубив ему голову, вывесит его тело на всеобщее обозрение. Это случится в будущем году.

На следующий год Давуд ибн Али стал правителем Медины и, вызвав Му’ли ибн Хунайса, потребовал выдать ему приверженцев имама Садыка. Му’ли отказался сделать подобное. Правитель с угрозой сказал:

-   Если ты не назовёшь их, я убью тебя!

-   Ты меня пугаешь смертью? Клянусь Богом! Если бы они были спрятаны под моей ногой, я не двинул бы ее и не выдал бы их тебе! Если ты убьёшь меня, то этим только осчастливишь, но сделаешь несчастным лишь себя! – мужественно изрёк Му’ли.

И Давуд предал его мученической смерти, так, как и предсказал имам».

Садир Сирафи повествует: «Кое-что из имущества имама Садыка находилось у меня. Когда я возвращал их ему, удержал с них один динар, чтобы убедиться в том, что говорят о нём шииты. Имам сказал:

-   О, Садир, ты совершил преступление, но ты не желал поссориться с нами.

-   Но что случилось? - спросил я.

-   Ты не всё вернул, желая испытать меня.

-   Вы правы, я хотел убедиться в истинности слов ваших последователей.

-   Разве не ведаешь, что мы осведомлены обо всём необходимом?! Мы хранители пророческих знаний и их наука воплотилась в нашей науке».


Как уже было сказано, правители династий Омейядов и Аббасидов всегда держали имамов под контролем, даже запрещая людям встречаться с ними. Но ввиду того, что в последние времена правления Омейядов и в начале правления Аббасидов, эти кланы были ослаблены междоусобными стычками, последователи имама, используя эту возможность, встречались с имамом Бакиром и имамом Садыком (да будет мир с ними!), дабы получить от них знания, и извлечь пользу из их науки. Стремление получить знание из столь обильного источника подвигало жаждущих к тому, что они, не только в удобных случаях, но и в тягчайших обстоятельствах, любыми путями прорывались к имаму. Каждый из них получал знания от них соответственно своим умственным способностям и потребностям.

В школе имама Садыка воспитывалось большое число учеников, которые, овладев знаниями и различными науками в сфере Ислама, передавали их другим.

Шейх Туси в книге «Риджал» приводит имена четырёх тысяч его учеников, некоторые из которых были передатчиками хадисов, а некоторые стали крупными учеными.

Мы, высоко оценивая их положение, в благодарность за их труды в распространении науки, передаваемой потомкам, вкратце ознакомим с тремя из них.


Большинство правоверных из семьи А’яна были особыми приверженцами имамов и последователями семьи Пророка. Химран и его брат Зураре были выдающимися личностями в шиитском обществе и одними из знаменитых ученых и законоведов своей эпохи. Они считались величайшими сподвижниками имама Бакира и имама Садыка.

Имам Садык говорил: «Химран ибн А’ян - праведный человек. Клянусь Аллахом, он никогда не отступится от своей религии».

А также говорил: «Химрану уготован рай!»

Зураре рассказывает: «Молодым юношей, я приехал в Медину. В процессе совершения хаджа, я достиг места Мина и, придя к шатру имама Бакира, поздоровался. Имам ответил на моё приветствие, и я сел напротив него. Имам спросил:

-   Ты один из сыновей А’яна?

-   Да, я Зураре, сын А’яна, – ответил я.

-   Я тебя узнал по сходству (с отцом). Присутствует ли твой брат в хадже?

-   Нет, но он передал вам приветствие.

-   Он один из истинных верующих, которые никогда не отступают от своей религии. Когда увидишь его, передай моё приветствие».

Химран повествует: «Я спросил у имама Бакира, являюсь ли я истинным последователем его светлости.

-   Да! Клянусь Всевышним, ты и в этой жизни и в следующей наш истинный последователь, - сказал имам».

Асбат ибн Салим рассказывает: «Муса ибн Джа’фар изволил сказать: «В день Великого Суда послышится возглас: «Где ж хавариюны – истинные приверженцы Пророка Божьего – Мухаммада, которые не нарушили свой договор и покинули мир бренный, верными ему?» Поднимутся Салман, Абу Зарр и Микдад.

Затем позовут близких и истинных друзей каждого имама и встанут определённые люди, и когда очередь дойдёт до последователей пятого и шестого имамов, то встанут Абдулла ибн Шарик Амери, Зураре ибн А’ян, Барид ибн Муавия, Мухаммад ибн Муслим, Абу Басир Муради, Абдулла ибн Аби Я’фур, Амир ибн Абдулла, Хаджр ибн Заиде и Химран ибн А’ян».

Юнус ибн Я’куб говорил, что Химран глубоко осведомлён в области теологии.

Хишам ибн Салим рассказывает следующую историю: «Мы с друзьями собрались в доме имама Садыка. Через некоторое время в дом вошёл некий сириец… Имам спросил:

-   Тебе что-нибудь нужно?

-   Я слышал, что ты ведаешь обо всём на свете. Я пришёл поговорить с тобой, – ответил мужчина.

-   О чём?

-   О Коране.

Имам представил ему Химрана, чтобы он провел дискуссию вместе с ним.

-   Я пришёл поговорить с тобой, а не с ним! – возразил сириец.

-   Если ты одержишь победу над ним, то считай, что победил и меня, - успокоил его имам.

Сириец начал задавать вопросы Химрану. Чтобы он ни спрашивал, получал исчерпывающие ответы, и дискуссия продолжалась, пока сириец не устал.

-   Ну, каков был Химран? – спросил имам.

-   Он - великий знаток, он ответил на все мои вопросы! – восхищенно сказал сириец».


Один из истинных последователей имама, достигший высокой степени в познании Бога, Пророка и имамов. Он настолько был предан имаму, что беспрекословно повиновался ему.

Однажды он обратился к имаму Садыку со словами: «Если Вы разломите гранат и скажите, что одна его половина недозволена, а другая – дозволена, для меня будет дозволенным и недозволенным то, на что вы указали». «Да помилует тебя Аллах!» - произнёс имам дважды.

Абдулла тяжело заболел. Его болезнь временами усиливалась, и для облегчения ему прописали вино. Он пришел к имаму и рассказал о своей болезни, о лечении и объяснил, что когда он принимает вино, ему становится легче. Имам сказал на это: «Вино является – запрещенным. Никогда не пей его. Это сатана желает, чтобы ты в виде лекарства пил вино. Если ты воспротивишься ему, он отчается и отступится от тебя».

Ибн Аби Я’фур вернулся в Куфу. Его болезнь усилилась и близкие принесли для него вино.

«Клянусь Богом! Я не выпью ни капли».

Несколько дней он провёл в тяжких мучениях, но Всевышний Аллах навсегда исцелил его.

Когда Ибн Аби Я’фур ушёл из жизни, имам Садык написал Муфаззалу ибн Умару письмо следующего содержания: «О, Муфаззал! Хочу наставить тебя, как когда-то наставил Аби Я’фура, да благословит его Аллах! Он покинул этот мир, сдержав своё обязательство пред Богом, Его Посланником и своим имамом. Он ушёл из жизни и Аллах Своей милостью простил его грехи и да будет приветствие его душе. В наше время не было никого покорней пред Богом, Пророком и своим имамом, кроме него. Он был таким, пока Господь не взял его душу, даровав ему рай…»


Один из выдающихся сподвижников имама Садыка. Он был его близким другом и большим законоведом в шариате. Будучи приближенным к имаму, он был управляющим некоторых дел его светлости.

Однажды группа шиитов прибыла в Медину. Они попросили имама представить им такого человека, к которому бы могли обращаться по религиозным и правовым вопросам. Его светлость сказал, чтобы с вопросами они обращались к нему самому. Они настаивали, чтобы имам назначил кого-нибудь. Имам сказал: «Я назначаю для этого Муфаззала. То, что он скажет, принимайте, ибо говорит он только правду…»

Имам Садык дал ему несколько уроков по единобожию и этот сборник известен под названием «Таухид Муфаззала». Ранее мы приводили уроки из этого трактата, и они свидетельствуют о том, какую благосклонность имел имам по отношению к Муфаззалу.

Муфаззал был настолько любим имамом, что однажды его светлость сам сказал ему об этом: «Я люблю тебя и тех, кто любит тебя».

Имам Казим про Муфаззала всегда говорил, что он его истинный друг и его успокоение. А когда Муфаззал умер, имам сказал: «Да помилует его Господь, он был мне отцом после отца, а теперь его душа успокоилась».


Жестокий Аббасидский халиф Мансур Даваники, поистине, был тираном. Он постоянно нанимал людей для слежки за имамом Садыком и много раз подвергал его светлость мучениям и, намереваясь убить, много раз приводил к себе. Но так как это не было суждено, его гнусная цель не была достигнута. Имам Казим рассказывает: «Как-то раз Мансур потребовал к себе моего отца, чтобы убить его и даже приготовил всё для этого. Он сказал одному из своих придворных, что когда войдёт Джа’фар ибн Мухаммад и я стану разговаривать с ним и в разговоре хлопну в ладоши, ты отрубишь ему голову».

Имам вошёл, как только Мансур увидел его невольно встал с места и поприветствовал его светлость и сказал, что побеспокоил его и позвал для возврата долгов. Мансур радушно начал расспрашивать имама о состоянии его близких и, обратившись к Раби’, сказал: «Через три дня отправь его к семье».

И всё-таки Мансур не вынес существования имама, имамат которого распространился во всех исламских землях. В месяце шаввал в 148 году лунной хиджры он отравил его светлость и 25 шаввала в 65 летнем возрасте имам покинул этот мир. Его пречистое тело было предано земле на кладбище Баки’ рядом с могилой отца.

С гибелью имама Садыка из пророческой семьи история человечества и Ислама потеряла драгоценную жемчужину, и если бы не было шести следующих из его рода имамов, несомненно, мы бы сказали:

«Мир больше не породит до дня Воскресения такого великого человека…»

Приветствие Аллаха, ангелов, добродетелей и праведников его святой душе!


Абу Басир, один из сподвижников имама Садыка рассказывает: «После смерти имама я пришел в их дом, чтобы выразить соболезнование его супруге Умм Халиде. Мы оба горько заплакали под тяжестью невосполнимой утраты. Она сказала мне: «О, Абу Басир! Если бы ты был рядом в тот момент, когда он покидал мир, был бы удивлен тем, что имам, приоткрыв глаза, сказал: «Позовите всех родных ко мне», и когда все собрались, он изрёк свои последние слова: «Заступничество наше не распространится на пренебрегающих намазом!»


Итак, в завершении нашего повествования обратим ваше внимание на несколько изречений имама Садыка в надежде, что его слова оставят след и осветят сердца, укрепят веру и станут путеводными в наших деяниях.

Мусульманин, который откликнется на просьбу брата-мусульманина, подобен совершающему джихад на пути Аллаха.

Все полезные знания человечества, которые я познал, заключаются в четырёх вещах:

1– в познании Бога;

2– в том, чтобы знать о милостях, которыми одарил тебя Господь;

3– в знании о том, что желает от тебя Господь (твоя обязанность перед Богом);

4– в осведомленности о том, что может сбить тебя с пути религии.

Четыре качества Пророков это следующие:

1– благодетельство;

2– щедрость;

3– терпение и стойкость;

4– не нарушение прав правоверных.

Правоверный постоянно находится между двумя опасностями: между страхом [наказания] за совершенные грехи, ибо не знает, что предпримет Аллах в отношении их, и между опасением совершать грехи в дальнейшей жизни, ибо не знает, каким испытаниям он подвергнется. И дни и ночи он проводит в этом страхе, и именно этот страх совершенствует его.

Ни один раб Божий не достигнет полного совершенства веры, коли не будет:

1– осведомлен в религии;

2– вести размеренный образ жизни;

3– проявлять стойкость и терпение в бедах и трудностях.

Трое человек познаются в трёх обстоятельствах:

1– сдержанные – в гневе;

2– мужественные на войне;

3– братья в нужде.

Горожане любого города нуждаются в трёх людях, к которым бы обращались с вопросами, касающимися этой и другой жизни: богобоязненный законовед, благожелательный правитель и опытный врач, которому они доверяли бы.

Корни всякого блага это – мы, и все блага произрастают из наших ветвей. Единобожие, пост, подавление гнева, прощение тех, кто причинил зло, милосердие к нуждающимся, хорошее отношение с соседями, и признание хороших качеств тех, кто ими обладает и это всё считается добродетелью. А враги наши – всякое зло, произрастающее из всего плохого и низкого. И из их числа - ложь, жадность, злословие, разрыв дружеских отношений, ростовщичество, посягательство на имущество сирот, нарушение границ дозволенного, установленных Богом, совершение преступления явно и тайно, прелюбодеяние, воровство и т.п. Лгут те, которые называют себя нашими последователями, а сами хватаются и повисают на ветвях наших врагов.


Деревня Абва в то утро, 18 числа месяца сафар 128 года лунной хиджры, словно бы преобразилась. Солнечный луч наполовину озолотил своим светом высокие финиковые пальмы, и тени от них легли на глиняные кровли домов. Рев верблюдов и блеяние овец, которые расположились перед пастухом и готовились к отправлению в степь, сеяли зерна утренней бодрости в людские сердца, наполняя слух призывом к жизни.

Недалеко от селения находилось озеро, в котором женщины набирали прозрачную воду, а на его поверхности от легкого дуновения ветерка спокойно колыхалась волна. Несколько ласточек торопливо, полные ликования поднялись и разлетелись в разные стороны, каждый раз окуная свои красные грудки в воду, будто бы до сих пор накаленные от зноя года Амул Филь. В сторонке, разбросав свой высокий зеленый навес над могилой, стояла одинокая пальма. В то утро, у могилы согнувшись, стояла женщина, которая с уважением и почтением целовала землю и тихо-тихо плакала, что-то шепча сквозь губы. Из ее уст, благодаря дуновению ветерка, можно было расслышать следующие слова: «Приветствую тебя, Амина! О, почтенная мать Пророка! Да помилует Господь тебя, ушедшую из жизни на чужбине!

Ныне, я, Хамида, невестка твоя, ношу в своем чреве дитя из потомства твоего сына. Предполагаю, что сегодня этот счастливый ребенок появится на свет, рядом с твоей могилой.

О, госпожа, покоящаяся в этой земле, мой супруг сказал мне, что этот ребенок будет седьмым преемником Пророка. Моя госпожа! Попроси Всевышнего, чтобы ребенок родился здоровым».

Хамида тяжело и величественно поднялась, стряхнула пыль с подола своей одежды, одну руку положила на живот и как подобает беременным женщинам, медленно и тяжело ступая, с осторожностью поспешила в сторону деревни.

Когда солнце поднялось высоко в небо и деревенские голуби, купаясь в его лучах, летали под прозрачным небосводом местности Абва, из деревни поднялись ввысь возгласы ликования. Мои размышления у озера были прерваны из-за того, что я увидел как женщины торопливо и радостно спешили в разных направлениях. Вот, две женщины с большими глиняными кувшинами приблизились к озеру и набрали воду. Мои усмиренные мысли вдруг получили новое известие: «... сестра, говорят, что имам Садык после того, как его известили о рождении ребенка, сказал: «Родился руководитель после меня и лучшее создание Всевышнего...»

- Вы знаете, какое имя дали ребёнку?

- Думаю то, которое было дано ему ещё до рождения – Муса».

Непроизвольно мои раздумья от озера перенеслись в сторону пастуха, находившегося в степи, который не знал о том, что происходит в деревне. Он пас овец, подгоняя их посохом.

В одно мгновение, я мысленно предположил, что этот пастушок - Моисей, а там пустыня Синай, и в мыслях промелькнуло: «Для столкновения с каким тираном своего времени появился на свет этот новорожденный Муса...?!»


Имаму Муса ибн Джа’фар аль Казиму (да будет мир с ним!) было четыре года, когда пал деспотический режим Омейядов.

Политика арабского национализма, проводимая Омейядами; грабежи, давление, насилие привели к тому, что народ и в особенности иранцы, желающие преобразования политики в соответствии с исламской справедливостью, которое существовало в период кратковременного правления имама Али (да будет мир с ним!), восстал против Омейядов. В этот период, политиканы того времени, воспользовались в своих целях этим стремлением народа, в особенности иранцев, к правлению семейства имама Али. Прикрываясь под лозунгом возрождения истины, они с помощью Абу Муслима Хорасани свергли Омейядов, но вместо шестого имама Джа’фара ибн Садыка (да будет мир с ним!) возвели на трон халифата Абул Аббаса ас-Саффаха. Таким образом, в 132 году лунной хиджры к власти пришла новая династия падишахов, но только в образе халифа и наместника Пророка. Династия, которая не только ничем не уступила в насилии, лицемерии и безбожности Омейядам, но и во многом превзошла их. С той лишь разницей, что господство Омейядов просуществовало не долго, а Аббасиды правили, вернее, царствовали в Багдаде до 656 года хиджры, т.е. их правление длилось 524 года.

Не раз в течение своей жизни, седьмому имаму пришлось испытать давление и насилие со стороны халифов Абул Аббаса Саффаха, Мансура Даваники, Хади, Махди и Харуна.

Одно их дыхание было достаточным для помутнения зеркала души имама, не говоря уже о том, что каждый из них - от Мансура до Харуна - причинял зло телу и душе имама, но, сколько бы они не старались, не смогли добиться своего. Абул Аббас Саффах умер в 136 году и вместо него на престол воссел его брат Мансур Даваники, который основал город Багдад и убил Абу Муслима. После того как его власть укоренилась, он начал свое правление с убийств, арестов, преследований потомков Али и конфискаций имущества, убийства множества выдающихся людей, и в первую очередь, убийства имама Садыка. Мансур Даваники был убийцей, лицемером, завистником, корыстолюбцем и неверным.

Его неверие проявилась даже по отношению к Абу Муслиму, который всю свою жизнь, стараясь изо всех сил, довел его, Даваники, до престола халифата, что вошло в поговорки и пословицы.

В то время, когда отца имама Казима подвергли мученической смерти, его светлости имаму было 20 лет. До 30 летнего возраста он был во вражде с правлением Мансура, которое было удушающим и наводящим ужас и страх. За это время имам тайно приводил в порядок и налаживал дела своих последователей. В 158 году умер Мансур и правление перешло в руки его сына Махди. Политика Махди Аббаси - была политикой обмана и коварства. Он освободил политических заключенных, которые в большинстве являлись последователями имама Казима, за исключением малого количества, вернув им их конфискованное имущество. Но при этом продолжал следить за их действиями и таил в своем сердце вражду к ним. Поэтов, которые сочиняли пасквили против потомков Али (да будет мир с ними!), одаривал огромными подарками, и подтверждением этому служит, например то, что Башару ибн Бурду он дал сразу 70 тысяч дирхемов, а Марвану ибн Аби Хафсу 100 тысяч.

Махди проводил свое время, растрачивая народную казну мусульман, ведя разгульную жизнь, распивая спиртные напитки и волочась за женщинами. Для женитьбы своего сына Харуна он потратил 50 миллионов дирхемов.

Роль имама во времена правления халифа Махди возросла: словно полный месяц сиял он на небосводе превосходства праведности, знаний и руководства. Люди отдельными группами тайно шли к нему и утоляли свою духовную жажду из этого родника извечной мудрости.

Шпионы и агенты Махди с самого начала наблюдали за всем этим. Все это стало пугать халифа, поэтому он приказал, чтобы имама доставили из Медины в Багдад и заключили в тюрьму. Абу Халид Зубалеи рассказывает: «... Для исполнения этого приказа подчиненные Махди направились за имамом в Медину. При возвращении они остановились у меня. За короткое время пребывания, имам, тайно попросил меня приобрести для него некоторые вещи. Я был очень расстроен, со всех сторон его окружали кровопийцы. Я сказал ему: «Боюсь за вашу жизнь, халиф не пощадит вас». Однако имам ответил: «Мне бояться нечего, ты в такой-то день, в таком-то месте жди меня».

Его светлость увезли в Багдад. Я с большим беспокойством считал дни, пока не наступил обусловленный день, и я поспешил на то самое место, про которое говорил имам. С сердцем полным ожидания, я прислушивался к малейшим доносящимся звукам, сгорая от нетерпения. Понемногу горизонт побагровел, солнце село, неожиданно вдали ночной мглы показался силуэт, мое сердце хотело взлететь и поспешить в его сторону, но я боялся, что если это вдруг окажется не имам, то мой секрет раскроется. Я оставался на месте, пока имам не оказался рядом. Он был верхом на муле, как только его проницательный и родной взор нашел меня, он сказал: «Абу Хамид, не сомневайся», - а потом добавил: «Меня вновь хотят перевезти в Багдад, и я уже не вернусь оттуда».

Увы, в действительности все произошло так, как говорил имам...»

В этот раз, когда Махди привез имама в Багдад и заточил в тюрьму, халифу приснился сон, где его светлость Али ибн Аби Талиб, обратившись к нему, прочитал следующий аят: «А может быть, вы, если отвратитесь, будете портить землю и разрывать родственные связи?».

Раби’ рассказывает: «В полночь Махди вызвал меня. Я сильно испугался, поспешил к нему и увидел, что он читает аят: «А может быть, вы, если отвратитесь, будете портить землю и разрывать родственные связи?» Затем обратился ко мне: «Иди и приведи ко мне из тюрьмы Муса ибн Джа’фара».

Я пошел и привел имама, Махди встал, поцеловав, посадил его подле себя и рассказал о сне, который ему приснился. После этого, сразу же дал указания, чтобы имама перевезли в Медину».

Раби’ продолжает: «Я боялся, как бы не возникло никаких препятствий для этой поездки. Поэтому той же ночью приготовил все необходимое для этого путешествия. Утром имам выехал в Медину...»

В Медине, имам, находясь под сильным давлением Аббасидов, не переставал заниматься обучением шиитов. Так продолжалось до 169 года, когда умер Махди и вместо него на трон взошел его сын Хади.

Хади, в отличие от своего отца, открыто враждовал с семейством Али и захватил то, что вернул им его отец в своё время.

Самым позорным событием времен правления Хади была трагедия Фах, которая приведена ниже.


Хусейн ибн Али, один из потомков имама Али, испытав на себе многочисленные притеснения со стороны правления Аббасидов, с согласия имама Мусы Казима, восстал против правящего режима и с группой, численностью примерно в триста человек, направился из Медины в сторону Мекки. В местности, под названием «Фах», войско халифа окружило их и подвергло мученической смерти, повторяя трагедию, произошедшую однажды в Кербеле. Отрубили головы всем восставшим и, привезя в Медину, продемонстрировали на собрании, где присутствовали потомки имама Али, в том числе имам Казим.

Все молчали, за исключением его светлости имама Казима, который, увидев окровавленную голову организатора восстания Хусейна ибн Али, произнес: «Все мы от Всевышнего и вновь вернемся к Нему. Клянусь Аллахом, что он в момент мученической гибели был мусульманином, совершающим правое дело. Он был человеком, который поклонялся Всевышнему и много постящимся, призывающим к благому и остерегающим от непристойного».

Хади и вне политики, был человеком скверного нрава, любителем разгульной жизни и спиртных напитков. Однажды, Юсуфу Сайкалу в связи с тем, что тот прочитал хорошим голосом несколько строк из стихотворения, подарил дирхемы и динары, объем которых составил поклажу одного груженого верблюда.

Ибн Да’б Нами рассказывает: «Однажды я пошел к Хади, глаза, которого, вследствие пьянства и недосыпания, были красными. Он захотел, чтобы я рассказал ему про вино. Я прочитал ему стихотворение, и он дал мне за это 40 тысяч дирхемов».

Исхак Мусели, известный арабский музыкант, повествует: «Если бы Хади продолжал жить, мы бы выстроили из золота стены своих домов».

В 170 г. Хади умер и правителем государства стал Харун. В то время Его светлости имаму Мусе Казиму было 42 года. Период правления Харуна, был периодом достижения вершины беспредела власти, разбоя и грабежа.

Харун при завершении церемонии по случаю принятия власти, назначил Яхью Бармаки, иранца, который был одним из сообразительных друзей падишаха, членом своего правительства. Он дал ему неограниченные полномочия в управлении всеми делами, а также отстранении и увольнении должностных лиц, а в качестве залога таких полномочий вручил ему кольцо с печатью халифа. Сам же попусту тратил народное имущество по своему желанию, проводил время за выпивкой и бесцельной жизнью, занимался скупкой украшений, жил в свое удовольствие и развлекался.

В то время доход государства составлял 500 млн. и 240 тысяч дирхемов, тогда как цена одного барана в возрасте от двух до четырех лет была всего лишь 1 дирхем. Харун тратил деньги как хотел, например: поэту по имени Ашджа за хвалебную оду заплатил один миллион дирхемов, а поэту Абу Аль Атахие и музыканту Ибрахиму Мусели за то, что тот красиво прочитал несколько бейтов (строчек), дал каждому по 100 тысяч дирхемов и сто одежд. Во время Харуна многие женщины занимались пением и музыкой, существовали различные музыкальные инструменты.

Харун также любил ювелирные изделия. Однажды он купил одно кольцо за 100 тысяч динаров. Каждый день, только для приготовления еды тратилось 10 тысяч дирхемов и порой готовилось до 30 разновидностей блюд. В один из дней Харун захотел блюдо из мяса верблюда. Когда его подали, Джа’фар Бармаки спросил:

- Халиф, вы знаете, сколько потрачено денег для приготовления этого блюда?

- Три дирхема...

- Нет, клянусь Всевышним, потрачено 4 тысячи дирхемов! Прошло немало времени, как каждый день закалывают верблюда, чтобы быть готовыми в случае, если халиф пожелает верблюжье мясо.

Харун также был любителем азартных игр, много пил вина, временами даже с присутствующими на собрании. При всем этом, при всей демагогии создавал видимость приверженности Исламу, притворно соблюдая некоторые деяния, например, совершал хадж, а иногда, попросив проповедника наставить его, в раскаянии плакал.


Харун, в сравнении с другими Аббасидами, проявлял больше жесткости к потомкам Али и прилагал немалые усилия для того, чтобы доставить им трудности и неприятности. В связи с этим он любыми путями, там, где это было возможно, старался  унизить их в обществе. Огромные суммы раздавал своим поэтам, сочинителям хвалебных стихов, чтобы те в своих пасквилях высмеивали потомков Али и клеветали на них. Например, было указание, чтобы Мансура Намари за его оду, в которой он сделал нападки на потомков Али, повели в общественную казну и дали ему столько денег, сколько он захочет.

Всех потомков Али изгнали из Багдада в Медину, где многие из них были убиты или отравлены. Харун, для того чтобы воспрепятствовать посещению людей священной гробницы имама Хусейна (да будет мир с ним!), дал указание разрушить могилу имама, а также близлежащие к ней дома и приказал срубить кедровое дерево, растущее рядом с этой священной могилой.

Пророк Ислама трижды повторял: «Проклятие Всевышнего лежит на том, кто срубит это кедровое дерево».

Нет сомнений в том, что Его светлость Муса Казим не мог соглашаться с таким преступным правительством, все деяния которого были направлены против мусульман, против его предков (да будет мир с ними!). Это видно также из того, что имам дал свое согласие на восстание Фах, что он постоянно тайно встречался с последователями Пророка и его непорочного рода и лично сам говорил каждому о том, что они должны делать в своей борьбе против угнетательского режима.

Его светлость одному из своих сподвижников Сафвану ибн Михрану говорил: «Ты благожелателен со всех позиций, кроме одной, что хочешь дать своих верблюдов Харуну». На что тот ответил: «Я предоставляю Харуну верблюдов для поездки в хадж, а сам не еду».

Имам спросил: «В связи с этим, разве в глубине души ты не желаешь, чтобы Харун вернулся из Мекки живым, вернул тебе верблюдов и уплатил за них?» Тот ответил: «Почему бы и нет?» Имам сказал: «Тот, кто желает продолжения жизни угнетателя, сам считается таким же».

Если некоторым иногда было дано разрешение работать на господствующий режим, то это было необходимо с политической точки зрения. Имам считал разумным и приемлемым такое сотрудничество для тех, кто своим присутствием в этом правлении полном страха, террора, насилия мог принести пользу для шиитов, а также узнавать о кознях государства, направленных против потомков Али.

Так, Али ибн Яктину, который хотел подать в отставку со своего поста в правительстве Харуна, его светлость имам Казим не дал на это разрешения, но в тоже время сам имам ни при каких обстоятельствах не шел на перемирие со злодеями, даже тогда, когда он был арестован.

В один из дней, когда имам был заключен в тюрьму, Харун послал Яхью ибн Халида сказать, что если Муса ибн Джа’фар попросит прощения, то будет освобожден. Однако имам отказался сделать подобное.

Муса Казим (да будет мир с ним!), даже при своем тяжелейшем положении, был неутомим и не переставал заниматься своими делами, преисполненный храбрости и настойчивости.

Одним из них было письмо, написанное имамом в тюрьме и адресованное Харуну. Это письмо полно доблести, величия, отваги, веры в свои убеждения и преследует определенную цель: «...ни какой день для меня не проходит тяжело, кроме того, которой проводишь ты в спокойствии и благополучии. Но знай, что придет день и мы оба увидим, как злодеи будут расплачиваться за содеянное».

Да, именно поэтому Харун не мог переносить присутствия имама. Не трудно поверить в то, что Харун завидовал положению имама в сердцах людей, и это служило причиной заключения имама в тюрьму. Харун, при помощи служителей своего аппарата, знал о постоянной скрытой связи шиитов с его светлостью и понимал, что если имам даст указание на восстание своим сподвижникам, то они способны свергнуть его власть. Халиф видел, что этот храбрый человек, преисполненный духа никогда не пойдет на соглашение с ним. И если внешне, на несколько дней наступает тишина, то это в действительности тактический прием, передышка для нанесения нового удара.

Харун, переступая все пределы цинизма, встает напротив могилы Пророка и произносит следующее:

«О, Посланник Аллаха! Прошу прощение за мое решение по поводу твоего потомка, Мусы ибн Джа’фара. В глубине души я не хотел заключать его в тюрьму, но так как боюсь, что среди исламской нации начнется война и прольется кровь, я вынужден сделать это!»

В тот же момент он дал указание, чтобы его светлость имама Казима, который читал намаз рядом с могилой Пророка, арестовали, отправили в Басру и заточили в тюрьму. Один год имам провел в тюрьме Исы ибн Джа’фара в Басре. Благой нрав, присущий его светлости так повлиял на Ису ибн Джа’фара, что этот палач написал Харуну: «Забери его (имама) от меня. Если нет, то я освобожу его».

По указу Харуна, имама перевели в Багдад и заточили возле Фазла ибн Раби’а, затем некоторое время его светлость находился с Фазлом ибн Яхьей, в конце концов, его перевели к Синди ибн Шахаку. Причиной этих непрерывных перемещений было то, что Харун каждый раз хотел от тюремных надзирателей, чтобы они убили имама. Но никто из них не хотел прикладывать рук к такому делу. Только последний надзиратель, Синди ибн Шахак по указанию Харуна отравил его светлость имама Казима. Прежде чем совершить убийство, были подготовлены лица, которые бы свидетельствовали, что на его светлость не было совершено покушение, и он сам умер в застенках естественной смертью. Таким обманом Харун хотел оправдать Аббасидов от причастности к смерти имама, а также предупредить предполагаемые волнения приверженцев его светлости по поводу насильственной смерти.

Но сметливость и прозорливость имама обесчестила деяния Харуна. Имам, отравленный большой дозой яда, был очень слаб и плохо себя чувствовал. Он сказал свидетелям: «Меня отравили, угостив девятью штуками фиников. Завтра мое тело станет зеленым, а послезавтра я покину этот мир».

Так и произошло, как он рассказал.

Два дня спустя, 25 раджаба 183 г. лунной хиджры, небосвод, земля и все верующие, в частности последователи Пророка и его непорочного рода погрузились в траур по причине смерти своего вождя. Обращаясь к великому мученику, мы говорим:

«В то время заката, когда горделивые молодые побеги пальмы, благодаря дуновению ветерка, шепчут друг другу в уши гимн о храбрости и жизненном спокойствии, известие о насилиях, перенесенных тобой, расскажет этот ветерок. В ту весеннюю пору, когда печаль и грусть неба расходятся, и с облаков обрушится проливной дождь - это слезы печали тех, кто перенес муки. О, праведный и великий имам! Прочная завеса слез, не способна потупить наши взоры и удержать нас увидеть Вашу отважную, доблестную стойкость и сопротивление насильникам, и в итоге самопожертвование Ваше на пути истины. Если мы оплакиваем Вас, то оплакиваем стоя, дабы отблагодарить Вас за Вашу стойкость пред недругом. И мы вместе с историей и всем бытием с почтением предстаем пред Вашей стойкостью.

Искреннейшие приветствия Вам, навечно, из самого прекрасного и храброго уголка сердец наших!»


Наши глубокоуважаемые имамы, в связи с познанием божественных знаний, которое они имели, на все задаваемые вопросы давали полные и глубокие ответы, которые были доступны пониманию спрашивающих. Каждый, будь он даже врагом, после участия в научных беседах и ознакомления с аргументациями, признавал свое бессилие, а также силу всеохватывающей мысли и совершенство знаний имамов.

Харун ар-Рашид, потребовав привезти имама Казима из Медины в Багдад, однажды устроил дискуссию:

- Хочу спросить у вас о некоторых вещах, вызывающих во мне беспокойство, о которых я до сих пор ни у кого не спрашивал. Мне сказали, что вы никогда не говорите лжи. Дайте мне правильный и справедливый ответ.

- Если я буду иметь свободу слова, то все, что знаю, отвечу по поводу твоих вопросов.

- Да, вы имеете свободу слова, пожалуйста, ответьте на все, что знаете... Первый мой вопрос, почему вы и люди убеждены в том, что Вы, дети Абу Талиба лучше нас, детей Аббаса, несмотря на то, что вы и мы из ствола одного древа? Абу Талиб и Аббас оба являются дядями Пророка, и с точки зрения родства с Пророком между ними нет никакой разницы.

- Мы ближе к Пророку (да благословит Аллах его и его семейство!), чем вы, - ответил имам.

- Почему?

- Потому, что наш отец Абу Талиб и отец Пророка являются родными братьями (так как у них общие и отец, и мать), а Аббас приходится им сводным братом (по матери).

- Другой вопрос. Почему вы являетесь претендентами на наследство Пророка, хотя все мы знаем, что в момент его смерти, его дядя Аббас (наш предок) был жив, а Абу Талиб (ваш предок) был мертв и очевидно, что наследство не может перейти в руки сына дяди при том, что дядя при жизни?

- Свободен ли я в своих ответах? – уточнил имам.

- С самого начала я же сказал, что вы свободны.

- Имам Али ибн Аби Талиб (да будет мир с ним!) говорил: «При наличии детей, никто кроме отца, матери, мужа или жены, не может претендовать на наследство». Нигде ни в Коране, ни в хадисах не говорится, что наследство при этом переходит к дяде. И те, которые признают за дядей отцовские права, говорят от себя и их слова не имеют под собой никаких оснований, потому что Фатима Захра является дочерью Посланника Аллаха и наследство не может перейти в руки дяди Аббаса. Добавлением к этому, служат слова Пророка: «Али - лучший судья для вас».

Эти высказывания общеизвестны и являются лучшим подтверждением привилегий Али, потому что все науки, с которыми Пророк ознакомил своих сподвижников, такие как Коран, предписания Ислама, доступные пониманию исламские суждения и высказывания собраны, и когда Мы говорим, что Али в этих суждениях превыше всех, это значит, что его светлость во всех науках выше, чем все остальные. Поэтому слова Али: «При наличии детей, дядя не претендует на наследство», являются неопровержимым аргументом и нужно это принять, а не считать дядю вместо отца, ибо по разъяснению Пророка, Али больше знаком с религией, чем другие.

- Следующий вопрос. Почему вы разрешаете говорить людям, что вы дети Посланника Аллаха, хотя, в действительности, являетесь детьми Али, ведь каждый определяет родство по отцу, а не по матери, а Пророк является вашим предком с материнской стороны.

- Если бы Пророк был жив и сватался за твою дочь, ты бы согласился выдать ее?

- Субхан Аллах, почему бы нет, - воскликнул Харун.

- Если бы Пророк был жив, он не сватался бы за мою дочь, и я бы не отдал, - сказал имам.

- Почему?

- Потому, что он приходится мне отцом; хотя и со стороны матери, а для тебя он - не отец. Поэтому я могу называть себя сыном Посланника Аллаха.

- Почему вы считаете себя потомками Пророка, хотя принято считать потомков по линии сына, а не по линии дочери?

- Позволь мне не ответить на этот вопрос.

- Нет, вы должны ответить на него и привести доказательства из Корана, - настаивал халиф.

- «…а из его потомства - Давуда, Сулеймана и Айюба и Юсуфа и Мусу и Харуна. Так воздаем Мы творящим добро. И Закарию, Яхью, Ису…»

Теперь я спрашиваю тебя: Пророк Иса (да будет мир с ним!), который в этом аяте считается потомком Ибрахима (да будет мир с ним!), доводится Ибрахиму по линии отца или матери? – спросил имам.

- В Коране определено, что Иса не имел отца.

- Значит, Иса (да будет мир с ним!) является потомком Ибрахима (да будет мир с ним!) по материнской линии. Мы также со стороны нашей матери Фатимы (да будет мир с ней!) считаемся потомками Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!). Прочесть другой аят?

- Да, прочтите.

- Я прочту аят «Мубахиля» (взаимное проклятие): «Тому, кто будет препираться с тобой относительно Исы, после того, как ты получил (божественное) знание, скажи, [О, Мухаммад]: «Приходите призовем наших сынов и ваших сынов, наших женщин и ваших женщин, и нас самих и вас самих, а потом воззовем и направим проклятие Аллаха на лжецов!» Никто не утверждает, что Пророк во время взаимного проклятия с христианами Наджрана, привел с собой кого-то другого, кроме Али, Фатимы, Хасана и Хусейна (да будет мир с ними!), поэтому смысл слова сыновья в вышеуказанном аяте относится к Хасану и Хусейну, в то время как они доводились Пророку со стороны матери и были сыновьями дочери Посланника Аллаха.

- Вы ничего не желаете от нас?

- Нет, я только хочу вернуться домой, - ответил имам.

- Я должен подумать об этом, - произнес халиф.


Глубокое познание Всевышнего, душевная привязанность к Создателю, врожденная святость имама Казима, присущая всем непорочным (да будет мир с ними!), побуждали его светлость к страстному поклонению и тайной исповеди. Он постиг истинный смысл богослужения, подобно тому, как в Коране говорится, что цель сотворения бытия заключается в поклонении Творцу. В свободное от общественных дел время, ничто не признавал равным поклонению. Когда по указанию Харуна имам попал в тюрьму, он сказал: «О, Всевышний, сколько прошло времени, как я прошу Тебя предоставить мне свободное для поклонения время. Спасибо за то, что Ты принял и удовлетворил мою просьбу».

Это выражение указывает на сильную занятость имама общественными делами в период до заключения его в тюрьму. В то время, когда имам находился в тюрьме Раби’а, Харун временами поднимался на крышу и заглядывал вовнутрь камеры имама через отверстие. Каждый раз, заглядывая во внутрь, он видел одно и то же - лежащую в углу одежду. Один раз Харун спросил:

- Что это за одежда?

- Это не одежда, это Муса ибн Джа’фар, который большинство своего времени проводит в состоянии земного поклона и, поклоняясь Всевышнему, целует землю.

- Действительно, он из благочестивых Бани Хашим, - сказал Харун.

- Тогда почему даешь указание, чтобы в тюрьме с ним обходились сурово? - спросил Раби’.

- Увы, другого выхода нет, - ответил Харун.

Однажды Харун подослал в качестве прислуги к имаму луноликую служанку с тем, чтобы в случае, если имам проявит свое расположение к ней, то он, халиф, использует это против его светлости. Человеку, доставившему ему девушку, имам сказал: «Ты увлечен и гордишься ею; я же в этом и подобных ему подарках, не нуждаюсь». Харун рассердился и дал указания, чтобы служанку отвели в тюрьму и передали имаму следующее: «Мы посадили Вас в тюрьму не по Вашему желанию». (Показывая этим, что для присутствия служанки ему не нужно согласия имама). Прошло немного времени, как соглядатай Харуна, уполномоченный сообщать об отношениях имама и служанки, донес ему, что девушка большую часть своего времени проводит в земном поклоне. Харун сказал: «Клянусь Богом, что Муса ибн Джа’фар околдовал ее...»

Он позвал служанку и допросил ее, но она не говорила ни о чем, кроме как о благочестии имама. Харун дал задание своим служащим, чтобы они держали служанку при себе и никому не говорили о случившемся. Служанка продолжала поклоняться Всевышнему до тех пор, пока не покинула этот мир. Это случилось за несколько дней до смерти имама.

Его светлость часто говорил следующую молитву:

«О, Всевышний! Прошу Тебя о покое в момент смерти и прощении в День Суда».

Имам очень красиво и выразительно читал Коран, так, что каждый, кто слышал его голос, плакал. Жители Медины прозвали его «Украшение бодрствующих по ночам [в богослужении]».


Великодушие и терпеливость его светлости, безусловно, являются примером для других. Имя, данное ему людьми «Казим» говорит об его характере, показывает проявление им силы в подавлении гнева, о терпеливости и прощение.

В те дни, когда Аббасиды держали в удушье исламскую страну, отобрали имущество людей в общую казну, проводили время, наслаждаясь и вкушая жизнь, в результате растраты и хищений проявилось состояние всеобщей бедности. Люди в большинстве были отсталыми, бедными и наивными, их мысли были запачканы пропагандой против потомков Али. Временами, некоторые из-за своей невежественности приводили в негодование имама, но его светлость своим поведением, высоконравственными, хорошими манерами, самообладанием и выдержкой перевоспитывал их.

Один человек, проживающей в Медине и являющийся родственником второго халифа, притеснял имама и, когда видел его светлость, оскорблял и унижал его. Некоторые из сподвижников имама предлагали ему свою помощь, чтобы избавить его светлость от данной ситуации, но имам категорически запретил им это. Однажды имам спросил людей о местонахождении земельного участка того человека, который находился выше города Медины. Сев на лошадь, имам направился в сторону поля и застал там хозяина. Не слезая с лошади, имам направил свое животное на посевы. Хозяин, увидев это, закричал: «Не топчи посев!» Его светлость, не обращая внимания на протестующий крик, направился в его сторону. Когда имам приблизился, то слез и приветливо спросил:

- Сколько ты потратил средств на эту ниву?

- Сто динаров.

- Какую сумму прибыли думаешь получить?

- Не знаю.

- Спрашиваю, какую сумму надеешься получить?

- Надеюсь получить, двести динаров.

Его светлость дал ему триста динаров и сказал: «Урожай тоже принадлежит тебе, Всевышний даст тебе то, что ты желаешь». Тот человек встал, поцеловал голову имама и попросил простить его грехи. Имам улыбнулся и возвратился. Днем позже, мужчина находился в мечети, когда туда вошел имам. Когда мужчина встретился взглядом с имамом, сказал: «Всевышний лучше знает, кому доверить свое послание». (Косвенное указание на то, что имам Муса ибн Джа’фар, в действительности достоин имамата).

Друзья с удивлением спросили его: «Что случилось, раньше ты отзывался об имаме плохо?» Мужчина два раза вознес молитвы за имама. Имам сказал сподвижникам, которые намеревались убить того человека: «Что лучше: ваше намерение или то, что я благонравием наставил его на путь истинный».


Имам Казим не преследовал цели обладания богатством. Если что-нибудь оказывалось в его руках, любил помочь другим: успокоить опечаленного, накормить голодающего, одеть нуждающегося.

Мухаммад ибн Абдулла Бакри рассказывал: «Я очень нуждался в средствах и для того, чтобы занять денег пришел в Медину, но как бы не старался взять у кого-нибудь денег в долг, все было безрезультатно, и я очень устал. Решил пойти к его светлости Муса ибн Джа’фар у и пожаловаться на свою судьбу.

Расспрашивая, я нашел его на одном из полей селений Медины, где он работал. Имам радушно встретил меня и пригласил разделить с ним трапезу. После еды спросил о том, что за дело привело меня к нему. Я рассказал ему о случившемся, имам поднялся и направился к дому, что находился возле поля, вернулся оттуда с золотыми монетами в размере триста динаров. Дал эти деньги мне, и я радостный сел на свою лошадь и вернулся домой».

Иса ибн Мухаммад, возраст которого достиг девяноста лет рассказывает: «В один из годов я посадил дыни, огурцы и тыкву, а когда подошло время сбора, то саранча уничтожила весь урожай, и я понес убытки в размере 120 динаров. В один из дней имам Казим, который всегда проведывал каждого из своих приверженцев, пришел ко мне, поздоровался и спросил о моем состоянии. Я ответил: «Саранча уничтожила все мои посевы». Имам спросил: «Какие ты понес убытки?» Я ответил: «120 динаров». Имам дал мне 150 динаров. Я попросил: «Вы - благословенны, посетите, пожалуйста, мое поле и прочтите молитву». Имам пришел на поле, помолился и сказал:

- Передают от Пророка следующее: «Довольствуйтесь, используя остатки поврежденного имущества». Я оросил водой землю и Всевышний послал мне такое изобилие, что я, продав урожай, получил десять тысяч».


Наши уважаемые имамы (да будет мир с ними!), по существовавшей традиции, для ознакомления с имамом, то есть с научным, политическим и религиозным руководителем после себя, называли его имя и давали разъяснение людям, чтобы не было политического злоупотребления в этом вопросе, а также, чтобы люди знали действительного имама и наместника. Поэтому про руководство имама Казима, во время существования насильственного правления Аббасидов, его отец во многих местах давал разъяснения, что подтверждается неоднократными высказываниями. Мы приведем лишь некоторые из них:

1 - Али ибн Джа’фар рассказывает: «Отец мой, имам Садык в кругу своих сподвижников и приближенных говорил: «Примите мои наставления по поводу моего сына Мусы, потому что он лучше всех моих детей, а также лучше всех, кто продолжает род от меня. Он является наместником после меня и доказательством Всевышнего для всех рабов Божьих».

2 - Умар ибн Абан говорит: «Имам Садык назвал последующих имамов после себя. Я назвал Исмаила, одного из его сыновей. Имам сказал: «Нет, клянусь Всевышним, (имамат) не в моей власти, это во власти Бога».

3 - Зураре, один из знаменитых учеников имама Садыка рассказывает: «В один из дней я пришел к его светлости. Муса, старший из детей, находился с правой стороны, а тело покойного Исмаила, другого сына имама Садыка, было расположено перед ним.

Его светлость имам Садык сказал мне: «Зураре, приведи Давуда Раки, Химрана и Абу Басира (трое из сподвижников его светлости). Я пошел и привел их. Пришли также и другие люди. Нас было около 30 человек, и комната была полна. Имам сказал Давуду Раки:

«Сними ткань с тела покойного и положи ее рядом». Давуд сделал так, как просил имам. Затем имам сказал: «Давуд, посмотри, Исмаил жив или мертв». Давуд ответил, что Исмаил мертв. Имам каждому из присутствующих показал тело покойного, и все подтвердили, что Исмаил - мертв. Имам произнес: «О, Всевышний, будь свидетелем, что я проделал это для того, чтобы не произошла ошибка». Затем его светлость дал распоряжение, чтобы тело омыли и завернули в саван. После завершения имам сказал Муффазалу: «Откройте ему лицо». Муффазал открыл лицо. Имам вновь спросил:

«Он мертв или жив?» Муфаззал ответил: «Мертв». Имам снова спросил об этом же у присутствующих, и все подтвердили, что Исмаил - мертв. Его светлость еще раз обратился к Всевышнему: «О, Всевышний, будь свидетелем! Существуют группы людей, желающие погасить свет Аллаха и они объявят, что Исмаил - имам». После, указывая на своего сына Мусу, сказал:

«Всевышний Сам подтвердит свой свет, как бы не желали другие этого». Исмаила похоронили, после чего имам спросил присутствующих: «Кем является тот, которого здесь похоронили?» Все ответили: «Ваш сын Исмаил». Имам призвал в свидетели Всевышнего, затем взял руку своего сына Мусы и сказал: «Он с истиной, а истина с ним и от него до дня Страшного Суда».

4 - Мансур ибн Хазим говорит: «Я спросил имама Садыка: «Да буду я жертвой за Ваших родителей! Каждое утро и вечер души людей находятся на пороге смерти. Если к Вам придет смерть, то кто будет нашим имамом?» Имам положил руку на правое плечо своего сына Абу Хасана Мусы и сказал: «Если со мной что-нибудь случиться, он будет вашим имамом». В то время Абу Хасан Муса был в пятилетнем возрасте, также при этом разговоре присутствовал другой его сын Абдулла, которого затем некоторые считали имамом.

5 - Шейх Муфид говорит: «Группа из уважаемых сподвижников его светлости шестого имама такие как: Муфаззал ибн Умар, Ма’аз ибн Касир; Абдуррахман ибн Хаджаж, Фейз ибн Мухтар, Я’куб Саррадж, Сулейман ибн Халид, Сафван Джамал и другие подтверждают в своих повествованиях о наместничестве имама Казима. Также существуют предания об этом от двух братьев имама Мусы Казима, Исхака и Али, в богобоязненности и праведности которых нет сомнений.

Согласно приведенным подтверждениям и разъяснениям для шиитов и других было определено, что после шестого имама, имама Садыка, следующим имамом будет его сын, Абу Хасан Муса Джа’фар Казим, а не Исмаил, который скончался при жизни отца и не сын Исмаила, и не другой сын из детей имама Садыка, которого звали Абдулла. После смерти имама Садыка те, которые были убеждены в имамате Исмаила, или сына его, или Абдуллы, отклонились от пути, который был определен для них».


Знания и деяния имама Казима (да будет мир с ним!) были отражением знаний и деяний Пророка Ислама, а также его непорочных предков. Все жаждущие знаний и совершенства, утоляли эту жажду из родника его школы, и имам так обучал своих учеников, что они за короткое время достигли высших степеней науки и праведности.

Его светлости имаму Казиму было около 20 лет, когда не стало его отца, и многие ученики, воспитанники его отца стали обращаться к нему и свыше тридцати лет совершенствовали у него свои знания. С воспитанниками школы имама Казима никто не мог сравниться в таких науках как фикх, хадисы. В догматической теологии и научных диспутах им не было равных, а в нравственности, служении мусульманам были примером в свое время.

Знатоки науки догматической теологии не имели силы для спора ни с одним из учеников этой школы, а в диспутах быстро сдавали свои позиции, признавая своё бессилие. Душевное величие и непревзойдённая личность этих учеников имама изумляла и поражала противников, в частности правителей того времени, которые боялись, что, пользуясь своей известностью и расположением, ученики поднимут на восстание и поведут за собой народные массы.

Таким образом, остановимся на изложении краткой биографии некоторых из воспитанников имама Казима:


Умер в 217 году хиджры, прожив во времена трёх имамов (имама Казима, имама Ризы и имама Джа’фара). Он входил в число выдающихся ученых и глубокоуважаемых сподвижников непорочных имамов. После него осталось многочисленное количество преданий по различным вопросам. Упоминание его высокого положения шиитами и суннитами говорит о доверии к нему обеих религиозных течений. Джахиз, один из суннитских ученых писал о нем: «В свое время Ибн Аби Умайр не имел себе равных в знаниях и науке».

Фазл ибн Шазан говорит: «Властям донесли на Ибн Аби Умайра, что он знает имена всех последователей Пророка и его непорочного рода в Ираке. Правители хотели, чтобы он назвал их имена. Он отказался говорить. Тогда его раздели и, подвесив между двумя финиковыми деревьями, высекли ста ударами плети, а также нанесли ущерб его имуществу на сумму в размере 10 тысяч дирхемов».

Ибн Букайр рассказывает: «Ибн Аби Умайра заточили в тюрьму, где его пытали, а также отобрали все имущество. В этот период исчезли и его книги с хадисами». Шейх Муфид пишет: «Ибн Аби Умайр семнадцать лет провел в тюрьме, все его имущество было отобрано. Один человек был должен ему десять тысяч дирхемов, когда он понял, что Ибн Аби Умайр потерял все свое состояние, то продал свой дом и отнес ему долг. Ибн Аби Умайр спросил его:

- Откуда ты взял эти деньги? Получил наследство или нашел клад?

- Продал свой дом.

- Имам Садык сказал, что дом, в котором проживаешь, является необходимым исключением для ссуды и долга. Поэтому я не приму эти деньги, даже если нуждаюсь и в одном дирхеме».


Сафван ибн Михран был одним из истинных друзей имама Казима. Предания, переданные, им признают и принимают все крупнейшие ученые. В нравственности и своих деяниях Сафван достиг такого высокого положения, что даже имам подтверждал это. Ранее мы уже указывали на то, что, когда он услышал от имама, что нельзя помогать злодеям, он начал воздерживаться от всякого рода помощи им. Верблюдов, которых хотел арендовать Харун, продал, чтобы не быть принужденным каким-нибудь путем оказывать помощь насильникам.


Один из величайших учеников имама Казима. Шейх Туси пишет о нем: «Среди ученых-хадисоведов своего времени считался благочестивым, честнейшим и надежнейшим человеком».

Сафван ибн Яхья знал восьмого имама и имел перед ним высокое положение».

Имам Казим (будет мир с ним!) говорил: «Вред, который наносят отаре два хищных волка, напавших на стадо без пастуха, меньше того, что наносит религии властолюбие и корыстолюбие личности, но Сафван не из властолюбивых».

Али ибн Яктин.

Али ибн Яктин родился в 123 г. лунной хиджры в Куфе. Отец его был шиитом. Он отправлял имаму Садыку кое-что из своего имущества, за что Марван преследовал его. Поэтому он бежал вместе с супругой и двумя сыновьями, Али и Абдуллой, в Медину. Когда закончилось правление династии Омейдов, и власть перешла в руки Аббасидов, Яктин перестал скрываться и вместе с женой и детьми вернулся в Куфу.

Али ибн Яктин упрочил связь с Аббасидами и поэтому занимал некоторые важные государственные посты. В то время он укрывал шиитов, помогал им, а также устранял их трудности. Харун Рашид назначил Али ибн Яктина визиром в своем правительстве. Ибн Яктин спросил у имама Казима о его мнении об участии в делах правительства. Имам ответил: «Если у тебя нет выхода, то старайся (хотя бы) не забирать имущества шиитов».

Передатчик этого хадиса рассказывает: «Али ибн Яктин говорил мне, что внешне, он якобы забирал имущество шиитов, но затем втайне возвращал им».

Однажды Али написал имаму Казиму:

«Мне надоели дела правительства. Да сделает Господь меня твоей жертвой, если разрешишь, я отстранюсь от этих дел». Имам в ответ написал: «Разрешения на отстранение от этих дел не даю, побойся Всевышнего».

Также однажды имам сказал Али ибн Яктину: «Обещай  мне одно. Я поручаю тебе исполнить три вещи: ты не должен брать на себя дела, связанные с убийством мечом, бедностью и тюрьмой».

Али ибн Яктин спросил: «Какое дело я должен взять в свою обязанность?» Имам ответил: «Каждый раз, когда один из наших сподвижников придет к тебе, окажи ему уважение».

Абдулла ибн Яхья Кахили говорит: «Я был у имама Казима, когда к нему пришел Али ибн Яктин. Имам повернулся в его сторону и сказал:

«Каждый, кто желает увидеть друзей Посланника Всевышнего Аллаха, пусть посмотрит на того, кто сейчас пришел к нам». Один из присутствующих спросил: «Так он из тех, кто будет в раю?» Имам ответил: «Я свидетельствую, что он из тех, кто будет в раю».

Али ибн Яктин никогда не допускал небрежности в выполнении указаний имама Казима. Каждое указание имама было выполнено им, даже если он и не понимал его тайного смысла. Однажды Харун Рашид, в качестве подарка, дал Али ибн Яктину одежду, среди которой был халат падишаха. Эту одежду, вместе с халатом и другими вещами, Али ибн Яктин послал имаму Казиму. Имам принял все вещи, кроме того халата и написал Али ибн Яктину, чтобы он эту вещь сохранил и никому не давал, так как скоро она ему пригодится.

Али ибн Яктин, хотя и не понял, почему его светлость вернул халат обратно, сохранил его. Прошло несколько дней. Али ибн Яктин разгневался на своего доверенного слугу и выгнал его. Слуга, который знал о дружбе Али ибн Яктина и имама Казима, а также о том, что Яктин послал вещи имаму, пошел к Харуну и рассказал тому обо всем, что знал. Харун рассердился и сказал: «Разберусь и, если все обстоит действительно так, как ты рассказал, я убью его». В тот же момент халиф пригласил Али ибн Яктина и спросил: «Что ты сделал с халатом, который я подарил тебе?» Яктин ответил: «Я надушил его и спрятал в специальное место». Харун приказал: «Сейчас же принеси его!» Али ибн Яктин послал одного из своих служащих, тот принес одежду и положил рядом с Харуном. Правитель при виде одежды, успокоился и сказал Али ибн Яктину: «Верни халат на свое место и сам возвращайся. После этой клеветы, я не поверю ни одному, говорящему о тебе плохое». И дал указание, чтобы тому слуге произвели 1000 ударов плетью. Слуга, не получив и пятисот плетей, скончался.

Али ибн Яктин умер в 182 г. лунной хиджры, когда его светлость имам Муса ибн Джа’фар находился в заключении. Имелись некоторые из его книг, которые упоминаются шейхом Муфидом и шейхом Садуком.


Мухаммад ибн Али ибн Ну’ман (его конья Абу Джа’фар) , в народе его называли - Мумин Так. Он был одним из сподвижников имамов Садыка и Казима (да будет мир с ними!) и занимал достойное место у имама Садыка и его светлость упоминал его в первых рядах своих выдающихся сподвижников. Мумин Так имел такую силу, что ведя диспут с любым противником побеждал его.

Имам Садык некоторым из своих сподвижников, ввиду отсутствия у них сил и способностей, не разрешал словесных догматических и теологических споров, а Мумин Так отлично зарекомендовал себя в таких диспутах, что имам Садык (да будет мир с ним!) говорил Халиду: «Мумин Так вступает в дискуссию с людьми, словно охотник, вновь приближающийся к своей жертве, и если он оторвет твое крыло, то никогда больше не взлетишь».

Когда имам Садык умер, Абу Ханифа с насмешкой сказал Мумин Таку: «Имам твой умер», на что тот незамедлительно ответил: «Но твой имам до определенного дня дал отсрочку». То есть, имам твой - шайтан про которого Всевышний сказал в Коране: «[Аллах] ответил: «Воистину тебе дана отсрочка до дня, наступление которого определено».


Хишам ибн Хаким обладал талантом ведения диспутов, споров и знанием догматической теологии, в которой превосходил других. Ибн Налим пишет: «Хишам был из тех шиитских собеседников, который созрел в спорах про имамат и в науке калам был готов к любому ответу».

Хишам написал много книг и провел интересные диспуты с выдающимися религиозными учеными.

Яхья ибн Халид Бармаки в присутствии Харуна Рашида спросил Хишама:

- Может ли истина быть на стороне обеих противоположных сторон?

- Нет, - ответил Хишам.

- Когда две противоположные друг другу стороны спорят, то либо обе стороны справедливы, либо неправы, либо справедливость одной стороны ложна по отношению к другой, разве не так? - спросил Яхья. Хишам ответил:

- Да, больше, чем эти три ситуации, не существует, но первая – абсолютно невозможна! Невозможно, чтобы обе (разногласящие) стороны были правы.

- Если ты убежден, что невозможно, чтобы двое в выполнении предписаний Ислама были друг с другом в конфликте или противоречили, и в то же время оба были справедливы, то, кто из двоих был прав, когда Али и Аббас, пошли к Абу Бакру для разрешения спора о наследстве Пророка? – спросил Яхья.

- Никто из них не совершил ошибку, это история имеет себе аналогичную. В Коране в истории Дауда два ангела были в споре друг с другом, они пришли к Дауду, чтобы он разрешил, кто из них прав, - ответил Хишам.

- Они оба были справедливы и противоречий не имели. Спор их был формальный, они хотели таким образом обратить внимание Дауда на их дела, - сказал Яхья.

- Спор Али и Аббаса был таким же, они не имели противоречий и конфликта и поступили так, чтобы указать Абу Бакру на совершенную им ошибку, что его слова о том, что никто не наследует наследство Пророка – неправда, ибо они являются наследниками его.

Яхья был поражен и не в силе был возражать ему. Харун Рашид похвалил за это Хишама.

Юнус ибн Я’куб рассказывает: «Группа из сподвижников имама Садыка, такие как Химран ибн А’ян, Мумин Так, Хишам ибн Самим, Тайяр и Хишам ибн Хаким, находились рядом с его светлостью. Хишам тогда был молод. Имам спросил его:

- Не расскажешь ли нам, что ты сделал с Амром ибн Абидом, о чем расспрашивал его?

- Я слушаюсь вас, но язык мой в вашем присутствии отказывается повиноваться мне, - ответил Хишам.

- Когда тебе повелевают, ты должен выполнять, - успокоил его имам.

Хишам начал рассказывать:

- Я узнал, что Амр ибн Абид сидит в мечети Басры и проводит беседы с людьми, это заинтересовало меня. В пятницу я пришел в мечеть Басры и увидел, что Амр ибн Абид сидит в окружении людей, которые задают ему вопросы. Я подсел поближе и сказал: «О, ученый, я чужестранец, разреши мне задать вопрос». Он разрешил, и я спросил его:

- У тебя есть глаза?

- Эй, мальчишка, что это за вопрос?! – яростно воскликнул он.

Я сказал, что мой вопрос такой. Тогда Амр ибн Абид сказал: «Спроси о чем-нибудь другом, ибо этот вопрос глупый и бессмысленный». Я вновь спросил:

- Имеешь ли глаза?

- Да, - ответил Амр ибн Абид.

- Что ты различаешь при помощи глаз?

- Цвета и лица.

- Имеешь ли ты нос?

- Ну, да!

- Для чего он нужен тебе?

- Им различаю запахи.

- Рот имеешь? Для чего он необходим тебе?

- Я различаю им вкус пищи.

- Имеешь ли ты мозг и органы чувств?

- Имею.

- Что делаешь ими?

- Ими ощущаю и различаю всё.

- Разве эти твои конечности сделали тебя не нуждающимся в мозге и органах чувств?

- Нет!

- Как? Если все твои органы и конечности являются здоровыми.

- Каждый раз, когда конечности сомневаются в какой-то вещи, то они обращаются к мозгу и органам чувств, которые рассеют сомнения.

- Значит, Всевышний создал мозг и органы чувств для разрешения сомнений, вызываемых конечностями?

- Да.

- Отсюда вытекает, что мы нуждаемся в мозге и органах чувств?

- Несомненно! – воскликнул он.

Тогда я сказал ему:

- Разве допустимо, чтобы Господь, создавший для твоих конечностей путеводителя, чтобы отличить правильное от неправильного, оставил человечество, впадающее в смятение, без имама, к которому все обращались бы в момент разногласий и сомнений?!» Амр ибн Абид замолчал, ничего не сказал, затем повернулся ко мне и спросил:

- С каких ты мест?

Я ответил:

- С Куфы.

- Ты Хишам, - сказал он, повел меня, посадил на свое место и не произнес ни слова, а я встал и ушел».

Имам Садык (да будет мир с ним!) улыбнулся и спросил:

- Кто научил тебя приведению этих аргументов?

- О, сын Посланника Аллаха, все это само исходило из моих уст, - промолвил Хишам.

- О, Хишам! Клянусь Всевышним, эти аргументы приведены в Священных книгах Ибрахима и Мусы! – сказал имам.


Скромность заключается в том, чтобы обходиться с людьми так, как бы ты хотел, чтобы они обходились с тобой.

Лучшим способом приближения к Всевышнему, после познания Его, является намаз, доброжелательность к родителям, отдаление от зависти, себялюбия, гордости и чванства.

Тот, кто совершает предательство или другими путями обманывает, хитрит, поступает коварно по отношению к мусульманину, несомненно, заслуживает проклятие Всевышнего.

Худшими из рабов Божьих являются те, которые лицемерны и двуличны. То есть, перед братом по религии восхваляет его, а как только отдалится от него, говорит о нем плохое, или же если его брат-мусульманин становится обладателем богатства, то в нем просыпается зависть, а как только его брат-мусульманин становится нуждающимся, то покидает его.

Боязнь Судного дня, покидает сердце того, кто полюбил мирские блага.

Лучшие дела - те, которые в пределах умеренности.

Свои дела оберегайте выдачей заката.


Солнце имамата в каждом из двенадцати непорочных имеет свой особый блеск. Его свет и лучи слепят глаза, его тепло и сияние дарят животворность и оживление, и всё, от колючек пустынных кустарников до высочайших деревьев, нуждается в нём. Ни единый лист не может жить без ласкового прикосновения его добрых лучей, ни одна ветвь не принесёт плода…

Таково солнце! И наш живой мир без него обречен на гибель.

Имамат наших непорочных предводителей в устройстве жизненной сущности и для мусульман подобен именно солнцу. Эти великие личности в особенностях каждого времени и в зависимости от требований эпохи, наставляли на истинный путь и освещали сердца своих приверженцев. Путь, и особенности жизни каждого из них имели свой неповторимый блеск. И было так, что одни из них проявили свою доблесть на поле сражения, кровью воззвав к миру, другие - проявили старание на учебной кафедре, распространяя науку и знания, третьи же, перенося неволю и гнет, восставали в борьбе с дьяволом и в любом положении они были солнцем для общества, занимаясь воспитанием мусульман и побуждая их к истине.

И если, в силу необходимости, в их делах была видна разница, несомненно, для них, обладающих долей проницательности и знаний, не было скрыто, что цель их едина, и она соответствует цели Всевышнего, Его пути, Его книге, распространению Его религии, воспитанию Его рабов.

Нашим непорочным вождям, да будет им благословение Аллаха и Его ангелов, по причине высокого положения имамата, предназначенного для них, требовались мудрость и знания, которые были их божественным даром. Они, в соответствии с требованиями своей эпохи, были более других сведущи и осведомлены о способе руководства людьми. И всё это ясно и неопровержимо для тех, кто неуклонен в вере в истинность Ислама и убеждён, что назначение имама происходит по повелению Аллаха и определено в исторически важной сцене «Гадир».

Истории жизней наших пречистых имамов полны эпизодов, говорящих об их осведомлённости и божественных знаниях. По причине этой глубокой осведомлённости об обществе своей эпохи, о тайнах бытия вселенной и всём том, что произойдёт до Дня Воскресения, наши предводители правильно применяли эти знания и, действуя очень тонко, решали проблемы своей эпохи, осуществляя этим движение к божественным целям.

Весьма интересным примером было то, что почтенный имам Али ибн Муса Риза (да будет мир с ним!) после своего отца прямо заявил о себе перед правительством Харуна и открыто занимался пропагандой имамата, да так, что даже близкие друзья были в страхе за него. Он говорил на это: «Если бы Абу Джахль смог бы хоть волосинку уронить с головы Пророка, значит, Харун тоже сможет причинить мне вред».

То есть это указывает на полную осведомлённость имама о том, что он не будет предан смерти грязными руками Харуна, и знал, что годы его жизни ещё не сочтены. Если внимательно проследить жизненный путь имамов – можно распознать эту самую осведомлённость по их поступкам и поведению.

Восьмой вождь и имам Али ибн Муса Риза (да будет мир с ним!) жил в эпоху, когда бесчестие Аббасидского правления достигло своего апогея, т.к. в цепи династии Аббасидских правителей фигур, значительнее Харуна и Ма’муна не было. И с другой стороны, политика Аббасидов относительно имамов, особенно со времён имама Ризы, была политикой полной хитрости и лжи, вкупе с лицемерием и притворством. Они, жаждя крови рода, обладавшего имаматом, и желая оставаться в безопасности от недовольств Алавидов, старались притягивать к себе сердца шиитов и иранцев, показывая, что искренне привязаны к семейству Повелителя правоверных Али (да будет мир с ним!) и этим самым обеспечить свою законность. Пик этой коварной политики можно наблюдать во времена правления Ма’муна. Но имам Риза, в ответ на коварные уловки Ма’муна, действовал тонко и остроумно. Он предпринимал такие методы, чтобы цели Ма’муна не были достигнуты, и люди в обширных мусульманских землях приблизились к истине и поняли, что настоящий халифат может быть только исламским, назначенным Богом и Пророком, и вменён в обязанность имамов. И нет никого, кроме них, достойного и соответствующего этому положению.

Если внимательно проследим, то заметим, что Аббасидские и Омейядские халифы всегда держали имамов под своим пристальным наблюдением и контролем, удерживая народ от связи с ними и, стараясь оставить этих великих в безызвестности, нераспознанными. Поэтому, когда какой-либо из имамов становился хоть немного известным в исламских странах, он тут же был убит или отравлен халифами.

Имам Риза вынужденно принял престолонаследие, навязанное ему Ма’муном, но принял с такими условиями, что это нельзя было назвать принятием власти. Это стало известно во всём исламском государстве, как признание Ма’муном имама достойным предводителем исламского общества и достойным халифата. Всё это: и предложение Ма’муном управления имаму, и отказ имама, и всё-таки принятие им престолонаследия с упорной настойчивостью Ма’муна и со своими условиями – само по себе было важным делом в пользу имама и проигрышем в политике халифов.

Весь этот процесс очень напоминает события, когда со стороны второго халифа Умара был навязан совет с участием в нём Повелителя правоверных Али (да будет мир с ним!). Между прочим, имам Риза (да будет мир с ним!) тоже намекал на сходство этих двух случаев.

Умар, будучи на смертном одре, отдал приказ, чтобы после него собрали совет с участием в нем: Усмана, Тальхи, Абдуррахмана ибн Ауфа, Саида ибн Аби Ваккаса, Зубейра и Повелителя правоверных Али, чтобы эти шесть человек сами между собой выбрали халифа, а в случае возражений – воспротивившегося убить. План был задуман так, чтобы лишить Али халифата, в надежде, что он воспротивится, и будет убит, но убийство это будет законным!

Кто-то из близких имама Али спросил:

- Зачем, идешь на этот совет, зная, что халифат не будет твоим?

- Умар выдумал хадис, что Пророк якобы сказал: «Пророчество и имамат не будут собраны в одном доме» и, ссылаясь на эти слова, отстранил меня от халифата, считая недостойным этого дела, но уже тем самым, что сделал меня участником этого совета, объявил, что я достоин халифата. Я войду в это собрание лишь за тем, чтобы доказать, что дела Умара расходятся с его словами.

И еще одной целью принятия имамом престолонаследия – было дать понять обширному исламскому обществу, кто есть достойнейший, и зачем Ма’мун «признал истину». Проезжая путь от Медины до Мерва, имам заезжал в разные города и встречался с народом. Ввиду того, что в те времена не было средств связи – народ был лишен многих сведений и, встречаясь с имамом, люди раскрывали для себя истину. Результаты этих встреч заслуживают более внимательного рассмотрения. Примеры этому можно видеть в том, как в Нишабуре пылающий любовью народ окружил имама…, и как во время праздничного намаза в Мерве…

А также знакомства имама с мыслителями и учеными на диспутах и полемиках, утверждение его научного величия, проигрыш Ма’муна и провал его козней – все это сыграло политическую роль в пользу имама и требует глубокого изучения.


11 зилька’да 148 года по лунной хиджре в городе Медина в доме имама Мусы ибн Джа’фара (да будет мир с ним!) увидел свет младенец, который, воплотив в себе веру и науку отца, стал следующим имамом. Его назвали Али, а также он стал известен под именем Риза. Его уважаемую мать звали Наджме, она была известна, как мудрая, праведная и богобоязненная женщина. Происхождение всех наших пречистых имамов было от лучших отцов, и воспитаны они были благороднейшими матерями.

После мученической смерти имама Казима (да будет мир с ним!) в тюрьме Харуна, в 183 году по лунной хиджре имам Риза в 35-летнем возрасте достигает имамата. Его имамат, подобно имамату других непорочных имамов, был определен и назначен Пророком Аллаха и передан ему отцом – имамом Казимом. Имам Казим, прежде чем быть схваченным и заключенным в тюрьму, определил, кто из его сыновей является восьмым имамом – знамением Бога на земле, чтобы ищущие истину и последователи имамов не сбились с истинного пути и не впали в заблуждение.

Махзуми рассказывает: «Имам Муса ибн Джа’фар пригласил нас и сказал:

- Знаете ли вы, зачем я позвал вас?

- Нет.

- Я хотел, чтобы вы засвидетельствовали, что этот из моих сыновей, – сказал он, указывая на Али Ризу – мой преемник и наследник».

Язид ибн Салид рассказывает: «Когда мы направлялись в Мекку, чтобы совершить малое паломничество, по пути встретили имама Казима, я спросил его:

- Узнаете ли вы это место?

- Да. Ты тоже узнал?

- Да, когда-то на этом самом месте я со своим отцом встретил Вас с Вашим отцом – имамом Садыком (да будет мир с ним!) и другие Ваши братья были с вами. Отец мой тогда попросил: «Родители мои да будут Вашей жертвой (выражение признательности к почетному собеседнику у арабов), вы – наши чистейшие имамы, но никто не избежит смерти, укажите на (последующего имама), чтобы я и те, кому я буду рассказывать это, не сбились с верного пути». Тогда имам Садык сказал: «О, Абу Аммарат! Это мои дети, и этот, старший из них, – говорил он, указывая на Вас, - в нем мудрость, разум, щедрость и он знает нужды народа. Он сведущ во всех мирских и религиозных делах, в которых всегда разногласят люди. Благонравный, он – одна дверь из дверей Аллаха». Тогда и я тоже попросил:

- Отец и мать мои да будут Вашей жертвой! И вы тоже, подобно Вашему отцу, укажите имама, который унаследует имамат после Вас.

И имам, после разъяснений о том, что такое имамат, назначение на который осуществляется с повеления Аллаха и Пророка, сказал:

- После меня дела перейдут к Али, которого зовут так же, как и первого имама – Али ибн Аби Талиба и четвертого имама – Али ибн Хусейна.

Но, по причине удушающей политики со стороны властей по отношению к мусульманам, имам Казим в конце своей речи сказал:

- О, Язид! То, что я сказал тебе, сохрани в тайне и не говори никому, кроме тех, кому доверяешь и в искренности которых уверен».

А также Язид ибн Салид рассказывает, что после гибели имама Мусы ибн Джа’фара он удостоился чести встретиться с имамом Ризой: «Прежде чем я успел что-то произнести, его светлость сказал:

- Язид, не хочешь ли вместе со мной совершить паломничество?

- Отец и мать мои да станут Вашей жертвой! Воля Ваша, но у меня нет достаточных средств на это.

- Все расходы я беру на себя.

И вместе с его светлостью мы двинулись в сторону Мекки, дойдя до того самого места, где произошли встречи с имамом Садыком и имамом Казимом…, я поведал его светлости их историю и то, что слышал тогда».


Наши пречистые имамы (да будет мир с ними!) всегда жили в среде народа и давали людям практические уроки нравственности и совершенства и сами были образцом для подражания. Высокое положение имамата выделяло их из народа и то, что они избраны Богом и являются Его знамением на земле, не стало причиной дистанции и отдаления их от общества. Подобно тщеславным тиранам, они никогда не обосабливались и не отделялись от людей, не презирали их и не ввергали в рабство и унижение.

Ибрахим ибн Аббас рассказывает: «Мы никогда не видели, чтобы имам Риза заставил кого-либо страдать, чтобы прервал чью-либо речь, прежде чем выслушать до конца. Никогда не отказывал нуждающемуся, нужду которого мог удовлетворить. Никогда не позволял себе лечь в присутствии других или вытянуть ноги. Никогда мы не видели, чтобы он сквернословил с прислугой, его смех не был хохотом, а всего лишь улыбкой. Когда в его доме накрывался стол, он усаживал за трапезу всех домочадцев, даже привратников и конюхов, чтобы все ели вместе с ним. Ночами он спал мало и преимущественно бодрствовал, часто бывало, что с вечера до утра он совсем не спал и предавался богослужениям. Он много постился, соблюдал желательный пост три дня в месяце. Не одно благодеяние имам совершил скрыто, был безмерно щедр и темными ночами тайно помогал бедным и сиротам».

Мухаммад ибн Аби Абад говорит: «Летом вместо ковра его светлость стелил циновку, а зимой палас. Дома он носил простую одежду, но, на общественных собраниях одевался в лучшую, и выглядел весьма опрятно».

Однажды ночью у него были гости, и во время беседы сломался светильник. Один из гостей потянулся, чтобы исправить, но имам не дал этого сделать, и, исправив сам, сказал: «Мы из тех, которые не утруждают работой своих гостей».

Однажды в бане, человек, который не был знаком с имамом в лицо, попросил его потереть спину. Имам согласился и стал выполнять просьбу. Когда другие дали знать тому человеку, что это имам, смутившись, он начал извиняться. Но имам, не обращая внимания на извинения, продолжал тереть его мочалкой, успокаивая и говоря, что ничего не случилось».

Один человек сказал имаму:

- Клянусь Богом, никто на всей земле по превосходству и благородству происхождения не достигнет Вас!

Имам на это сказал:

- Богобоязненность придала моим предкам величия, и поклонение Всевышнему сделало их благородными.

Один из жителей Балха рассказывает: «Однажды мы вместе с имамом Ризой держали путь в Хорасан. Когда накрыли скатерть, имам усадил к трапезе всю прислугу и даже конюхов, чтобы есть всем вместе. Я сказал имаму: «Да буду я Вашей жертвой! Но лучше было бы, если они поедят отдельно». Он ответил: «Помолчи, Всевышний у всех один, отец и мать (Адам и Ева) – одни, и воздаяние каждого зависит от его деяний».

Ясир – слуга имама рассказывает: «Однажды имам Риза сказал нам: «Если я попрошу вас выполнить какую-либо работу, а вы в это время будете заняты едой, не вставайте, пока не закончите трапезу». Поэтому часто бывало, что когда имам звал нас, и ему отвечали, что мы кушаем, он говорил: «Дайте им закончить есть».

Однажды некий чужеземец пришел к имаму, и, поздоровавшись, сказал: «Я сторонник Ваш, Ваших отцов и предков, возвращаюсь из хаджа, но деньги по дороге закончились. Если можете, пожалуйте мне некоторую сумму, чтобы я мог добраться до своей родины, а там я от Вашего имени раздам ровно столько же милостыней. В своем городе я не беден и только в пути мне понадобились деньги». Имам встал и ушел в другую комнату, отсчитав 200 динаров, позвал гостя: «Возьми эти 200 динаров, запасись в дорогу и да благословит тебя Господь. Можешь не раздавать милостыни от моего имени». Человек, взяв деньги, ушел. Имам вышел из той комнаты и вернулся на прежнее место. У него спросили: «Почему вы сделали так, чтобы во время передачи денег вас никто не видел?» Он ответил: «Чтобы не видеть смущения просящего».

Наши пречистые имамы (да будет мир с ними!) в воспитании и руководстве своих приверженцев не ограничивались только наставлениями, а, напротив, внимательно следили за применением их людьми, указывая на ошибки. Так же имамы предостерегали людей от уклонения с истинного пути, чтобы они, воспитывая будущие поколения, направили их по этому же прямому пути.

Сулейман Джа’фари, один из приверженцев имама Ризы, рассказывает: «Я по одному делу был у имама, и так как дела были завершены, хотел уходить. Имам сказал: «Сегодня вечером оставайся у нас». Вместе с имамом мы пошли в его дом. Было время заката. Слуги имама занимались строительством. Он увидел среди них незнакомца и спросил:

- Кто этот человек?

- Он помогает нам, и мы ему что-нибудь дадим за это.

- Назначили плату за работу?

- Нет, он согласен на все, что мы ему предложим.

Имам возмутился, и сказал мне: «Прежде я уже говорил им, пока не назначили плату и не заключили договор – не берите никого на работу. Тот, кто работает без заключения договора и без установления платы, даже если ему заплатят в три раза больше, будет полагать, что заплатили мало. А если заранее определить цену и заплатить по договору, останется довольным, и будет считать, что с ним поступили согласно оговоренному. В том случае если заплатить чуть больше назначенного, сколько бы мало ни было, будет считать, что ему заплатили с избытком и останется благодарным».

Ахмад ибн Мухаммад ибн Аби Наср Базанти, который считается одним из почтеннейших сторонников имама, рассказывает: «Я и еще трое сторонников имама пришли к нему и, проведя некоторое время в беседе, собрались уходить. Имам сказал мне: «Ахмад, останься». Мои спутники ушли, а я остался с имамом, продолжая задавать вопросы. Так мы проговорили с ним до позднего вечера. Когда я засобирался уходить, имам сказал: «Уходишь или желаешь остаться у нас?» Я ответил: «Как вы скажете. Если захотите, чтобы я ушел – уйду, а если пожелаете, чтобы я остался – останусь». Имам сказал: «Оставайся, вот твоя постель», - (он указал на одеяло) и, поднявшись, ушел в свою комнату. От радости я бросился в земной поклон и произнес: «Слава Аллаху, который удостоил нас чести оказаться в окружении этого великого человека – наследника пророческих знаний. И слава Аллаху, что он особо выделил меня из других». Все еще находясь в земном поклоне, я услышал, что имам вернулся в мою комнату. Я встал. Он, взяв мою руку и сжав ее, сказал: «О, Ахмад! Повелитель правоверных Али однажды пошел навестить Са’са’а ибн Сухана (одного из близких сторонников его светлости) и, прежде чем уйти, сказал ему: «О, Са’са’а! Не возгордись перед своими братьями тем, что я пришел навестить тебя и не посчитай себя лучше их. Бойся Господа и будь праведным, проявляй смирение пред Всевышним. Он возведет тебя на высокое положение».

Этими словами имам давал понять, что ничего не делает человека лучше, только лишь самосовершенствование и совершение праведных дел и никакие преимущества не могут стать причиной гордости, даже благоволение и расположение к самому имаму.


Период имамата имама Али ибн Мусы ар-Ризы (да будет мир с ним!) совпал с правлением во главе халифата Харуна ар-Рашида и двух его сыновей – Амина и Ма’муна. Из них десять последних лет правления Харуна, пять лет правления Амина и пять – Ма’муна.


После мученической смерти имама Казима имам Риза объявил свой имамат и без страха стал духовным вождем мусульман. И по причине удушающей политической атмосферы времен правления Харуна, даже самые искренние друзья имама боялись за его душу из-за его прямоты и бесстрашия.

Сафван ибн Яхья рассказывает: «Имам Риза после кончины своего отца вел такие открытые речи, что мы испугались за него и сказали: «Вы очень раскрыли свою великую цель, и теперь мы боимся как бы этот дьявол (Харун) не причинил вам зла». Имам ответил: «Как бы он не старался, ему не удастся это».

Мухаммад ибн Синан так же рассказывает: «Это было во времена правления Харуна. Однажды я сказал имаму: «Вы объявили себя ответственным за имамат и заняли место отца, в то время как с меча Харуна течет кровь!» В ответ имам произнёс: «Как-то Пророк (да благословит Аллах его и его семейство!) сказал: «Если Абу Джахль сможет хоть волосинку уронить с моей головы, знайте - я не Пророк!» Эта его речь подвигла меня к бесстрашию, и я в свою очередь тоже говорю, если Харун сможет хоть волосинку уронить с моей головы, знайте – я не имам!»

И было так, как говорил имам. Харун никогда не посмел подвергнуть его светлость опасности. Однажды, чтобы подавить восстания на востоке Ирана, Харун был вынужден лично со своим войском направиться в Хорасан и, заболев в пути, в 193 году лунной хиджры, умер в городе Тус. Таким образом, Ислам и мусульмане избавились от его гнусного существования.


После смерти Харуна между Амином и Ма’муном возник тяжелый конфликт за престол халифата. Харун назначил после себя халифом Амина, взяв с него обязательство, передать его Ма’муну, а пока во главе халифата правит Амин, Ма’мун управлял бы в Хорасане. Но Амин после смерти Харуна отстранил Ма’муна, и сделал своего сына Мусу своим преемником и престолонаследником. В результате кровавой схватки между ними в 198 году лунной хиджры Амин был убит, и Ма’мун пришел к власти. Пока братья были заняты борьбой за престол, имам Риза использовал это время и занимался наставлениями, учением и воспитанием своих приверженцев.


Из всех халифов династии Аббасидов Ма’мун был самым умным и хитрым. Будучи образованным, он хорошо знал закон и другие науки и часто участвовал в научных диспутах. Образованность была для него средством осуществления его бесчеловечной политики никак не связанной с религией и Исламом. Не уступая другим халифам в распутстве, безнравственности и в других подобных мерзостях, он к тому же был самым предусмотрительным и лицемерным и, выступая перед народом, притворно демонстрировал набожность и благородность. Для укрепления основ своего халифата, он иногда заседал с законоведами и выступал на обсуждениях религиозных вопросов.

Близкое общение и доверенные отношения Ма’муна с судьей Яхьёй ибн Аксамом, человеком низким, грязным и развратным, было лучшим свидетельством безбожия, развращенности и распущенности самого Ма’муна. Яхья ибн Аксам был человеком подлых дел, которыми и прославился в народе, и которые стыдно описывать. Вот какого человека Ма’мун сделал своим ближайшим другом. Но самое страшное было то, что Ма’мун назначил его на пост «Судьи судей» в исламской общине и в делах управления тоже советовался с ним.

Наука и знания в его времена тоже распространялись только для видимости. Поощрения и частые приглашения ученых в халифатский двор были подготовкой почвы для притягивания к себе людей науки. Ма’мун организовывал учебные заседания, диспуты, на которых очень оживленно велись обсуждения на научные темы. Так же Ма’мун всякими способами пытался притягивать к себе и шиитов – сторонников имама, утверждая, что имам Али был достойным преемником Пророка. Более того, он отдал указ о том, чтобы все мусульмане проклинали Муавию, и Фадак, который был отнят у Фатимы (да будет мир с ней!), вернул Алавидам, неустанно создавая видимость симпатии и доброго расположения к ним.

Ма’мун, особо обращая внимание на то, что поведение Харуна и его преступления оставили негативное впечатление в душе народа, старался искоренить любые поводы для мятежей и восстаний, и чтобы основательно укрепиться в халифате, старался сохранять всеобщее спокойствие и удовлетворенность. Нужно заметить, что положение того времени требовало от него разрешения существующих проблем и устранения недовольств, чтобы, поправив дела прошлые, выделиться из других халифов.


Положение Ма’муна, после того, как он уничтожил своего брата Амина и достиг халифата, было зыбким и неустойчивым. Особенно это было видно в Багдаде – центре правления Аббасидов и в среде сторонников Аббасидов, которые желали видеть у власти Амина и власть Ма’муна в Мерве считали не соответствующей своим интересам.

С другой стороны, серьезной угрозой власти Ма’муна были волнения Алавидов. В 199 году лунной хиджры Мухаммад ибн Табатаба, человек пользующийся любовью и уважением в среде Алавидов, с помощью Абу аль Сурайя поднял восстание. Другая группа Алавидов, воспользовавшись тем, что порядок дел Аббасидов был ослаблен стычками Амина и Ма’муна, подняли восстание в Ираке, Хиджазе и оно переметнулось на другие города, охватив примерно территорию от Куфы до Йемена. Невероятными усилиями Ма’мун смог справиться со сложившейся ситуацией… Так же было возможно, что иранцы тоже примкнули бы к ним, поскольку были убеждены в законность прав семьи Повелителя правоверных Али, поэтому Аббасиды, чтобы свергнуть Омейядов, воспользовались их любовью и приверженностью к дому пророческому и семейству Повелителя правоверных (да будет мир с ними!).

Тогда хитрый и проницательный Ма’мун задумал план передачи халифата личности, подобной имаму Ризе, чтобы этим укрепить шаткость своего правления. Он надеялся, что, начав так, сможет потушить волнения Алавидов и создаст удовлетворенность в их сердцах и этим же сделает иранцев согласными с его халифатом. Предельно ясно, что препоручение халифата или престолонаследия имаму было лишь политически просчитанной тактикой, а иначе как может тот, кто ради власти убил своего брата и в личной жизни не сторонился никакого разврата и распутства, стать вдруг таким благородным и отказаться от власти. И лучшим свидетельством тому, что это было лишь хитростью и коварством, стал отказ имама. Если бы речи и дела Ма’муна были бы искренни, имам не стал бы уклоняться от принятия власти, ибо в действительности никто кроме него не имел права на халифат. Другие исторические факты, так же приподнимают занавес, обнажая злонамеренность Ма’муна. Приведем несколько примеров, указывающих на это. Во-первых, Ма’мун установил наемников, следящих за делами имама и докладывающих обо всем ему. Это само по себе указывает на враждебное отношение Ма’муна к имаму и на отсутствие благих намерений по отношению к нему. Так же в исламских преданиях читаем: «Хушам ибн Ибрахим Рашиди, один из людей, находившихся в окружении имама, контролировал все его дела, а по приезде в Мерв присоединился к Фазл ибн Сахлу (Зур-рийасатайну) – визирю Ма’муна и самому Ма’муну. Оказалось, что он был назначен самим Ма’муном наблюдать за всеми связями и отношениями имама. Хушам только по своему усмотрению допускал кого-либо к имаму и, обращаясь с ним сурово, доставлял ему немало трудностей. Друзья и сторонники его светлости не могли свободно встречаться с его светлостью, и все, что говорил имам, находясь у себя дома, передавалось Ма’муну и Фазл ибн Сахлу.

Абу Салат, повествуя о вражде Ма’муна с имамом, говорит: «Имам всегда одерживал верх в споре с учеными, и люди говорили: «Клянемся Богом, он достойней халифата, чем Ма’мун». Эти слова так же были переданы Ма’муну его людьми».

Так же видим, что Джа’фар ибн аль Ам’ас в дни, когда имам находился в Хорасане, вблизи Ма’муна, говорил его светлости, чтобы он сжигал его письма после того, как прочтет, «а то, не дай Бог, попадут кое-кому в руки». Имам, успокаивая его, говорил: «Я сжигаю твои письма после прочтения».

А также имам в дни, когда находился в близи Ма’муна, как будто став его наследником, в ответе на письмо Ахмада ибн Мухаммада Базанти, писал: «…но то, что ты просишь разрешения встретиться со мной, совершенно не возможно. Приход ко мне очень рискован, они сейчас «зажимают» меня, но, Бог даст, наша встреча состоится…»

А самым явным доказательством этому было то, что Ма’мун иногда сам своим приближенным и сторонникам раскрывал свою истинную цель в отношении имама и обнажал перед ними свои нечистые замыслы. В ответ на недоумения Хашида ибн Мехрана – одного из его приближенных и группе Аббасидов, которые спросили его о цели передачи престолонаследия имаму Ризе, Ма’мун сказал: «Этот человек был скрыт и далек от нас, занимаясь привлечением к себе людей, а мы установим его на нашем престоле, чтобы его призыв был в нашу пользу. Так же это послужит признанием им нашего халифата и султаната. Пусть его последователи не обнаружат в нем того, к чему он призывал, а халифат принадлежит нам, не ему. Мы боялись, что, оставив его в покое, он сможет поднять бунт и создаст такое положение, при котором у нас не хватит сил устоять…»

По всему этому ясно, что передача Ма’муном халифата или престолонаследия имаму была не из добрых побуждений: этой политической игрой он преследовал другие цели. С одной стороны, он хотел «выкрасить» имама в один цвет с собой, обесценить и осквернить его святость и праведность. А с другой стороны, если бы имам принял любое из предложенного (или халифат, или престолонаследие) Ма’муном – это бы обернулось в его, Ма’муна, пользу. Так как, если бы имам принял халифат – Ма’мун поставил бы такое условие, чтобы имам сделал его своим наследником, посредством чего обеспечилась бы законность его правления, затем тайно, с помощью интриг, он устранил бы имама. А если бы имам, принял престолонаследие, это так же послужило бы укреплению власти Ма’муна.

Но на самом деле имам выбрал третий путь. Он, с тем, что вынужденно принял престолонаследие, действовал так, чтобы Ма’мун не смог достичь своих целей: сблизиться с имамом и обеспечить законность своего правления.


Как было сказано, Ма’мун считал нужным удовлетворить Алавидов, в среде которых часто встречались очень храбрые, образованные и благочестивые люди, и которым симпатизировало общество, в особенности иранцы. Для этого он решил привезти имама в Мерв, чтобы тем самым показать, что он сторонник имама и Алавидов. Ма’мун так искусно действовал в создании этой видимости, что иногда даже некоторые из благонравных шиитов обманывались, и поэтому имам Риза некоторым из своих приверженцев, которые, возможно, попали под влияние притворства и лицемерия Ма’муна, говорил: «Пусть не введут вас в заблуждение его речи, и не обманитесь, клянусь Богом, именно он станет моим убийцей, но я должен терпеть пока не настанет время».

Итак, в 200 году лунной хиджры Ма’мун отдал приказ доставить имама в Мерв, чтобы решить дела, связанные с передачей его светлости престолонаследия.

Раджа ибн Аби Заххак, специально посланный Ма’муном рассказывает: «Ма’мун уполномочил меня поехать в Медину и привезти Али ибн Мусу ар-Ризу в Мерв. Он приказал мне и днем и ночью лично наблюдать за ним и никому не доверять его охрану. Я, как и приказал Ма’мун, от Медины до Мерва сам лично сопровождал его светлость. И, клянусь Богом, никого праведнее, богобоязненнее и больше чем он, помнящем об Аллахе не видел…» «…От Медины до Мерва в какой бы город мы не заезжали, люди всегда спешили встретиться с ним и задавали религиозные и юридические вопросы. Его светлость давал исчерпывающие ответы, ссылаясь на множество преданий, исходящих от его почтенных отцов и восходящих до самого Пророка».

Абу Хашим Джа’фари рассказывает: «Раджа ибн Аби Заххак вез имама через Ахваз и, так как весть об их прибытии в город дошла до меня, я отправился в Ахваз и удостоился чести предстать перед его светлостью и представиться ему. Это был первый раз, когда я видел имама. Было время сильной летней жары, к тому же его светлость был болен. Он попросил меня привести для него врача. Я привел к нему врача. Имам попросил приготовить для него лекарство, которое описал для врача. Лекарь сказал: «Никого кроме Вас не видел, чтобы знали это растение. Откуда Вам известно о нем, ведь его в это время в этих местах нет?» Имам продолжал: «Затем приготовьте сахарный тростник». Лекарь ответил: «Найти сейчас сахарный тростник труднее, чем то растение, которое вы назвали ранее, так как сейчас не сезон сахарного тростника и достать его невозможно». Имам ответил: «Оба эти растения есть в ваших местах, и в это самое время! Идите вместе с ним, - указал он на Абу Хашима - когда дойдете до плотины и переправитесь через нее, увидите гумно полное зерна, идите в его сторону, там встретите черного мужчину и место произрастания этих двух растений спросите у него». Пошли, как и разъяснил имам и, достав травы, принесли их ему. Его светлость вознес Богу благодарности. Лекарь спросил меня:

- Кто этот человек?

- Он потомок из рода Пророка.

- Есть в нем что-то из пророческих тайн и наук.

- Да, деяния его таковы, но он не пророк.

- Назначенный Пророком?

- Да, он из назначенных Пророком Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!).

Весть об этом случае дошла до Раджи ибн Аби Заххака, и он сказал своим приспешникам: «Если еще немного оставлять его здесь, народ пойдет за ним», – и быстро вывез его из Ахваза».


Жительница Нишабура рассказывает: «Когда имам Риза приехал в Нишабур, он зашел в дом моего деда, находящийся в западной части города, что известна под названием «Лашабад». С тех пор моего деда стали называть «избранный», потому что имам выбрал его и вошел именно в его дом. Во дворе нашего дома имам своими благословенными руками посадил миндальное дерево, и от благодати, исходившей от имама, за один год выросло большое дерево и принесло плоды. Люди от миндаля этого дерева получали исцеление. Каждый больной, который ел этот миндаль с целью исцелиться, поправлялся».

Абу Салат Харави, один из ближайших приверженцев имама рассказывает: «Я был с Али ибн Муса Ризой, когда он хотел уезжать из Нишабура и оседлал серого мула. В это время Мухаммад ибн Рафи, Ахмад ибн Харс, Яхья ибн Яхья, Исхак ибн Рахвие и группа ученых окружили имама. Они взяли повод его мула и сказали: «Заклинаем тебя честью твоих пречистых отцов, умоляем, расскажи нам предания, которые сам слышал от своего отца». Имам выглянул из паланкина и сказал: «Отец мой, достойный раб Аллаха Муса ибн Джа’фар сказал мне, что его отец Джа’фар ибн Мухаммад Садык слышал от отца своего Мухаммада ибн Али Бакира, а тот от своего отца – Али ибн Хусейна Сейид аль Абидина, который от своего отца – вождя юношей рая - Хусейна ибн Али, а тот от своего отца Али ибн Абу Талиба передал от Пророка, что ангел Божий передал ему слова Всевышнего: «Я - есть Единый Бог, и нет другого божества кроме Аллаха! Поклоняйтесь мне и того, кто с искренностью свидетельствует, что нет бога, кроме Аллаха, войдет в мою крепость (т.е. под моё покровительство), а вошедший в неё, от наказания моего будет избавлен».

В другом предании Исхак ибн Рахвие, присутствовавший там, повествует: «Имам после передачи хадиса тронулся в путь, но прежде добавил: «Вера в Единого Бога, имеет условия и принятие наместничества и руководства имамов – одно из них».

В других источниках повествуется: «В то время, когда имам рассказывал этот хадис, собралось очень много людей. Это были жители одного из крупнейших городов Хорасана - Нишабур, который сначала был многонаселенным и благоустроенным, но разрушенным потом в результате нашествия монголов. Их крики и плач, вызванные страстной любовью, воспылавшей от встречи с имамом, продолжались до полудня, и произносить речь было невозможным. Старейшины, успокаивая народ, выкрикивали: «О, люди! Дайте ему говорить, не создавайте трудностей!…»

Итак, имам в толпе пылающих страстью людей, произносил предания, и 24 тысячи писарей собрались, чтобы записывать его слова.

Харави рассказывает: «Имам выехал из Нишабура, и у деревни Сорх ему сообщили, что настал полдень, и пришло время намаза. Имам спешился, попросил воды для омовения, но воды у нас не оказалось, и тогда он своими благословенными руками стал разгребать землю, и в том самом месте вдруг заструился родник. Имам и его спутники совершили в нём ритуальное омовение. Этот источник существует и поныне.

Когда доехали до Санабада, остановились у горы, из камня которой изготавливали посуду, имам, облокотившись о камень, сказал: «О, Аллах! Дай людям благо от этой горы и умножь то, что будет находиться в посуде, сделанной из ее камня». Он попросил сделать для него из камня той горы посуду и только в ней готовить для него пищу. Имам ел всегда очень мало и просто.

Когда мы приехали в город Тус, имам вошел в гробницу, где был похоронен Харун ар-Рашид и, очертив участок земли возле гробницы, промолвил: «Это земля, в которой я буду похоронен, и скоро Всевышний Аллах сделает эту землю местом паломничества моих последователей».

В конце концов, имам прибыл в Мерв. Ма’мун поселил его в отдельный дом, недоступный для других, и оказывал почести…»


По приезде имама в Мерв, Ма’мун объявил: «Я хочу отстраниться от дел халифата и передать их Вам. Что вы на это ответите?» Имам не принял его предложение. Ма’мун еще раз обратился к имаму: «Так как первое мое предложение – халифат не приняли, то должны принять престолонаследие». Но и от этого предложения имам категорически отказался. Тогда Ма’мун вызвал его к себе и уединился с ним. Фазл ибн Сахл также присутствовал там. Ма’мун сказал: «Моя цель - передать Вам в руки халифат и дела мусульман». Имам отказался. Тогда Ма’мун повторил предложение о престолонаследии. Имам вновь отверг это предложение. И тогда Ма’мун сказал: «Умар ибн Хаттаб для правления после себя учредил совет из шести человек, и один из них был ваш предок – Али ибн Абу Талиб. Умар отдал приказ – выразившему протест по поводу решения совета, перерезать горло. Итак, другого выхода, кроме принятия моего предложения у тебя нет, так как я иного пути не вижу…» Ма’мун, говоря это, дал понять, что угрожает имаму смертью. И имам, хоть и испытывал отвращение, вынужденно принял престолонаследие, сказав: «Я принимаю наследование, с условием, что распоряжаться, заниматься законоведением и судейством не буду. Также я отказываюсь от устранения или назначения на должности и ничего менять и преобразовывать не собираюсь». И Ма’мун согласился с этими условиями.

Вот так престолонаследие было навязано имаму Ризе, чтобы с помощью этой интриги контролировать его и следить, чтобы он не мог притягивать к себе народ, укрепив основы своего халифата.

Рийан ибн Салд рассказывает: «Я пришел к его светлости имаму и спросил: «О, потомок Пророка, все говорят, что вы согласились принять престолонаследие Ма’муна, но ведь вы не жаждете мирских благ и предпочитаете аскетизм?!» Имам ответил: «Аллах - свидетель, это дело было мне не по душе, но, оказавшись между принятием престолонаследия и смертью был вынужден… Разве не знаете, что Юсуф (да будет мир с ним!) был Божьим Пророком, и когда появилась необходимость стать казначеем Мисра (Египта), он согласился. Нужда так же заставила меня принять это «наследство». Но вместе с тем я не участвую в делах управления, будто не имею к этому никакого отношения. Я уповаю на Всевышнего Аллаха и лишь от Него жду помощи».

Мухаммад ибн Арафе говорит: «Я спросил имама: «О, потомок Посланника Аллаха! Почему ты принял престолонаследие?» Имам ответил: «По той причине, что деда моего Али (да будет мир с ним!) вынудили участвовать в том совете».

Ясир Хадам рассказывает: «После того, как имам принял престолонаследие, я видел его, воздевшим руки к небу и говорившим: «О, Бог мой! Ты знаешь, что я вынужденно и с неприязнью принял это, не накажи меня, как не наказал раба своего и Посланника Юсуфа (да будет мир с ним!), когда принял он правление Мисром». И также одному из своих приближенных, который обрадовался назначению имама, сказал: «Не радуйся, это дело не достигнет цели (нашему роду не дадут официальной власти) и скоро завершится (так как знал, что будет убит)».


Имам для видимости принял престолонаследие, но на деле не принял его, так как поставил такие условия, чтобы не нести ни за что ответственности и не вмешиваться ни в какие дела. Хотя Ма’мун принял эти условия, все же иногда он старался навязать имаму некоторые дела и тем самым сделать его орудием достижения своих целей, но имам упорно сопротивлялся и никогда не сотрудничал с ним.

Му’мар ибн Халид говорит: «Имам Риза поведал мне, что Ма’мун сделал ему такое предложение: «Представь мне несколько людей, которым особо доверяешь. Я хочу назначить их управляющими городами, где против меня восстают». Имам ответил ему: «Если условия, которые ты принял, выполнишь, то я выполню свои. Я в этом деле с такими условиями, что приказы, назначения, отставки не осуществляю и не являюсь твоим советчиком и умру раньше тебя. Клянусь Богом, халифат не был моей целью, когда я жил в Медине и горожане делились со мной своими нуждами, а я помогал им. И мы с ними были как братья, связанные близкой дружбой и искренностью. Мои послания принимались во всех городах, где я был уважаем. К тем милостям, которыми Аллах одарил меня, ты ничего не добавишь и каждое благо, которым захочешь одарить меня, будет все же от Аллаха». Ма’мун сказал: «Я выполню свои обещания».


После того, как имам принял престолонаследие, Ма’мун, чтобы оповестить народ и достигнуть своей цели и показать, как он счастлив и рад всему этому, организовал праздник. В четверг он собрал своих придворных. Фазл ибн Сахл вышел и от имени Ма’муна оповестил народ о принятии имамом Ризой престолонаследия и сообщил приказ Ма’муна, чтобы все оделись в зеленые одежды (традиционная одежда Алавидов) и, чтобы в следующий четверг были готовы присягнуть имаму. В назначенный день придворные, главнокомандующие войск, судьи и простой народ – все вышли в зеленых одеждах. Ма’мун восседал на троне и для имама тоже устроил особое место. Имам сел. Он также был в зеленом одеянии, в чалме на голове и с саблей. Ма’мун распорядился, чтобы его сын Аббас ибн Ма’мун был первым человеком, который присягнет имаму. Имам поднял свою руку ладонью к присягавшему. Ма’мун сказал: «Протяни свою руку для присяги». Имам ответил: «Пророку присягали именно так». Люди присягали имаму и рука его всё так же была поверх их рук. На этом собрании раздали много денег, ораторы и поэты много говорили о превосходстве имама и о «благородном поступке» Ма’муна. Потом Ма’мун сказал имаму: «Вы тоже скажите речь и прочтите проповедь». Имам, после восхваления и превознесения Аллаха прочел присутствующим такую проповедь: «Пророк дал нам право над вами. И вы тоже имеете над нами право ради Пророка. И когда вы с честью выполняете свои обязанности, мы тоже обязаны с честью выполнить свои и удовлетворить ваши права». И больше на том собрании ничего не произнес.

Ма’мун распорядился отчеканить дирхемы с именем имама Ризы.


В один из мусульманских праздников - это был или праздник Фитр (в конце месяца рамадан) или Курбан (праздник жертвоприношения) - Ма’мун отправил имаму послание с приглашением возглавить праздничный намаз. Имам ответил: «Ты знаешь условия, поставленные между нами и избавь меня от проведения этого намаза». Ма’мун сказал: «Намерение моё в этом деле такое, чтобы убедить народ и дать ему получше узнать твои достоинства. Послания несколько раз пересылались, так как Ма’мун очень настаивал, имам так ответил ему: «Больше всего я хочу, чтобы ты освободил меня от этого дела, но, так как ты слишком настаиваешь, я вынужден сделать это. Но я выйду для проведения праздничного намаза, так же, как выходил Посланник Аллаха и Повелитель правоверных (да будет мир с ними!)». Ма’мун принял это и сказал: «Выходите, как пожелаете». Он распорядился, чтобы все его подчиненные, приказчики и народ ранним, праздничным утром собрались перед домом имама.

В то утро, еще до восхода солнца, переулки города были заполнены народом, жаждущим видеть имама. Даже женщины с малыми детьми были здесь в ожидании появления его светлости. Главнокомандующие вместе со своей конницей также собрались перед домом имама. Солнце взошло. Имам совершил полное ритуальное омовение, надел одежду и белую чалму, сотканную из хлопка, один конец которой свешивался на грудь, а другой был заброшен за спину, умостил себя благовониями и взял в руку посох. Затем он сказал своим спутникам, чтобы они делали то же, что и он. Он вышел босым, подобрав подол одежды до середины голени и сделав несколько шагов, поднял голову к небу и произнес такбир. Его спутники так же произнесли такбир. Дойдя до ворот, имам остановился. Военные, завидев имама, спешились и сняли с ног свою обувь, оставшись стоять босыми на земле. У ворот имам вновь произнес такбир и весь народ повторил вслед за ним. Все это было настолько величественно, что, казалось, небеса и земля возвеличивают Бога, эхом повторяя такбиры за ним. Город Мерв был охвачен плачем и стенаниями.

Фазл ибн Сахл, видя такое положение, известил об этом Ма’муна, сказав: «О, эмир! Если Риза таким образом дойдет до места проведения намаза, может подняться смута и бунт, а наши души окажутся в опасности, прикажи ему вернуться». Ма’мун тут же отправил имаму послание: «Мы доставили Вам много хлопот, но больше не хотим затруднять, возвращайтесь в дом, а люди прочитают намаз под руководством прежнего имама». Имам попросил принести ему его обувь, и, обувшись, сел на лошадь и вернулся домой. Так народ распознал лицемерие и демагогию Ма’муна, поняв, что он притворяется и не имеет других целей, кроме как достижения своей корыстной политики…


Ма’мун в своей политике, направленной против имама, задумал и другие интриги. Испытывая немалые трудности от высокого положения имама, он старался сталкивать лицом к лицу его светлость с учеными и, под предлогом диспутов, научных дискуссий и использования знаний имама, старался в этих спорах подвергнуть его светлость провалу. Он надеялся этим снизить его популярность в обществе и сделать в глазах народа несостоятельным и ничтожным. Однако и эти коварства ничего, кроме роста величия имама и позора для самого Ма’муна, не достигли. Солнце божественной науки имама блистало на научных собраниях, а Ма’мун как летучая мышь коварства, каждый раз ослеплялся огнем зависти.

Шейх Садук – законовед и почетный знаток шиитских хадисов, живший тысячу лет назад, писал: «Ма’мун приглашал собеседников из различных групп и людей неверующих и сбившихся с истинного пути, ожидая от них победы над имамом. Это исходило от зависти и ревности, сидевшей в его сердце. Но не было такого человека, который бы в итоге беседы с имамом не признал бы его достоинств и не склонил бы голову перед его аргументами…»

Нуфейли рассказывает: «Ма’мун Аббаси отдал распоряжение Фазл ибн Сахлу, чтобы тот собрал глав различных религиозных направлений и течений, таких как: христианского епископа, иудейского раввина, глав сабиинов, предводителей огнепоклонников, византийских врачевателей и других теологов - знатоков вероубеждений различных исламских сект, которые выражали бы свои мнения на этом собрании.

Ма’мун, посредством Ясира – управляющего делами имама Ризы, попросил имама: «Если вы не против, подискутируйте с главами религиозных течений». Имам согласился. И когда Ясир ушел, имам сказал мне:

- О, Нуфейли! Ты иракец, а иракцы рассудительны, как ты думаешь, для чего Ма’мун собрал многобожников и представителей различных убеждений?

- Да буду я Вашей жертвой! Он хочет проверить Вас и взвесить Ваши знания.

- Не боишься, что они отразят мои аргументы?

- Нет, клянусь Богом, нет у меня такого страха. Я надеюсь, что Господь даст Вам победу над ними!

- Хочешь знать, когда Ма’мун раскается?

- Да.

- Тогда, когда я повергну последователей Моисея, евреев, приводя доказательства из Торы. Когда одержу победу над последователями Евангелия – христианами, приводя аргументы из Евангелия. Над обладателями Псалтыря, ссылаясь на Псалтырь. И над сабеями на их древнееврейском языке, а над ахменидами на их древнеперсидском. Когда людям писания приведу аргументы, используя их стиль слова. Когда повергну каждую группу, отразив их доказательства, и когда откажутся они от своих убеждений и признают правоту моих слов, тогда Ма’мун поймет, что не достоин поста, который занял, и раскается».

Затем имам произнес: «И нет бога, нет могущества кроме Аллаха Великого и Всесильного!»

На следующее утро имам пришел на это собрание… Расс аль Джалут – еврейский ученый сказал: «Мы не примем от тебя доказательств, кроме, как из Торы, Евангелия, писания Давуда и священных книг Ибрахима и Мусы». Его светлость согласился, и обстоятельно, со всеми деталями привел им доказательства о Пророке Ислама (да благословит Аллах его и его семейство!) из Торы, Евангелия и Псалтыря. Они согласились с ним. И с другими так же вступал в дискуссию на эту тему. И когда все умолкли, сказал: «Собрание! Если есть среди вас несогласные и имеющие вопросы, без стыда и страха говорите!»

Имран Саби, который был непревзойденным в дискуссиях теологом, сказал: «О, ученый! Если бы ты сам не попросил задать тебе вопрос, я бы не спросил, но, бывая в Куфе, в Басре, в Шаме, в Джазире, дискутируя со знатоками тех мест, не встретил никого, кто доказал бы мне единственность Бога. Имам (да будет мир с ним!) привел ему убедительные доводы в доказательство единобожия. Имран был удовлетворен и сказал: «Предводитель мой! Я принимаю и свидетельствую, что Бог таков, как ты говоришь и Мухаммад - раб Его, посланный для указания истинного пути и истинной религии». Обернувшись в сторону Каабы – киблы мусульман он опустился в земном поклоне и принял Ислам.

Знатоки, услышав слова Имрана Саби, больше ничего не спросили. В конце дня Ма’мун поднялся и ушел с имамом в дом, народ разошелся.


У имама спросили: «Каков Бог и где Он?» Имам ответил: «Само это представление неправильно, так как Аллах Сам создал пространство и не вместим в эту категорию. Свойства тоже Его создание и Сам Он свободен от этих понятий. Он непознаваем по свойствам и в пространстве. Его нельзя почувствовать, Он не имеет аналогий, и нет ничего подобного Ему. Человек не может постичь Его посредством своих пяти органов чувств.

- Когда появился Аллах?

- Лучше скажи, когда Его не было, тогда я скажу, когда Он начал существовать.

- Какие существуют доказательства тому, что мир был создан из ничего?

- Сначала тебя не было, затем ты появился и прекрасно знаешь, что сам себя не создал, и кто-то подобный тебе тоже тебя не создал.

- Можете ли вы описать нам Аллаха?

- Тот, кто характеризует Аллаха через аналогии, конечно, ошибается и представления его не приемлемы. Я опишу Аллаха такими словами, которыми Он Сам Себя представляет нам… Он не сравним с людьми, и не познаваем посредством сравнений. Имея такое величие, Он вместе с тем очень близок ко всем. Он не имеет подобного себе и не имеет сходств со Своими творениями. Он справедливо судит и никому не причиняет зла. Он познаваем через знамения, которые Сам предъявляет людям.

- Возможно ли, чтобы земля осталась без имама – знамения Бога на земле?

- Если хоть на мгновение ока земля останется без имама, она поглотит своих обитателей.

- Поведайте нам что-либо о пришествии двенадцатого имама (да ускорит Аллах его пришествие!).

- Ожидание пришествия – часть самого пришествия.

- Что такое вера и покорность?

- Пятый имам – Бакир аль Улум (да будет мир с ним!) сказал: «Вера в Бога значит больше, чем покорность и повиновение, а богобоязненность на степень выше веры, а реальная убежденность («якийн») еще выше богобоязненности и ничем иным, как этой убежденностью меньше всего наделены люди.

- Что такое реальная убежденность?

- Это беззаветное упование на Бога и безоговорочная покорность Его воле, соглашаться со всем, что исходит от Него и во всем полагаться на Него. Желать от Него всего того, что в конце станет для нас благом.

- Что такое высокомерие, уничтожающее деяния?

- Высокомерие делится на степени: одна из них это, когда непристойность представляется человеку благом и доставляет удовольствие, и он полагает, что, совершая непристойные поступки, делает хорошее дело. Другая, - когда человек становится верующим и как будто делает этим одолжение своему Господу, хотя это Господь делает ему одолжение тем, что наставил его на верный путь, который в итоге приведет человека к Его же (Аллаха) неисчислимым благам.

- Его светлость Ибрахим (да будет мир с ним!) разве имел сомнения, когда сказал: «Мой Бог, дай мне узреть, как мертвым жизнь Ты возвращаешь»?

- Нет, он имел убежденность, но хотел больше укрепиться в своей вере.

- Почему люди отдалились от Повелителя правоверных – имама Али примкнули к другим, тогда как его достоинства и положение были отмечены Пророком Аллаха и были всем известны?

- Так как имам Али (да будет мир с ним!) убил многих из их отцов, братьев и дядьев, которые пошли против божественных указов. Это и привело к тому, что люди стали враждовать с ним, не желая видеть его своим лидером и покровителем и примкнули к другим, так как те не были так старательны перед Пророком Аллаха и не вызвали их неприязни.


В конце концов, Ма’мун принял решение убить имама. Он понял, что никаким путем не сделает его орудием в своих руках, и его величие, как и любовь, и уважение народа к нему, день ото дня растет, несмотря на старания Ма’муна нанести вред общественному положению личности имама. Ма’мун видел, что с течением времени правота и истинность имама и фальшь его халифата становятся все более очевидными. С другой стороны, Аббасиды и их сторонники были недовольны тем, что он навязал имаму свое престолонаследие. Дошло до того, что в Багдаде в знак протеста, они, заключив договор с Ибрахимом ибн Махди Аббаси, присягнули ему. Над властью Ма’муна нависла угроза, поэтому он намеревался тайно «убрать» (отравить) имама, тем самым вновь притянуть на свою сторону Аббасидов и других своих сторонников. После смерти его светлости он написал Аббасидам: «Вы подвергали критике то, что я передал престолонаследие Али ибн Мусе ар-Ризе. Так знайте же, он умер, и повинуйтесь мне!»

Ма’мун старался, чтобы сторонники имама не догадались о том, как он умер, и демагогией хотел скрыть свое преступление, представляя смерть имама естественной. Но истину не скроешь, и последователи имама и его близкие узнали о произошедшем.

Между Абу Салатом Харави – одним из ближайших приверженцев имама Ризы и Ахмадом ибн Али Ансари состоялся диалог об отношениях между Ма’муном и имамом и о последовавшем потом убийстве его светлости. Ахмад Ансари спросил: «Как могло быть такое, что Ма’мун, вместе с тем, что проявлял свою любовь и уважение к имаму и вручил ему престолонаследие, вдруг предпринял его убийство?» Абу Салат ответил: «Так как Ма’мун видел величие и почитание имама народом, поэтому для видимости тоже должен был проявлять уважение и любовь к нему. Он сделал его своим преемником, чтобы представить имама в глазах людей желающим земных благ и этим унизить его. Но он понял, что не может подвести под сомнение аскетизм и богобоязненность имама, и народ ничего противоречащего его святости и покорности Богу не видел, от чего положение и превосходство имама с каждым днем росло в их глазах. Тогда Ма’мун собрал ученых из разных городов, в надежде на то, что хоть один из них одержит вверх над имамом в научном споре и превосходство имама упадет перед учеными, а в народе станет известно о его некомпетентности. Но никто из евреев, христиан, огнепоклонников, сабиинов, брахманов-индусов, атеистов, представителей материалистических учений и ни один спорящий из мусульманских сект не смогли победить имама и заставить его принять их аргументы. Когда случилось такое, люди стали говорить: «Клянемся Богом, имам превосходный правитель и достойней, чем Ма’мун». Шпионы Ма’муна оповестили его об этих разговорах, от чего он пришел в ярость, и огонь зависти разгорелся в нем. Имам, не опасаясь, говорил правду в лицо Ма’муну и много такого, что не нравилось ему. И это тоже стало причиной его гнева и ненависти по отношению к имаму. В конце концов, не получив желаемых результатов от своих хитростей и интриг, он тайно отравил имама».

И также Абу Салат, лично находившийся с имамом и участвовавший в его похоронах, рассказывает: «При возвращении из Мерва в Багдад, в городе Тус, Ма’мун убил имама отравленным виноградом».

Пречистое тело имама предали земле, близ той самой гробницы, где был захоронен Харун. Дата гибели имама Ризы пришлась на последний день месяца сафар 203 года лунной хиджры, и было ему тогда 55 лет… Приветствие его святой душе от Аллаха, Пророков, праведников и благодетелей!

Итак, умалчивания и искажения в истории стали причиной того, что многие преступления некоторых тиранов, в том числе и Ма’муна Аббаси не были полностью раскрыты для будущих поколений. Коварство и подлость Ма’муна заключались не только в том, что он убил имама, отравив его: на его совести так же убийства многих приближенных имама, членов его семьи, выдающихся Алавидов и преданных сторонников семейства Пророка. Он либо убивал их, либо подвергал гонениям, вынуждая жить в пустынях и горах. Он сделал их жизнь до того невыносимой и невозможной, что эти великие люди ушли, не раскрыв истории своих имен. Одни из них испили «горький напиток» мученической смерти, а другие, живя в изгнании и скрываясь, так и умерли в безызвестности. Об истории их жизни так и ничего не стало известно, кроме некоторых, частичных сведений, которые все же были сохранены и зафиксированы шиитами...


Приведем несколько изречений имама, чтобы извлечь каплю пользы из океана его знаний.

1.     «Человек скрыт под своим языком» это значит, что как только он заговорит, его сущность раскрывается.

2.     «Обдумывание прежде исполнения какого-либо дела избавит тебя от сожаления».

3.     «Связь с порочными людьми становится причиной плохого отношения и подозрения».

4.     «Вражда с рабами Аллаха – плохой запас для другой жизни».

5.     «Человек, который познает свое назначение и цену, не погибнет».

6.     «Подарок стирает ненависть из сердец».

7.     «В судный день наиболее близкими ко мне будут те, которые нравственнее и в отношении к своим семьям добродетельнее».

8.     «Тот, кто приносит зло мусульманину не из нас».

9.     «Праведный - это тот, которым его ярость в минуты гнева не овладевает настолько, чтобы он забыл истину».

10. «Поистине, Аллах не любит суету и шум, расточение имущества попусту и лишнее бессмысленное любопытство».

11. «Проявление любви к людям – есть половина мудрости».

12. «Наитруднейших дел три: первое - справедливость и беспристрастность, даже по отношению к себе, второе - во всех состояниях помнить Бога, третье - оказывать материальную помощь своим братьям по вере».

13. «Щедрый человек ест пищу приготовленную для него другими, чтобы и они ели еду, приготовленную им».

14. «Коран есть слово и речь Бога, не отворачивайтесь от него, и другой истины кроме него не ищите – заблудитесь».


Без всяких сомнений, одним из удивительных моментов в сотворении мира является кораническая доктрина избрания человека на земле заместителем Аллаха. Если мы посмотрим на достоинства и превосходства человека над другими творениями, то посчитаем именно этот важный момент (наместничество и власть) величайшим даром ему. Пророки и их заместители, начиная от Адама и кончая последним Пророком, и от последнего Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и до непорочного имама Каима (да ускорит Аллах его пришествие!), являются единственным источником духовного возрождения человека и подлинной революцией духа на протяжении всей истории человечества. Пророки - единственный источник, оберегающий божественную сущность власти, как метафизического трансцендентного принципа. Являясь лучшими созданиями и самыми любимыми творениями Аллаха, они были, в свою очередь, предводителями людей во всех жизненных обстоятельствах. Мы не в состоянии описать жизненный путь этих святых, так как их жизнь не была подобна жизни других людей, а деяния и помыслы и по сей день, поражают своей необыкновенностью и универсальностью.

Пророк Нух (да будет мир с ним!), прожив более тысячи лет, призывал людей к единобожию. Однако люди настолько погрязли в неверии, что оно затмило им свет Истины. И тогда, Всевышний Аллах ниспослал им в наказание потоп. Господь также покарал тех, кто отверг пророчество Худа (да будет мир с ним!) и Салиха (да будет мир с ним!). Его светлость Пророк Ибрахим (да будет мир с ним!) вошёл в пылающий костёр и по указу Аллаха огонь превратился в цветущий сад, став прохладой для него. Пророк Мусса (да будет мир с ним!) по дозволению Аллаха, превратил свой посох в огромного змея. Пророк Сулейман (да будет мир с ним!) подчинял своей воле ветра и понимал язык птиц. Его светлость Пророк Иса (да будет мир с ним!) оживлял мёртвых, исцелял неизлечимых больных. Его светлость Пророк Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) принёс знамения, некоторые из которых относятся к периоду его рождения: дворец Касра дал трещину, погас в зороастрийских храмах огонь, который не гас тысячу лет. С начала пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) весь мир и всё человечество стало отсчитывать новую эпоху, новый этап своего развития. Действительно, самым значимым моментом, оказавшим влияние на ход истории, является кораническая догма о том, что человек является заместителем Аллаха на земле.

Примечательно, знания Пророков и имамов не были приобретенными, а были непосредственно даны им Аллахом как избранным людям. Именно поэтому возраст Пророка или имама, избираемого на эту миссию, не играет в этом отношении определяющей роли, ведь выбор Аллаха предопределяет дальнейший ход мировой истории. Так, некоторым из них пророческая миссия была дана в малом или юношеском возрасте, а иногда даже новорождённому младенцу. В священном Коране мы читаем: «О Яхья, держись писания сильно! И даровали Мы ему мудрость, когда он был мальчиком» . А также, Аллах говорит в Коране о Исе: «Она (Марьям) указала на него. Они сказали: «Как мы можем говорить с тем, кто ребёнок в колыбели?» Он сказал: «Я, раб Аллаха, Он дал мне писание и сделал меня Пророком».

На этом основании неправомерны нападки врагов относительно руководства некоторых имамов, которые, будучи несовершеннолетнего возраста, были избраны Аллахом на имамат.

Его светлость имам Джавад (да будет мир с ним!) был избран Аллахом на имамат в возрасте восьми или девяти лет. Он, после мученической смерти отца (имама Ризы), принимает руководство над мусульманами. Но малый возраст становится причиной недоверия многих мусульман относительно его имамата. Однако непревзойдённые знания имама поражали самых больших ученых того времени, и именно для подтверждения пророчества Яхьи и Исы (да будет мир с ними!) было бы более правильным использовать исторические факты о совершенстве знаний имама Джавада в малом возрасте, а не их пророчество в доказательство имамата имама Джавада (да будет мир с ним!).


Его светлости имаму Ризе было сорок с лишним лет, но он не имел детей. Это очень тревожило последователей имама: все были в ожидании рождения сына у восьмого предводителя. Так как на основании достоверных хадисов от дорогого Пророка Ислама и непорочных имамов сын имама Ризы должен был стать последующим имамом исламской уммы. Некоторые даже просили его светлость молить Аллаха, чтобы Он даровал ему ребёнка. В ответ имам спокойно отвечал: «Всевышний дарует мне сына, который будет моим наследником и имамом после меня».

В скором времени, 10-го числа месяца раджаб в 195 году лунной хиджры дом имама Ризы (да будет мир с ним!) осветился рождением долгожданного младенца. Его назвали Мухаммадом. Наиболее распространённые эпитеты – Таки, Джавад, конья – Абу Джа’фар. Рождение его светлости было большой радостью для шиитов и способствовало укреплению их веры и убеждений.

Мать его светлости имама Джавада звали Сабике, имам Риза же дал ей имя Хизран. Она происходила из рода Марии Кибтийи, жены Посланника Аллаха. Сабике была известна своей богобоязненностью и добродетельностью. Имам Муса ибн Джа’фар (седьмой имам шиитов) ещё задолго до её замужества подробно описал её некоторые качества.

Хакима, сестра имама Ризы, рассказывает: «В период рождения Джавада имам Риза попросил меня помочь Хизран. На третий день после рождения, младенец, подняв глаза к небу, воскликнул: «Нет божества кроме Аллаха! И Мухаммад - Посланник Его!» Поражённая, я поспешила сообщить об удивительном происшествии брату. В ответ он сказал: «Чудеса, которые ты увидела сейчас, ничто в сравнении с тем, что предстоит увидеть тебе в будущем».

Абу Яхья Сан’ани рассказывает: «Я был у имама Ризы. В комнату привели его маленького сына Джавада, тогда, обратившись к нам, имам произнёс: «Для наших последователей нет прекрасней новорождённого, чем этот». Возможно, как было упомянуто выше, высказывание имама было указанием на то, что рождение имама Джавада устранило тревогу и сомнения многих шиитов.

Нуфали рассказывает: «Когда неправедные правители вынудили его светлость имама Ризу отправиться в Хорасан, при прощании, я обратился к нему со словами: «О, мой покровитель, есть ли у вас ко мне какие-либо просьбы или приказания?» Имам сказал: «После меня повинуйся во всём моему сыну Мухаммаду. Я же, отправляюсь в путешествие, из которого уже не вернусь».

Мухаммад ибн Аби Ибад (секретарь имама Ризы) рассказывает: «Мой повелитель всегда упоминал имя своего сына с большой любовью и уважением, употребляя в обращении к нему конью. Получая письма от сына, он с любовью говорил: «Это от Абу Джа’фара». Будучи секретарем имама Ризы, я был свидетелем большого уважения, которое оказывал отец своему маленькому сыну. Когда же приходили ответы на письма, меня поражал прекрасный слог и красноречие имама Джавада, который был ещё совсем ребёнком».

И снова Мухаммад ибн Аби Ибад рассказывает: «Я слышал от имама Ризы следующие слова: «После меня Абу Джа’фар будет моим преемником и заместителем».

Муамар ибн Хилад передаёт: «Однажды имам Риза, читая нам проповедь, сказал: «Какая вам необходимость в моих ответах, ведь я оставляю после себя Абу Джа’фара». Этим имам Риза хотел подчеркнуть, что все знания и руководство людьми от него передаются имаму Джаваду. Нужно отметить, что знания и руководство имамов переходили его наместнику, избранному из его детей и назначенному Богом.

Хийрани передаёт от своего отца, что тот сказал: «Я был в Хорасане рядом с имамом Ризой (да будет мир с ним!), когда некто спросил у него: «Если не дай Бог, с вами случится какое-нибудь несчастье, к кому нам обращаться с вопросами?» Имам ответил: «Обращайтесь к моему сыну Абу Джа’фару».

Имам Риза (да будет мир с ним!) знал, что спрашивающий не был удовлетворён ответом, из-за возраста имама Джавада и поэтому его светлость добавил: «Всевышний избрал Ису Пророком, в то время как возрастом он был намного младше, чем Абу Джа’фар».

Абдалла ибн Джа’фар говорит: «Я вместе с Саффаном ибн Яхьёй посетил его светлость имама Ризу, в то время как его сыну Джаваду было не более трёх лет. Я спросил у имама о его преемнике. Указав на сына, он произнёс: «Абу Джа’фар мой преемник». Удивившись, я вновь спросил: «В таком малолетнем возрасте?» Имам ответил: «Да, в таком малолетнем возрасте. Аллах избрал Ису Своим доводом среди людей, в то время как ему не было даже трёх лет».


Имамат, подобно пророческой миссии является божественной милостью, и Всевышний Аллах наделяет правом на имамат лишь избранных рабов. Следовательно, божественный выбор не имеет никакого отношения к возрасту. Возможно, пророческая миссия и имамат несовершеннолетнего ребёнка для кого-то покажется нереальным, однако необходимо отметить, подобные люди не познали в должной мере подлинную сущность божественного руководства, ибо они представляют себе имамат, подобно другим человеческим доктринам, созданные самими людьми.

Поистине, имамат как божественное руководство основывается на желании, воле и мудрости Творца. Аллах Своими неограниченными знаниями избирает на имамат Своих рабов, и неудивительно, что имамом может стать ребёнок. Иногда Всевышний Аллах выбирает на имамат несовершеннолетнего ребёнка, дабы тем самым утвердить истину и уничтожить ложь.

Его светлость имам Джавад (да будет мир с ним!) примерно в восемь или девять лет становится имамом.

Муали ибн Мухаммад рассказывает: «После мученической смерти имама Ризы (да будет мир с ним!) я повстречался с имамом Джавадом. Я очень внимательно стал рассматривать его, чтобы затем рассказать о нём его сторонникам (шиитам). Тогда имам, сев рядом со мной, прочёл следующий аят: «Мы даровали Яхье мудрость, когда он был мальчиком».

Мухаммад ибн Хасан ибн Аммар повествует: «Около двух лет я ходил к Али ибн Мухаммаду записывать хадисы, которые он пересказывал от своего брата имама Мусы ибн Джа’фара. В один из дней, находясь около Али ибн Джа’фара, как обычно, я записывал хадисы, когда вдруг в мечеть Пророка вошёл имам Джавад (да будет мир с ним!). Али ибн Джа’фар, увидев имама, вскочил с места и, выказывая ему своё большое уважение, поцеловал его руку». Имам обратился к нему, сказав: «Садитесь, дядя. Да хранит вас Аллах!» Али ибн Джа’фар воскликнул: «О, мой господин, как же мне садиться в вашем присутствии, в то время как вы будете стоять». Когда же Али ибн Джа’фар вернулся к нам, его сторонники, а также многие из присутствующих стали посмеиваться над ним, говоря: «Ведь ты дядя его отца, а так выказываешь ему уважение!» В ответ он сказал: «Замолчите вы! Всевышний Аллах предпочёл моей седой бороде того молодого юношу и выбрал его на имамат, а не меня. Неужели вы отрицаете великие достоинства имама Джавада? Упаси Господь, что вы говорите?!»

Умар ибн Фардж говорит: «Как-то находясь с имамом Джавадом у берега речки, я обратился к нему: «Ваши последователи утверждают, что вы знаете, сколько воды в этой реке». Имам сказал: «Ответь мне, Аллах имеет силу дать знание вместимости реки, скажем комару?» Я незамедлительно сказал:

- Да, конечно, ведь Аллаху под силу всё.

- Я же для Всевышнего Аллаха намного выше и любимее, чем любое из всех Его творений».

Али ибн Хисан Васити говорит: «Взяв с собой несколько игрушек, я направился к дому имама Джавада. Он ещё ребёнок, думал я, и наверняка обрадуется моему подарку. Когда же, мне посчастливилось встретиться с ним, я увидел его светлость в окружении людей, которые задавали различные вопросы по фикху, каламу и другим наукам, он же отвечал на все их вопросы. По окончанию собрания люди стали расходиться. Имам также, встав со своего места, собирался уходить. Я быстро направился вслед за ним и, догнав, поздоровался. Он ответил на моё приветствие. Тогда я хотел подарить ему игрушки, увидев их, имам сказал мне: «Всевышний Аллах сотворил меня не для игр и забав». Поняв свою ошибку, я попросил извинения…»


1. После мученической смерти имама Ризы (да будет мир с ним!) восемьдесят великих ученых по различным областям наук из Багдада направились в Мекку для совершения обряда хаджа. По дороге в Мекку паломники решили посетить Медину (город Пророка Ислама) и встретиться с имамом Джавадом. Они остановились в доме его светлости имама Садыка (да будет мир с ним!), который к тому времени был пуст. Имам Джавад, будучи ещё совсем маленьким, вошёл в собрание этих ученых. Некто по имени Муафик представил имама. Присутствующие в знак уважения встали со своих мест, после чего началась дискуссия. Имам отвечал на все вопросы, поражая ученых своими глубокими знаниями, у которых отпали всякие сомнения относительно прав имама Джавада на имамат. Один из тех, кто присутствовал на том собрании, по имени Исхак говорит: «Я написал десять сложных вопросов и хотел передать их имаму, про себя я подумал, если он действительно сможет ответить на мои вопросы, тогда попрошу его обратиться к Аллаху с просьбой, чтобы моя жена, которая ждала ребёнка, родила мальчика. К сожалению, собрание затянулось. Отчаявшись, что не смогу добиться желаемого, я направился к выходу, как вдруг, имам произнёс: «Эй, Исхак! Всевышний Аллах принял мою мольбу, назови сына Ахмадом». Поражённый, я только смог воскликнуть: «Хвала Всевышнему, без сомнения он (имам Джавад) худжат Аллаха!» Когда Исхак вернулся в Багдад, Всевышний даровал ему сына, которого назвали Ахмадом.

2. Имран ибн Мухаммад Аш’ари рассказывает: «Я пришёл к имаму Джаваду и сказал: «Вам передаёт приветствие Умм Хасан. Она просит вашу одежду, которую хочет использовать для савана». Имам ответил: «Она уже не нуждается в моей одежде».

Вернувшись домой, я долго размышлял над словами имама. Как вдруг, в один из дней до меня дошла весть, что Умм Хасан скончалась четырнадцать дней до того, как я просил имама выполнить запоздалую просьбу Умм Хасан».

3. Ахмад ибн Хадид говорит: «Я в составе небольшой группы направился в хадж. Но, к сожалению, дорогу в Мекку нам преградили воры, они ограбили наш караван, забрав с собой всё наше имущество. С большими трудностями мы достигли Медины, и встретились с имамом Джавадом, который пригласил нас к себе в дом. Мы рассказали ему о случившемся с нами несчастьем. Тогда по указанию имама нам принесли одежду, деньги и продовольствие. Имам сказал: «Деньги поделите между собой так, чтобы каждому досталось столько, сколько у него украли воры. Когда же я поделил деньги, то увидел, что денег было именно столько, сколько у нас украли, ни на один дирхем ни больше, и ни меньше».

4. Мухаммад Сахил Куми рассказывает: «Находясь неподалёку от Мекки, я решил посетить и Медину. Прибыв туда, я сразу же направился в дом имама Джавада попросить для себя одежды, но во время встречи с имамом не решался сказать ему об этом. Я сказал себе: «Наверно лучше будет, если я изложу свою просьбу в письме». После разговора с имамом, я направился к мечети дорогого Пророка с целью прочитать молитву и попросить у Аллаха наставления и добра. Я думал так, если в сердце моём после молитвы появится желание отправить письмо имаму, то сделаю это. После молитвы первым моим желанием было не отправлять письма, тогда порвав его, я направился в Мекку. По дороге я встретил мужчину держащего в руках завёрнутый в большой платок одежду, и ищущего именно меня среди большого каравана людей. Передавая свёрток, он сказал: «Наш покровитель посылает тебе это».


Халиф Ма’мун приказал привести имама в Багдад, где выдал свою дочь за его светлость. Однако имам не остался в Багдаде, а вернулся в Медину. Когда он покидал Багдад, большая группа людей, прощаясь с ним, проводила имама до ворот города. С наступлением сумерек имам остановился в старой мечети. Рядом с мечетью росло кедровое дерево, которое много лет не давало плодов. Имам попросил немного воды и рядом с деревом совершил омовение. Прочитав вечернюю молитву, имам продолжил свой путь. На следующий день удивлённые люди увидели, что кедр зацвёл и дал много плодов! От покойного шейха Муфида приводится, что много лет после этого, он видел это дерево и лакомился его плодами.


Умайя ибн Али говорит: «В то время, когда имам Риза (да будет мир с ним!) находился в Хорасане, я пребывал в Медине и постоянно посещал дом имама Джавада. Родственники имама каждый день приходили к нему, выражая тем самым свою любовь и дружбу. В один из дней его светлость обратился к одному из слуг, попросив собрать родственников для проведения траурной церемонии. На следующий день имам повторил свою просьбу, тогда родственники спросили: «Кто же умер», на что имам печально ответил: «Лучший из всех людей». Несколько дней спустя до Медины дошла весть о том, что его светлость имам Риза пал мученической смертью. Тогда люди поняли смысл слов имама Джавада, просившего людей собраться на траурную церемонию.


Судья Яхья ибн Аксам, будучи заклятым врагом семейства Пророка Ислама, говорит: «Как-то я встретил около могилы Пророка имама Джавада, я начал вести с ним дискуссию по различным вопросам религиозного права и убеждения. Он с лёгкостью отвечал на все мои вопросы, тогда я сказал: «Клянусь Всевышним, что давно хотел задать вам вопрос, но не решаюсь сделать это». В ответ имам произнёс: «Прежде чем ты задашь свой вопрос, я отвечу тебе, ты хочешь спросить, кто является имамом». Я воскликнул: «Клянусь Аллахом! Именно этот вопрос я хотел вам задать».

- Знай же, что имамом правоверных являюсь я.

- Имеете ли вы какое-нибудь доказательство к своему утверждению?

Вдруг посох, который имам держал в своей руке, неожиданно заговорил человеческим голосом: «Он - мой повелитель, имам правоверных и довод Аллаха на земле».

Спасение соседа

Али ибн Джарир говорит: «Я был у имама Джавада, когда со двора имама пропала одна овца. В воровстве обвинили одного из соседей, которого тут же привели к имаму. Имам сказал: «Горе вам, отпустите его, он не трогал овцы, она же в другом доме, идите и возьмите её». Люди пошли в дом, указанный имамом, и обнаружили там пропавшую овцу. Хозяина того дома подвергли побоям, разорвав на нём одежду. В свою очередь тот оправдывался, что не трогал овцы. Обвиняемого в воровстве привели к имаму, имам сказал: «Горе вам! Зачем вы побили невинного человека? Эта несчастная овца сама зашла к нему во двор, он же тут ни причём». Имам извинился и возместил пострадавшему деньгами».


Али ибн Халид рассказывает: «В городе Самарра я услышал, что из Шама (Дамаск) привезли одного человека и заключили в тюрьму. Говорили, что он, якобы, совсем сошёл с ума, называя себя пророком. Я попросил начальника тюрьмы устроить мне встречу с заключённым. Посетив обвиняемого, я нашёл его в здравом уме и, причём, даже очень умным и сообразительным человеком. Я попросил его рассказать свою историю. Его откровение было весьма трогательным: «Я был в местности, о которой говорят как о месте захоронения головы имама Хусейна ибн Али – предводителя мучеников, - начал он. - В одну из ночей, совершая зикр, я увидел впереди себя человека, который, обратившись ко мне, сказал: «Встань!» Я встал и пошёл рядом с ним, после чего увидел себя в Куфийской мечети, он спросил меня, знаю ли я это место, на что я ответил утвердительно. Там мы прочитали молитву. Выйдя из мечети, в мгновение ока мы перенеслись в мечеть святого Пророка в Медине. Посетив могилу Посланника Аллаха, мы оказались в Мекке. Совершив ритуальный обход Каабы, мы также прочитали молитву, после чего вновь оказались в Шаме, где мой спутник скрылся. Случившиеся события сильно поразили и потрясли меня. Так прошло около года. Ровно через год всё повторилось, когда же тот человек снова хотел скрыться, я стал просить его назвать себя, он сказал: «Я Мухаммад ибн Али ибн Муса ибн Джа’фар ибн Мухаммад ибн Али ибн Хусейн ибн Али ибн Аби Талиб».

Обо всём случившемся я сообщил некоторым из своих знакомых. Вскоре эта весть дошла до Мухаммада ибн Абд аль Малика Зияда (заместителя халифа Му’тасима), который и отдал приказ арестовать меня и заточить в тюрьму в городе Самарра. Меня обвинили в том, что я якобы провозгласил себя пророком.

- Хочешь, всё рассказанное тобою я сообщу Зияду? – выслушав его, предложил я.

- Сообщи, - не стал возражать мужчина.

Я написал письмо Зияду. Зияд выслал мне моё письмо, написав на его обратной стороне: «Пусть тот, кто за одну ночь перенёс его в Куфу, Медину и Мекку выведет его из тюрьмы!» Я был очень расстроен полученным ответом Абд аль Малика Зияда и решил, на следующий день пойти в тюрьму к тому человеку, просить его набраться терпения. Однако, посетив тюрьму, я увидел, что стражники пребывают в сильном беспокойстве. Я спросил о причине их беспокойства, и мне ответили, что человек, который называл себя пророком, пропал как сквозь землю».

Абу Салат Харави являлся близким сторонником имама Ризы. После мученической гибели имама Ма’мун приказал подвергнуть Харави аресту и заточить его в тюрьму. Вот что говорит сам Харави об этом: «Около года я провёл в тюрьме Ма’муна. Одну из ночей я провёл в молитве и обратился к пречистому семейству Пророка, быть мне посредниками пред Аллахом. Я искренне молил Всевышнего дать мне освобождение из этой страшной тюрьмы… Ещё не закончилась моя молитва, как я увидел рядом с собой имама Джавада (да будет мир с ним!). Он обратился ко мне: «О, Абу Салат! Твоя грудь наполнена грустью?» Я ответил: «О да, мой господин, клянусь Создателем!» «Встань!» - повелел имам, и дотронулся рукой до цепей на моих руках. Освободив мои руки от тяжёлых оков, он вывел меня из темницы. Охрана, видевшая нас ничего не смогла предпринять. Прощаясь со мной, имам сказал: «Иди, и да хранит тебя Аллах, больше ты не увидишь Ма’муна, и он более, не увидит тебя».


Заркан, близкий друг Ибн Аби Дауда, рассказывает: «Однажды Ибн Аби Дауд, возвратившись из собрания халифа Му’тасима, имел совершенно расстроенный вид, в ответ на мои расспросы, он ответил: «Лучше бы я умер двадцать лет тому назад!»

- Но почему, что именно произошло?

- Сегодня Абу Джа’фар ослабил мой авторитет при дворе халифа.

- Расскажи, как это случилось!

- Один человек признался в воровстве и просил самого халифа осудить его за совершенный им грех посредством справедливейшего, божественного закона. Му’тасим собрал всех ученых, на том собрании присутствовал и Мухаммад ибн Али. Халиф, обратившись к нам, сказал: «По закону Аллаха вору предписано отсечение руки, скажите, откуда необходимо отсечь её?» Я сказал: «От кисти». Он спросил: «Твои доводы?» Я ответил: «Всевышний Аллах говорит о «руке» в аяте, который относится к ритуальному очищению песком: «…обтирайте ваши лица и руки». Многие из ученых-факихов также были единогласны со мной, но некоторые стали утверждать, что необходимо отсечь руку от локтя, так как Аллах повелевает в Коране: «Мойте ваши лица и руки до локтей». Аллах ясно обозначил пределы руки, т.е. от локтя». Тогда Му’тасим обратился к имаму Джаваду с вопросом: «Каково ваше мнение, о, Абу Джа’фар?» На что имам ответил: «Они все высказали своё мнение, позвольте мне не отвечать». Халиф начал настаивать и имам сказал: «Они (твои ученые-факихи) ошибаются, так как необходимо отсекать только пальцы рук». Му’тасим продолжал: «Какие же у вас доводы?» Имам отвечал: «Посланник Аллаха сказал: «При совершении земного поклона (во время молитвы) семь частей тела должны соприкасаться с землёй и это: лоб, обе руки (ладони), колени, большие пальцы ног». На этом основании, если вы отсечёте руки от запястий или от локтя, то этот человек не сможет выполнять достойным образом молитву, ибо лишится их. Аллах говорит в Коране: «Поистине места поклонения для Аллаха, и не призывайте помимо Аллаха никого». Семь частей тела «для Аллаха», и они не должны отсекаться!»

Му’тасим посчитал доводы Мухаммада ибн Али вескими и дал приказ отсечь только четыре пальца на руке у вора, - закончил свой рассказ ибн Аби Дауд.

- О, Заркан! Я потерял при халифе всякое уважение и достоинство, и тогда я подумал, лучше бы я умер, чем видеть такой позор».


При описании жизни его светлости имама Ризы мы указали на то, как халиф Ма’мун, боясь всплеска волнений в халифате, и в особенности опасаясь революционно настроенных последователей семейства Пророка, всячески старался подавить это движение. Для этого он, выдавая себя за друга семейства Пророка, решает официально представить имама Ризу своим преемником, и этим склонить на свою сторону многих Алавидов, а также взять под контроль связь имама Ризы с его последователями.

С другой стороны, клан Аббасидов, к которому принадлежал халиф Ма’мун, был встревожен вероятностью перехода власти от Аббасидов к Алавидам, и именно по этой причине многие из Аббасидской династии поднялись с протестами против Ма’муна. Но после мученической смерти имама Ризы, отравленного халифом, Аббасиды успокоились. Ма’мун, совершив злодеяние, пытался скрыть свою причастность. Он даже официально объявляет траур по имаму Ризе, но, несмотря на представление, разыгранное им, большинство последователей семейства Пророка распознали его политическую игру, и были сильно разгневаны на халифа. И снова Ма’мун, видя размах нарастающего волнения, предпринимает коварный шаг и прибегает к новой интриге. Выказывая уважение и любовь к имаму Джаваду, он старается ввести в заблуждение его сторонников. Воспользовавшись удобным случаем, корыстный халиф выдаёт свою дочь за имама Джавада. Этим он хотел получить политическую выгоду, подобную той, которую стремился заполучить от назначения престолонаследником после себя имама Ризы.

Итак, в 204 году лунной хиджры, год спустя после мученической смерти имама Ризы, Ма’мун вызывает его светлость имама Джавада из Медины в Багдад и женит его на своей дочери Уммул Фазл.

Зиян ибн Шабиб говорит: «Аббасиды, узнав о намерении Ма’муна выдать свою дочь за имама Джавада, встревожились. Та ситуация, которая сложилась в период имама Ризы, снова стала реальной. Аббасиды стали готовить заговоры и интриги, дабы не допустить возможности перехода власти от них к последователям имама Джавада. Некоторые из Аббасидов по этому поводу высказали Ма’муну свой протест: «Ты прекрасно знаешь о нашей давней вражде с Алавидами. Халифы, правившие до тебя, неустанно преследовали их, сажали в тюрьмы, подвергали смерти, и когда ты объявил Ризу своим преемником, мы были сильно встревожены. С его смертью мы обрели покой, теперь же ты задумал этим браком сблизить Алавидов с властью. Мы просим тебя, выдай свою дочь замуж за одного из нас, тем самым ты предотвратишь в будущем возможный захват власти последователями Джавада». В ответ Ма’мун сказал: «Если же посмотреть на всё без всякой предвзятости, то партия Али больше достойна власти, чем Аббасиды. Упаси Аллах от всего, что творили с последователями Али ибн Аби Талиба халифы до меня! А относительно заместительства Али ибн Мусы Ризы, я ничуть не сожалею, что назначил его своим преемником на халифат. Но он сам отказался от власти, и божественное проведение стало между нами. Абу Джа’фар несмотря на его малый возраст, непревзойдён в знаниях и других достоинствах. Я также надеюсь, что в скором времени для вас и всех людей это станет очевидным, подобно тому, как это ясно для меня. Абу Джа’фар как никто более достоин, чтобы я выдал свою дочь за него».

Аббасиды возразили: «Ты удивлён и поражён его знаниями и достоинствами, но, знай, он всё ещё мал! Он не обладает настоящими знаниями, чтобы быть приближенным к тебе и твоему двору. Запасись терпением, пока он не приобретёт их, и тогда принимай своё решение». В ответ на это Ма’мун сказал: «Горе вам! Я знаю его намного лучше, чем вы, он происходит из семейства, знания и мудрость которым даны самим Аллахом! Они никогда не нуждались в том, чтобы обучаться, а наоборот все люди нуждались в их знаниях. Если хотите, испытайте его».

Аббасиды обрадовались, что смогут препятствовать имаму Джаваду и сразу согласились на проведение дискуссии, добавив: «Мы принимаем ваше предложение. Если Абу Джа’фар ответит на наши вопросы, мы не будем протестовать против решения халифа, в противном случае вы должны отказаться от него». Ма’мун заявил: «Вы вольны испытать его в любое время».

Представительная делегация Аббасидов направилась к известному судье Яхье ибн Аксаму, который славился своими обширными познаниями в области фикха. Они пообещали ему большую награду, если на дискуссии он сможет задать вопрос имаму Джаваду, на который тот не найдёт ответа. Судья согласился. В назначенное время на дискуссию собралось большое количество людей, для его светлости имама Джавада выбрали почётное место. Яхья ибн Аксам сел напротив имама, затем попросил разрешения у Ма’муна задавать вопросы, на что Ма’мун сказал: «Спрашивай разрешение у самого Джавада!». Яхья обратился к имаму, на что его светлость ответил: «Ты можешь спрашивать всё, что пожелаешь». Тогда Яхья начал: «Что предписывается человеку, который во время ихрама совершил охоту на животное». Имам спросил: «Твой вопрос имеет много неясных сторон, скажи, данный поступок был совершён в храме или за его пределами? Знал ли совершивший этот поступок о запретности совершаемого им деяния или нет? Он сделал это преднамеренно или нечаянно? Свободным был тот человек или рабом? Он был совершеннолетним? Впервые ли совершал подобный поступок? Он охотился на птицу или животное? Добыча была крупной или мелкой? Он раскаялся или же хотел совершить свой поступок вторично? Охота произошла днём или ночью? Ихрам был ихрамом хаджа или умры?»

Яхья ибн Аксам, услышав речь имама, который так прекрасно прокомментировал недочеты его вопроса, был крайне потрясён, так как перед многоопытным Яхьёй, знаменитым во всём Багдаде ученым был мальчик не старше девяти лет от роду! В свою очередь присутствующие стали свидетелями поражения судьи и лёгкой победы маленького Джавада.

Ма’мун, обратившись к Аббасидам, до сих пор не пришедшим в себя от неожиданного поражения Яхьи ибн Аксама восторженно сказал: «Хвала Аллаху, я не ошибся! Теперь вы признали то, что упрямо отрицали?» Ма’мун на том же собрании предложил имаму Джаваду жениться на его дочери. Перед бракосочетанием имам сказал: «Хвала Всевышнему! Я выражаю свою благодарность Аллаху за Его милости. Мы произносим формулу «Нет божества кроме Аллаха», которая свидетельствует о нашей искренней вере в единого Бога. Да ниспошлёт Аллах благословение Своё Мухаммаду и его непорочному семейству!

Несомненно, одной из величайших милостей Аллаха является то, что Он посредством дозволенного освободил людей от совершения запретного. Аллах велел людям связываться брачными узами. Всевышний повелевает в Коране: «И выдавайте в брак безбрачных среди вас и праведных рабов и рабынь ваших. Если они бедны, – обогатит их Аллах Своей щедростью. Аллах объемлющ, знающ!»

По поводу помолвки был устроен праздник, на котором присутствовало много людей. По окончанию торжественной церемонии осталась лишь небольшая группа людей. Ма’мун обратившись к имаму, попросил дать подробный ответ на вопрос Яхьи ибн Аксама. Имам выполнил просьбу Ма’муна. Халиф, окончательно удовлетворившись ответом, попросил имама задать вопрос судье. Его светлость, обращаясь к Яхье, сказал: «Спрашивать ли мне тебя?» Тот ответил: «Ваше право, если я буду знать ответ, то непременно отвечу. Если же нет, то буду рад поучиться у вас». Имам спросил: «Разъясни, почему с точки зрения шариата, когда мужчина посмотрел на женщину ранним утром, она ему была запрещена, с восходом солнца, она стала ему дозволена. В обеденное время она снова становится для него запретной, в послеобеденное время - дозволенной, на закате - запретной, перед ночной молитвой - дозволенной, глубокой ночью - запретной, на рассвете же она вновь становится ему дозволенной! Почему так происходило? По какой причине она то была дозволенной, то запрещённой?» Яхья в недоумении сказал: «Клянусь Аллахом! Я не знаю ответа на ваш вопрос! Мне бы хотелось услышать его от вас, если это возможно». Имам ответил: «Всё очень просто, та женщина была рабыней. Первый раз тот мужчина взглянул на неё до того, как купил её у хозяина. На рассвете он покупает её, и она становится ему дозволенной. В обеденное время он освобождает её, она ему запретна. В послеобеденное время он женится на ней, она становится ему дозволенной. На закате, он совершает акт «зихар», и она становится ему запретной. Перед ночной молитвой он заплатил искупительную подать, она стала ему дозволенной. В полночь он даёт ей развод, и она ему запретна. На рассвете же он изменил своё решение, и она стала ему дозволенной». Ма’мун был поражён и восхищён словами имама, затем, обращаясь к присутствующим, сказал: «Есть ли среди вас человек, который смог бы подобным образом дать ответ или прокомментировать вопрос по праву?» Все сказали: «Нет! Среди нас нет подобных имаму Джаваду!»

Необходимо знать, что Ма’мун, проявляя к имаму внешнюю дружбу и доброту, не испытывал искренних намерений. Выдавая Уммул Фазл за имама, он преследовал чисто политические цели, среди которых, пожалуй, основными были следующие:

1. Через свою дочь Ма’мун намеревался держать под контролем связь имама с его сторонниками, и быть осведомлённым о любых политических делах его светлости.

2. Сблизить имама с двором халифа, погрязшим в грехах, тем самым понизить авторитет имама среди его сторонников и простых людей. Мухаммад ибн Рийан рассказывает: «Все усилия Ма’муна склонить имама к разврату и распутству оказались тщетными. Во время пиршества, устроенного по поводу свадьбы дочери, халиф приказал нарядить самых красивых рабынь, и с чашами наполненными драгоценностями встречать имама. Однако имам не обратил никакого внимания на молодых девушек, тем самым, продемонстрировав своё отвращение к этому. На этом же собрании по приказу Ма’муна был приглашён музыкант. Как только тот приступил к пению и игре на инструменте, имам обратился к нему с твердостью в голосе: «Побойся Аллаха!» У музыканта опустились руки, инструмент упал на землю. Призыв имама, пронизанный божественной силой, глубоко затронул его. Эти слова настолько потрясли того музыканта, что после этого он больше не мог играть на музыкальных инструментах до конца своей жизни».

3. Самым, пожалуй, важным во внутренней политике Ма’муна было то, что многие революционно настроенные Алавиды могли отказаться от политической борьбы против режима Ма’муна. Он, представляя себя другом имама, становился как бы сторонником и Алавидов. Это естественно было тормозом политической борьбы Алавидов, стремившихся свергнуть халифат и вернуть политические права на власть их истинным обладателям.

4. Ма’мун часто говорил: «Я надеюсь, что у Абу Джа’фара и моей дочери родится ребёнок и мой внук будет из потомства Пророка и Али ибн Аби Талиба». Но этим мечтам Ма’муна не удалось сбыться. Так как дочь Ма’муна не имела от имама детей. Дети имама Джавада: Али Хади (десятый имам шиитов), Муса Мубрака, Хусейн, Имран, Фатима, Хадиджа, Умм Кульсум и Хакима были от другой жены - Саманы Муграбийи.

Брак имама Джавада с дочерью Ма’муна произошёл под давлением и был политическим шагом халифа. Лично для самого имама Джавада этот брак не имел никакой ценности, и вынужденное его присутствие при дворе халифа не было радостным для него.

Хусейн Макари говорит: «В Багдаде мне довелось встретиться с имамом Джавадом (да будет мир с ним!), увидев его роскошную жизнь при дворе халифа, я подумал, наверное, имам не желает более вернуться на родину. Увидев меня, имам грустно произнёс: «Эй, Хусейн! Грубый сухой хлеб и соль возле мечети Пророка для меня милее богатств Багдада».

Имам не остался в Багдаде и вместе с женой Уммул Фазл вернулся в Медину. В 218 году лунной хиджры Ма’мун умер и на престол взошёл его брат Му’тасим. В 220 году по хиджре по приказу Му’тасима имама привезли снова в Багдад, где халиф надеялся вести более жёсткий контроль над имамом.

Как мы упомянули раньше, Му’тасимом было проведено собрание для вынесения приговора вору. На том собрании присутствовал имам Джавад, который справедливо вынес приговор, и многие известные судьи посчитали себя опозоренными в лице халифа. Среди них был и Ибн Аби Дауд. Испытывая зависть к имаму Джаваду, Ибн Аби Дауд через несколько дней после проведения того собрания направляется к халифу. Встретившись с халифом, Ибн Аби Дауд сказал: «Питая к вам самые добрые помыслы, я надеюсь, что смогу оказать вам услугу, дав небольшой совет. Дело в том, что проведённое вами собрание не было на пользу вам и вашей власти. В присутствии самых больших ученых и почтенных людей страны, вы, о, мой халиф, предпочли фетву Абу Джа’фара. Многие из мусульман считают его истинным халифом, а вас узурпатором! К сожалению должен сказать, что эта новость стала большой радостью для его сторонников и хорошим доводом их правоты, а также их политической борьбы». Му’тасим, испытывая большую вражду к Ахл аль Байту, не мог спокойно слышать такие слова и поэтому принимает решение убить имама.

Его светлость имам Джавад был отравлен и пал мученической смертью за веру в конце месяца зилка’да в 220 году по хиджре. Тело его светлости было захоронено рядом с телом его деда имама Мусы ибн Джа’фара (да будет мир с ним!) в городе Багдаде.

Да будет мир, милость и благословение Аллаха семейству дорогого Посланника Аллаха, непорочным и пречистым имамам (да будет мир с ними!)!


Наши непорочные имамы, следуя пути дорогого Пророка Ислама, затратили немало усилий для воспитания и обучения мусульман. Необходимо сразу отметить, что нельзя сравнивать деятельность имамов в этой области с работой учебных заведений и современных исследовательских центров, которые имеют для этого ограниченное время и определенные рамки для занятий. В свою очередь, наши непорочные имамы всегда и в любое время считали своей важнейшей обязанностью обучение и воспитание мусульман. Их поступки, взаимоотношения с людьми и даже самые незначительные, относящиеся к повседневной жизни деяния, были наставлением для тех, кто общался с ними. Всякий, кто был близок с непорочным имамом, получал всевозможные условия для самосовершенствования. Если возникали вопросы, то всякий мог разрешить свои проблемы у бескрайнего океана знаний семейства дорогого Пророка. Необходимо отметить, что вопросы были самого разнообразного характера, относящиеся к различным областям знаний. Естественно, что подобный центр мог возникнуть только в божественной школе пророчества и руководства (имамата). Без всяких сомнений, влияние подобного священного образования имело колоссальные плоды даже далеко за пределами исламского мира.

Именно поэтому деспотичные режимы Омейядов, а затем и Аббасидов больше всего опасались того, что люди, познав своих имамов, непременно последуют их священному пути, который есть путь самого Пророка. В свою очередь, это будет большой и основной угрозой халифату этих династий. Неправедные халифы прилагали все усилия, используя политические хитрости и интриги, дабы предотвратить возможность того, чтобы люди познали своих предводителей. Свободного общения имамов с их последователями не существовало, имамы находились под постоянным контролем. Только несколько лет в период имамата имама Бакира и имама Садыка (да будет мир с ними!) их приверженцы имели возможность общаться и пополнять свои знания у непорочных имамов из семейства Пророка. Причиной тому была политическая обстановка в халифате, где шла борьба между Омейядами и Аббасидами за власть. Противоборствующие кланы, занятые выяснением отношений, оставили имамов на некоторон время без достаточного контроля. Вследствие этого наибольшее число учеников были воспитаны имамом Бакиром и имамом Садыком. Воспитанники внесли неоценимый вклад в распространении высоких идей Ислама и оставили огромное число книг в различных областях науки: химии, математике, астрономии.

Учеников других имамов по явным политическим причинам было намного меньше. Так, сподвижников его светлости имама Джавада (да будет мир с ним!) не превышало ста десяти человек. Среди этого небольшого числа сподвижников были выдающиеся личности, о которых мы вкратце расскажем ниже:


Являлся особым сторонником имама. Он также был сподвижником имама Ризы и Хади (да будет мир с ними!). Рассказывают, на его лбу был виден след, образовавшийся от постоянных и длительных земных поклонов (саджда). После восхода солнца он прикладывал свой лоб к земле и не вставал с земного поклона до тех пор, пока не заканчивал читать в таком положении мольбу за тысячу мусульман, прося за них у Аллаха всего того, что хотел для себя. Али ибн Махзияр жил в городе Ахвазе и написал более тридцати книг. В праведности и аскетизме он достиг такого положения, что имам Джавад написал ему следующее: «Во имя Аллаха! О, Али! Да вознаградит Всевышний тебя высокой наградой и уготовит место в раю. Аллах в Судный день воскресит тебя вместе с нами (непорочными имамами). О, Али! Я испытал тебя в доброжелательстве, в повиновении, в выполнении обязанностей. Я не ошибусь, сказав, что не встречал подобного тебе! Если Аллаху будет угодно, райские сады ждут тебя. Твои усердия и служение не скрыты от нас. Я молю Аллаха, чтобы в Судный день тебе были предоставлены божественные милости. Поистине, Он слышит воззвания!»


Этот куфиец, один из стойких сподвижников имамов Ризы и Джавада (да будет мир с ними!). Для этих имамов Базанти представлял большое значение. Он является автором большого количества книг, среди которых книга «Аль Джами’», представляющая особую ценность. Его научные познания шиитские ученые считают бесспорными, признавая его тем, на кого можно полагаться в вопросах права, Ахмад один из тех трёх избранных шиитов, которые удостоились чести посетить его светлость имама Ризу, и он выразил им особое уважение.


Закария был уроженцем города Кума. Признан одним из шиитов, которые имели наибольшую преданность делу непорочных имамов. Закария был современником имама Ризы и Джавада (да будет мир с ними!). Его светлость имам Джавад молился за него, и считал его одним из избранных и верных шиитов. Однажды, посетив имама Ризу, его светлость провёл с Закарией целую ночь, объясняя ему некоторые вопросы религиозного права. На вопрос одного из шиитов, который сказал: «Я не могу постоянно находиться рядом с вами, когда я буду далеко от вас, у кого мне учиться религии?», имам ответил: «Обращайся к Закарие ибн Адаму, так как он в вопросах религии является надёжным человеком».


Был последователем имама Казима, имама Ризы и имама Джавада (да будет мир с ними!). Среди шиитских ученых он признан наиболее надёжным и верным человеком в передаче хадисов. Мухаммад ибн Исмаил был справедливым, богобоязненным и кристально честным. Он написал много книг, и это несмотря на то, что работал в аппарате аббасидского режима. В этом отношении имам Риза сказал ему: «Всевышний Аллах при дворе неправедных правителей имеет своих рабов, посредством которых показывает свои неоспоримые доводы. Аллах наделяет их властью, чтобы они спасали угнетённых мусульман от рук деспотичных правителей, а также обустраивали дела верующих. Попав в беду, наши последователи находят у таких людей прибежище и помощь. Эти люди - истинные правоверные, Судный день озарится их светом. Клянусь Аллахом, что рай создан для них, и они созданы для рая». После этого имам добавил: «Всякий из вас, кто пожелает, может достигнуть этого положения». Мухаммад ибн Исмаил ибн Бази’и спросил: «Пусть я буду жертвой за вас, посредством чего?» Имам ответил: «Находясь среди угнетателей, но, радуя наших последователей, тем самым, радуя и нас», (т.е. занимая важные посты при угнетательских режимах и скрывая свою веру, помогать шиитам, попавшим под аресты или находящимся в гонениях). В заключении имам обратился к Мухаммаду ибн Исмаилу, визирю Аббасидов: «Ты же будь одним из тех людей».

Хусейн ибн Халид повествует: «Мы были у имама Ризы и разговор зашёл о Мухаммаде ибн Исмаиле, имам отметил: «Хотелось бы, чтобы и вы были похожи на него».

Мухаммад ибн Ахмад ибн Яхья говорит: «Я вместе с Мухаммадом ибн Али ибн Билалем навестил могилу Мухаммада ибн Исмаила, мой спутник сел рядом у изголовья и, повернувшись в сторону священной Каабы, произнёс: «Наш покровитель имам Джавад изволил сказать: «Всякий, кто посетит могилу своего правоверного брата, пусть сядет у изголовья, повернётся в сторону священной Каабы и, приложив руку на могилу, семь раз прочитает суру «Кадр», Аллах сохранит его от страха Судного дня».

Мухаммад ибн Исмаил рассказывает: «Я попросил у имама Джавада что-нибудь из его одежды, чтобы использовать её для савана, и он выполнил мою просьбу».


Речи непорочных имамов из семейства Пророка являются светом наставления для мусульман, так как имамы защищены от всевозможных ошибок и грехов даже самого незначительного характера. Имамы направляют человечество на путь, посредством которого оно может достигнуть совершенства и морали.

Ниже мы приведём некоторые из высказываний имама Джавада (да будет мир с ним!).

1. «Всякий, кто уповает на Аллаха, не нуждается в помощи людей. Человек праведный и богобоязненный любим народом».

2. «Полноценность человека в его разуме».

3. «Великодушие - это когда человек желает своему ближнему того, чего желает себе».

4. «Не совершайте дело, время которого ещё не пришло, дабы потом не сожалеть. Избегайте несбыточных мечтаний, так как они приводят к духовному упадку. Будьте снисходительны к беспомощным и нуждающимся, и просите для себя милости и прощения у Аллаха».

5. «Всякий, кто видит и одобряет плохие деяния, является соучастником в них».

6. «Угнетатель, и человек, оказывающий ему содействие, а также тот, кто не возражает им - являются соучастниками».

7. «Тот, кто втайне наставит своего брата мусульманина, возвеличит его, а, сделав это при людях, лишь унизит его».

8. «Искреннее обращение к Аллаху, лучше, чем выполнение деяний без искренности».

9. «День справедливости более тяжек для угнетателя, чем день угнетения для угнетённого».

10. «Книга деяний мусульманина в Судный день - его хорошее поведение».

11. «Выполняя три вещи, можно достичь довольства Всевышнего Аллаха: покаяние, хорошее обращение с людьми, милостыня бедным и нуждающимся. Также существуют три вещи, выполняя которые, человек не будет ни о чём сожалеть: никогда не спешить в делах, советоваться и полагаться на Всевышнего Аллаха».

12. «Самое худшее, что может ожидать человека, который положился в делах на нечестивца – лишение милости Аллаха».

13. «Всякий, кто уповает на кого-либо кроме Аллаха, будет предоставлен тому, на кого он уповает. Всякий, кто без достаточного знания приступит к какому-либо делу, принесёт больше вреда, чем пользы».

14. «Добродетельный, прежде всего, делает добро по отношению к самому себе, ибо его ожидает божественная милость».

15. «Благочестие – украшение бедняка, благодарность Богу - украшение богача. В бедах человека украшает терпение. Скромность - украшение благородных. Красноречие – украшает речь, а украшение предания - сохранность. Скромность – украшение знаний, культурность – украшение разума. Радушие и приветливость – украшение милостивых, украшение благодетельных – не напоминать об оказанной услуге. Сосредоточенность человека украшает молитву. Избежание бесполезных дел – украшение богобоязненных».

16. «Всякого, кто полагается на Всевышнего Аллаха, Господь спасёт от всех жизненных невзгод и сохранит от врагов».

17. «Религия – это величие, знание – это сокровище, молчание - свет. Ничто не уничтожает религию, как нововведение, и ничто подобно жадности не делает людей нечестивыми. Посредством праведных правителей общество нравственно преобразовывается. Молитва устраняет все трудности и большие беды».

18. «Терпение человека в горе, есть великое горе для упрекающего недруга».

19. «Как может пропасть тот, кому покровитель Аллах, и как может найти спасение тот (грешник), кого преследует Он».

20. «Некий человек попросил имама Джавада дать ему наставление, имам сказал: «Избегай дел, которые несут за собой бесчестие в этом мире и наказание - в мире ином».


Имам Абу аль Хасан ан-Наки аль Хади – десятый предводитель шиитов. Он родился в середине месяца зильхадже 212 года лунной хиджры, неподалёку от Медины в местечке под названием Сарийа. Отец его светлости – девятый предводитель, имам Джавад (да будет мир с ним!), мать – богобоязненная женщина по имени Самана.

Дети имама Хади (да будет мир с ним!): одиннадцатый имам - Хасан Аскари, Хусейн, Мухаммад, Джа’фар и дочь Алия.

Его наиболее известные эпитеты – Наки (Благочестивый) и Хади (Направляющий или ведущий к истинному пути). Имама ещё называли Абу аль Хасаном Третьим (в терминологии шиитских хадисоведов Абу аль Хасаном Первым считается седьмой имам Муса ибн Джа’фар (да будет мир с ним!), Абу аль Хасаном Вторым – восьмой имам Али ибн Муса ар-Риза (да будет мир с ним!).

В 220 году лунной хиджры после мученической смерти отца его светлость имам Хади (да будет мир с ним!) в восьмилетнем возрасте получает от Всевышнего Аллаха высокое положение имамата. Время духовно-политического руководства исламской уммой имама Хади длилось тридцать три года. На сорок первом году жизни в 254 году лунной хиджры имам покидает этот бренный мир, пав мученической смертью за веру.

Имам Хади (да будет мир с ним!) был современником семи аббасидских халифов: до принятия имамата – Ма’муна и Му’тасима (брат Ма’муна). Период имамата совпадает с продолжением правления Му’тасима, а также с правлением Васика (сын Му’тасима), Мутаваккиля (брат Васика), Мунтасира (сын Мутаваккиля), Мустаина (двоюродный брат Мунтасира) и, наконец, Му’таза (другой сын Мутаваккиля). По приказу Мутаваккиля, имам Хади (да будет мир с ним!) был переселён из Медины в Самарру – столицу халифата аббасидской династии, где он и пробыл под строгим контролем оставшуюся часть жизни, и в период правления Му’таза был предан смерти.


Непрекращающаяся борьба и сопротивление семейства Пророка, направленные против угнетательских режимов – являются наиболее кровавыми и почётными страницами истории шиизма. Халифы опасались имамов, так как знали, что они никогда не отступят от своих идей, и будут продолжать наставлять людей на истинный путь. Более того, они не упустят возможности требования справедливости, помощи и покровительства угнетённым и борьбы с тиранией и угнетением.

Аббасиды, захватившие власть путём обмана и интриг, заняв место омейядских халифов, ничем не отличались от прежних правителей. Господствуя под лозунгом Ислама, они не останавливались ни перед какими злодеяниями, дабы обесславить и уничтожить семейство Пророка. Любой ценой они добивались скрыть от мусульман непорочный и безгрешный образ имамов, полностью искажая и предоставляя его в самом худшем свете. Аббасиды пускались на всевозможные уловки, чтобы осуществить свою давнюю и заветную мечту - отстранить имамов как можно дальше от принадлежащей им по праву власти и полностью заглушить любовь народа к своим непорочным предводителям. Для тех, кто знаком с историей имамов и правителей, небезызвестны коварства халифа Ма’муна (из династии Аббасидов), который на пути достижения своих целей не останавливался ни перед чем. Всячески он пытался представить законность своего правления, кроме того, облачил образ и идею имамата в негативную доктрину в глазах народа.

После смерти Ма’муна, Му’тасим продолжает его политику в отношении семейства Пророка. На этой основе, для того, чтобы держать под контролем и наблюдением имама Джавада (да будет мир с ним!), а впоследствии тайно предать его смерти, по его указу имам был переселён из Медины в Багдад. Под предлогом того, что некоторые Алавиды не одевали чёрные одежды, Му’тасим заключал их в тюрьмы и предавал мученической смерти. В 227 году лунной хиджры, после смерти Му’тасима на престол восходит Васик. Но и он продолжает вести политику, которую вели Му’тасим и Ма’мун. Васик, как и остальные правители, был развратным, порочным и пристрастным к кутежу. В этом отношении Васик проявлял крайнюю чрезмерность, что в дальнейшем стало причиной его смерти. Умер он в 232 году лунной хиджры в городе Самарра.

В сравнении с другими халифами отношение Васика к Алавидам было несколько мягче. Так, Алавидам удалось получить большую свободу в Самарре. Но и этот период продолжался недолго, и с приходом к власти Мутаваккиля, шииты были вновь подвергнуты жестоким гонениям. Мутаваккиль, став халифом, правил более четырнадцати лет, больше чем кто-либо другой из халифов этой династии. Он был современником имама Хади и этот период жизни оказался самым трудным для имама и его сторонников, поскольку ранее среди аббасидских правителей не было более низкого и развращённого халифа, чем Мутаваккиль.

Сердце Мутаваккиля было исполнено ненавистью и враждой к Предводителю правоверных имаму Али (да будет мир с ним!), к его семейству и его последователям. В период его правления последователи рода Али были или убиты, или находились в тюрьмах, или скрывались.

Халиф, рассказывая вымышленные сны, представленные народу как божественные знамения, поощрял людей следовать в религиозном праве Мухаммаду ибн Идрису Шафии, который находился под особым покровительством халифата. Противопоставляя учению Ахл аль Байт другую религиозно-правовую школу, угнетатели стремились отстранить людей от следования имамам дома Пророка.

В 236 году лунной хиджры, с целью предотвратить народ от посещения пречистой могилы вождя мучеников имама Хусейна, Мутаваккиль посягнул на неё, отдав указ разрушить храм и находившиеся поблизости дома и строения. Земли же были перепаханы и засеяны.

Мутаваккиль больше всего опасался, что гробница имама Хусейна станет мощной основой противостояния против правящего аппарата, а мученическая смерть и священное восстание этого великого человека воодушевит народные массы на движение и протест против угнетательского режима халифата.

Однако никакие ограничения и трудности не могли остановить сторонников и следователей имама Хусейна от посещения его могилы. Рассказывается, что Мутаваккиль семнадцать раз посягал на храм имама Хусейна, разрушая его. Не раз он подвергал угрозам посетителей могилы имама Хусейна (да будет мир с ним!) и с целью большего контроля этой территории приказал соорудить два наблюдательных поста.

Паломники терпели лишения, но, тем не менее, посещали могилу. После смерти Мутаваккиля шиитам удалось восстановить и отреставрировать храм имама. Разрушение храма вызвало у людей сильный гнев. Волна протестов прошла по многим городам Ирака (Багдада, Басры, Самарры). Жители этих городов писали на стенах домов и мечетей лозунги против халифата. В своих стихах люди высмеивали деспотический режим и его приверженцев, пример тому следующие строки:

«Поистине, если сын дочери Пророка убит жестоко и несправедливо!

Теперь же те, кто связан с ним родственными узами, творят нечестие подобно тому, как творили Омейяды.

Клянусь жизнью, могила Хусейна разрушена! Словно Аббасиды сожалеют о том, что не приняли участие в убийстве имама Хусейна, и теперь путём разрушения могилы имама, они подражают Омейядам».

Действительно, не обладая средствами пропаганды и правом голоса, народ выявлял своё недовольство именно таким путём – путём стихосложения в адрес угнетателей, ибо мечети и медресе находились в руках правящего аппарата.

Поэты, чувствующие ответственность по отношению к происходящему, при помощи своего таланта и мастерства слагали стихи против Мутаваккиля, в которых старались раскрыть совершённые им преступления.

С другой стороны, Мутаваккиль предпринимал всевозможные меры, чтобы подавить голоса протестующих и недовольных мусульман: ученых, поэтов и других людей, нежелающих идти на компромисс. Известный шиитский поэт и литератор Ибн Сиккит – знаток арабской литературы, был учителем детей халифа Мутаваккиля. Однажды, указав на своих сыновей Му’таза и Муайяда, халиф спросил Ибн Сиккита, кто любимее для него: они или Хасан и Хусейн. Поэт незамедлительно ответил: «Канбар, слуга Эмира правоверных Али превыше тебя самого и двух твоих сыновей вместе взятых!»

Разъярившись, Мутаваккиль приказал вырвать смельчаку язык, а затем предать мученической смерти. Это лишь один из эпизодов мужества и храбрости, которые проявляли последователи имамов дома Пророка.

В беспощадном расточительстве и незаконном присваивании народной казны (байтул мал), Мутаваккиль ни чем не отличался от предыдущих ему халифов. Историки пишут, что он возвёл множество дворцов, и для одной только «Башни Мутаваккиль» в Самарре, сохранившейся до наших дней, он затратил один миллион семьсот тысяч дирхемов золотом!…

В то время как халиф расточал казну на свои всевозможные прихоти, Алавиды и семейство дорогого Пророка пребывали в обездоленном положении и нищете. Рассказывают, как в Медине группа женщин не имела даже одной пары пригодной одежды, чтобы совершить в ней молитву. У них была всего одна потрёпанная и очень ветхая накидка, в которую они облачались по очереди, и читали молитву.

Из-за ненависти и вражды к Повелителю правоверных Мутаваккиль был готов на любую низость и интригу. Для этого он проявляет расположение к заклятым врагам Ахл аль Байта - насибитам. Чтобы доставить радость своему сердцу, он приказал придворному шуту подвергнуть оскорблениям и издевательствам имама Али.

Подобные весьма низкие поступки не удивительны для такого человека, как Мутаваккиль. Более поражают и вызывают жалость те, которые считали таких грязных и подлых существ, с виду похожих на людей, наместниками Пророка Ислама и руководителями уммы. Увы, как глубоко может заблуждаться человек!…

Жестокость Мутаваккиля достигала невероятных размеров, что порой он сам признавался в этом. Так, однажды Фатх ибн Хаккан, видя его в раздумье, спросил: «Что угнетает мысли халифа? Клянусь, не знаю человека, который жил бы счастливее и роскошнее вас». В ответ Мутаваккиль произнёс: «Счастливее меня тот, кто, имея дом, семью и достаток не зависит от меня, ибо в противном случае я бы подверг его гнёту».

Мутаваккиль не ограничился только угрозами и притеснениями по отношению к семейству Пророка: он подвергал жестоким пыткам и преследованиям всякого, кто питал дружеские чувства к имамам и являлся их приверженцем. И поэтому имамам в таких условиях приходилось вдвойне тяжелее вести своё руководство. Историки отмечают, что Мутаваккиль назначил Умара ибн Фарруха Рахджи управляющим Мекки и Медины, тот, в свою очередь, запретил людям общение с родом Абу Талиба. Народ был настолько напуган указом и суровостью нового наместника халифа, что уже никто не решался оказать поддержку и помощь Ахл аль Байту.


Очевидно, что халифы, видя нарастающее влияние имамов в обществе, а также сильную привязанность и внимание людей к этим святым, не могли оставить без контроля непорочных предводителей. В отношении Мутаваккиля необходимо сказать, что им, подобно его предшественникам, руководил не только страх за власть, но и неприязнь и злоба к пречистому семейству имама Али. Пытаясь изолировать имама Хади и держать его под наблюдением, в 243 году лунной хиджры халиф вызывает его светлость из Медины в Самарру.

В Самарре имам останавливается близ военного лагеря Мутаваккиля, где он, прожив до 254 года, был предан смерти по приказу халифа.

Со смертью Мутаваккиля жёсткий надзор над имамом не прекращался, ибо последующие правители продолжали политику Мутаваккиля. Вызову имама из Медины в Самарру сопутствовали следующие события:

Управляющий военными делами Медины Абдулла ибн Мухаммад непрестанно доставлял беспокойство имаму Хади и неоднократно клеветал на него Мутаваккилю. Узнав об этом, имам пишет письмо халифу, оповещая его о вражде и ложной клевете Абдуллы ибн Мухаммада. Мутаваккиль приказывает ответить на письмо имама Хади, и приглашает его светлость в Самарру. Ответ на письмо был следующим: «Во имя Аллаха Всемилостивого и Милосердного! Эмир знает о вашем высоком положении, дорожит вашим с ним родством и никому не позволит попрать ваши права. За нанесённое вам неуважение и злословие он отстранил от должности управляющего Абдуллу ибн Мухаммада. Халиф знает, что всякие обвинения в ваш адрес необоснованны. Он глубоко верит в вашу правоту и искренность. Эмир назначает Мухаммада ибн Фазла, который уполномочен подчиняться вам. При этом халиф желает видеть вас. Если вы также склонны к встрече с ним, то вместе с семьёй и друзьями, как можно быстрее отправляйтесь в путь. Вы вправе решать, когда отправляться в путь, где устраивать привалы и каким маршрутом двигаться. Если соизволите, вас может сопровождать со своим войском верный подручный халифа Яхья ибн Харсама. Молите Бога о скорейшей встрече с эмиром. Знайте, из всех его братьев, детей, родственников и приближенных вы для него самый дорогой и близкий человек»

Несомненно, имаму Хади (да будет мир с ним!) было известно истинное намерение Мутаваккиля. Но у него не было иного выбора, ибо отказ халифу мог значить правдивость клеветника и повод для беспрепятственного осуществления коварных замыслов Мутаваккиля. Подтверждением тому, что имам был осведомлён о намерениях халифа и был вынужден принять приглашение, служат следующие слова, сказанные им в Самарре: «Я совершил поездку в Самарру не по собственному желанию».

Получив письмо Мутаваккиля, имам в сопровождении Яхьи ибн Харсамы отправляется в путь. В день прибытия в Самарру халиф не позволил его светлости войти в город и распорядился поместить имама в непристойном постоялом дворе «Хан ас-саалик». Внешне Мутаваккиль оказывал всякие почести и уважение имаму, хотя скрытно пытался подорвать авторитет его светлости, что ему так и не удалось сделать.

Салих ибн Саид повествует: «В день прибытия его светлости имама в «Хан ас-саалик» я удостоился чести посетить его. Я обратился к нему: «Пусть я буду жертвой за вас, эти деспоты пытаются во всём помешать вам, они открыто пренебрегают вашими правами. Посмотрите, они поместили вас в этом ничтожнейшем караван-сарае!»

Имам Хади, указав рукой в сторону, произнёс: «Посмотри, Саид!»

Я увидел диковинные сады, изобилующие плодами, прозрачные ручьи и многочисленных райских гурий, чистых, словно жемчуг... Это привело меня в сильное изумление. Имам сказал: «Где бы мы ни были, это всё для нас!»

За время своего пребывания в Самарре имам испытал множество трудностей и лишений. Особенно, он подвергался непрекращающимся угрозам со стороны Мутаваккиля. Ниже приведём примеры, которые указывают на его тяжёлое положение в Самарре, а также стойкость и выдержку против неправедных правителей.

Сакар ибн Аби Далф рассказывает: «Когда имам Хади прибыл в Самарру, мне довелось встретиться с ним. Заррафи, слуга Мутаваккиля, велел мне войти.

- Для чего ты здесь? - спросил он меня.

- Для доброго дела.

- Садись, - сказал он.

Я сел, но мною овладел страх. Я погрузился в раздумье, укоряя себя за ту ошибку, что совершил, ибо визит к имаму был делом опасным.

Когда Заррафи приказал людям покинуть комнату, мы остались одни, слуга вновь спросил меня о цели моего прихода, на что я отвечал по-прежнему.

- Может, ты пришел справиться о своём повелителе? – неожиданно сказал он.

- О, нет! Мой повелитель – халиф.

- Замолчи, истина с твоим повелителем. Не бойся, я, как и ты считаю его своим имамом.

Эти слова рассеяли мою печаль, и я поспешил воздать хвалу Всевышнему. Заррафи спросил, хочу ли я встретиться с имамом Хади, я ответил да. Тогда привратник сказал: «Подожди немного, пока посыльный не удалится». Когда тот ушёл, Заррафи велел одному из своих подчинённых: «Отведи его в комнату того Алавида и возвращайся».

Я увидел имама сидящим на циновке напротив вырытой могилы и поприветствовал его.

- У тебя было дело ко мне? – спросил имам.

- Я пришёл, чтобы справиться о вас.

При виде могилы, слёзы потекли у меня из глаз. Имам сказал: «Не печалься, мне не причинят вреда». Обрадовавшись, я вознёс хвалу Аллаху за эту милость, а затем попросил его светлость объяснить значение одного неясного мне хадиса. Выполнив мою просьбу, он сказал: «А теперь иди, тебе здесь небезопасно оставаться».

Известный суннитский ученый Ибн Джузи пишет: «Однажды Мутаваккилю поступило сообщение, будто в доме имама Хади хранятся оружие, письма и другие вещи, которые поступили ему от его последователей из города Кума, и то, что имам намерен совершить переворот и захватить власть в свои руки.

Мутаваккиль направил оснащённую группу солдат в дом имама. После длительных и тщательных поисков, они не обнаружили ничего подозрительного. Имама Хади доставили во дворец, доложив, что их попытки найти что-нибудь оказались безрезультатными, а имам читал молитву и Коран. Мутаваккиль, охваченный величием и благородством имама, поспешно поднялся и, приглашая сесть, протянул ему чашу вина, которую держал в руках.

- Клянусь, что плоть и кровь моя, не смешивалась с подобным питьём, - прозвучал решительный отказ имама.

- В таком случае, прочитай нам какое-нибудь стихотворение, - продолжал раздосадованный халиф.

- Я знаю мало стихов.

- Это мой приказ! – содрогнулся дворец от иступлённого крика.

Холодные стены вновь погрузились в тишину. Присутствующие, затаив дыхание, замерли. Затянувшееся молчание прервал голос, читающий строки:

«На неподступных горных вершинах в покое нежились они

И многочисленные войска верно несли службу им

Но ни горы, ни стража не спасли их от предсмертного одра.

С царского трона низвергнуты были

И ныне покоятся в ямах они.

О, как не по душе им новая обитель!

После того, как в чреве земли оказались они,

голос воззвал к ним: «Где та корона, злата и шелка?

Где тот лелеянный лик и блаженный,

пред которым так склонялись в поклоне главы?»

Черви пируют на лицах сиих - ответила громко могила».

Стихи произвели сильное впечатление на Мутаваккиля и окружающих, что ещё не закончились последние строки, как у всех на глазах, появились слёзы, и отовсюду послышался плач. Халиф распорядился принести четыре тысячи дирхемов и, вручив их имаму, велел с почётом доставить его светлость домой».


Однажды Мутаваккиль тяжело заболел. Все усилия лекарей оказались тщетными, и тогда больной обратился к имаму. Следуя его советам, вскоре халиф получает полнейшее исцеление. В благодарность, Мутаваккиль отправляет имаму 500 динаров. Мать халифа, в случае выздоровления сына, обязала себя обетом щедро одарить лекаря, следуя которому, она высылает сумму в 10 тысяч динаров имаму.

После этого случая проходит много времени. Некий человек, по имени Батхаи доносит халифу, что якобы имам Хади хранит у себя в доме оружие и деньги и готовится к восстанию. Мутаваккиль направляет Саида Хаджиба с хорошо снаряжённой группой солдат в дом имама. Саиду было поручено внезапно вторгнуться в дом и захватить хранившиеся там вещи.

Сам Саид так рассказывает об этом: «В полночь, когда город спал, я с отрядом воинов окружил дом имама. С факелами в руках мы проникли во внутрь. После тщательного обыска, мы не обнаружили ничего, кроме двух мешочков с деньгами. Один большой и запечатанный, другой поменьше с небольшим количеством золотых монет. Также меч, вправленный в старые ножны, который висел на стене. Имама мы увидели, читающего молитву. Он продолжил поклонение, не обращая на нас ни малейшего внимания. Найденное я доставил халифу и сообщил ему о подробностях нашего вторжения.

Увидев на одном мешочке печать своей матери, Мутаваккиль попросил её объяснить каким образом он мог попасть к имаму. Она рассказала ему, как когда-то обязалась выплатить Абу аль Хасану (имаму Хади) эти деньги, в случае, если Аллах исцелит молодого халифа от недуга. И подтвердила, что та печать на мешочке действительно принадлежит ей.

Мутаваккиль, добавив к этим деньгам ещё пятьсот динаров, поручает Саиду Хаджибу доставить деньги и меч имаму Хади и извиниться за произошедшее недоразумение. Саид говорит: «Вернув их имаму, я сказал: «Эмир просит извинение за причиненное беспокойство. А также, я надеюсь, что вы простите и меня, ведь я всего лишь выполняю приказы халифа». В ответ его светлость прочитал следующий аят Корана: «И узнают угнетатели каким поворотом они обернутся!»

Вскоре, сын Мутаваккиля, Мунтасир, устраивает военный заговор и подстрекает турецких воинов, которые убивают халифа и его визиря Фатха ибн Хаккама во время пиршества.

На следующее утро, после убийства отца, Мунтасир восседает на престол и приказывает разрушить некоторые из дворцов Мутаваккиля.

В отношении к Алавидам Мунтасир проявлял снисхождение и мягкость. Он позволил им беспрепятственно посещать святую могилу имама Хусейна (да будет мир с ним!). А также по его приказу имение Фадак было возвращено истинному владельцу – семейству Али. Однако Мунтасир правил недолго, и через шесть месяцев правления в 248 году умирает.

После смерти Мунтасира, Мустаин (внук Му’тасима) берёт в свои руки бразды правления. Он продолжает политику предыдущих халифов. В знак недовольства и протеста группа Алавидов восстаёт, но сопротивление было недолгим, и их восстание было жестоко подавлено.

К этому времени турки-мятежники, с целью перехвата власти проникли в государственный аппарат, получив возможность влиять на политику страны. Му’тасим был не в состоянии противостоять им. Мятежники вызволили Му’таза, сына Мутаваккиля, из тюремного заключения и присягнули ему на верность. Поддерживаемый турками, Му’таз упрочнил свои позиции и Мустаин был вынужден пойти на перемирие.

Му’таз внешне принимает перемирие и вызывает Мустаина в Самарру, тайно отдав приказ убить его в пути.

Расправившись с Мустаином, Му’таз приходит к власти. С Алавидами он поступал также плохо, как и другие правители. В период правления Му’таза многие из Алавидов были убиты или отравлены. Его светлость имам Хади (да будет мир с ним!) был тоже мученически убит по приказу халифа.

Впоследствии, турки свергли Му’таза. Они заточили его в подвал, где он и умер.


Мы уже упоминали ранее, что непорочные имамы, имея особое положение пред Аллахом, обладали знанием тайного и могли с дозволения Аллаха совершать чудеса подобно Пророкам, тем самым, доказывая свои права на руководство. Этими божественными знамениями имамы укрепляли веру своих сторонников, а также они служили доводом и ясным доказательством их правоты. Его светлость имам Хади также по воле Аллаха совершал множество знамений и чудес, которые отмечены в исторических книгах. В этой книге мы ограничимся несколькими примерами.


После мученической смерти его светлости имама Джавада имам Хади в восьмилетнем возрасте становится имамом, и это, является, пожалуй, наиболее ярким и ясным божественным знамением.

Ведь имамат как духовно-политическое руководство людьми требует наибольшей отдачи сил и больших возможностей. Поистине, не каждый образованный человек способен на руководство людьми, уже не говоря о детях.

Шиитские ученые и хадисоведы всякий раз после смерти одного из имамов по различным вопросам исламского права обращались к последующему имаму. И часто для подтверждения права на имамат они испытывали их. Невозможно, чтобы маленький мальчик без руководства свыше мог быть способен справиться со всеми обязанностями, которые были возложены на него, и точно и безошибочно отвечать на вопросы, относящиеся к различным областям науки.


Хиран Асбати рассказывает: «Я отправился из Ирака в Медину на встречу с имамом Хади. Его светлость спросил о состоянии здоровья Васика.

- Он чувствует себя хорошо, - сказал в ответ я.

- Люди говорят, он умер.

Услышав эту удивительную весть, я догадался, что под «людьми» имам подразумевает себя.

- Что ты знаешь о Мутаваккиле? – вновь спросил меня имам.

- Он находится в тюрьме, - сказал я.

- Ему предстоит взять в руки бразды правления, - продолжал имам.

- А Ибн Зайяд? – спросил я имама.

- Люди поддержали его, - ответил он.

- Ему не быть халифом, - твердо произнёс имам и после недолгого молчания вновь сказал: - Нельзя изменить ход истории, предопределённый мудрым Творцом. Знай, Васик мёртв, Мутаваккиль взошёл на престол, а Ибн Зайяд убит.

- Но, когда?!

- Шесть дней после твоего отъезда из Ирака.

Не прошло много времени, как курьер нового халифа - Мутаваккиля достиг Медины и принёс неожиданные вести, о которых ранее сообщил мне имам».


Абу Хашим Джа’фари повествует, что в то время как полководец Васика по имени Бага с целью ареста некоторых из арабов пребывал в Медине, имам Хади предложил нам: «Пойдёмте, посмотрим каково снаряжение этого турка».

На улице, встретив хорошо вооружённый отряд, мы остановились и наблюдали за солдатами, тут мы поравнялись с полководцем. Его светлость имам сказал несколько слов на родной речи турка. Всадник быстро спешился и, преклонившись пред скакуном имама, поцеловал ногу животного.

Далее Абу Хашим рассказывает: «Я настоятельно просил турка сказать, о чём говорил с ним имам, на что он, не отвечая на мой вопрос и не скрывая своего волнения, вопросил: «Скажи, этот человек – Пророк?»

- Нет, - отрицал я. Тогда полководец произнёс: «Он позвал меня по имени, которым меня называли в родных краях в детские годы, и до сегодняшнего часа никто не знал об этом имени!»


Шейх Сулейман Балхи Кандузи известный суннитский ученый в своей книге «Янаби’ аль Мавадда» пишет: «Мас’уди передаёт, как однажды Мутаваккиль распорядился доставить ему во дворец хищных зверей. Животных поместили во дворе замка. Тогда Мутаваккиль вызвал имама. Ни о чем не подозревая, его светлость прошёл во дворец. Халиф приказал запереть ворота и оставить имама один на один с разъярёнными животными. Рыскавшие в саду свирепые звери при виде имама остановились, затем, подчиняясь чьей-то воле, в смирении окружили его. Укрощённые звери дружелюбно отвечали на ласку человека. Оставив хищников, имам поднялся к Мутаваккилю. Когда он покинул животных, они снова стали вести себя свирепо. Впоследствии, раздосадованный халиф послал имаму богатые дары. Люди, которые оказались свидетелями необычного поведения зверей, обратились к Мутаваккилю: «Мы, как и вы удостоверились в том, что сын вашего дяди укротил животных, сделайте это и вы!» Халиф вскричал в бешенстве: «Вы желаете моей смерти?» После этого он приказал держать это происшествие в полнейшем секрете и не разглашать его».


Аштар Алави рассказывает: «Как-то я и мой отец присутствовали на собрании во дворце Мутаваккиля. В то время я был ещё ребёнком. К халифу также пришли группы из рода Абу Талиба, Аббаса и Джа’фара. Когда прибыл имам Хади, группа гостей находилась во дворе, увидев его, все в знак уважения сошли с коней. Некоторые с презрением и недовольством в голосе говорили друг другу: «Этот юноша не отличается от нас знатным происхождением, да и возрастом он не старше нас, так зачем же выказывать ему столь глубокое уважение? Клянёмся Аллахом, мы более не сделаем подобного!»

В этот момент, Абу Хашим Джа’фари, который был среди них, сказал: «Будьте уверены, вы вопреки своему желанию вновь окажете ему уважение». Не прошло много времени, как снова появился его светлость имам Хади. Все спешились и почтительно поклонились юному наезднику.

Абу Хашим, предвидевший этот ход событий, обратился к поражённым людям:

- Разве вы не решили, не сходить с лошадей?

- Клянёмся Аллахом, мы не смогли удержаться, и сделали это невольно».


В Исфахане проживал шиит, по имени Абд ар-Рахман. У него как-то спросили, что послужило причиной выбора тобой этого течения и убеждения в руководство имама Хади, он ответил: «Вследствие одного удивительного случая, я принял шиизм. Всё обстояло так, - начал свой рассказ Абд ар-Рахман: - Я был очень бедным человеком, но ввиду моей смелости и красноречия жители города направили меня с группой людей к правителю требовать правосудия. Во дворце Мутаваккиля мы объявили о своём прибытии и ждали, когда нас примут. В это время было объявлено, что халиф желает видеть Али ибн Мухаммада ибн Ризу. Я спросил: «Кто этот человек, которого вызывают к халифу?»

- Он – Алавид, «имам», как его называют рафизиты. И возможно халиф вызвал его для того, чтобы предать смерти, - последовал ответ.

Я поклялся себе, что не уеду отсюда, пока не увижу этого человека. Вдруг я заметил быстро приближающегося всадника, который направлялся к дворцу. Люди, оказывая почтение, выстроились по обе его стороны и взирали на него. Когда я увидел этого человека, любовь к нему проникла в моё сердце. И я искренне обратился к Аллаху, чтобы Он отстранил беду, нависшую над этим человеком. Он приблизился к нам и обратился ко мне со словами: «Аллах услышал твои молитвы. Да воздаст Аллах тебе долгую жизнь, достойных наследников и увеличит твоё достояние!»

Услышанное привело меня в изумление, и, будучи в окружении друзей, я потерял сознание. Они помогли мне встать и стали расспрашивать о случившемся. Я ответил, что ничего страшного не произошло, и ничего не стал им рассказывать. По возвращении на родину я разбогател. Моё имущество достигло больших размеров, Аллах дал мне десятерых сыновей, и живу я в здравии и благополучии вот уже семьдесят лет. Также я глубоко верю в руководство человека, который ведал о моей душе и молитвы которого принял Аллах…»


Ювелир Юнус Наккаш был соседом его светлости имама Хади (да будет мир с ним!) в Самарре. Он постоянно посещал дом имама. Однажды он, дрожа, пришёл к имаму и сказал «О, мой господин! Завещаю вам, после моей смерти позаботьтесь о моей семье».

- Что произошло? – спросил имам.

- Я скоро должен умереть, - печально ответил ювелир.

- Почему?

Юнус пояснил: «Один из военачальников и важных лиц при дворе Аббасидов Муса ибн Бага дал мне драгоценный камень и приказал расписать его. Во время работы камень раскололся на две части. Что мне делать, завтра я должен вернуть готовое изделие. Нет, Муса ибн Бага накажет меня плетью или велит казнить». Выслушав его, имам сказал: «Ступай домой, с тобой не случится никакой беды». На следующий день, напуганный Юнус, пришёл к имаму и сказал, что посыльный Мусы ибн Бага требует перстень.

- Иди к нему и будь уверен в себе.

- О, мой господин, но, что же я скажу ему?

- Ступай к нему и послушай, что он тебе скажет, - с улыбкой ответил имам.

Юнус ушёл. Спустя некоторое время, он вернулся, смеясь. Обращаясь к имаму, он сказал: «О, господин мой! Посыльный сказал: «Дочери моего господина повздорили из-за камня, нельзя ли сделать два перстня? Господин хорошо вознаградит тебя».

Имам, услышав слова Юнуса, воздал хвалу Аллаху и сказал: «Что же ты ответил?»

- Я сказал, что на это мне нужно время».


Абу Хашим Джа’фари рассказывает: «Однажды я сильно нуждался в деньгах и решил обратиться за помощью к имаму Хади. Он принял меня. Имам обратился ко мне: «За какую из милостей Аллаха, проявленную Им к тебе, ты сможешь вознести благодарность?»

Я молчал и не знал, что говорить. Тогда имам продолжил: «Всевышний Аллах дал тебе веру и тем самым отстранил от огня геенны. Аллах дал тебе здоровье, и ты можешь наилучшим образом поклоняться Ему, Всевышний Аллах наделил тебя достатком и тем самым сохранил твою честь и достоинство. О, Абу Хашим! Я начал разговор с этого, ибо думаю, что ты хочешь возблагодарить Того, кто обеспечил тебя всеми этими милостями. Я велел передать тебе сто динаров, прими их».


Непорочные имамы дома Пророка являлись не просто духовно-политическими руководителями и хранителями божественных законов и священного Корана, но в шиитской традиции имамы - это божественный свет на земле, довод истины для всех обитателей миров. Они - посредники божественной милости и щедрости между Творцом и творениями. В них воплощены все наилучшие качества. Они - место проявления божественных знаний и Его могущества. Наследники всех прекрасных достоинств Пророков. Посланник Аллаха Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!) был центром этого света, будучи наивысшим из всех Пророков и Посланников. Имам Хади (да будет мир с ним!) наставлял своим последователям читать «зиярат Джами’ Кабир», являющийся с одной стороны целой наукой познания своих руководителей, с другой - несущий в себе глубокий эзотерический смысл.

Многие из шиитских ученых считали зиярат Джами’ наиболее важным и лучшим зияратом. Так, шейх Садук указал на этот зиярат в книгах «Ман ла яхзарухул факих» и «Уюн аль Ахбар ар-Риза», шейх Туси в книге «Тахзиб аль Ахкам» также привёл этот зиярат, отмечая его важность и значение.


Муса ибн Абдулла Нахи повествует, как однажды он обратился к имаму Хади (да будет мир с ним!) со словами: «О, сын Посланника Аллаха! Обучите меня такой молитве (ду’а), которую я мог бы читать, совершая зиярат любого из имамов». Имам согласился и сказал: «Достигнув святого храма, остановись перед входом и произнеси следующую молитву: «Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха! Един Он, и нет Ему сотоварищей! Свидетельствую, что Мухаммад раб Его и Посланник!» Далее имам продолжал: «Не забудь перед паломничеством принять полное ритуальное омовение. Войдя в храм, остановись и произнеси до тридцати раз слова «Аллах Велик!», затем небольшими шажками иди вперёд, остановись и произнеси тридцать раз «Аллах Велик!» И, наконец, приблизившись к гробнице, произнеси сорок раз «Аллах Велик!» Затем прочитай: Приветствую Вас, о, семейство Пророка, вы - те, кому являлись небесные ангелы, вы – олицетворение милости и сокровищница знаний Творца, вы – воплощение кротости и терпеливости, вы – основа и корень щедрости и великодушия, вы – вожди народов и обладатели милостей, вы – основа праведников и опора добродетелей, вы – покровители рабов Божьих, вы – столпы государств (городов), вы – врата веры, вы – попечители милостивого Аллаха, вы – сущность Пророка, вы – семья величайшего Мухаммада. Да ниспошлёт Аллах вам Свою милость и благословение!

Приветствую Вас, о, имамы наставления на путь истины, маяки во мраке, стяги праведности, обладатели мудрости, пристанище для людей, наследники Пророков, величайшие образцы (подражания), наилучшее воззвание (к Аллаху), вы – доказательство (единства) Всевышнего для Вселенной в этом мире и мире ином. Да одарит Вас Аллах Своей милостью и благодатью!

Приветствую Вас, о, те, которые постигли и познали Аллаха, вы – хранители благословения, мудрости и Книги Всевышнего, вы – наместники Посланника Аллаха, вы – сыны Пророка, да пребудет мир с ним и его семейством! Да ниспошлёт Вам Свою милость и изобилие Аллах!

Приветствую Вас, призывающие людей к Богу, руководящие к тому, в чём есть довольство Его, твёрдые в указах Всевышнего, исполненные истинной любовью к Нему, преданные в единобожии. Вы разглашаете предписания Божьи, вы – Его почтеннейшие рабы, которые не опережают Аллаха в речах и следуют Его указам. Да воздаст Вам Аллах Свою милость и благодать!

Приветствую Вас, руководящие предводители, покровительствующие лидеры и защитники, обладатели власти, продолжение божественной милости, вы Его избранники и партия, вы - сокровищница знаний Божьих, вы – «доводы» (Аллаха на земле), вы Его стезя, свет и убедительный довод. Да одарит Вас Аллах Своей милостью и благословением!

Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, Един Он, и нет Ему сотоварищей, подобно тому, как свидетельствуют этому ангелы и мудрые из творений Его. Величествен Он и Мудр. Свидетельствую, что Мухаммад избранный раб и Посланник Его. Аллах направил его с руководством (для людей) и истинной религией, которая превосходит все религии, даже если неверные противятся этому.

Свидетельствую, вы – имамы праведные, наставленные (на истинный путь), непорочные, великие, приближенные, благочестивые, правдивые, избранные, смиренные, твердо следующие указам Божьим, выполняющие волю Его, достигнувшие божественной милости рабы Его. Он избрал Вас по мудрости Своей для хранения тайн. Он избрал Вас по Своей могущественности и направил на путь истины. Он избрал Вас для света Своего, и подтвердил Своим Духом. Он сделал Вас Своими наместниками на земле, доводами для всех творений, покровителями Своей религии, хранителями Своих тайн, сокровищницами знаний, хранителями мудрости Своей, глашатаями Своего откровения, столпами монотеизма, свидетелями творений, высоко развивающимися знамёнами для людей, высокими башнями в городах, указывающими путь истинный. Аллах защитил Вас от ошибок, Он отдалил от Вас скверну и очистил полным очищением…»


Шейх Туси в своей книге упоминает имена ста восьмидесяти пяти человек, которые являются передатчиками хадисов имама Хади (да будет мир с ним!). Среди них также можно встретить великих личностей, о которых мы вкратце укажем ниже:


Один из крупных знатоков повествования хадисов, ученый. Обладал высокой степенью набожности и аскетизма. Ему довелось встретиться с некоторыми из сподвижников шестого, седьмого, восьмого имамов. Сам он был учеником и прославленным хадисоведом имамов Джавада и Хади (да будет мир с ними!).

Сахиб ибн Джавад пишет: «Абд аль Азим Хасани обладал исчерпывающими познаниями в области религии и Корана».

Абу Химад Рази говорит: «В один из дней я пришёл с визитом к его светлости имаму Хади разрешить имеющиеся вопросы. Когда я собирался уходить, имам обратился ко мне: «Всякий раз, если у тебя возникнут вопросы, обращайся за помощью к Абд аль Азиму Хасани и поприветствуй его от моего имени».

Абд аль Азим достиг высокой степени веры и познания Бога, имам Хади (да будет мир с ним!) сказал ему: «Ты – наш истинный сторонник и друг».

Однажды, Абд аль Азим изложил свои убеждения и взгляды имаму, который впоследствии подтвердил их правильность. Он рассказывает об этом так: «Я пришёл к имаму, увидев меня, он воскликнул: «О, Абул Касим! Ты в действительности являешься нашим сторонником». Я сказал: « О, сын Посланника Аллаха! Я хочу изложить вам мои убеждения о вере, и если вы одобрите их, то я буду следовать им до самой моей смерти». Имам согласился и я начал: «Я убеждён, что Благословенный и Всевышний Аллах Един, и нет Ему подобных. На него не распространяется правило «Опровержения» и «Уподобления». (Правило «Опровержения» заключается в абсолютном отрицании Бога. «Уподобление» - означает уподоблять и приводить Богу сотоварищей). Всевышний ни «тело» (плоть), ни «форма».

А также я твёрдо верю в то, что Мухаммад, да благословит Аллах его и род его, раб, Пророк и последний из Посланников и не будет после него более пророков. Его шариат и религия есть завершение всем религиям и до Судного дня не будет ниспослано иного шариата. Я убеждён, что наместником и покровителем после Пророка – является Али ибн Аби Талиб, а после него Хасан, далее идёт Хусейн, Мухаммад ибн Али, Джа’фар ибн Мухаммад, Али ибн Муса, Мухаммад ибн Али и, наконец, вы - мой повелитель и имам». Тут его светлость произнёс: «После меня имамом будет мой сын Хасан. А после него его сын. Как ты рассматриваешь отношение людей к нему?»

- О, мой господин, расскажите мне о нём, - попросил я.

- Он будет скрыт от взора людей, и произносить его имя не дозволено, пока он не восстанет, дабы наполнить мир справедливостью и правосудием, подобно тому, как он будет наполнен злом и беззаконием».

Тогда я продолжил: «Свидетельствую, что их друг (имамов) - друг Аллаха, а всякий, кто является их врагом – враг Аллаха. Повиновение им означает повиновение Богу. Подтверждаю, что ми’радж (ночное перенесение Пророка), спрос о содеянном после смерти, рай и ад, мост «сират» и весы «мизан» - всё это истина. И нет сомнения в том, что час Судного дня наступит, и воскресит Аллах умерших. Подтверждаю, обязательные столпы религии важные по своей значимости после небесного руководства (вилаят) - это молитва, уплата заката, пост, хадж, священная борьба, именуемая «джихадом», а также призыв к совершению благих деяний и отстранение от плохих поступков».

Имам Хади сказал: «О, Абул Касим, клянусь Аллахом, эта именно та религия, что была ниспослана Всевышним рабам Своим. Следуй ей, и да поможет тебе в этом Аллах».

Согласно содержанию исторических документов и хадисов, Абд аль Азим был преследуем со стороны неправедного режима. Чтобы избежать опасности, он эмигрирует в Иран и скрывается в городе Рей. Это обстоятельство запечатлено на страницах истории следующим образом: «Скрывавшийся Абд аль Азим вошёл в город Рей. Он временно останавливается в подвале дома одного из шиитов, который находился в районе «Саккат аль Мавали», Куе Бардеган или Куе Бузурган.

Днём он постился, а ночи проводил в молитвах. Иногда Абд аль Азим Хасани тайно посещал могилу Хамзы (сына одного из имамов), напротив которой ныне находится мавзолей Абд аль Азима. Он говорил: «Здесь покоится потомок Мусы ибн Джа’фара». Абд аль Азим пребывал в этом доме, пока весть о его пребывании в городе понемногу дошла до шиитов. Один шиит увидел во сне Пророка, который сказал ему: «Одного из моих потомков приведут из «Саккат аль Мавали» и похоронят у яблони в саду Абд аль Джаббара ибн Абд аль Ваххаба». Затем Пророк указал на то место, где ныне находится могила Абд аль Азима. Этот мужчина направляется к владельцу сада, намереваясь скупить у него землю. Владелец поинтересовался для чего покупателю его яблоня и земли. Мужчина рассказал ему свой сон, владелец сказал: «Мне тоже приснился такой сон». Впоследствии владелец сада передал имение Абд аль Азиму и его сторонникам.

Имам Хади (да будет мир с ним!) спросил у одного жителя Рея, который пришёл с визитом к нему: «Где ты побывал?»

- Я посетил могилу имама Хусейна, - ответил тот.

- Знай, что посещение могилы Абд аль Азима Хасани, находящейся в вашем городе равняется посещению могилы имама Хусейна в Кербеле.

Адб аль Азим Хасани является одним из самых достоверных ученых и шиитских повествователей в период непорочных имамов. Он также является писателем, передаётся, что он написал ценную книгу о хутбах и проповедях имама Али (да будет мир с ним!) и книгу «Явм ва Лайла» («День и ночь»).


Один из преданных сторонников имама Ризы, Джавада и имама Хади (да будет мир с ними!) и надёжный передатчик их высказываний. По происхождению он - куфиец, но по стечению обстоятельств эмигрирует со своим братом в город Ахваз на юге Ирана, затем в святой город Кум, где и уходит из жизни. Автор тридцати трудов в области права (фикх) и исламской этики и морали (ахлак). Его книги пользуются большой популярностью в среде ученых. По этому поводу шейх Маджлиси пишет: «В его достоверности и правдивости существует общая точка зрения шиитских ученых… Он являлся благонадёжным в передаче хадисов и великим ученым». Шейх Туси говорит: «Хусейн ибн Саид, кроме того, что имел хорошие знания и способности, также наставлял людей на истинный путь. Он привёл Исхака ибн Ибрахима Хузайни и Али ибн Райана к имаму Ризе тем самым, способствовал их принятию шиитского вероучения».


Является большим и наиболее достоверным повествователем хадисов. Сведущий факих и богослов в области теологии. Он обучался у величайших сторонников имамов таких как, Мухаммад ибн Аби Умайр, Саффан ибн Яхья. Шейх Туси пишет, что Фазл ибн Шаззан был сподвижником имамов Хади и Аскари (да будет мир с ними!). Но некоторые другие из ученых в своих книгах упоминают о нём также как о стороннике имама Джавада, Хади и Аскари (да будет мир с ними!).

Фазл ибн Шаззан – автор ста восьмидесяти книг. Одна из его очень известных и заслуживающих внимания книг «Аль Изах» была написана о догматике исламской идеологии (калам).

Его идеи и взгляды были приемлемы для многих ученых, таких как Кулейни, шейхи Садук и Туси.

В одной из своих поездок на встречу с одиннадцатым имамом, он случайно забыл у имама книгу, которую написал. Просмотрев книгу, имам достойным образом похвалил Фазла и сказал: «Я завидую народу Хорасана, у которого есть Фазл ибн Шаззан».

Другое предание гласит, что когда его книга под названием «Аль Явм ва Лайла» была показана имаму, то он одобрил её и назвал эту книгу достойной следования. Фазл ибн Шаззан жил в городе Нишапур, однако позже по обвинению в следовании шиизму его отсылают в ссылку. Он был вынужден покинуть город и уехать в Бейак. В то время, когда в Хорасане хариджиты (враги семейства Пророка) подняли бунт, то, опасаясь за свою жизнь, он в тайне покидает Хорасан. Фазл ибн Шаззан умер в период имамата его светлости имама Хасана Аскари (да будет мир с ним!).


Всякий, кто внимательно исследует жизненный путь имама Хади (да будет мир с ним!), легко обнаружит, что его светлость постоянно находился под строгим контролем со стороны неправедного правительства того времени. Конечно, этот контроль и ограничения действий не относились только к имаму Хади, но на протяжении властвования династий Омейядов и Аббасидов непорочные имамы находились под постоянным политическом давлением правителей. Люди же находились в страхе и не могли сказать даже слова в поддержку семейства Пророка, не говоря уже о том, чтобы восстать против незаконных халифов и вернуть власть людям дома Пророка Ислама.

Как было сказано ранее, имам Хади был переселён из Медины в Самарру, которая в то время была столицей халифата.

Несмотря на очень строгий контроль и угнетательскую политику по отношению к имаму, он ни на одно мгновение не переставал вести борьбу с утвердившейся у власти династией Аббасидов. Естественно, тайная борьба имама с угнетателями и тиранией и невозможность сломить его дух вызывала страх и тревогу правителей.

Династия Аббасидов считала, что наибольшая опасность для их власти находится внутри государства, и исходит от имамов дома Пророка и действующих по их указам революционных шиитов. Именно поэтому угнетатели предавали имамов смерти.

Его светлость имам Хади (да будет мир с ним!), подобно другим непорочным предводителям не умер обычной смертью, а был отравлен по приказу халифа Му’таза Аббаси и третьего числа месяца раджаб в 254 году хиджры пал мученической смертью. Он был захоронен в городе Самарра в своём доме.

Му’таз, боясь возмущения народных масс, а также, чтобы как-то затушить шиитские волнения, официально принял участие в собрании, посвященном оплакиванию имама, чем хотел скрыть своё преступление.

На основании убеждения шиитов, над непорочным имамом погребальную молитву должен читать непорочный. Халиф Му’таз отправил своего брата Ахмада ибн Мутаваккиля, чтобы тот читал молитву джиназа. Однако, когда пречистое тело имама Хади было вынесено для совершения ритуального обряда, одиннадцатый имам - Хасан Аскари (сын имама Хади) уже совершил молитву. Прощаться с имамом пришло много народу, люди плакали. Затем тело имама снова принесли в дом, где оно было погребено.


1. Имам приводит хадис от своих отцов, что Посланник Аллаха (да благословит Аллах его и его семейство!) сказал:

«Вера должна исходить из сердца, а совершаемые нами деяния должны подтверждать ее и свидетельствовать о ней. А Ислам - подтверждение веры языком…(т.е., когда человек произносит формулу: «Нет божества, кроме Аллаха. Мухаммад – Посланник Его!», становится мусульманином.)».

2.     «Тем, кто доволен собой, не довольны многие».

3.     «Бесполезное провождение времени - развлечение глупых людей».

4.     «Тому, кто проявляет к тебе свою доброту и любовь, ты также угоди своим повиновением и услужи достойным образом».

5.     «Ищи убежища от зла того, кто не уважает и не ценит себя».

6.     «Этот мир подобен базару, некоторые получают пользу, некоторые вред».

7.     «Тот, кто боится Господа, того боятся люди, тот, кто повинуется Аллаху, тому повинуются. Тот, кто повинуется Аллаху, не боится божественного наказания».

8.     «Угнетатель, имеющий снисходительность, возможно, будет прощён Аллахом по причине того, что он имел ее».

9.     «Тот, кто следует истине, но является не разумным, может потерять свет истины по причине своего неразумения».


Перевод: Малики Ибрагимовой

Имам Абу Мухаммад Хасан ибн аль Аскари (да будет мир с ним!) - одиннадцатый предводитель мусульман после великого Пророка (да благословит Аллах его и его семейство!). Он родился в 232 году лунной хиджры в городе Самарра. Отцом его светлости является имам Хади (да будет мир с ним!), а его достопочтенной матерью была Худайса (также ее называли Сусан).

Поскольку в Самарре имам пребывал в местечке «Аскар», то стал известен под именем Аскари. Из других наиболее распространенных эпитетов имама - Заки («Целомудренный») и Наки («Благочестивый»). Конья его светлости - Абу Мухаммад. Когда десятый имам мученически погиб, имаму Аскари было 22 года. Он руководил народом 6 лет; и продолжительность его жизни составила 28 лет. В 260 году лунной хиджры, в 28 летнем возрасте в борьбе за веру и идею имама предают мученической смерти. Его единственный сын, Хазрат Худжат ибн аль Хасан аль Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) стал наместником и последним имамом из двенадцати непорочных имамов.

Он - наш повелитель и имам Эпохи. Он скрыт от наших глаз и в тот момент, когда Аллах изволит ему появиться, он восстанет, уничтожив на земле зло и насилие, и мир наполнится справедливостью и правосудием.

Люди, которым представилась возможность повидать имама Аскари (да будет мир с ним!), рассказывают, что его светлость обладал красивым смуглым лицом, хорошим телосложением.

За свою жизнь имам Аскари был современником шести аббасидских халифов, таких как Мутаваккиль, Мунтасир, Мустаин, Му’таз, Мухтади и Му’тамад. Имам пал мученической смертью во времена правления Му’тамада.


Каждый из непорочных имамов (да будет мир с ними!) в представлении своего наместника не ограничивался только лишь теми преданиями, в которых ранее уже были пояснены имена всех двенадцати имамов. С целью подтверждения и устранения каких-либо неясностей, они непосредственно представляли имама после себя своим последователям и самым близким сподвижникам.

По этому поводу относительно имама Аскари (да будет мир с ним!), также существует множество преданий. Ниже мы укажем на некоторые из них:

1. Великий шиитский достоверный передатчик хадисов и приближенный сторонник святых имамов Абу Хашим Джа’фари рассказывает, что однажды посетил имама Хади и его светлость сказал ему:

- Моим наместником, будет мой сын Хасан. Каково будет ваше отношение к наместнику моего наместника? Поскольку, вы не узрите его и вам недозволенно произносить его имени.

- В таком случае, как же мы будем поминать о нем?

- Зовите его «Аль Худжату мин али Мухаммадин саллаллаху алайхи ва алихи».

2. Сакар ибн Аби Далф говорит: «Я слышал от имама Хади (да будет мир с ним!) следующее:

«Поистине, имамом после меня будет мой сын - Хасан и после него его сын - Каим. Он тот, благодаря которому в мире, где до него господствовали зло и насилие, воцарится справедливость».

3. Нуфели рассказывает: «Однажды, я и его светлость имам Хади (да будет мир с ним!) сидели во дворе его дома. Когда его сын Мухаммад прошел мимо нас, я спросил у его светлости:

- Да буду я жертвой ради Вас! Он ли наш имам после Вас?

- Нет, ответил он. Вашим имамом будет не он, а другой мой сын - Хасан».

4. Яхья ибн Ясар говорит: «За четыре месяца до своей кончины имам Хади сделал завещание своему сыну Хасану Аскари. В нём он указал на имамат и халифат своего сына, а затем привел меня и группу сторонников в качестве свидетелей».

5. Абу Бакр Фахфеки повествует о том, что имам Абу аль Хасан Хади написал ему письмо следующего содержания:

«Мой сын Абу Мухаммад (имам Аскари) самый благородный человек среди пророческого семейства, он отличается от них твердостью речи. Он тот, кто достиг совершенства среди моих детей и является моим наместником. Цепь имамата и догмы передаются ему, следовательно, то, что ты спрашивал у меня, спрашивай у него, и то в чем ты нуждаешься, находится у него».


В период своего короткого имамата, продлившегося 6 лет, имам был современником трех халифов: Му’таза, Мухтади и Му’тамада.

Вместо своего двоюродного брата Мустаина во главе государства встал Му’таз Аббаси. Имам Хади (да будет мир с ним!) был предан мученической гибели во времена Му’таза, а также, в этот же самый период группа Алавидов была убита, а другая была отравлена, посредством этого жестокого правителя.

Однажды Му’таз заключил своего брата Муайяда в темницу и приказал нанести ему 40 ударов палкой для того, чтобы он отказался от престолонаследия, что тот и сделал. После чего, Муайяд был освобожден, однако потом его вновь посадили в тюрьму. Услышав о том, что группа турок решила освободить Муайяда, Му’таз приказывает убить его.

Муайяда завернули в отравленное одеяло, пока он не умер. Затем были созваны придворные факихи и судьи, увидев тело, они убедились, что на нем нет следов пыток и побоев и, якобы Муайяд умер своей смертью.

Во времена правления Му’таза, более семидесяти человек из Алавидов из семейства Джа’фара Тайяра и Акила Талиба, которые восстали в Хиджазе, были взяты в плен и приведены в город Самарра. Также во времена этого халифа приверженцы имама Аскари ((да будет мир с ним!) были притесняемы и находились под давлением со стороны правящего режима. Так, что некоторые из них в письмах, которые писали имаму, жаловались и сетовали на обстановку. В ответ его светлость написал: «Победа и спасение придет через три дня».

Все обернулось именно так, как предсказал имам: турецкие солдаты аббасидского дворца, не видевшие в Му’тазе пользы для своих интересов, взбунтовались, заставив его отречься от власти. Затем, они бросили его в погреб, где он и умер.

После смерти Му’таза к власти приходит Мухтади. Этот халиф-угнетатель оказался лицемерным и двуличным человеком. Внешне он казался аскетом, человеком, воздерживающимся от кутежа. Он отдалил от себя певиц, запретил многие другие плохие дела, и помогал угнетенным. Однако Мухтади заключил имама Аскари (да будет мир с ним!) на некоторое время в тюрьму. После этого, он даже принял решение убить его светлость, но его смерть помешала ему в этом.

В период халифата Мухтади группа Алавидов подняла мятеж, но их восстание было жестоко подавлено. Некоторые из них попали в заключение, где, впоследствии и умерли.

Ахмад ибн Мухаммад говорит, что когда Мухтади принялся убивать неарабов, я написал имаму Аскари следующее письмо:

«Хвала Аллаху, который отвратил нас от Мухтади. До меня дошла весть о том, что он, угрожая, сказал Вам: «Клянусь Богом, я сотру с лица земли семейство Пророка».

В ответ его светлость написал:

«О, как коротка его жизнь! Через пять дней его с позором и презрением убьют».

Все произошло именно так, как и говорил имам. Мухтади также умер вследствие восстания турок и во главе халифата встал Му’тамад, который, подобно своим предшественникам не занимался ничем, кроме кутежей и угнетения. Он настолько был занят развлечениями и развратом, что понемногу все государственные дела отошли к его брату Муваффаку, который полностью овладел всем. Так, что на деле Му’тамад был никем. После кончины Муваффака, его сын - Му’тазид взял в руки дела своего дяди Му’тамада. Наконец, в 279 году лунной хиджры Му’тамад умер и Му’тазид был объявлен официальным халифом по всей исламской державе.

Имам Аскари (да будет мир с ним!) был предан мученической смерти во времена правления Му’тамада. Также, в тот же самый период, была уничтожена группа Алавидов, некоторые из которых были убиты самым ужасным образом. Даже после смерти их подвергали «мосле», т.е. обезображивали тело покойного, путем отрезания ушей, носа, ног, рук.

Историки указывают на то, что правление Му’тамада было настолько сопряжено со множеством войн и боёв, что число убитых достигло полумиллиона человек. Во всяком случае, обращение общества к непорочным имамам и несовместимость неправедных халифов и имамов, вызывало вражду и жестокость властей по отношению к святым имамам.

Имам Аскари (да будет мир с ним!), подобно своим благородным и непогрешимым предкам всегда был притесняем, находясь под постоянной слежкой и контролем.

Так, однажды, во времена халифа Мухтади, имам попал в тюрьму Салиха ибн Вусайфа. Салих ибн Вусайфа поручил двум своим ближайшим дружкам-негодяям строго следить за его светлостью. Однако они попали под влияние имама Аскари, видя его искреннюю любовь и почтение к Всевышнему. В другой раз, имама посадили в тюрьму Нахрира. Тамошний палач, проявлял к нему жестокость. Жена Нахрира сказала ему: «Побойся Бога. Ведь ты не знаешь, что за человек находится у тебя в доме». Далее она рассказала ему о поклонениях и достоинствах имама и еще, что она боится за зло, причиняемое им его светлости.

Нахрир ответил: «Клянусь Аллахом, я брошу его к хищным животным». Получив разрешение у правителя, он бросает имама Аскари в клетку с хищниками. Нахрир был уверен, что звери разорвут его на части. Но вопреки своим ожиданиям, он обнаружил его целым и невредимым, совершающим намаз, в то время как животные смиренно окружали его. Раздосадованный этим, он приказал отправить имама домой.

Во времена своего правления, Му’тамад также приказал посадить имама Аскари и его брата Джа’ фара в тюрьму под присмотром Али Джарина. Халиф постоянно справлялся о положении имама, и ему докладывали, что дни его светлость проводит, соблюдая пост, а ночи – в молитвах и поклонах.

Однажды Му’тамад спросил у Али Джарина об имаме и получил прежний ответ. Тогда он велел ему немедленно пойти к имаму, передать ему его приветствие и сопроводить домой.

Али Джарин рассказывает: «Я пошел к имаму и... увидел, что он надел свою одежду и готов пойти со мной. Увидев меня, он поднялся с места. Я передал ему сообщение халифа. Затем он сел верхом, но не тронулся. Я спросил его о причине задержки.

- Я жду прихода Джа’фара, – ответил он.

- Но эмир дал приказ лишь о вашем освобождении, а о Джа’фаре он и не обмолвился, - возразил я.

- Пойди к нему и скажи, что мы происходим из одной семьи. И если я вернусь один без Джа’фара, то произойдет нечто, о чем ему небезызвестно.

Али Джарин пошел к эмиру и, вернувшись, сказал имаму: «Он говорит, что освобождает Джа’фара, благодаря Вам. Он заключил его в тюрьму из-за совершённого им преступления и предательства по отношению к Вам и себе».

Тогда Джа’фар был также выпушен на волю и вернулся домой в сопровождении своего брата.

Из того, что мы коротко рассказали вам об обстановке, царившей во времена правления халифов, становится ясно, что имам Аскари жил в крайне тяжелое время. Господствующий режим, неустанно следил за имамом и не раз заключал его в тюрьму. История свидетельствует о том, что даже в то время, когда имам не находился в заключении, его связи были под контролем, и его приверженцы и последователи не могли свободно общаться с ним. Иногда, некоторые из них попадали в дом к имаму Аскари с помощью некоторых влиятельных Алавидов.

В книге «Кашф аль Гумма» написано: «Некий Алавид, во времена имама Хасана Аскари шел из Самарры в Джабал (так называемая горная часть западного Ирана, от Хамадана до Казвина) на заработки. По дороге ему встретился один из приверженцев имама (по происхождению халванец), который спросил его:

- Откуда путь держишь?

- Из Самарры.

- Знаешь ли ты такой-то район и улицу?

- Да, знаю.

- Имеешь ли ты сведения об имаме Аскари?

- Нет.

- Что тебя привело в Джабал?

- Иду на заработки,

- У меня есть 50 динаров. Возьми их себе и идем со мной в Самарру, а затем доставь меня в дом Хасана ибн Али.

Алавид согласился и отвел его к имаму...

Из вышеупомянутого явствует, каково было положение имама Аскари вне тюрьмы, степень надзора над ним со стороны государства. Так что сторонникам его светлости нелегко было с ним связываться и чтобы встретиться, они должны были быть предусмотрительны и осторожны. Даже Алавиды и родственники имама не могли много видеться и поддерживать отношения с ним.


Нравственные достоинства и душевное совершенство, величие и благородство имама Аскари (да будет мир с ним!)  признавали не только его приверженцы, но и враги. Хасан ибн Мухаммад Аш’ари, Мухаммад ибн Яхья и некоторые другие, повествуют о том, что Ахмад Абдулла ибн Хакан был управляющим земель и поземельного налога города Кума. Однажды, в его обществе разговор зашел о Алавидах и их убеждениях. В ходе беседы, Ахмад, будучи упрямым насибитом и отклонившимся от традиций Пророка и его непорочного рода, сказал: «В Самарре, среди Алавидов, семьи имама и Бани Хашим, я не слышал и не видел кого-либо, кто бы сравнился с Хасаном ибн Али ибн Мухаммадом ибн Али ар-Риза (т.е. имам Аскари) в методичности, степенности, целомудрии, благородстве и всяком превосходстве. Его семейство отдавало ему предпочтение перед взрослыми и уважаемыми членами своих семей. Кроме того, точно также к имаму Аскари относились главнокомандующие войсками и визири.

Помню как-то я находился рядом со своим отцом, когда стражники принесли весть о прибытии Абу Мухаммада Ибн ар-Риза (т.е. имама Аскари). Мой отец громким голосом сказал: «Пусть войдет».

Я очень удивился тому, что в присутствии моего отца стражники назвали имама по конье и с почтением. Поскольку они имели права это делать только лишь по отношению к халифу, его престолонаследнику или тому, кого правитель приказал так называть. К нам вошел смуглолицый, статный, красивый, хорошо сложенный, молодой, величавый, внушительного вида мужчина. Увидев его, мой отец поднялся с места и пошел к нему навстречу. Я не помню, чтобы он (отец) вел себя точно также с кем-либо из бани Хашим или с командирами войск.

Обняв пришельца, он поцеловал его лицо и грудь. Затем взял его за руку и посадил имама на свой молитвенный коврик. Сам сел рядом, обратив свое лицо к нему и начал с ним беседу. В ходе разговора, он говорил ему «Да буду я жертвой ради Вас!»

Я видел все это и был поражен происходящим. Вдруг вошел стражник и объявил о прибытии Муваффака Аббаси. По обыкновению, перед приходом Муваффака стражники и командиры его войск выстраивались в два ряда, от двери дома до зала, где мой отец встречал его.

Внимание моего отца было обращено к Абу Мухаммаду и он беседовал с ним до тех пор, пока не завидел слуг Муваффака. Тут он обратился к имаму с такими словами: «Да буду я жертвой ради Вас! Если Вам угодно, не изволите ли вы уйти?» Затем, он приказал стражнику провести имама Аскари сзади двух рядов воинов, дабы Муваффак не заметил его светлость. Имам поднялся со своего места, мой отец тоже встал и обнял его. Когда имам Аскари ушел, я с удивлением спросил у стражников и слуг моего отца:

- Кто тот человек, которого в присутствии моего отца вы назвали по конье и мой отец так обращался с ним?

- Он один из Алавидов - ответили они. - Его зовут Хасаном ибн Али и он известен под именем «Ибн ар-Риза»

Тут мое удивление удвоилось; весь тот день я был встревожен и задумчив. Наступил вечер. После вечерней молитвы мой отец имел обыкновение рассматривать сообщения и дела, которые было необходимо довести до ведома халифа. Помолившись, он сел. Я подошел и тоже сел. Рядом с моим отцом никого не было. Он спросил меня: - Ахмад! У тебя есть дело ко мне? - Да, отец. Если вы разрешите, я скажу - ответил я.

- Ну что ж. Говори.

- Отец! Кто тот человек, которого я видел сегодня утром к которому ты относился почтительно и, разговаривая с ним, говорил ему: «Да буду я жертвой ради Вас», и приносил в жертву себя, своего отца и мать?

- Сын мой! Это имам и руководитель рафизитов - Хасан ибн Али, известный под именем Ибн ар-Риза, - пояснил мой отец и после нашего недолгого молчания он продолжил:

- Сын мой! Если аббасидские халифы утеряют власть, то из хашимитов только он (имам Аскари) достоин быть главой государства. И это вследствие его превосходства, целомудрия, аскетизма, поклонения, добронравия и других достоинств. Если ты бы видел его отца, то нашел бы, что он благородный и совершенный человек.

После этих слов, я все больше стал раздумывать, беспокоиться и гневаться на отца. И самым важным для меня были расспросы и изыскания об имаме. У кого бы я ни спрашивал о нем - у бани Хашим, главнокомандующих войсками, писателей, судей, факихов и других людей - я понимал, насколько имам обладает величием и почтением. Все говорили о нем только хорошее и отдавали ему предпочтение перед всем его семейством и его старшими членами.

Таким образом, имам возвеличился в моих глазах, поскольку и друг, и враг отзывался о нем хорошо и восхвалял его».


Посетив имама, чтобы разрешить имеющиеся вопросы, Камил Мадани рассказывает:

«Войдя к его светлости, я увидел, что он в белом одеянии из мягкой ткани. Тут я подумал:

Приближенный к Аллаху человек и Его довод, надевая одежду из мягкой и изящной материи, призывает нас с братьями к совершению благодеяний и воздерживает нас от подобного дела?!»

Улыбнувшись, имам отвернул рукава своей одежды и я увидел, что под ней он носит грубую, черную рубаху из шерсти. Его светлость сказал мне: «Эй, Камил! Эта (одежда из грубой ткани) предназначена для Бога, а эту (одежда из мягкой ткани, одежда сверху) я ношу для Вас».


Мухаммад ибн Али ибн Ибрахим ибн Муса ибн Джа’фар повествует: «Когда мы обедали, мой отец предложил пойти к этому человеку (имаму Аскари), известному своим великодушием и щедростью. Я спросил отца:

- Знаком ли ты с ним?

- Нет, ответил он. - Я даже не видел его.

Мы пустились в путь, и по дороге отец сказал мне:

- Мы испытываем потребность, чтобы он выдал нам 500 дирхемов: 200 на одежду, 200 на погашение долга и еще 100 на другие нужды.

Я подумал про себя, хорошо если бы он выделил и мне тоже 300 дирхемов: 100 на покупку скота, 100 на расходы, 100 на одежду и поездку в страну Джабал.

Когда мы прибыли к дому имама к нам вышел его слуга и сказал: «Али ибн Ибрахим и его сын, проходите в дом». Мы вошли и поприветствовали имама Аскари, он сказал моему отцу:

- Эй, Али! Почему ты не наведывался ко мне до сегодняшнего дня?

- Мне было стыдно приходить на встречу к Вам в таком положении, - ответил мой отец.

Тогда, когда мы выходили из дома его светлости, к нам подошел его слуга и, дав моему отцу мешочек с деньгами, сказал:

- Здесь 500 дирхемов. 200 на одежду, 200 на погашение долга и 100 на другие расходы. Затем он подал мне другой мешочек и сказал:

- Здесь 300 дирхемов. 100 на покупку скота, 100 на одежду, а другие 100 на расходы. И еще - не езжай в Джабал, а поезжай в Сура (местечко, находящееся в Ираке).


Имам Аскари (да будет мир с ним!), подобно своим благородным отцам, является примером в богослужении. Так, когда приходило время намаза, он оставлял все свои дела и не предпочитал молитве ни какое другое дело.

Абу Хашим Джа’фари рассказывает: «Однажды я посетил имама Аскари, когда он был занят написанием чего-то. Подошло время намаза и он, отложив в сторону бумаги, совершил молитву...»

Качество и особенности богослужения его светлости напоминали другим о Всевышнем, нередко имам в корне менял убеждения заблуждающихся людей и наставлял их на истинный путь.

В то время, когда имам Аскари пребывал в тюрьме Салиха ибн Васифа, некоторые Аббасиды хотели, чтобы тюремный надзиратель жестоко обращался с ним. Тот приставил к его светлости двух своих самых известнейших подлецов и негодяев, однако они, вследствие общения с имамом, изменились и достигли высокой степени в богослужении и намазе.

Надзиратель вызвал к себе тех двух мужчин и сказал им:

- Горе вам! Что за положение вы имеете по отношению к этому мужчине?

- Что мы можем сказать о человеке, который в течение дня соблюдает пост и ночами совершает поклонения. Он не разговаривает и не занимается ничем иным, кроме богослужения. Когда он смотрит на нас, то наше тело бросает в дрожь, и мы не можем контролировать себя! - воскликнули они.


Некоторые суннитские ученые и из их числа Ибн Саббаг Малики согласно преданию от Абу Хашима Джа’фари, повествуют:

«...В Самарре наступила очень сильная засуха. Му’тамад, халиф того времени, приказал людям совершить намаз о ниспослании дождя. Три дня подряд они собирались в Мусалле и молились Богу, но дождя все не было. На четвертый день Джасилик – руководитель христианских епископов в сопровождении христиан и монахов пришел в пустыню. Всякий раз, когда один из монахов возводил руки к небу, выпадал крупный дождь. На следующий день Джасилик повторил то же самое и, на этот раз выпало столько дождя, что уже никто и не просил его. Это вызвало изумление, а в то же время сомнение и склонность к христианству среди многих мусульман. Такое положение дел было неприятно халифу и поэтому он посылает за имамом Аскари.

Когда его светлость привели из тюрьмы, то халиф сказал ему: - Спаси умму своего деда, ибо она сбилась с истинного пути!

- Скажи Джасилику и монахам, чтобы завтра во вторник они пришли в степь, - ответил имам.

- Люди не хотят дождя, ведь его пошло в достаточной степени. Так зачем ходить в степь, - возразил Му’тамад.

Имам сказал:

 - Для того, чтобы если будет угодно Аллаху устранить сомнения и подозрения.

Халиф распорядился, и руководитель епископов и монахи пришли в назначенный день в пустыню. Имам Аскари (да будет мир с ним!) также пришел туда, окруженный огромными народными массами. Тут монахи подняли руки к небу, прося о ниспослании дождя. Небо покрылось тучами и пошел дождь. Имам велел схватить определенного монаха и изъять то, что находится у него в руке между пальцами. У монаха нашли черноватую человеческую кость. Имам взял ее, обмотал тряпкой, передал монаху и сказал: «Теперь проси». Монах обратился с молитвой, но на этот раз вместо осадков туча рассеялась, и на небе появилось солнце. Люди были поражены. Му’тамад спросил у его светлости: «Что эта за кость?» В ответ имам сказал: «Эта кость Пророка, одного из Божьих Посланников, которая была извлечена из могилы. Она обладает чудодейственным свойством, ибо, если выставить ее пред небом, обязательно идет дождь. Имама Аскари похвалили и, испытав кость, они убедились, что все обстоит так, как он говорил».


Иракский философ-материалист Исхак Конди начал писать книгу, в которой по своему убеждению хотел установить, что в Священном Коране существуют противоречия, для этого он уединился от людей и в одиночестве, находясь в своем доме, был занят этой работой.

Однажды, один из его учеников наносит визит имаму Аскари, его светлость спрашивает у него:

- Разве среди Вас не существует разумного человека, который бы воздержал его (Конди) от подобного решения и столь бесполезного дела?

- Мы - его ученики. Как мы можем возражать ему в этом и других его делах? - ответил он.

- Передашь ли ты ему мои слова? - спросил имам.

- Да, - утвердительно ответил ученик Конди.

- Ступай к нему, постарайся сблизиться с ним и завести дружеские отношения. Окажи ему помощь и содействие в его деле, и тогда скажи ему, что у меня есть к вам вопрос, могу ли я задать его? Когда он позволит тебе, то спроси его: «Если к тебе придет рассказчик Корана, то, как по твоему, может ли сказанное им иметь другой смысл, а не тот, к которому пришел ты?

Он ответит: «Вполне возможно». Конди, человек внимательный и понятливый, когда он даст положительный ответ, то скажи ему: - «На каком основании ты утверждаешь, что твоя точка зрения совпадает с коранической? Вероятно, рассказчик Корана имел в виду не то, что постиг ты, или же ты используешь слова и фразы не в настоящих значениях?»

Тот человек пошел к Исхаку Конди и, установив с ним дружеские отношения, задал свой вопрос. Конди попросил повторить вопрос и после недолгих раздумий, сказал: «Следуя словарному значению и логическому мышлению, этот факт вполне допустим».

Тут он стал расспрашивать ученика о том, как мог подобный вопрос возникнуть у него.

- Эта была всего лишь мысль, которая зародилась у меня в голове, и я спросил Вас, - убедительно произнес ученик.

- Это невозможно, чтобы тебе и таким людям как ты, пришло на ум подобное, - возразил Конди.

- Абу Мухаммад велел мне поступить следующим образом, - признался, наконец, ученик.

- Теперь ты сказал правду, такой вопрос не мог прийти никому другому, кроме того семейства.

После этого разговора, Исхак Конди бросил в костер и сжег все свои труды, написанные на эту тему.


а) Абу Хашим Джа’фари рассказывает: «Некто спросил у имама, почему при разделе наследства женщине приходится только одна доля, а мужчине две?

Имам Аскари (да будет мир с ним!) ответил: «Джихад и оплата расходов является ответственностью мужчины, а не женщины. Выкуп за пролитую кровь в непреднамеренном убийстве также следует выплачивать мужчинам, но не женщинам».

Абу Хашим говорит, я подумал про себя: «Ведь некогда я слышал, что Ибн Абил Авджа задал этот же самый вопрос имаму Садыку (да будет мир с ним!) и он, в свою очередь получил такой же ответ».

Тут имам Аскари (да будет мир с ним!) обратившись ко мне, произнес:

- Да, так оно и есть. Это вопрос Ибн Абиля Аваджа. Если задаваемые нам вопросы будут одинаковы, то соответственно и ответы на них будут одинаковыми. Поскольку последующему имаму предстоит то же, что и предыдущему. Первый и последний из нас равен в знаниях и достоинствах. Преимущество имамов строго закреплено Посланником Аллаха и Повелителем правоверных имамом Али (да благословит и приветствует их Аллах!).

б) Хусейн ибн Зариф написал имаму Аскари: «Что означают слова Посланника Аллаха сказавшего об Эмире правоверных Али: «Тот, кому я покровитель, тому и Али покровитель!»

Его светлость отвечал: «Под этим Пророк подразумевал имамат Али, чтобы прежде, чем среди уммы произойдет раскол и разногласия овладеют сердцами, партия Аллаха (т.е. сторонники истины) была узнана».

в) Харви повествует: «Один из сыновей Асбата, сказал мне, что отправил имаму Аскари письмо, написав в нем о расхождениях, произошедших среди приверженцев имама, и попросил его предъявить им аргумент (т.е. чудо), дабы устранить существующую проблему».

В ответ имам написал: «Воистину, говорит Аллах с человеком разумным. И никто не в силах предъявить то, что предъявил в качестве доказательства Последний из Пророков и предводитель Посланников Пророк Ислама. Вместе с тем, его народ объявил Мухаммада колдуном и лжецом.

Он наставил на путь истины тех, кто следовал и поддавался наставлениям. Помимо этого, посредством чудес, сердца обретают покой. Когда Всемогущий и Великий Аллах повелевает нам, мы говорим, а если воздерживает Он нас, то сохраняем молчание.

Если волей Аллаха было бы не разглашение истины, то к чему тогда избрал Он Пророков увещевать человечество о вознаграждении и наказании. Каждый из них, и во времена слабости и во времена силы, показывали миру истину. Они говорили  , дабы утвердить волю Божью и предписание Его.

Людей можно подразделить на несколько групп: первая из которых - люди сведущие, и они - на пути спасения. Они крепко держатся за истину (Аллаха), за основные и второстепенные принципы религии. Непоколебимы сердца их, не прибегают они к иному прибежищу (кроме прибежища Божьего).

Другая же группа не обращается за истиной к ее настоящему обладателю; они подобны тем, кто путешествуют в море: в ураган - сердца их неспокойны и взволнованы, а в штиль - покойны они.

Третьи - те, чьими душами правит Сатана. Из-за зависти, они противодействуют обладателям истины. Группа эта, игнорирует правду, приукрашая ложь.

Предоставь тех, кто руководствуется неправильными путями (и отклонился от пути истинного) самим себе. Пастух способен согнать стадо, не прикладывая при этом каких-либо усилий.

В своем письме ты упоминал о расколе приверженцев. Что касается этого, то могущество и величие (Божье) доказательство тому. Несомненно, тот, за кем стоит власть и руководство (т.е. непорочный имам) более достоин принимать решения и распоряжаться. Ты же соблюдай права окружающих и учеников твоих. Не разглашай тайн наших и воздержись от властолюбия, ибо эти две вещи могут послужить причиной гибели человека.

Относительно твоей поездки в Фарс, о которой ты также пишешь, поезжай туда, да облагодетельствует Аллах тебя. Дай Бог здоровья и мира тебе на пути в Египет. Поприветствуй там моих доверенных сторонников и призови их к богобоязненности, благочестию, надежности. Скажи им также, тот, кто разглашает тайны наши - враги наши».

В продолжении Харви говорит: «Прочитав предложение «Здравия и мира тебе на пути в Египет», я не совсем понял его значения. До тех пор, пока я не прибыл в Багдад, поездка в Фарс не удалась. Впоследствии я направился в Египет (и только тогда выяснилось, почему имам говорил об этой моей поездке)».

г) Мухаммад ибн Аль Хасан ибн Меймун повествует: «Я написал имаму Аскари письмо, в котором пожаловался на свою бедность. Тут я подумал, разве имам Садык не изволил сказать:

«Быть нищим гораздо лучше, чем быть богатым, но быть не с нами. И быть убитым, лучше, чем остаться живым, но быть не с нами, а с врагами нашими».

Ответ его светлости звучал следующим образом:

«Когда умножается число прегрешений сторонников и приверженцев наших, Всемогущий и Великий Бог отпускает их грехи, посылая им бедность. Хотя, кроме этого прощает Он им и множество других грехов. Согласно твоим рассуждениям, быть нищим гораздо лучше, чем быть богатым, но не с нами, а с врагами нашими. Мы - прибежище тем, кто ищет его. Свет - тем, кто познаний желает. Опора - тем, кто ухватился за нас. Те, кто любит нас, пребывает с нами высоко на вершине (т.е. близки к Всевышнему), а тот, кто отвернется от нас, гореть ему в геенне огненной».


Образцом переписки имама Аскари со своими сподвижниками, является письмо его светлости, написанное Али ибн Хусейну ибн Бабавайху Куми, одному из крупнейших шиитских ученых, которое будет изложено ниже:

«Во имя Аллаха Всемилостивого, Милосердного! Хвала Аллаху, Властелину миров. Благой исход предстоит богобоязненным, рай – монотеистам, геенна – неверным, вражда - удел угнетателей.

Нет божества, кроме Аллаха - самого прекрасного Создателя. Да ниспошлет Аллах наилучшему созданию своему - Мухаммаду и его семейству благословение и милость Свою!

После воздания хвалы Всевышнему, хвалю тебя, о благочестивый муж, доверенное лицо наше и факих последователей наших - Абу аль Хасан Али ибн Хусейн Куми! Да поможет тебе Аллах в том, в чем есть его довольство и да одарит тебя достойными наследниками. Наставляю тебя к праведности пред Аллахом, совершению молитвы и уплате закята (поскольку Богом не принимается молитва всякого, кто не уплачивает закят). Взываю - прощай людям ошибки их и сдерживай гнев свой, поддерживай отношения с родственниками своими и помогай им. Делай добро своим братьям и в беде, и в радости, проявляй усердие в устранении нужд их. Проявляй великодушие по отношению к невежеству и неразумию людей. В религии будь проницателен, в делах устойчив, о Коране - сведущ, будь человеком, обладающим высшим нравом. Призывай (мусульман) к благому и воздерживай от недозволенного. Как говорит Аллах: «Нет добра во многих из тайных бесед, разве, кто приказывает милостыню, или доброе дело, или примирение между людьми».

Воздержись от пороков и неблагопристойных дел. Совершай намаз ночной, ибо, поистине, Пророк, наказывая имаму Али, сказал: «О, Али! Выстаивай ночную молитву! Выстаивай ночную молитву! Выстаивай ночную молитву! И тот, кто не придает ночному намазу значения - не из нас (т.е. он не следует нашему пути)».

Так следуй же моему наказанию, и вели последователям моим следовать тому, чему наставил я тебя. Будь смиренен, терпелив, ожидай пришествия (Спасителя Махди), ибо Пророк изволил сказать: «Наилучшее деяние моей уммы – ожидание пришествия (12-го имама)».

Пребывать в печали будут последователи мои, до тех пор, пока не появится мой сын имам Каим. О ком возвестил Пророк, что наполнит он землю справедливостью, подобно тому, как была до этого наполнена она гнетом.

О, благочестивый, доверенный человек нам, Абал Хасан! Прояви терпение и призови к нему и моих последователей. Земля - имение Господнее, и именно Он делает ее наследниками рабов своих. И в конечном итоге, удел праведников – благо. Да будут тебе и всем последователям нашим - мир, благословение и благоденствие Аллаха! Достаточно нам Аллаха, Он прекрасный доверенный! Он прекрасный покровитель, прекрасный помощник!»

Чудотворения и связь с миром сокровенным

Подобно своим благородным предкам, имам Аскари (да будет  мир с ним!) находился в особой связи со Всевышним, потусторонним миром и ангелами. Кроме того, имам обладает уникальными познаниями, что является одним из качеств определяющих имамат. В книгах и преданиях ученых относительно этого обстоятельства можно обнаружить ряд указаний на свершения чудес и извещений (свыше) его светлости. Все они могут составить одну отдельную книгу, и поэтому здесь мы приводим лишь несколько примеров:

1. Абу Хашим Джа’фари повествует: «В один из дней, я посетил имама Аскари (да будет мир с ним!),  чтобы взять у него серебра и сделать из него перстень, который я хотел использовать в качестве амулета. Придя к нему, я сел, совсем забыв о своем желании. Когда я поднялся, чтобы уйти, имам протянул мне перстень и произнес:

- Ты хотел серебра, а мы дарим тебе кольцо. Теперь тебе не придется тратиться на покупку камня и на оплату работы. Будь здоров, Абу Хашим!

- О мой господин, свидетельствую, что ты «друг Аллаха» и мой руководитель, чье повиновение я считаю частью моей веры (в Бога)! - воскликнул я.

- Да простит тебя Господь, Абу Хашим! - последовал ответ».

2. Шабланджи (в своей книге «Нур аль Абса») рассказывает со слов Абу Хашима Джа’фари, что тот говорил: «Я и четверо других людей были заключены в тюрьму Салиха ибн Васифа, когда к нам ввели имама Аскари и его брата Джа’фара. Желая услужить, мы окружили его светлость. В тюрьме находился один заключенный из племени Бани Джамх, который начал утверждать, что он из Алавидов.

Имам сказал нам, если среди вас не было бы чужого, то я оповестил бы вас о времени вашего освобождения. Затем, указав на того самого джамхита, он повелел ему выйти. Джамхит вышел и тогда имам обратился к нам, сказав: «Тот человек не из вас. Остерегайтесь его. В настоящее время он хранит в своей одежде донесение халифу о ваших беседах».

Когда некоторые из нас принялись обыскивать одежду джамхита, то нашли в ней спрятанное сообщение халифу. Письмо содержало весьма важные и опасные для нас обстоятельства...»

3. Мухаммад ибн Раби’ Шейбани передает следующее: «Однажды в Ахвазе мне пришлось вести дискуссию с одним дуалистом (двоебожником), после чего, я выехал в Самарру. Речи того дуалиста в какой-то мере повлияли на меня.

Я находился в доме Ахмада ибн Хасиба, когда туда пришел, только что вернувшийся с одного общественного мероприятия имам Аскари. Он окинул меня взглядом и, указав пальцем, сказал: «(Аллах) Един, Един, признавай Его Одного».

Я потерял сознание».

4. Исмаил ибн Мухаммад рассказывает: «Как-то сидел я у порога дома имама Аскари. Когда его светлость вышел, я подошел к нему, прося о милостыни. Я начал сетовать на свою судьбу и жаловаться на то, что у меня в кармане нет даже и дирхема, как вдруг имам возразил мне:

- Как можешь ты клясться, в то время как спрятал в земле 200 динаров?! Обратившись к своему слуге. Имам сказал: «Дай ему все то, что есть у тебя с собой».

Последний протянул мне 100 динаров, я возблагодарил Всевышнего, и начал было уходить, как его светлость произнес мне вслед: «Боюсь, как бы ты не потерял те 200 динаров, когда особенно будешь нуждаться в них».

Я направился к месту хранения моих денег, нашел его, извлек из земли монеты и закопал их в другом месте так, чтобы никто не узнал об их местонахождении.

Спустя немного времени, мне вновь понадобились те динары, но на этот раз я не нашел их на прежнем месте. Я был очень опечален этим. Позднее выяснилось, что мой сын обнаружил местонахождение денег и забрал их себе. Так они мне и не достались. Все произошло так, как и предвещал имам».

5. Мухаммад ибн Айяш говорит: «Я и несколько других моих товарищей беседовали об имаме Аскари и его чудотворениях. Среди нас был некий насибит, который сказал: «Я напишу имаму письмо, не использовав чернил, и если имам ответит на него, то я признаю его истинность».

После, мы послали имаму Аскари письмо с интересующими нас вопросами. Насибит также написал письмо, не используя чернил. Письмо мы отправили в общем конверте. Имам ответил на все наши вопросы, а на листке, принадлежавшем тому насибиту, его светлость написал имя этого человека, имя его отца и матери. Увидев все это, насибит потерял сознание. Когда он пришел в себя, то уверовал в истину (Бога) и стал одним из последователей имама Аскари».

6. Умар ибн Муслим повествует: «Сами’ Мусмен был моим ближайшим соседом и доставлял мне очень много беспокойства. Я отправил имаму Аскари письмо с просьбой помолиться Аллаху, чтобы Он ниспослал мне спасение.

Ответ звучал так: «Сообщаю тебе приятное известие. Спасение твое близко. Скоро ты станешь владельцем дома твоего соседа».

По прошествию месяца, Сами’ Мусмен умер. Я купил его дом и благодаря его светлости, присоединил его к своему имуществу».

7. Абу Хамза рассказывает: «Неоднократно видел я, как имам Аскари говорил с людьми из разных народов: турками, византийцами, дейламийцами, русскими на их родном языке. Я был поражен: «Ведь имам родился в Медине… - говорил я себе. - Так как же он владеет различными языками?»

Тут его светлость обратился ко мне, сказав: «Поистине, Всевышний и Великий Аллах наделил Свое доказательство (имама) превосходством в отличии от других творений и дал ему необъятные познания. Имам способен объясняться на разных языках, предвидеть будущее. Ибо, в противном случае нет никакой существенной разницы между духовным лидером и остальными людьми».


Несмотря на препятствия, ограничения и удушливую обстановку царившую в обществе того времени и то что, у имама Аскари (да будет мир с ним!) было немного истинных последователей, однако все они принадлежат к таким людям, которые извлекли пользу от своего учителя и вошли в число величайших божественных мужей и богословов-аскетов.

Ниже мы вкратце ознакомим читателя с несколькими из них:


Один из особо приближенных и доверенных лиц его светлости, представитель от жителей города Кума. Он - человек, который собирал у жителей своего города имеющиеся у них вопросы и отвозил к имаму Аскари для получения на них ответа. Ахмад ибн Исхак был современником таких имамов, как их светлости Джавад и Хади (да будет мир с ними!), а также пересказчиком хадисов этих двух великих людей.

Как-то во времена «малого сокрытия», Ахмад ибн Исхак пишет письмо Хусейну ибн Руху, третьему наместнику двенадцатого имама, и просит у него разрешения совершать паломничество в Мекканский храм. Тот (Хусейн ибн Рух) дает разрешение, а также высылает Ахмаду кусок материи. Ахмад ибн Исхак говорит, что меня оповестили о моей смерти. По возращению из хаджа, он покинул этот мир в местечке «Халван».

О смерти Ахмада ибн Исхака Са’д ибн Абдулла рассказывал: «В 18 км от Халвана у Ахмада началась лихорадка. Он сильно заболел, и надежд на его выздоровление не было. Прибыв в Халван, мы остановились в одном из постоялых дворов. Тогда Ахмад попросил нас в ту ночь оставить его одного. Все разошлись по своим местам. К утру я призадумался и, открыв глаза, увидел перед собой Кафура, слугу господина своего имама Аскари, который говорит:

- Да воздаст Аллах благо, милость и вознаграждение лучшее, и да восполнит ваше горе! Затем он сказал: - Ваш спутник Ахмад уже омыт и завернут в саван. Поднимитесь и захороните его. Поистине из-за своей близости к Всевышнему, он был более почитаем Вашим повелителем (имамом Аскари) из всех вас, - сказал Кафур и скрылся из виду».


Потомок Джа’фара Тайара, багдадец знатного происхождения. Обладал хорошим расположением святых имамов, жил во времена имамов Джавада, Хади, Аскари (да будет мир с ними!), а в период «малого сокрытия» - доверенное и избранное лицо его светлости имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!).

Абу Хашим был одним из наиболее приближенных соратников к непорочным имамам и их ярым приверженцем. Пересказчик многочисленных преданий от этих имамов. Автор книги хадисов, используемой великими учеными шиитами в качестве первоисточника.

Абу Хашим - человек свободный, благородный и доблестный. В то время, когда правителю Багдада Мухаммаду ибн Абдулле ибн Тахиру была преподнесена голова Яхъи ибн Умара Зейди, некоторые приветствовали и поздравляли его с одержанной победой. Но тут выступил Абу Хашим, подошел к Ибн Тахиру и обратился к нему со с следующими словами:

- Эмир! Я пришел, чтобы поздравить тебя с тем, что если бы Посланник Аллаха был бы жив, то он бы оплакивал Яхъю.

В ответ на это правитель Багдада промолчал.


Также один из представителей священного города Кума, один из самых преданных сторонников имама Аскари. Он написал очень много книг, в том числе и книгу «Кубр аль Аснад», которая на протяжении веков привлекала и привлекает к себе внимание великих ученых и факихов шиитского мира.

Приблизительно в 290 году лунной хиджры Абдулла ибн Джа’фар едет в Куфу, где он обучает хадисам народ.


Первый наместник имама Каима (да будет мир с ним!) в период его «малого сокрытия».

Он является одним из самых почитаемых и уполномоченных лиц имама. Самый выдающийся из сподвижников и представителей десятого, одиннадцатого и двенадцатого имамов. С одиннадцатилетнего возраста его воспитанием занимается имам Хади. Абу Амр посредник между имамами Хади, Аскари, Махди (да будет мир с ними!) и мусульманской общиной. Также в истории говорится о том, что он был способен творить чудеса.


Аббасидские правители, а также их чиновники знали о том, что имамов из рода пророческого должно быть 12 человек. И то, что последний из них скроется с людских глаз, а после своего появления он ликвидирует деспотов, распустит и аннулирует господствующее правительство, справедливостью наполнит мир. Это обстоятельство вселяло в души халифов чувство тревоги и беспокойства. Со временем тревога эта усиливалась, а во времена имама Хади и Аскари, достигла своего апогея. Поэтому аббасидский режим, строго держал имама Аскари под контролем и слежкой. Халифы категорически были против существования наследника у имама Аскари. Различными путями, они осуществляли надзор над всеми делами его светлости и заведовали ими. Были даже случаи заключения имама Аскари в темницу.

Наконец, учитывая сложившуюся обстановку - расположение народа по отношению к имаму, растущее с каждым днем все больше и больше, и то, что слежка и наблюдение дают обратный результат - Му’тамад, будучи не в состоянии вынести все это, замышляет коварный план убийства его светлости. Тайно, он приводит в исполнение свой замысел, дав смертоносный яд имаму Аскари. Имам мученически пал 8-го рабиуль аввала 260 года по мусульманскому летоисчислению.

Му’тамада очень пугало то влияние, которое имам оказывал на общество того времени. В особенности, он страшился поднятия мятежа последователей его светлости и Алавидов, когда они узнают о совершенном им преступлении. Исходя из этого, Му’тамад всячески старался скрыть свое злодеяние.

Ибн Сабба Малики в своей книге «Фусул аль Мухимма» пишет со ссылкой на одного из аббасидских подданных Абдуллы ибн Хакана, следующее:

«...В момент смерти Абу Мухаммада Хасана ибн Али, Му’тамад, пребывал в особом состоянии, которое нас несколько поразило. Мы никогда даже и не думали, что он (будучи всевластным государем) будет таким жалким. Когда Абу Мухаммад заболел, то к нему были направлены пять человек особо близких халифу. Все они являлись дворцовыми факихами. Му’тамад велел им оставаться в доме имама и сообщать ему обо всем происходящем там. Кроме этого, он приставил к умирающему имаму, своих слуг. По его приказу Кази ибн Мухтару следовало избрать десять доверенных лиц и послать в дом его светлости, дабы они утром и вечером следили за здоровьем имама.

По прошествии двух или трех суток Му’тамада оповестили об ухудшении состояния имама и то, что нет надежд на его выздоровление. Тогда халиф распорядился продолжать охранять дом имама. Дом находился под строгим контролем до тех пор, пока имам не умер.

С известием о гибели его светлости в городе Самарра начался ажиотаж: отовсюду были слышны плач и вопли, закрылись базары и магазины. Бани Хашим, правительственные служащие, военачальники, городской судья, поэты, очевидцы и многие другие присутствовали на похоронной процессии. В тот день, город напоминал день Страшного Суда.

Перед захоронением тела Му’тамад посылает своего брата Ису ибн Мутаваккила, чтобы тот прочел намаз, совершаемый над покойником. Когда умершего имама поместили на землю, Иса приблизился к нему и, открыв лицо его светлости, обратился к присутствующим Алавидам, Аббасидам, судьям, писателям и очевидцам со следующими словами: «Это - Абу Мухаммад Аскари. Он ушел из жизни своей смертью, и такие-то слуги халифа были свидетелями сего!»

После этих слов, он накрыл имама, совершил намаз и велел похоронить его светлость. Абу Мухаммад Хасан ибн Али (да будет мир с ним!) покинул этот бренный мир в Самарре, в пятницу 8-го рабиуль аввала 260 года лунной хиджры. Его светлость был погребен в той же комнате, где был захоронен и его отец имам Хади (да будет мир с ним!). Комната находилась в их доме.

Из вышесказанного становится очевидным, каково было положение имама Аскари (да будет мир с ним!), и понятна причина беспокойства высших властей. Помимо этого халиф страшился разоблачения тайного отравления и убийства имама Аскари и, тем самым, с помощью ранее выработанного плана и обработки общественного мнения всячески пытался представить гибель имама, произошедшей не в силу внешних факторов.

Да, угнетатели считали имамов опасными для своего абсолютного господства. Для угасания света истинных предводителей, до тех пор, пока это было возможно, они держали имамов вдалеке от мусульманской общины, а затем предавали их смерти.

После кончины его светлости, Му’тамад разделил имущество имама между его матерью и братом Джа’фаром. Этим, он хотел дать понять всем, что у имама Аскари (да будет мир с ним!) не было наследника-сына, дабы шииты пришли в отчаяние в ожидании другого имама.

Халиф дал тайное поручение своим подручным, чтобы те пустились на розыски наследника имама, а если найдут его светлость, то пусть схватят его. Они подвергли очень сильному давлению родственников умершего, но, однако так и не обнаружили двенадцатого имама Каима. Аллах расстроил козни врагов и спас его светлость.

Несмотря на то, что в целях безопасности от зла угнетателей, имам не должен был открыто появляться на людях и по велению Божьему скрылся, особо преданные последователи имамов Аскари и Каима (да будет мир с ними!) неоднократно видели его в детстве и были твердо убеждены в его существование.

Во время смерти имама Аскари, имам Каим появился во дворе своего отца и, отстранив Джа’фара, который намеревался прочесть намаз над имамом Аскари, сам совершил обряд.

В период «малого сокрытия» шииты поддерживали связь с его светлостью посредством его наместников. С помощью них же они получали ответы на имеющиеся вопросы. В истории записаны случаи чудотворений, которые были совершены руками представителей имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), что с каждым днем способствовало укреплению веры и убежденности приверженцев его светлости.


1. Не будь расточителен, а будь умерен.

2. На улице некий прохожий увидел кучу задорных ребятишек. Тут он заметил, что все дети играют кроме одного, горько плачущего маленького имама Аскари. Прохожий подумал, что плач его светлости вызван тем, что он не имеет игрушек, таких как у других сверстников. Он подошел поближе к малышу и сказал:

- Хотите, я куплю игрушку для Вас?

- О, неразумный! Не для забавы были сотворены мы! - прозвучало в ответ. Тогда мужчина спросил:

- Так чего же ради?

- Для знаний и богослужения! - ответил имам.

- Кто научил тебя этому? - не унимался тот.

- Всемогущий и Великий Аллах (который говорит в Коране): «Неужели думаете вы, что сотворили Мы вас, забавляясь, и вы не вернетесь к Нам?»

3. Не упорствуй и не спорь, ибо это ведет к позору, а также не шути, чтобы это не придало другим по отношению к тебе смелости.

4. Скромность - это когда приветствуешь всех встречных и, входя в общество, садишься без почета.

5. Вкладывайте мудрость и знание в сердца людей тогда, когда они бодры и жизнерадостны. В противном же случае, не делайте этого.

6. Проявление радости при опечаленном человеке – знак невоспитанности.

7. Смиренность - милость (Божья), которая не поддается зависти.

8. Ты украшаешь своего брата-мусульманина, наставляя его негласно. Но если ты делаешь это прилюдно, то лишь оскорбляешь его.

9. Для собственного перевоспитания, достаточно не желать ближнему своему того, чего ты не желаешь себе.

10. Благо лица заключается в его наружной красоте, а благо разума в его внутренней красоте.

11. Путь к Аллаху - путь, преодолеваемый способом бодрствования по ночам (т.е. богослужения в ночное время, когда все погружены в сон).

12. Пороки заперты в доме, ключ к которому – ложь.

13. Щедрости есть предел, и если она превзойдет свою меру – это расточительство.

14. Осторожности тоже есть предел, и если она превзойдет свою меру – это ни что иное, как страх.



Говоря о настоящем имени имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), нужно заметить, что святые имамы удерживали своих приверженцев от произношения настоящего имени двенадцатого имама. Они говорили, что его зовут так же, как и Пророка и он имеет одинаковую с ним конью, и этот запрет будет действителен до тех пор, пока он не явится людям (после великого сокрытия). Наиболее из известных его эпитетов: «Махди», «Каим», «Худжат», «Бакиятуллах».

Его отцом был одиннадцатый имам – его светлость имам Хасан Аскари (да будет мир с ним!), а матерью – госпожа Нарджис (да будет мир с ней!), внучка византийского императора.

Родился имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) в пятницу 15 ша’бана, в 255 году лунной хиджры в городе Самарра в Ираке. Учитывая, что сейчас 1423 год лунной хиджры, его светлости Махди уже 1168 лет и жизнь его будет продолжаться до времени, назначенного Аллахом. И однажды по велению Его он явится и наполнит мир справедливостью и правосудием.


Вера в имама Махди Обещанного (да ускорит Аллах его пришествие!), являющегося божественным спасителем мира, встречается во многих религиях. Не только шииты, но и сунниты, и даже представители других религий, таких как христианство, зороастризм, индуизм признают и ожидают прихода великого, божественного реформатора – мессию.

В книге «Дид», считающейся священной у индусов, приводится: «…после развращенности мира в последние времена появится царь, который станет предводителем народов. Имя ему - Мансур (тот, кому будет оказана помощь), он покорит весь мир и подчинит его своей религии, будет знать каждого верующего и неверного, и исполнится всё, что ни пожелает он от Бога».

Кроме того, в книге «Джамасб», написанной учеником Зороастра, говорится: «…Выйдет мужчина из земли арабов, (происхождением) от сынов Хашима, имеющий крепкое телосложение и большую силу, исповедующий религию своего прадеда…он вступит в Иран с большим войском, устроит благополучие и заполнит землю справедливостью, в результате этой справедливости волк будет рядом с овцой пить воду».

В религиозной книге зороастрийцев «Зонд» приводится: «И тогда великая победа будет на стороне изадов – духов света и добра, и уничтожат ахриманов – духов тьмы и зла. Вся власть ахриманов – на земле, и не могут они взойти на небо. После победы изадов и свержения рода ахриманов мир достигнет истинного благополучия, а сын Адама воссядет на престол счастья».

Так же в «Торе» в книге «Бытие» рассказано о двенадцати имамах, которые произойдут от рода Пророка Исмаила: «И об Измаиле Я услышал тебя: вот Я благословлю его, и возвращу его, и весьма, весьма размножу; двенадцать князей родятся от него; и Я произведу от него великий народ».

В Псалтыре (Маземире) Давуда говорится: «…а праведников подкрепляет Господь. Праведники наследуют землю, и будут жить на ней вовек».

В священном Коране (21:105) приводится: «Мы уже предначертали в Псалтыре (Давуда) после того, как изрекли [людям] назидание (Зикр, т.е. Тору), что земля достанется в наследство Моим праведным рабам». А так же в суре «Нур» («Свет»), аяте 55: «Тем из вас, кто уверовал и вершил добрые дела, Аллах обещал, что непременно сделает их преемниками на земле, подобно тому, как Он сделал преемниками тех, кто был до них; [обещал] что укрепит их веру, которую Он одобрил для них, что Он вселит в них спокойствие, после того, как они испытали страх; [обещал тем, которые] поклоняются Мне, не признают наряду со Мной других богов…».

Другой аят гласит: «Но нам было угодно оказать милость тем, кто был унижен на земле, сделать их предводителями и наследниками на земле».

Вышеприведенные аяты свидетельствуют о том, что, в конце концов, власть над миром перейдет в руки достойных рабов Бога, это наследие достанется им, и они станут предводителями человечества. Если сегодня люди сбились с пути истины и божественной дороги, опустившись до самых глубин пропасти распутства и безнравственности, значит, до конечной стадии этого упадка осталось совсем немного и очень скоро людская совесть проснется. Тогда человек поймет, что он не может создать и укрепить в мире порядок, справедливость и всеохватывающее счастье, опираясь на свои силу, ум, идеи, технику или материальные науки. Поймет, что у него нет другого выхода, кроме как основывать свои отношения на почве веры, божественного откровения, повиновения руководству Бога. И только повинуясь божественному спасителю мира, можно спасти себя из пучины опасностей, пройти путь совершенства и на основе справедливости установить всемирное государство с безопасностью, миром, чистосердечностью и искренностью.


Пророк Ислама и непорочные имамы многократно сообщали о его светлости Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), о его длительном сокрытии, восстании и других событиях, связанных с ним. Многие последователи и приверженцы имамов сохранили и передали эти хадисы. Так, автор книги «Аль имам аль Махди» приводит имена пятидесяти сподвижников Пророка и пятидесяти табиинов, которые передали хадисы, относящиеся к имаму Махди (да ускорит Аллах его пришествие!).

Многие великие поэты за десятки, а некоторые и за сотню лет до рождения святого имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) излили содержание таковых хадисов в своих стихах.

Кумайт – шиитский поэт и храбрый борец за правду, скончавшийся в 126 году лунной хиджры, в присутствии имама Бакира прочел стихотворение об имаме Махди Обещанном и спросил о времени его восстания.

Исмаил Химьяри, скончавшийся в 173 году лунной хиджры, после того, как удостоился чести встретиться с имамом Садыком и, найдя с его помощью путь истины, прочел длинную хвалебную оду. Вот некоторые её куплеты:

«Я призываю в свидетели своего Господа, что слово твоё, (о, имам Садык) является аргументом для всех людей, будь они послушными рабами Аллаха или грешниками.

Что (изрек ты) воистину, у властелина Времени, которого жаждет душа моя, будет сокрытие.

Несомненно, он сокроется. Да будет мир Аллаха над сокрывшимся.

Он задержится на некоторое время, а потом появится однажды. И тогда заполнит справедливостью весь Восток и Запад».

Де’бель Хуза’и известный и талантливый поэт третьего века хиджры (скончавшийся в 246 году) в присутствии имама Ризы прочел такую поэму:

«Если бы не стало того, на что я надеюсь, что свершится сегодня или завтра, то от тоски и печали у меня разорвалось бы сердце.

Надежда та – восстание имама, который, несомненно, восстанет.

Поднимется он на борьбу с именем Аллаха. Среди нас отделит он всю правду ото лжи, и свершит возмездие и даст награду».

Когда Де’бель закончил эти куплеты, имам Риза поднял голову и изрек: «О, Хуза’и, эти стихи на твои уста низвел святой дух». После этого имам сказал: «Знаешь ли, кто тот имам?»

Де’бель ответил: «Не знаю. Я лишь слышал, что имам из вашего семейства поднимет восстание и заполнит землю справедливостью и правосудием».

Имам Риза сказал: «О, Де’бель, имамом после меня является мой сын Мухаммад (имам Джавад, после него – его сын – Али (имам Хади), затем его сын – Хасан (имам Аскари и после Хасана – его сын – имам Времени, которого будут ждать из сокрытия, а во время появления ему будут подчиняться. И если до конца света останется не более одного дня, Аллах продлит этот день до тех пор, пока не восстанет имам Времени и не заполнит землю справедливостью и правосудием так же, как она будет переполнена злом и притеснениями».

Другие поэты, жившие во времена имамов, или их ученики в своих стихах тоже прямо или косвенно указывали на его светлость Махди.

Часто случалось, что у святых имамов спрашивали, не они ли являются обещанным имамом Времени. И тогда имамы подробно разъясняли им, кто такой имам Времени на самом деле.

К тому же, вследствие распространенности таких хадисов, некоторые люди еще до рождения 12-го имама ложно утверждали, что именно они являются Махди или им приписывали этот титул, злоупотребляя этим в своих целях.

Так, сторонники школы «Кисания» еще за два века до рождения имама Времени считали им Мухаммада Ханафию. Они были убеждены, что Мухаммад Ханафия скрылся от людских взоров и однажды появится. Свои убеждения они основывали на многочисленных хадисах об исчезновении имама Махди, переданных от Пророка и предыдущих имамов. Или же аббасидский халиф Махди Аббаси называл себя Махди Обещанным, дабы использовать ожидание народа в свою пользу.

Многие суннитские ученые, а также шиитские в своих книгах перечислили хадисы и предания, относящиеся к его светлости Махди. «Муснад» Ахмада ибн Ханбала (скончавшегося в 241 году л. хиджры) и «Сахих Бухари», написанный Бухари (скончавшимся в 256 году л. хиджры), являются одними из самых достоверных суннитских книг. Эти книги, написанные до рождения имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) наряду с другими хадисами, содержат предания о 12-ом имаме Махди.

Книга «Машиха» Хасана ибн Махбуба является одной из шиитских книг. По свидетельству покойного Табарси она была написана более чем за сто лет до большого сокрытия имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) и в ней приведены хадисы, предсказывавшие его великое сокрытие. Кроме того, он поясняет, что шиитские хадисоведы, жившие во времена имамов Бакира и Садыка в своих трудах привели предания, относящиеся к сокрытию.

Так же группой суннитских и шиитских ученых были написаны отдельные книги об имаме Махди Обещанном (да ускорит Аллах его пришествие!), причем некоторые из которых были написаны еще до его рождения. Раваджини (скончавшийся в 250 году л. хиджры) является одним из суннитских ученых, который написал книгу «Ахбар аль Махди» еще до того, как имам Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) появился на свет. Некоторые сподвижники имамов, такие как Анмати и Мухаммад ибн аль Хасан ибн Джумхур тоже до рождения имама Времени написали книгу о нем и его сокрытии. Предания и хадисы, относящиеся к двенадцатому имаму настолько многочисленны, что в исламской тематике не встретить тему с таким количеством хадисов. Достоверность этих хадисов с точки зрения и шиитов и суннитов неоспорима. И шиитские и суннитские ученые подтверждают достоверность и многочисленность их передатчиков (таватур). Так, Сиджи – автор книги «Манакиб аш-шафи’и» (скончавшийся в 363 году л. хиджры) пишет: «Хадисы, относящиеся к его светлости Махди и переданные от уважаемого Пророка Ислама достигли степени таватур».

Автор книги «Имам Махди» пишет: «Если перечислить все хадисы об имаме Махди, дошедшие до нас от шиитов и суннитов, то в общем итоге мы натолкнемся на цифру более шести тысяч. Бесспорно, это большая цифра. Даже о большинстве элементарных положений Ислама, в которых мусульмане не допускают малейших сомнений, не передано такого количества хадисов».

На этом основании можно сказать, что мусульмане еще с раннего периода Ислама были знакомы с предсказаниями о восстании Махди Обещанного (да ускорит Аллах его пришествие!), и последователи Ахл аль Байт имели очень твердые убеждения по этому поводу. В преданиях подчеркивается, что он из Хашимитов, потомков Фатимы и из рода Предводителя шахидов – имама Хусейна. Имя отца – Хасан. Его имя и конья, подобны имени и конье дорогого Пророка. Он родится в тайне, и будет жить в тайне, у него будет два сокрытия, одно из которых кратковременное, а другое - продолжительное. И он будет пребывать в сокрытии до тех пор, пока не прикажет Аллах. И по приказу Его он восстанет на борьбу, распространит исламскую религию на весь мир и после длительного зла и притеснений, царивших в мире, заполнит его справедливостью и правосудием. В этих хадисах излагаются даже физические, личностные и другие особенности, относящиеся к нему. Приведем несколько хадисов.


1.     Пророк по поводу неизбежности появления его светлости Махди изрек: «Если даже до Судного дня останется не больше одного дня Всевышний Аллах все же пошлет мужа из нашего рода, который заполнит мир справедливостью и правосудием также, как он будет переполнен злом и притеснениями».

2.     Пророк изволил сказать: «Судный день настанет не раньше, чем мужчина из моего семейства возьмет власть в руки. У него будет то же имя, что и у меня».

3.     Пророк изрек: «Воистину, Али – имам этой уммы (исламской общины) после меня, а когда появится Махди Обещанный из его потомков, то заполнит землю правосудием и справедливостью так же, как она будет переполнена притеснениями и несправедливостью. Клянусь тем, кто воистину послал меня благовестителем и увещевателем - те, кто во время сокрытия останутся твердыми (в вере и убеждениях), несомненно, будут более редкими, чем всякая редкостная и ценная вещь». Джабир – сподвижник Пророка, услышав эти слова, встал и спросил: «О, Пророк Аллаха! Разве у Вашего потомка будет сокрытие?» Пророк ответил: «Да, клянусь Творцом! Верующие подвергнутся испытанию и закалятся, а неверные погибнут. О, Джабир, это явление одно из дел Аллаха и тайна из его тайн, которую Он скрыл от своих рабов. Остерегайся сомневаться в этом, ибо сомнение в делах Всевышнего есть неверие».

4.     Умм Салама говорит: «Уважаемый Пророк Ислама вспоминал о Махди Обещенном и говорил: «Да! Он – истина и будет из рода Фатимы».

5.     Салман Фарси говорит: «Я пришел к Пророку. Он, усадив Хусейна ибн Али к себе на колени и, осыпая его поцелуями, говорил: «Ты – господин, сын господина и брат господина. Ты – имам, сын имама, брат имама. Ты – худжат* Аллаха, сын худжата Аллаха, брат худжата Аллаха, и ты – отец девяти худжатов Аллаха, девятый из которых Каим».

6.     Имам Риза изрек: «Достойный сын Хасана ибн Али Аскари – Хозяин Времени, тот самый Махди Обещанный».

7.     Пророк Аллаха изрек: «Я сообщаю вам добрую весть о Махди. Он выступит в моей умме, в то время как она будет в разногласиях и колебаниях. Он заполнит землю справедливостью и правосудием так же, как она будет переполнена несправедливостью и притеснениями. Жители небес и земли будут довольны и удовлетворены им…»

8.     Имам Риза сказал: «Тот, кто не имеет богобоязненности, тот не имеет религии. Воистину, самый уважаемый Аллахом среди вас тот, кто является самым богобоязненным» - затем имам продолжил «Четвертый потомок из моего рода - сын госпожи невольниц. Аллах посредством его очистит землю от всяких притеснений и несправедливости и он (Махди) – тот самый, в рождении которого будут сомневаться люди и он имеющий сокрытие. Когда он восстанет, мир озарится светом Аллаха, и будут установлены весы справедливости среди народа, так, что никто не причинит зла другому…»

9.     Повелитель правоверных имам Али сказал: «Аллах приведет группу людей, любящих Его и любимых Им. И тот среди них достигнет царства Его, кто будет одиноким и скрытым. Он – тот самый Махди Обещанный… он без труда заполнит землю справедливостью и правосудием. В детстве он разлучится с отцом и матерью… и с безопасностью покорит мусульманские города, ведь время для него будет подготовленным. Его слову будут подчиняться и стар, и млад, и все будут повиноваться ему. Он заполнит землю справедливостью и правосудием также, как она будет переполнена злом и несправедливостью. Тогда его имамат достигнет совершенства, а власть упрочится. Аллах поднимет тех, кто находится в могилах. Они проснутся тогда, когда не будут уже лежать в них. Земля благодаря Махди станет благоустроенной и процветающей: будут течь реки, искоренятся смута, смятение и разбой. Умножатся блага и изобилия, и я не вижу нужды говорить о том, что будет после этого и да будет миру того времени мое приветствие!»


1.     Имам Садык сказал: «Люди потеряют своего имама, однако он будет присутствовать во время хаджа и будет видеть людей, но они его не увидят».

2.     Асбаг ибн Нубата приводит: «Я удостоился чести посетить Повелителя правоверных его светлость Али и увидел его погрузившимся в мысли и водившим по земле пальцем. Я спросил: «Почему я вижу Вас задумавшимся? Разве Вас тянет к земному?» Имам ответил: «Нет! Клянусь Аллахом, у меня никогда не было стремления к земному и мирскому, я задумался о том, кто родится из моего рода, он – одиннадцатый из моих потомков – Махди, тот самый, который заполнит землю справедливостью и правосудием так же, как она будет переполнена несправедливостью и притеснениями. У него будет сокрытие, и он изумит всех, от чего одни впадут в заблуждение, а другие найдут истинный путь…».

3.     Имам Садык изрек: «Если до вас дойдет весть о том, что имам Времени сокрылся, то не отрицайте его сокрытия».

4.     Имам Садык также сказал: «У Каима будет два сокрытия: одно кратковременное, а другое – долгое. При первом сокрытии никто, кроме избранных сторонников семейства Пророка не будет знать его местонахождения, а во время второго сокрытия, никто кроме избранных друзей».

5.     Имам Садык изрек: «Когда восстанет Каим, у него не будет союза с кем-либо, обязательств перед кем-либо и не присягнет он никому».

6.     Пророк изволил сказать: «Каим – из моих потомков. У него будет то же имя и та же конья, что и у меня. Он будет сходен со мной чертами лица, образом, сунной и действиями. Он склонит народ к шариату и моей религии и призовет к книге моего Творца. Каждый, кто подчинится ему, тот подчинится мне и каждый, кто будет сопротивляться ему, тот будет сопротивляться мне и каждый, кто будет отрицать его сокрытие, тот отрекся от меня».

7.     Четвертый имам Зейн Аль Абидин изрек: «В имаме Махди из нашего рода есть сходства с Пророками Аллаха: с Нухом (Ноем) (да будет мир с ним!) долголетием, с Ибрахимом (Авраамом) (да будет мир с ним!) таинственным образом рождения и отдаленностью от людей, с Мусой (Моисеем) (да будет мир с ним!) спасением, с Исой (Иисусом) (да будет мир с ним!) разногласиями людей о нем, с Айюбом (Иовой) (да будет мир с ним!) облегчением после напастей трудностей и с Мухаммадом (да благословит Аллах его и его семейство!) восстанием мечом».

8.     Имам Садык сказал: «Воистину, у Махди будет сокрытие, во время которого раб Аллаха должен быть богобоязненным и ухватиться за религию Аллаха».

9.     Имам Садык также сказал: «Для людей настанет время, когда их имам сокроется». Зурара говорит: «Я спросил у имама: «Каковыми же в то время будут религиозные обязанности людей?» Имам ответил: «Они должны держаться за то (религиозные обязанности, идеологию и положения), в чем находятся до тех пор, пока не выйдет к ним из сокрытия имам».

10. Имам Садык также сказал: «Это явление (появление имама и его восстание) не произойдет, пока не останется ни одного народа, который бы не властвовал над людьми с тем, чтобы никто не говорил: «Если бы правили мы, то обращались бы справедливо». И только после этого Каим восстанет истинно и справедливо».


Двенадцатый имам его светлость Аль Махди сын Хасана (да будет приветствие и благословение ему, его отцу и прадедам) родился на рассвете в пятницу пятнадцатого ша’бана 255 года лунной хиджры (по современному календарю в 869 году) в городе Самарра (на территории современного Ирака), в доме одиннадцатого имама. Как мы уже сказали, его отцом был одиннадцатый имам его светлость Хасан Аскари (да будет мир с ним!). А матерью – госпожа Нарджис, которую называли также Сусан и Сайкал. Она была дочерью Иешуа – сына византийского императора и происходила из рода Шам’уна (святого апостола Симона Петра), являющегося одним из последователей Исы (Иисуса) (да будет мир с ним!). Госпожа Нарджис была очень благочестива и праведна, и Хакима – сестра имама Хади, одна из великих женщин рода имамов, называла ее не иначе, как «моя госпожа» и «Госпожа моей семьи», а себя называла ее служанкой.

В то время, когда госпожа Нарджис пребывала в Византии, она видела удивительные сны. Однажды она увидела Пророка Ислама и святого Ису (да будет мир с ними!), заключавшими брачный договор и выдававшими ее замуж за имама Хасана Аскари (да будет мир с ним!). В других снах она увидела изумительные вещи и по призыву ее светлости Фатимы Захры (да будет мир с ней!) стала мусульманкой, но скрыла это от своих родных и близких. Вскоре началась война между мусульманами и византийцами, и Цезарь сам отправился сражаться. Во сне Нарджис получила приказ, тайно смешавшись с придворной прислугой и челядью, отправиться вслед за армией, направляющейся в сторону арабо-византийской границы. Нарджис так и поступила. На границе отряды авангарда мусульманских войск захватили византийцев в плен и, не узнав о том, что Нарджис (да будет мир с ней!) происходит из императорской семьи, увезли ее вместе с другими пленными в Багдад. Это событие произошло в последние годы имамата десятого имама Хади (да будет мир с ним!). Его посыльный передал в Багдаде Нарджис письмо, написанное самим имамом на греческом языке, а затем выкупил ее у работорговца и увез к имаму Хади в Самарру. Имам сообщил Нарджис о тех вещах, которые она видела во сне, а также сообщил ей добрую весть, что она станет супругой одиннадцатого имама и матерью ребенка, который покорит весь мир и заполнит его справедливостью и правосудием. Затем имам Хади (да будет мир с ним!) поручил своей сестре Хакиме, являющейся одной из благочестивых женщин рода имамов, чтобы она научила Нарджис исламским положениям, обычаям и морали. Прошло некоторое время и Нарджис вышла замуж за имама Хасана Аскари (да будет мир с ним!).

Святая Хакима (да будет мир с ней!) каждый раз, когда приходила навестить имама Аскари, молила Аллаха, чтобы Он даровал ребенка имаму. Она рассказывает: «Однажды я, как всегда, придя навестить имама Аскари, повторила свою молитву. Имам изрек: «То дитя, о котором ты молишь Аллаха, появится на свет сегодня ночью».

Ее светлость Нарджис подошла ко мне, чтобы снять с моих ног обувь и сказала: «Моя госпожа, дай мне свою обувь». Я ответила: «Это ты являешься моей госпожой и хозяйкой. Клянусь Всевышним Аллахом, я не разрешу тебе снять с моих ног обувь и не позволю, чтобы ты служила мне. Я сама с большим желанием рада служить тебе». Имам Аскари услышал мои слова и сказал: «Да вознаградит тебя Аллах доброй наградой!»

Я была у них до заката солнца, затем позвала служанку и сказала ей: «Принеси мою одежду, я хочу уйти». Имам изрек: «Тетя! Останься ночевать у нас, ибо сегодня ночью тот, кто является для Аллаха дорогим и святым, родится, чтобы оживить землю после ее смерти». Я спросила: «Господин мой! От кого он родится? Я же не вижу в Нарджис никакого признака беременности». Имам ответил: «(Он родится только) от Нарджис, а не от другой (женщины)».

Я встала и внимательно осмотрела Нарджис. У нее не было никаких признаков беременности. Возвратившись к имаму, я сказала об этом. Он улыбнулся и произнес: «На рассвете тебе станет ясно, что у нее есть ребенок. Ибо она похожа на мать Мусы-Калимуллаха (да будет мир с ним!), плод в чреве которой был тайной и никто, вплоть до его рождения, ничего не знал. Потому, что Фараон, разыскивая Мусу-младенца, вспарывал животы беременным женщинам (для того, чтобы этот ребенок не был рожден). И это дитя, которое родится сегодня ночью похоже на Мусу (искоренит власть Фараону подобных) и его (тоже) разыскивают».

Ее светлость Хакима продолжает: «Я до рассвета наблюдала за Нарджис. Она спокойно спала рядом со мной и не двигалась. Вдруг на рассвете испуганно вскочила с постели. Я обняла ее и произнесла имя Аллаха. Имам Аскари из другой комнаты воскликнул: «Читай ей суру «Кадр» («Предопределение» - от пер.)». Я начала читать и спросила Нарджис о ее состоянии. Она ответила: «То, о чем сообщил тебе мой господин, стало ясным». Я продолжала читать суру «Кадр» так, как приказал мне имам. В это время ребенок в чреве матери стал говорить и повторять суру «Кадр» вместе со мной. Он поздоровался со мной. Я очень встревожилась. Имам Хасан Аскари молвил: «Не удивляйся в делах Аллаха. Всевышний Аллах удостаивает нас – имамов говорить мудростью еще в раннем детстве, а когда подрастем, Он делает нас «худжатом» на земле…» Едва слова имама были закончены, как Нарджис исчезла с моих глаз, словно между мной и ею появилась завеса, и я ее не видела. Вскрикнув, я побежала в другую комнату к имаму Хасану. Имам сказал: «Тетя, возвратись, и ты увидишь ее на прежнем месте». Я возвратилась, не прошло много времени, как невидимая стена между нами исчезла и я увидела Нарджис, утопающей в лучезарном сиянии божественного света так, что невозможно было смотреть. Я также увидела и младенца, который родился, в земном преклонении. Он, подняв указательный палец, говорил: «Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха Единственного, не имеющего сотоварищей. И (свидетельствую, что) прадед мой Мухаммад – Пророк Аллаха, да благословит и приветствует Аллах его и род его. И (свидетельствую, что) отец мой Амир аль Му’минин…», - и таким образом он засвидетельствовал по порядку всех имамов вплоть до своего имамата. Затем изрек: «О, Аллах! Выполни обещание (которое дал мне) и доведи до конца мое дело (имамат), и укрепи мои стопы, и заполни землю посредством меня справедливостью и правосудием…»


История времен Омейядов и Аббасидов, в особенности, от времени имамата шестого имама его светлости Садыка(да будет мир с ним!), является живой свидетельницей того факта, что халифы по отношению к святым имамам становились все бдительнее. Это происходило из-за того, что имамы всегда были в центре внимания народа и с каждым днем влияние их в обществе и любовь к ним возрастали. Аббасиды чувствовали, что их правлению грозит опасность, к тому же было широко известно, что Махди Обещанный (да ускорит Аллах его пришествие!) произойдет из рода Пророка, семейства святых имамов и родится от его светлости имама Аскари; что он – Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) заполнит землю справедливостью и правосудием. Поэтому, имам Аскари был под строжайшим контролем и так же, как и его отец и дед находился под надзором в Самарре – тогдашней столице аббасидских халифов. Со стороны Аббасидов прилагались большие усилия, чтобы предотвратить рождение и восстание обещанного ребенка. Но Божья воля была, как всегда, превыше всего и наперстала неизбежность этого рождения и, таким образом, их усилия были сведены на нет. Всевышний Аллах скрыл рождение имама так же, как скрыл рождение Пророка Мусы (да будет мир с ним!). В то же время избранные сподвижники имама Аскари многократно видели имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) еще при жизни отца. Также после мученической смерти имама Хасана Аскари (да будет мир с ним!) имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) появился и прочитал над телом своего отца намаз по усопшему. Люди видели его, и после этого имам исчез из виду.

От времени рождения имама Каима (да ускорит Аллах его пришествие!) и до самой смерти отца - его светлости Хасана Аскари (да будет мир с ним!) многие из родственников и избранных друзей одиннадцатого имама смогли увидеть младенца или же узнать о его существовании в доме имама. В принципе, образ действий имама Аскари заключался в том, что он, сохраняя священного ребенка в тайне, в то же время в подходящей обстановке и при удобных случаях, осведомлял своих надежных сподвижников о его существовании, дабы те передали эту новость шиитам и они после одиннадцатого имама не сбились бы с истинного пути.

Для примера приведем несколько случаев:

1.     Ахмад ибн Исхак является одним из выдающихся шиитов и личных сподвижников его светлости имама Аскари. Он передает: «Я удостоился чести быть принятым имамом Аскари и хотел спросить о его наследнике и преемнике. Имам до того, как мне спросить, изрек: «О, Ахмад! Воистину, Всевышний Аллах с того времени, как сотворил Адама (да будет мир с ним!), не оставил землю без Своего «худжата». Он также и не оставил землю без него до Судного дня. Посредством «худжата» Аллаха беды и напасти устраняются от жителей земли, идут дожди и земля дарит свои блага». Я спросил: «О, потомок Пророка Аллаха! Кто будет имамом и наследником после Вас?» Имам торопливо зашел во внутреннюю часть дома и возвратился, неся на своем плече трехлетнего младенца, лицо которого красотой походило на полную луну. Имам произнес: «Ахмад! Если бы ты не был любим и уважаем Аллахом и его «худжатами», то я не показал бы тебе вот этого моего сына. Поистине, он имеет то же имя, что и Пророк Аллаха, а также и его конью. Он тот самый, кто заполнит землю справедливостью и правосудием, так же, как она будет переполнена (до его восстания) несправедливостью и притеснениями. О, Ахмад, его история в этой умме похожа на историю Хизра и Зуль Карнайна. Клянусь Аллахом, что он сокроется так, что во время его сокрытия не спасется от гибели никто, кроме тех, кого Всевышний Аллах сделает стойким и непоколебимым в признании имамов и сделает их молящимися о его скором пришествии». Я спросил: «О, мой владыка! Есть ли (у этого ребенка) примета, по которой душа моя обрела бы покой?» (В это время) тот младенец красноречиво и изящно заговорил на арабском языке: «Я – Бакийятуллах на земле! Тот самый, кто отомстит врагам Аллаха. Эй, Ахмад ибн Исхак! После созерцания воочию не ищи (других) примет…»

Шейх Садук передает, что нашел этот хадис, написанный почерком Али ибн Абдуллы Варрака и спросил у него по поводу этого хадиса. Он пересказал мне хадис от Са’да ибн Абдуллы и тот передал хадис от Ахмада ибн Исхака».

2.     Ахмад ибн Хасан ибн Исхак Куми передает: «В то время, когда родился достойный сын – Хазрат Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), то от нашего господина Абу Мухаммада Хасана Аскари пришло письмо моему прадеду Ахмаду ибн Исхаку. Имам в том письме собственноручно написал: «У нас родился ребенок. Ты должен утаить известие о его рождении и не передавать это никому из людей. Мы никого не извещаем о нем, кроме ближайших родственников из-за родственных уз и друзей из-за их любви (к нам). Мы захотели объявить тебе весть об этом рождении, дабы Аллах обрадовал тебя ею. Точно так же, как Он этой вестью обрадовал и нас. Да будет мир!»

3.     Уважаемая госпожа Хакима – тетя имама Аскари, Насим – слуга имама Аскари, Абу Джа’фар Мухаммад ибн Усман Амри, Хусейн ибн Аль Хасан Аль Алави, Амр Аль Ахвази, Абу Наср Хадим, Камил ибн Ибрахим, Али ибн Асим Куфи, Абдулла ибн Аль Аббас Алави, Исмаил ибн Али, Я’куб ибн Юсуф Зарраб, Исмаил ибн Муса ибн Джа’фар, Али ибн Мутаххар, Ибрахим ибн Идрис, Турайф Хадим, Абу Сахл Навбахти - являются примерами тех людей, которые узнали о рождении имама Махди Обещанного (да ускорит Аллах его пришествие!), а также оповещали об этом других.

4.     Джа’фар ибн Мухаммад ибн Малик передает от группы шиитов, что имам Аскари сказал им: «Вы пришли для того, чтобы спросить насчет худжата после меня?» Они ответили: «Да». И тогда появился младенец, который больше всех походил на имама Аскари. Имам изволил сказать: «Это ваш имам и мой преемник. Подчиняйтесь его приказам и не разобщайтесь, ибо погибните. Знайте, что вы после этого его не увидите до тех пор, пока не достигнет совершенства его жизнь. Соглашайтесь с тем, что говорит Усман ибн Саид, и подчиняйтесь его приказам потому, что он является заместителем вашего имама, и дела находятся в его руках».

5.     Иса ибн Мухаммад Джавхари приводит: «Я вместе с несколькими людьми отправился к имаму Аскари, чтобы поздравить с рождением его светлости Махди. Наши братья оповестили нас о том, что его светлость Махди родился в пятницу ночью в месяц ша’бан во время восхода зари. Когда мы вошли в дом имама, сразу же поздравили его с рождением ребенка. Не успели мы спросить его о сыне, он сказал: «Среди вас есть некто, душу которого мучает вопрос о том, где же находится мой сын. Знайте, я отдал его на хранение Богу точно так же, как мать Мусы когда положила своего ребенка в сундук и бросила в море, отдавая его на хранение Всевышнему, чтобы Он потом вернул его».


Принципиальная основа Ислама, политические, общественные, экономические, культурные положения и другие его учения были разъяснены и доведены до степени совершенства Пророком (да благословит Аллах его и его семейство!) во время его посланнической миссии и непорочными имамами за время пребывания их в обществе (до 260 года л. хиджры). И с какой бы мощью в течение всего этого срока не препятствовали «дьяволы» и противники, святые имамы использовали любые удобные моменты и даже, пребывая в изгнании, разъясняли людям вопросы Ислама. Различные положения и догмы Ислама были настолько хорошо разъяснены, что имели возможность представлять собой великое мировое правление, и в этом нет сомнений. С другой стороны, превосходными образцами величия этого правления стали Пророк и Повелитель правоверных Али (да будет мир с ними!), давшие увидеть человечеству его совершенство и красоту, чтобы люди отвернули свой лик от другого (правления). Следовательно, почва для единого всемирного правления была полностью приготовлена до рождения имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!). Установление исламских законов и положений уже состоялось, и справедливость Ислама была показана практически. Но со стороны народа не было готовности постичь и принять эту божественную власть, и если бы люди мира были готовы принять эту власть, имам не был бы сокрыт, а занялся осуществлением божественного закона и распространил бы над всем миром справедливое исламское правление. Значит, возможно, по этой причине он был сокрыт и по этой причине его малое сокрытие перешло в великое и продолжается по сей день. И имам времени (да станут наши душу его жертвами) придет в такое время, когда люди не отвернутся от его правления словно их предки. И со всех сторон будут готовы принять его власть. Уважаемый Хаджа Насруддин Туси пишет: «Сокрытие его светлости имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) происходит не от Бога или самого имама, а по причине людей и исходит от преобладания страха и не повиновения имаму. Когда причины сокрытия имама исчезнут, тогда наступит время его пришествия». Конечно, это сокрытие происходит по божественной мудрости, и мы не можем постичь все тайны этого, но, возможно, что основная причина сокрытия заключается именно в этом. Неподчинение и непокорность общества во времена имамата одиннадцати непорочных были проверены и то, что люди не выполнили свой долг, и не поддержали имамов, дало понять, что не осталось места никаким сомнениям, и люди не желают подчиниться справедливой исламской власти. Учитывая подобное положение, сокрытие имама вполне естественно и он будет скрыт, тайно исполняя свои обязанности, пока почва для его пришествия не будет готова, тогда то он и придет, и исполнятся мечты вожделеющих о встрече с ним и его покровительстве.

Эта тайна до времени его пришествия будет скрыта и в то время люди мира, наконец-то постигнут, что причины его сокрытия таятся в них самих, что если бы они раньше готовились к приходу его светлости, имам явился бы к ним…

Но люди не собираются совершенствоваться и готовить себя к этому. Они привязались ко всяким порочным режимам, и думают, что они смогут излечить их боль, веря, что различные организации и конференции полные обманчивого блеска могут изменить что-либо. Конечно то, о чем мы говорили – что причина сокрытия имама времени заключается в людях, относится не ко всем и не все осквернены этим большим грехом. Более того, есть люди, достигшие такой достойной степени, что приход имама необходим. Нет сомнений множество достойных людей были и есть – они готовы, но общество не достигло этой достойной степени. Общество, которое не имеет готовности, естественно, столкнувшись с его правлением, станет возражать и сопротивляться, поэтому, сокрытие продолжается до сих пор. Господь бережет имама Времени от убийства, так как если его появление случится раньше срока, его предадут смерти, и не достигнет результата его божественная миссия, и он своим появлением не осуществит социальные цели. Покойный Кулайни в книге «Усул аль Кафи» и шейх Туси в книге «Гайбат» приводят рассказ Зураре. Он говорит: «Я пришел к имаму Садыку и услышал, как он сказал: «Скрытый» (один из эпитетов имама Махди) до восстания будет спрятан». Я спросил: «Почему?» Имам указал на свой живот (жест, означающий опасение быть убитым)».

Скрытый имам официально не признает никакой режим и никакое правление, даже при необходимости не скрывает свои обязанности. Он не будет скрывать свое великое назначение от правителей и власть имущих и не подчинится никаким притеснителям. Когда время потребует его прихода, он никого не признает своим властителем.

Имам Садык изрек: «Когда восстанет Каим, у него не будет союза с кем-либо, обязательств пред кем-либо и не присягнет никому».

Так как он должен действовать соответственно положению реальностей и упрочить религию Аллаха в обществе безо всякой маскировки, страха и соблюдения осторожности. Поэтому не останется места обещаниям и клятвам кому-либо и снисхождения в отношении кого-либо.

Совершенно ясно, что во время его появления он никому не подчинится и сметет все порочные и неправедные режимы и распространит во всем мире исламское правление.


После мученической смерти одиннадцатого имама в 260 году л. хиджры и до 329 года л. хиджры происходило малое сокрытие имама Махди, после 329 года лунной хиджры и поныне и до его появления продолжится пора великого сокрытия.

В период малого сокрытия связь людей с имамом не была полностью прервана, и каждый из шиитов могли посредством особых уполномоченных со своими проблемами и вопросами обратиться к имаму и через них получить ответ, а иногда удостаивались чести предстать перед имамом. Этот период малого сокрытия можно считать подготовкой к сокрытию великому, в котором связь людей с имамом прервана, и люди со своими вопросами обязаны обращаться к общим уполномоченным, то есть законоведам и сведущим в законах шариата. Если бы великое сокрытие случилось сразу без предварительного малого сокрытия, возможно, люди уклонились бы от истины и их умы не были бы готовы воспринять его (великое сокрытие). Но в течение срока малого сокрытия разум людей был подготовлен, и великое сокрытие началось. Так же, связь имама с людьми через особых уполномоченных во время малого сокрытия и встреча некоторых сторонников семейства Пророка с имамом Времени полностью подтвердили его рождение и существование. И если бы великое сокрытие началось без этого вступления, эта тема не была бы вполне ясна и, возможно, для некоторых стала бы причиной появления колебания и сомнений. Всевышний Аллах по своей мудрости устроил все так, что о сокрытии имама было сообщено Пророком и имамами, что малое сокрытие стало подготовкой почвы для сокрытия великого, чтобы таким образом последователи семьи Пророка были непоколебимы, укрепились в своей вере и следовании имамам, и не ослабело убеждение их сердец в своем имаме. Чтобы во время его сокрытия ухватились бы они за религию и самосовершенствовались, и выполняли бы свои религиозные обязанности, пока не осуществится приказ Аллаха о появлении имама Времени, и были бы спасены они, и достигли счастья.


Во времена малого сокрытия четверо человек великих последователей пророческого рода были особыми уполномоченными и доверенными послами имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!), которые лично общались с ним, и их миссия была особо засвидетельствована. Ответы имама, написанные на полях писем с вопросами, через них попадали в руки людей.

Конечно, кроме этих четырех людей были и другие его представители в разных городах каким-либо образом знакомые с имамом.

Они знали его, или, сообщаясь посредством этих самых четырех человек, посылали через них вопросы и проблемы людей имаму и тем же путем получали его указания. Как рассказывает покойный аятолла сейид Мухсин Амин, посредничество этих четырех человек было абсолютным, но другие лишь в особых случаях назначались послами. Например, такие как Абу Хусейн Мухаммад ибн Джа’фар Асади, Ахмад ибн Исхак Аш’ари, Ибрахим ибн Мухаммад Хамадани и Ахмад ибн Хамза ибн Ильяс.

Имена четырех особых уполномоченных:

1.     Господин Абу Амр Усман ибн Са’ид Амри;

2.     Господин Абу Джа’фар Мухаммад ибн Усман ибн Са’ид Амри;

3.     Господин Абу аль Касим Хусейн Рух Наубахти;

4.     Господин Абу аль Хусейн Али ибн Мухаммад Самари.

Абу Амр Усман ибн Са’ид Амри был человеком, заслуживающим доверия людей и высокопоставленным уполномоченным его светлости имамов Хади и Аскари.

По приказу имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) он руководил облачением в саван и захоронением имама Аскари. Абу Амр жил в городе Самарра в местечке под названием Аскар и по этой причине его тоже называли Аскари. Чтобы служащие халифа не догадались о его служении имаму, он работал продавцом масла, и даже при жизни имама Аскари в то время, когда связь с ним была трудной, шииты передавали свои посылки его светлости через него.

Господин Усман ибн Са’ид складывал то, что нужно было передать, в посуду из под масла и отвозил имаму.

Ахмад ибн Исхак Куми говорит: «Я спросил имама Хади: «Я иногда бываю в Вашем распоряжении, а иногда нет, но даже тогда когда бываю, не могу видеть Вас. Кому я должен подчиниться, и распоряжениям кого должен следовать?» Имам сказал: «Доверяй Абу Амру и то, что скажет вам это от меня, и то, что доставит вам – от меня».

Ахмад ибн Исхак говорит: «После смерти имама Хади я пришел к имаму Аскари и повторил те самые слова. Его светлость так же, подобно его отцу сказал мне: «Абу Амр доверенное лицо предыдущего имама и мой доверенный при моей жизни и после смерти. То, что говорит вам – исходит от меня, и то, что передаст вам, передаст от меня».

Усман ибн Са’ид после смерти имама Аскари представлен в распоряжение имаму Времени, став его уполномоченным и посредником, через которого шииты могли передавать свои вопросы и проблемы и через него же получать ответы на них. Покойный исследователь Дамад в книге «Сират мустаким» писал: «Шейх Мавсик Усман ибн Са’ид Амри рассказывал, что Ибн Аби Ганим Казвини объявил, что якобы имам Аскари умер, не имея детей. Шииты, поспорив с ним, написали Скрытому имаму письмо без чернил. То есть они написали свое послание на белом листе сухим пером, чтобы ответ имама был доказательством и чудом. Со стороны имама пришел такой ответ:

«Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

Береги Господь вас и нас от потери истинного пути. До меня дошла весть, что некоторые из вас в колебаниях и сомнениях в отношении религии и рождения покровителя ваших дел. Эта весть огорчила и расстроила меня. Конечно, это горько для вас, а не для нас, потому что Аллах с нами и истинно с нами! И, когда кто-то отдаляется от нас, это нас не пугает. Мы перед нашим Господом и создания перед нами (мы одарены из обильного источника божественной милости и люди получают свою долю от нашей милости). Почему погружаетесь в сомнения? Разве не знаете то, что пришло вам от имамов обязательно исполняется (предыдущие имамы известили, что имам Времени будет иметь сокрытие), разве не ведаете как Аллах со времени Адама и до времени одиннадцатого имама всегда давал им защиту и убежище, чтобы люди обращались к ним и находили истинный путь. И всякий раз, когда одно знамя было спрятано, разворачивалось другое. Когда одна звезда заходила, начинала сиять другая. Неужели вы предполагаете, что после того, как Бог взял душу предыдущего имама к себе, Он аннулировал свою религию и прервал свою связь между собой и своими созданиями? Так никогда не было, нет, и не будет. Пока не придет час моего восстания и не исполнится воля Всевышнего до Судного Дня. Так предайтесь же вашему Господу, и будьте нам послушны… Я дал вам наставление и Аллах свидетель над вами и нами».

Усман ибн Са’ид перед смертью по велению имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) представил своего сына Абу Джа’фара Мухаммад ибн Усмана вместо себя заместителем и представителем имама. Мухаммад ибн Усман подобно его отцу был из великих шиитов и, будучи богобоязненным и справедливым, пользовался уважением и доверием в среде сторонников пророческой семьи. Ранее имам Аскари выразил свое доверие относительно его и его отца.

Покойный шейх Туси пишет: «Шииты единогласно признавали в нем справедливость, богобоязненность и верность».

После смерти первого уполномоченного Усмана ибн Са’ида вышел указ от имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!), где констатировалась его смерть и назначался его сын (Мухаммада):

«Поистине, мы принадлежим Аллаху и к нему наше возвращение! Его воле поклоняемся и его решениями довольны. Отец твой счастливо жил и достойно умер. Всевышний да будет милостив к нему и воссоединит его с его предводителями и вождями (имамами). Ведь он проявлял усердие, сотрудничая с ними, и прикладывал усилия в таких делах, которые становились причиной его приближения к Богу… Да осветит счастьем Господь лицо его и да простит ему его ошибки».

В другой части этого послания имам изволил сказать:

«Да вознаградит тебя Всевышний щедрым вознаграждением и даст тебе доброе успокоение в бедствии. Ты попал в беду, и мы попали в беду: разлука с ним опечалила тебя и нас. Да озарит Всевышний по своей милости его могилу. Твой отец был очень счастлив, ибо Бог одарил его таким сыном, как ты, удостоившимся чести замещать его и просить для него милости и прощения. Я благодарю Господа, поистине, сердца ликуют твоим назначением и тем, достоинством, которым наделил тебя Господь. Да поможет тебе Господь, укрепит, даст силы и успех. Да хранит тебя Бог, защитит и заботится о тебе».

Абдулла ибн Джа‘фар Хамири говорит: «Когда умер Усман ибн Са’ид, нам пришло письмо, написанное почерком имама. В нем говорилось о том, что Абу Джа’фар (Мухаммад ибн Усман ибн Са’ид Амри) назначен на место своего отца».

В другом послании имам вместе с ответами на вопросы Исхака ибн Я’куба Кулейни написал: «Да будет Аллах доволен Мухаммадом ибн Усманом Амри и его покойным отцом, поистине, он – мое доверенное лицо и то, что пишет он – это моё письмо».

Абдулла ибн Джа‘фар Хамири так же рассказывает: «Я спросил Мухаммада ибн Усмана, видел ли он имама Времени? На что он ответил: «Да, и последняя моя встреча с ним состоялась у Каабы…»

Так же Мухаммад ибн Усман сказал: «Имам Времени каждый год совершает паломничество, видит и знает людей, и люди его видят, но не знают».

Перед своей смертью он сообщил о дате своей кончины и покинул этот бренный мир именно в тот день. Перед смертью к нему пришли почетные сторонники семейства Пророка. Он известил их о том, что Абу аль Касым Хусейн ибн Рух Наубахти по велению имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) становится уполномоченным и посредником его светлости, и сказал: «Он мой наместник обращайтесь к нему».

Господин Абу Джа’фар Мухаммад ибн Усман Амри покинул этот мир в 305 году лунной хиджры.

Господин Абу аль Касым Хусейн ибн Рух Наубахти среди сподвижников и противников имел особое величие и был известен своим умом, богобоязненностью и превосходством, различные религиозные группы доверяли ему. Во времена второго представителя имама (да ускорит Аллах его пришествие!), Мухаммад ибн Усмана, Хусейн ибн Рух отвечал за некоторую часть дел, возложенных на него.

В среде особых помощников второго уполномоченного, тесную связь с ним имел Джа’фар Ахмад ибн Куми, что даже в последние дни жизни Ибн Усмана еда для него готовилась в доме Джа’фара ибн Ахмада и его отца. Поэтому среди соратников второго представителя имама Джа’фар Ахмад имел больше чем другие вероятность стать его заместителем. И в последний час жизни Мухаммада ибн Усмана во время его агонии Джа’фар сидел у его изголовья, а Хусейн ибн Рух у ног. Мухаммад ибн Усман повернул лицо Джа’фару ибн Ахмаду и сказал: «Я обязан вменить свои дела в ответственность Абу аль Касыма Хусейна ибн Руха».

Джа’фар ибн Ахмад поднялся с места, взял за руку Абу аль Касыма и посадил его у изголовья умирающего, а сам сел у его ног.

От имама (да ускорит Аллах его пришествие!) насчет Хусейна пришло такое повеление: «Мы его знаем и пусть Аллах укажет ему путь к довольству и милости Его, и помогает ему… Мы назначили его на достойное место, и он будет рад этому. Да увеличит Господь свою милость для него, ведь Аллах хранитель и над всякой вещью мощен. И благодарность Господу, не имеющему сотоварищей, и да будет приветствие Его для избранного Им Мухаммада и его семьи».

Это письмо пришло в воскресенье второго шавваля 305 года лунной хиджры.

У Абу Сахля Наубахти, который был крупным теологом Багдада, написавшим множество книг, и родственником Наубахти спросили: «Почему заместительство перешло к шейху Абу аль Касыму Хусейну ибн Руху и вы не стали уполномоченным имама Времени?» Он ответил: «Они (имамы) более знающи, их выбор достойнее и подходящее. Я такой человек, что, когда встречаюсь с противником начинаю с ним спорить, и если бы (будучи помощником имама Времени), я знал его местонахождение, как знает сейчас Абу аль Касым Хусейн ибн Рух, тогда, возможно, предаваясь спорам с противниками имама и, оказавшись прижатым ими, мог бы раскрыть место пребывания имама. Но Абу аль Касым обладает выдержкой и умением хранить тайны, и если даже имам был бы спрятан у него за пазухой, и его стали бы пытать и резать, он не выдал бы имама врагам».

Господин Абу аль Касым Хусейн ибн Рух приблизительно 21 год был уполномоченным имама и прежде чем умереть передал дела, связанные с заместительством, Абу аль Хусейну Али ибн Мухаммаду Самари. И в месяц ша’бан 326 года лунной хиджры он покинул этот мир. Место его захоронения находится в Багдаде.

Автор книги «Мунтаха аль Макал» о четвертом уполномоченном Абу аль Хусейне Али ибн Мухаммаде Самари пишет: «Он настолько великий человек, что не нуждается в описаниях и разъяснениях».

Этот великий человек по решению имама Времени (да станут наши души жертвами его!) стал уполномоченным имама и ответственным за дела сторонников семьи пророческой после Хусейна ибн Руха.

Покойный Мухаддис Куми писал: «Абу аль Хусейн Самари однажды сказал собравшимся у него шейхам: «Да наделит вас Господь терпением в несчастии, Али ибн Бабавия Куми умер в этот час».

Они запомнили тот час, день и месяц. 17-18 дней спустя, пришла весть о том, что Али ибн Бабавия Куми умер в тот самый час».

Али ибн Мухаммад Самари скончался в 329 году лунной хиджры, и перед смертью несколько шиитов собрались вокруг него и спросили: «Кто после тебя станет уполномоченным (имама Времени)?»

Он ответил: «Я не ответственен за такие дела, чтобы делать завещание и назначать кого-либо заместителем».

И на этот раз от Скрытого имама (да ускорит Аллах его пришествие!) пришло письмо, которое было переписано и имело такое содержание:

«Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

О, Али ибн Мухаммад Самари. Да наделит Всевышний терпением твоих друзей.

Ты через шесть дней уйдешь из жизни. Дела свои подготовь и ни кому не завещай стать своим заместителем. Поистине, настало время Великого Сокрытия, и имам Времени не появится, пока не будет на то воля Божья. И это появление случится после длительного срока, и после жестокосердия и заполнившего землю зла. И скоро появятся люди среди моих шиитов (сторонников рода Пророка) и будут претендовать на связь со Скрытым имамом и представят себя его уполномоченными. Знайте, что каждый такой претендент, появившийся прежде прихода Суфьяна (дьявола в образе человека) и прежде чем раздастся возглас с неба, является лжецом. (Здесь имеется в виду утверждение, что кто-либо имеет прямую связь с имамом Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) является его представителем). И нет мощи и нет силы, кроме Аллаха Всевышнего и Величайшего».

И на шестой день после этого Абу аль Хусейн Самари ушел из жизни. Он был похоронен на улице Халанджи вблизи «Нахр Аби Иттаб».

Особые заместители Скрытого имама (да ускорит Аллах его пришествие!) были из праведных и лучших людей своей эпохи и имевшие глубокое доверие шиитов. В период малого сокрытия шииты задавали им свои вопросы и проблемы, и имам Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) посредством этих уполномоченных посылал им ответы и решения по поводу их затруднений. В то время такая связь со Скрытым имамом (да ускорит Аллах его пришествие!) была возможна для всех. И даже некоторые достойные люди могли с помощью представителей имама удостоиться чести встретиться с ним. Чудеса, исходившие от имама (да ускорит Аллах его пришествие!) в тот период посредством его заместителей, вселяли в сердца шиитов уверенность и убежденность. Покойный шейх Туси в книге «Ихтиджадж» пишет: «Никто из особых помощников имама Времени (да будут наши души его жертвой!) не был установлен на этот пост без прямого указания Скрытого имама и также без назначения и объявления о нем предыдущим уполномоченным. И шииты так же не принимали никого, разве что после распоряжения и указания на кого-либо со стороны имама, и если они могли доказать правдивость своих слов каким-либо чудом, данным им имамом…»

С окончанием малого сокрытия началось Великое сокрытие, которое продолжается и по сей день. Во время малого сокрытия люди могли посредством особых представителей имама получить ответы на свои вопросы, но сейчас это невозможно и люди должны представлять свои проблемы его «общим заместителям» и получать ответы у них.

Покойный Киши пишет: «От Скрытого имама (да ускорит Аллах его пришествие!) пришло послание, в котором он писал: «Нет оправдания и прощения для тех наших друзей, которые сомневаются относительно того, что передают от нас наши доверенные лица. Знайте - мы поведали им свои тайны».

И так же шейх Туси, шейх Садук и шейх Табарси от Исхака ибн Аммара передают, что он сказал: «Господин наш, его светлость имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) об обязанностях шиитов во время сокрытия сказал: «За объяснениями случающихся явлений и происшествий обращайтесь к передатчикам преданий, так как они мое знамение для вас, а я знамение Бога для них».

Покойный Табарси в книге «Ихтиджадж» (Аргументы) приводит высказывание имама Садыка (да будет мир с ним!): «Каждому законоведу, удерживающему свои страсти, охраняющему религию, противящемуся своим вожделениям и подчиняющемуся указам имамов (мир им!) простые несведущие люди должны делать таклид (т.е. подражать и следовать им)».

Таким образом, дела мусульман во время Великого сокрытия вменяются в обязанность лидеру-законоведу, решение которого нужно выполнять и осуществлять. Хотя постановление указов, судейство и т.д. для законоведов были установлены еще предыдущими имамами, но марджаият (руководство законоведов) официально началось именно со времени Великого сокрытия.


Вера в его светлость Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) - это правильное направление мысли и надежды. Вера в Махди Обещанного (да ускорит Аллах его пришествие!) и вероятность того, что в любой час он может появиться, в чистосердечных и достойных людях оставляет глубокий след. Они готовят себя (к этому), сторонятся чинить зло и насилие и стремятся к справедливости и братству, чтобы удостоиться чести быть помощником имама, постигнуть его присутствие и не стать лишенными того, чтобы встретиться с ним.

Вера в его светлость Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), который не подчинится ни одному несправедливому и порочному режиму, вдохновляет его последователей к противостоянию любому злу и любому Тагуту (тирану).

Вера в появление его светлости не должно стать причиной того, чтобы мусульмане отложили свои дела на будущее и стали бы вести затворнический образ жизни, подчиняясь преступной и безбожной власти, отказались от стараний на пути развития науки и промышленности, и оставили бы общественный прогресс.

Такое представление, что вера в приход Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) становится причиной ослабления, апатии и затишья мусульманской деятельности конечно несостоятельно, разве непорочные имамы и их старательные и стойкие ученики не верили в приход Скрытого имама (да ускорит Аллах его пришествие!)? Разве великие ученые не верили в его светлость? Ведь они, имея эту веру, не остановились в своих стараниях и для возвеличивания Ислама не отказались от самопожертвования. Никогда не уклонялись они от своей ответственности и полностью отдавались выполнению своих обязанностей и занимались своей деятельностью с упованием и надеждой.

Мусульмане времен начала Ислама слышали от Пророка, что их религия будет развиваться и ее ждет великая победа, но эта весть не стала причиной их ослабления и отстранения от дел, а напротив умножила их старания, усилия и самоотверженность на пути достижения цели.

Сегодня мусульмане связаны великой миссией с упорством двигаться к цели, разбираться в политической обстановке и использовать любой удобный случай для того, чтобы приносить пользу исламской умме на политической арене. Они должны заниматься удерживанием от зла и призывом к добру, должны противостоять влиянию врагов и охранять мусульман и Ислам от идейных, экономических, политических и военных врагов. И, главное, как можно больше и лучше работать над совершенствованием себя, чтобы обрести надежду на помощь имама Времени (да будут наши души жертвой его!) заслужить его благосклонность, и как можно быстрее приготовить почву для его появления.

Повелитель правоверных Али (да будет мир с ним!) передал слова Пророка (да благословит Аллах его и его семейство!): «Ожидание прихода имама Времени – наилучшее поклонение!»

Также четвертый имам Зейн аль Абедин сказал: «Сокрытие двенадцатого имама будет очень долгим и люди, которые во время его сокрытия будут верить в него и его руководство, и ожидать его прихода будут лучшими людьми всех времен, ибо Всевышний Аллах одарил их таким уразумением, мудростью и осведомленностью, что для них время сокрытия имама будет таким же, как и время его присутствия (т.е. сокрытие имама не повлияет на силу их убежденности и веры в него).

Людей того времени Аллах уподобит муджахидам, защищавшим Посланника. Они, действительно, искренне будут являться шиитами, и скрыто и явно будут призывать людей к Господу.

Ожидание появления (имама Времени) – величайшее утешение».

Покойный аятулла Сейид Садруддин Садр писал: «Ожидание – это проявление усердия для выполнения деяний, приближающих появление имама».

Становится ясно, что принципы ожидания имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) заключаются в самосовершенствовании и улучшении общества, в особенности шиитского.

Эти принципы приводятся ниже:

1.     Ожидание само по себе важная закалка для человеческих душ… Пребывание в ожидании требует активизирования мыслительных способностей, и концентрации сил мысли на нем.

Это ожидание имеет две положительные стороны:

а) Сила мысли человека становится причиной усиления его деятельности.

б) Человек приобретает способность концентрировать свое внимание и силы на одной теме.

В приобретении этих положительных сторон человек будет нуждаться и в ближней, и в загробной жизни.

2.     Ожидание приносит человеку надежду, облегчение в несчастьях и трудностях, потому что знает, что это будет возмещено, и все эти трудности будут устранены. Какая огромная разница есть между несчастьем, о котором человек знает и надеется на возмещение, и несчастьем, о возмещении за которое неизвестно. Особенно важно то, что вероятность возмещения приближается. Его светлость Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) своим появлением наполнит землю справедливостью и правосудием и отведет все несчастья и беды.

3.     В ожидании важно то, что в человеке пробуждается желание стать сподвижником, сторонником и помощником имама Времени (да ускорит Аллах его пришествие!). И эта любовь к имаму будет должна проявляться старанием и усилием в совершенствовании своей души, моральном воспитании, с целью удостоиться чести общаться с его светлостью и вести вместе с ним священную войну за веру. Для этого человек нуждается в настоящем исламском воспитании, которое в нашем современном обществе редкость.

4.     Как ожидание становится причиной совершенствования душ людей, точно так же оно становится причиной того, что человек готовит почву и условие для победы его светлости Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) над врагами. Для осуществления этой цели необходимы рост просвещения и развитие науки и промышленности. Особенно когда стало ясно, что победа его светлости над врагами будет реальной. И это только некоторые из важнейших принципов ожидания».

Покойный Музаввар писал: «Ожидание реформатора мира и спасителя тех, кто стоит на пути истины, его светлости Махди не означает быть в бездействии и относиться небрежно к исполнению своего долга, в особенности тех, его частей, которые являются ваджибатом (обязательными), например, джихад (священная война) с таким злом, как невыполнение религиозных законов, призыв к добру, удерживание от зла. И это наша неукоснительная обязанность. Так как мусульманин обязан в любом положении действовать согласно божественным заповедям, которые должен тщательно изучить и насколько хватит его сил призывать к добру и удерживать от зла.

Недопустимо, чтобы человек оправдывал невыполнение своих обязанностей ожиданием появления реформатора. Ожидание не снимает с мусульманина его задачи и не дает повода к пассивности».

Таким образом, несомненно, что шииты подвергаются большому испытанию, и, с одной стороны, должны сохранить свою религию, а с другой – подготовить почву для содействия двенадцатому имаму в движении к победе Ислама. И множество людей не выдержат это испытание.

Джабир Джу’фи говорит: «Я сказал имаму Бакиру (да будет мир с ним!): «Когда настанет время вашего появления? (т.е. когда появится спаситель из вашего семейства)».

Имам ответил: «Увы, появление не случится, пока вы не отсеетесь», - имам трижды повторил это, а потом продолжил: «Пока не отсеются недостойные и останутся истинные».

Да, важным в ожидании появления имама является то, что после выполнения своих обязанностей и приложения усилий нужно ждать и надеяться на время, когда по воле Всевышнего осуществится появление Спасителя.

К тому же, в число важных принципов сокрытия включается то, чтобы человечество в эту эпоху применяло все свои силы и в действительности осознало, что без откровения, вдохновения и божественной помощи караван человечества не достигнет своей высшей цели, заключенной в приближении к Аллаху и, в конце концов, человечество должно преклонить голову пред небесным откровением и божественной наукой.


Некоторые люди, неосведомленные о мудрости необходимости существования имама, спрашивают: «Так какая польза от имама во время его сокрытия?»

Они не ведают о том, что цель творения мира и его бытие, только тогда имеют смысл, когда существует непорочный Божий предводитель – знамение Бога на земле, чтобы он, имея совершенные знания, представлял собой великий образец поклонения Всевышнему.

Ангелы недоумевали по поводу создания человека и, взвесив его мятежность и покорность не нашли целесообразным его создание и сказали:

«… Поставишь ли Ты на земле того, кто будет грешить и проливать кровь, тогда как мы прославляем Тебя хвалой и святим Тебя?…»

Всевышний успокоил их тем, что показал осведомленность и знание Адама (да будет мир с ним!) о сути всего созданного (что дало ему познать своего Господа и стать покорным Ему).

Когда Адам, по велению Господа, представил свои знания ангелам, и они поняли мудрость создания человека и его положение перед Богом и осознали, что их восхваления и возвеличивания Аллаха не сравнимы с восхвалениями святых праведников из рода человеческого, который и стал достойным сотворения благодаря им.

Значит, существование великих среди людей и наполняет смыслом существование всех созданий. Все ангелы преклоняют пред ними головы, ибо богослужение праведных людей беспримерно и чье-либо другое поклонение не может сравниться с их богослужением.

Человечество было создано ради таких великих личностей, наделенных божественным откровением или вдохновением и ставшими Его знамением на земле. Ради них и поддерживается жизнь человечества, и их пребывание в человеческом обществе необходимо. Если мы и одарены какими-либо милостями, то только ради них, и не будь их, не было бы нас. Поэтому они содержат в себе источники божественных наук и учений, и от них зависит наше существование.

В «зиярате Джами’» читаем: «О, покровители моих милостей, я не в силах возблагодарить вас и восхвалить. Я не в силах описать ваше высокое положение. Вы - свет для благочестивых, вы - вожди добродетельных и знамения Всемогущего Бога. Аллах ради вас дал начало созданиям и ради вас завершит их бытие. Ради вас Он ниспосылает дожди, ради вас удерживает небеса от падения на землю, и ради вас отводит несчастья и устраняет тяготы».

Имам Казим (да будет мир с ним!) передает от своего отца имама Садыка (да будет мир с ним!) следующее: «Всевышнему поклоняются, как поклоняемся ему мы, и не будь нас, не было бы богослужения».

И во многих преданиях говорится: «Земля никогда не останется без непорочного имама».

Имам Бакир (да будет мир с ним!) сказал: «Клянусь Богом! Господь с тех пор как взял душу Адама не оставил и не оставит землю без непорочного имама, чтобы люди через него нашли прямой путь к Богу и чтобы он являлся Его знамением среди них».


Чудеса, происходящие от имама (да ускорит Аллах его пришествие!) во время малого сокрытия, становились причиной укрепления веры его сторонников, пребывающих в близких или далеких уголках исламского мира. Часто случалось, что последователи приезжали из дальних и близких городов в Самарру и Багдад, встречались с его особыми уполномоченными и становились свидетелями чудотворства имама. В тот период имам (да ускорит Аллах его пришествие!) творил много чудес, и изложение их всех составит целую книгу.

Покойный шейх Туси говорит: «Чудеса, которые исходили от имама во время сокрытия, были неисчислимы».

Приведем некоторые примеры:

1. Иса ибн Наср говорит: «Али ибн Саймири написал имаму (да ускорит Аллах его пришествие!) письмо, в котором просил саван для себя. Ему пришел такой ответ: «Саван понадобится тебе только в 280 году».

И действительно он умер в 280 году лунной хиджры, как и предсказал имам. Перед его смертью имам послал ему саван».

2. Али ибн Мухаммад рассказывает: «От имама пришло распоряжение, в котором запрещалось совершать паломничество к могиле имама Казима и имама Хусейна (да будет мир с ними!). По происшествии нескольких месяцев визирь халифа потребовал к себе Бактани и сказал ему: «Встреться с сынами Ефрата (с родственниками визиря) и местными жителями Берса (местность между Хилле и Куфой) и скажи им, чтобы они не совершали паломничество к могилам курайшитов (хашимитов) в Казимайне и Кербеле, так как халиф отдал приказ надсмотрщикам, чтобы они задерживали каждого, кто посещает эти могилы».

3. Внук Абу Джа’фара Мухаммада ибн Усмана (второго особого уполномоченного имама Времени) говорит, что некоторые представители рода Наубахти (Хасан ибн Наубахти, Умм Кульсум – дочь Абу Джа’фара Мухаммада ибн Усмана) рассказывали ему следующее: «Абу Джа’фару из города Кум прислали посылку, чтобы он передал ее имаму. Принесший передал ее уполномоченному имама и только хотел удалиться, как Абу Джа’фар сказал:

- Имам говорит, что из тех вещей, которые ты должен был передать, осталось еще кое-что.

- Господин, ничего не осталось, я передал вам все, - в недоумении сказал мужчина.

- Осталось. Иди и поищи в своих вещах и вспомни все, что тебе давали.

Человек, принесший посылку, ушел. Несколько дней он вспоминал, что ему давали, искал в своих вещах, но не мог ничего найти. Его спутники также не смогли ему помочь и ничего не нашли. Он отправился к Абу Джа’фару и сказал:

- Я ничего не нашел, все что было, я передал вам.

- Где те две одежды, которые тебе дал такой-то человек?

- О да, клянусь Богом, я совсем забыл про них и даже не знаю, куда их положил.

Вернувшись, он начал заново перебирать свой багаж, попросил всех, у кого находился его товар, посмотреть, нет ли их там. Однако поиски ничего не дали. Придя к Абу Джа’фару, он сказал, что они пропали. Тот ответил: «Пойди к тому продавцу, которому ты отнес два тюка хлопка и попроси его открыть тот, на котором такая-то надпись, они там».

Услышав слова Абу Джа’фара, мужчина удивился и отправился к продавцу хлопка и, развязав тюк, нашел там эти одежды. Вернувшись к Абу Джа’фару, он отдал их ему и сказал: «Я совсем забыл про них, а теперь припоминаю, что когда упаковывал вещи, для них не нашлось места, тогда я положил их в тюк с хлопком, чтобы они не потерялись».

Потом этот мужчина рассказывал всем о случившемся, поскольку то, что слышал от Абу Джа’фара, могли знать лишь Пророки и имамы, которых вдохновляет Аллах. Этот мужчина не был близко знаком с Абу Джа’фаром, и только посылка была передана посредством него. А также у него не было списка этих вещей или письма отправителя, которые он мог бы передать Абу Джа’фару, так как положение в период правления Му’тазида Аббаси было опасным и посылать письма имаму, означало подвергнуть опасности его или самого отправителя. Помимо этого о делах имама знали только его особые соратники, которые все держали в тайне. Случалось, что даже принесший посылку не знал, что именно прислали Абу Джа’фару. Их просили лишь отвезти товар в определенное место и сдать такому-то человеку, не передавая при этом через него ни письма, ни списка этих вещей».

4 – Мухаммад ибн Ибрахим ибн Михзияр Ахвази рассказывает: «Когда скончался имам Абу Мухаммад Аскари (да будет мир с ним!) меня охватило сомнение, существует ли вообще Скрытый имам. У отца моего собралось много вещей, денег, которые люди передавали имаму, через него. Чтобы доставить посылку в нужное место, отец решил отправиться в путь. Я проводил его до порта, и он сел на корабль. Неожиданно ему стало плохо, сойдя с корабля, он попросил меня: «Сынок, отвези меня домой, ибо я чувствую, что смерть подбирается ко мне. Позаботься, чтобы эти вещи были отправлены, и побойся Бога, пренебрегать моей просьбой». Сказав это, отец скончался.

Про себя я подумал, что мой отец не был человеком, который завещал бы что-либо несерьезное, я отвезу эти вещи в Ирак, сниму дом на берегу реки и никому не дам знать о себе. Если произойдет что-нибудь, как во времена имама Аскари (т.е. чудо), то я пошлю эти вещи, а иначе раздам все милостыней.

Приехав в Ирак, я снял дом на берегу реки, через несколько дней ко мне пришел один человек. Он передал письмо, в котором было написано следующее: «Эй, Мухаммад! При тебе имеются такие-то вещи, которые находятся в таком-то мешке». И перечислил все, привезенное мною, хотя я и сам не знал, что находится в мешке.

Я отдал посылку ему и остался там еще на несколько дней. В течение этого времени ко мне никто не приходил, и меня одолела скука. Но вскоре мне пришло письмо следующего содержания: «Мы назначили тебя на место твоего отца. Благодари Всевышнего!»

5 – Хасан ибн Фазл Ямани рассказывает: «Я приехал в Самарру. От имама принесли небольшой мешок, в котором было несколько динаров и два отреза материи. Я вернул их и про себя подумал: «Значит, вот каково мое положение перед ними!» Меня охватило высокомерие, но потом, раскаявшись, я написал извинительное письмо, в котором просил прощения и решил: «Клянусь Богом, если имам обратно пришлет материю и деньги, я их не израсходую, а отвезу отцу, он умнее меня».

Имам прислал письмо своему уполномоченному, который доставил мне пакет и деньги. В нем его светлость писал: «Ты поступил неправильно, нужно было сказать ему, что иногда наши приверженцы и близкие просят нас о благословенном подарке, а иногда мы сами дарим им что-либо».

Спустя некоторое время мне пришло послание: «Ты совершил ошибку, не приняв наш подарок, но будешь прощен, ибо попросил об этом Всевышнего, и так как ты не намерен расходовать деньги, даже на дорогу, то мы их тебе не вернули, но ты нуждаешься в материи, используй ее для ихрама…»

6 – Мухаммад ибн Суре Куми - выдающаяся личность города Кум, рассказывает следующее: «Али ибн Хусейн Бабавия женился на дочери своего дяди Мухаммада ибн Бабавия, однако детей от нее не имел. Он написал письмо, в адрес Хусейна ибн Руха, третьего особого уполномоченного имама (да ускорит Аллах его пришествие!), и посредством него попросил, чтобы имам помолился за него и попросил Всевышнего одарить их детьми, которые в дальнейшем стали бы учеными-законоведами.

От имама (да ускорит Аллах его пришествие!) пришло письмо: «Ты не будешь иметь детей от жены, но скоро у тебя появится служанка, она и родит тебе два ученых сына - законоведов».

Ибн Бабавия стал отцом троих сыновей (Мухаммада, Хусейна и Хасана). Мухаммад и Хусейн - два великих ученых законоведа, отличались превосходной памятью. Они знали наизусть такие темы, которые не знал никто из жителей Кума. А Хасан, был просто богобоязненным человеком, ведущим образ жизни аскета, однако неосведомленным в области законодательства.

Люди поражались памяти Абу Джа’фара (Мухаммада) и Абу Абдуллы (Хусейна) - сыновей Али ибн Бабавия, говоря им, что они достигли высокого положения благодаря молитвам имама Времени, это приводится во многих хадисах и преданиях и широко известно среди жителей Кума.


Шейх Туси в книге «И’лам аль Вара» приводит имена людей, которые удостоились чести встретиться с имамом Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) или же были свидетелями его чудотворений: тринадцать из них были представителями и уполномоченными имама (да ускорит Аллах его пришествие!) в Багдаде, Куфе, Ахвазе, Куме, Хамедане, Рейе, Азербайджане и Нишабуре, и около пятидесяти человек - жители Багдада, Хамедана, Динура, Исфахана, Симары, Кума, Рейа, Казвина и других районов.

Покойный Хаджа Нури, один из великих ученых, живший в начале четырнадцатого столетия, а также автор книги «Мустадрак аль Васаиль», в своей книге «Наджм ас-сакиб», помимо тех, кого назвал шейх Туси, приводит имена более 120 человек, встретившихся с имамом (да ускорит Аллах его пришествие!) или видевших его чудеса. Также он пишет: «Возможно, что большинство из них удостоилось чести не только встретиться с имамом, но и быть свидетелем его чудотворений. Слава Богу, что такие случаи и события записаны, сохранены и датированы сподвижниками имама в их книгах, и справедливый человек, ознакомившись с биографией авторов этих книг, узнав об их богобоязненности, превосходствах и скрупулезности не усомнится в достоверности их рассказов о чудотворениях имама. Вероятность недостоверности всех этих событий исключена, несмотря на то, что каждое из них может показаться таковым.

Другой, пожалуй, наиважнейшей темой является духовное руководство имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!). Имам, как в отношении наших поступков и деяний, так и в отношении нашего духовного состояния, является наставником и руководителем. Аллах говорит: «И сделали их предводителями, которые ведут по Нашему повелению». (Коран, 21:73)

Также: «И сделали Мы из них имамов, которые ведут по нашему повелению». (Коран, 32:24)

Алламе Табатабаи пишет: «Из этих аятов становится ясно, что имамы, кроме того, как имеют руководство над людьми, также имеют право духовного руководителя и наставника».

Некоторые люди говорят, если шииты признают тот факт, что необходимость имама важна для сохранения Ислама и устоев религии, тогда великое сокрытие нарушает эту шиитскую доктрину? В ответ надо сказать, что они не осознали подлинную суть имамата, имам, кроме того, как является руководителем людей, также наставляет их духовно. Нет необходимости в обязательном присутствии имама, он ведёт тайное духовное руководство, воздействуя на сердца, наставляет людей на путь Истины, приближая их к Аллаху.

Шейх хаджи Насир Туси говорит: «Существование имама (да ускорит Аллах его пришествие!) является великой милостью, право его над людьми является другой великой милостью, а причина сокрытия имама в нас самих».

Джабир ибн Абдулла Ансари спросил у Посланника Аллаха: «Будет ли польза от сокрытия имама для шиитов?» Посланник Аллаха сказал: «Клянусь тем, кто избрал меня на пророческую миссию, наши последователи будут руководствоваться светом имама, подобно тому, как люди получают пользу от солнца, даже когда оно за облаками».

Его светлость имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) совершает каждый год хадж, разрешает проблемы многих мусульман в то время, как его никто не узнаёт, а он ведает о всех наших делах.

Некоторые из шиитских ученых, записали в своих книгах имена тех, кто удостоился чести увидеться с имамом Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) в период большого сокрытия. Одна из подобных книг «Кашф аль Асрар», «Бихар аль Анвар» (том 51, новое издание), а также книга «Дар аль Ислам».

Шейх хаджи Нури в седьмом разделе книги «Наджм ас-сакиб» приводит сто рассказов относительно подобных встреч. В предисловии седьмой главы автор пишет: «То, что мы хотим привести здесь, это знамения его светлости имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!). По сути, для признания правдивости этих чудес, является достаточным, тот факт, что их достоверность доказана и признана наиболее авторитетными людьми».

Мы приведем лишь один рассказ из книги «Наджм ас-сакиб». Великий шиитский ученый Али ибн Иса Арбели в книге «Кашф аль Гумма» пишет: «Нам сообщили эту новость группа надёжных людей, что в городе Хилла жил человек по имени Исмаил ибн Иса ибн Хасан Харкили. Он был родом из селения под названием Харкил. Этот рассказ передал мне его сын Шамсуддин. В молодости у его отца на левой ноге была сильная рана величиной с ладонь. Каждой весной рана кровоточила, причиняя ему невыносимую боль. Он решил поехать в Хиллу и обратиться к Разиддину Али ибн Тавусу. Разиддин пригласил врачевателей города к себе домой. Осмотрев больного, лекари однозначно отметили неизлечимость раны. Ибо, рана находилась рядом с веной, повреждение которой могло причинить смертельную опасность больному. Разиддин предложил Исмаилу: «Поедем в Багдад, возможно, там врачи смогут оказать тебе помощь. Однако, прибыв в Багдад и собрав самых известных врачей, ощутимого изменения они не добились - рана была неизлечима. Тогда шейх Разиддин, чтобы хоть как-то поддержать больного, сказал: «Всевышний конечно примет твои молитвы, и терпение перед этими мучениями, имеет вознаграждение». Тогда Исмаил сказал: «Если так, то я направлюсь в Самарру, чтобы искать посредством имама исцеления у Аллаха». Тогда мой отец, направившись в Самарру, совершил посещение могил непорочных имамов дома Пророка, после направился в Сардаба, где провёл ночь в молитвах, обращаясь за помощью к имаму Махди. Утром, совершив полное омовение в реке Даджле, он испытал сильную душевную потребность в последний раз совершить посещение могил непорочных имамов. Ещё не достигнув священных мест, он увидел четверых всадников, направляющихся к нему. Вначале он подумал, что это знатные жители окрестностей храма. Поравнявшись с ним, они поприветствовали его. Один из них сказал Исмаилу: «Подойди поближе, я посмотрю твою рану». Тот человек сильно надавил на рану. Один из них спросил: «Тебе уже легче, Исмаил». Я ответил утвердительно и подумал, откуда ему известно моё имя. Он продолжил: «Это - твой имам…»

Путники стали удаляться. Имам (да ускорит Аллах его пришествие!), обратившись к Исмаилу, сказал: «В Багдаде халиф Мустансир вызовет тебя к себе и даст денег, ты их не бери».

Исмаил прибыл в город, люди стали расспрашивать его о здоровье, он отвечал, что полностью вылечился. Они были поражены, увидев, что от раны не было и следа. Весть об этом чуде достигла заместителя халифа, который приказал привести Исмаила к себе. Визирь сказал: «Расскажи мне, что с тобой произошло». Когда Исмаил рассказал о случившемся с ним исцелении, визирь приказал пригласить врачей, которые несколько дней назад осмотрели рану Исмаила. Визирь спросил их: «Вы видели рану этого человека».

- Да, - подтвердили они.

- Возможно ли, было исцеление?

- Только ампутируя ногу, но и это грозило большой опасностью для его жизни.

- Если представим, что он получил исцеление, сколько времени необходимо для того, чтобы рана полностью зажила?

- Как минимум два или три месяца, но всё же на том месте останется заметный след.

- Сколько времени прошло, как вы обследовали его?

- Сегодня уже десятый день.

Тогда визирь приказал Исмаилу показать им свою ногу, которая была совершенно здорова, врачи были сильно поражены. Один из врачей, который был христианином, воскликнул: «Клянусь Господом - это дело рук Иисуса! Только он способен на такие чудеса!»

Визирь сказал: «Если это не ваших рук дело, то я знаю, кто мог это сделать!»

Весть об исцелении Исмаила дошла до халифа, который вызвал визиря, тот же в свою очередь приказал своим подчинённым, чтобы и Исмаила привели к халифу. Халиф приказал рассказать ему о своём исцелении. Мустансир приказал принести тысячу динаров. Исмаил отказался их брать. Халиф сказал: «Чего боишься?»

- Боюсь того, кто по воле Аллаха дал мне исцеление. Он сказал, чтобы я не брал у Абу Джа’фара денег. Халиф, услышав эти слова, переменился в лице и неожиданно заплакал».

Автор «Кашф аль Гумма» говорит: «Однажды, когда я рассказывал людям эту историю, среди присутствующих был сын Исмаила. Я спросил у него: «Ты помнишь, остался ли от раны след?» Он ответил: «Нет, от той раны не осталось и следа. Мой отец каждый год посещал Самарру, проводя дни и ночи в слезах, в надежде, что ему ещё раз посчастливится увидеть имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), так он и умер, сожалея, что не встретился более с ним».

Шейх Хурр Амели, один из великих шиитских ученых говорит: «Подобные истории дошли до нас, и достигают положения «мутаватир». Многие рассказали мне, что встречались с имамом Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), видели его знамения, он давал им предсказание будущих событий, которые затем в точности произошли». Также автор книги говорит: «Многие правдивые люди видели имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) во сне».


Как было сказано ранее, после смерти Абу Хасана Самари (четвёртого представителя имама Махди), наступил период большого сокрытия (Гайбат аль Кубра), оно продолжается и поныне. Конец большого сокрытия наступит в конце времён. Имам (да ускорит Аллах его пришествие!) восстанет против несправедливости, которая наполнит мир. Никто не знает о точном времени пришествия двенадцатого имама и всякий, кто утверждает, что знает время его прихода, является лжецом.

Фазил спросил у имама Бакира «Будет ли обозначено кем-либо время пришествия имама Махди?» Имам ответил: «Всякий, кто это сделает, является лжецом».

Исхак ибн Я’куб передал письмо имаму Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) посредством Мухаммада ибн Усмана Амри (одного из четырёх представителей имама). Отвечая на вопросы Исхака, имам, в частности, сказал: «Что касается моего пришествия после большого сокрытия, то об этом известно только Всевышнему Аллаху. Всякий, кто обозначит время моего пришествия, является лжецом».

Наши непорочные имамы не позволяли обозначать точное время пришествия, однако они сообщили некоторые приметы приближения пришествия Махди (да ускорит Аллах его пришествие!).


Существует большое количество хадисов, указывающих на события, которые произойдут перед пришествием его светлости имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), а также указывающих на признаки скорого пришествия. Некоторые из этих хадисов указывают на положение мусульманской уммы перед пришествием имама. Другие - на события, указывающие на скорое пришествие имама. Подробное описание всего этого займёт много времени, мы же в более сжатой форме постараемся описать некоторые признаки.

А) Предания, которые указывают, что несправедливость и угнетение - один из важных признаков скорого пришествия имама. Кроме того, разврат и падение нравов также указывается как один из этих признаков.

Б) События, которые должны будут произойти перед пришествием имама.

Сюда можно отнести хадисы, указывающие на появление Суфиани и его гибель. Хадисы от непорочных имамов свидетельствуют, что он происходит из племени Омейядов, и является потомком Язида ибн Маувии, которые являлись наиболее нечестивыми и развратными людьми в истории человечества. Его имя Усман ибн Анба. Он будет испытывать большую ненависть к Посланнику Аллаха, его роду и его последователям. Ему удастся захватить власть в Шаме (современная Палестина, Сирия, Иордания).

В) Появление Саида Хасани.

На основании хадисов, Хасани является шиитом, который поднимет восстание в Иране. Он будет призывать людей к следованию пути Посланника Аллаха и его рода.

Г) Небесный глас.

Другим из признаков скорого пришествия имама – небесный глас, который раздастся в Мекке. Он призовёт людей следовать за имамом Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) и не противоречить его указам. Второй зов будет доказательством правоты Али (да будет мир с ним!) и его последователей.

Д) Пришествие Пророка Иисуса (да будет мир с ним!), который совершит молитву под руководством имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!).


На основании преданий, которые дошли до нас от непорочных имамов, восстание имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) произойдёт после большого сокрытия, по приказу Аллаха в городе Мекке, близ Каабы. Имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) будет облачен в одежду Посланника Аллаха, держа в руках меч и знамя великого Пророка. Ангелы придут ему на помощь, и он отомстит за невинно пролитую кровь угнетённых, и в особенности, за кровь великого мученика имама Хусейна (да будет мир с ним!).

Соратников у имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) будет 313 человек, подобно числу сподвижников Пророка в битве Бадр. Имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) после короткого пребывания в Мекке и Медине направится в Куфу, где встретится с Саидом Хасани. Хасани присягнёт имаму вместе со своими людьми. Затем Пророк Иисус спустится с небес. Центром правления имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) будет Куфа.

Правление имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) охватит весь мир. Оно будет основано на справедливости и порядке. Земля откроет свои богатства, которые были скрыты от людей. С приходом имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), человечество достигнет своего совершенства и полноценности.


1. Чтение молитвы (дуа), которая по воле Аллаха способствует большему познанию имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) и появлению эзотерической связи между имамом и его последователями.

Дуа следующего содержания: Аллахумма аррифни нафсака, фаиннака иллам туаррифни нафсака лам арриф набиика, Аллахумма аррифни набиика фаиннака иллам туаррифни расулака лам арриф худжатака, Аллахумма аррифни худжатака фаиннака иллам туарифни худжатака далалату ан дини).

2. Чтение молитвы, которая способствует сохранению идеологии и веры в доктрину имамата и сокрытие имама:

«Аллаху я рахману я рахим! Я мукаллибул кулуб саббит калби ала диник».

3. Молитва за имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!), обращённая к Аллаху.

4. Чтение салавата для имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!). Как, например: Аллахумма салли ала Мухаммад ва али Мухаммад ва аджил фараджахум.

5. По пятницам, совершение особого зиярата, который способствует духовному совершенствованию человека.

6. Чтение молитвы «Ан-нудба» в пятницу, рано утром.

7. Вставать с места при упоминании священного эпитета имама (Аль Каим).

8. Обращение за посредничеством (тавассуль) к имаму Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) в трудные периоды жизни.

9. Истинное раскаяние в грехах.

10. Пропаганда Ислама и шиизма.


В истории города Кума Насир Шариа приводит от хаджи Мирзы Хусейна Нури, автора книги «Мустадрак аль Васаиль» следующее: «Шейх Хасан Джамкарани рассказывает: «В ночь со вторника на среду 17 числа месяца рамадан 393 года, я был в своём доме, как вдруг группа людей пришла ко мне, говоря, что имам Махди (да ускорит Аллах его пришествие!) требует меня к себе. Они привели меня к тому месту, где сейчас находится мечеть Джамкаран, там я увидел имама, который сказал: «О, Хасан передай Хасану Муслиму (владельцу этой земли), что эта земля священна, и Аллах избрал её пред другими землями, затем иди к Сейиду Абу Хасану и скажи ему, чтобы он купил эту землю у Муслима и построил на этом месте мечеть. Скажи людям, чтобы они посещали эту мечеть и читали там молитву: два раката в качестве тахийят аль масджид, и два раката «молитвы имама Времени». Совершивший эту молитву, будет подобен тому, кто совершил молитву около Каабы».


В книге «Камал ад-дин» шейха Садука, а также в книге «Гайбат» шейха Туси приводится более восьмидесяти ту’киат. Эти письма, обращённые к шиитским ученым, а иногда и к простым людям, указывают на то, что имама (да ускорит Аллах его пришествие!) сильно беспокоит положение мусульман, в особенности шиитов.

«Нахдж аль Балага», Алламе Хуи, том 2, стр. 173; «Тарих джамеи адъян», пер. Али Аскар Хикмат, стр. 479. Если вас интересует тема невежества современного мира, то прочтите персидский перевод книги «Джахилийят аль Карн аль Ишрин», написанную Мухаммадом Кутбом. Взято из священного Корана, 16:58-59; 17:31. Также был использован Тафсир «Аль Мизан», том 12, стр. 294. «Бихар аль Анвар», том 15, стр. 325. «Камиль ат-таварих», стр. 10; «Табакат», том 1, стр. 61; «Бихар аль Анвар», том 15, стр. 125. «Бихар аль Анвар», том 15, стр. 257. Там же, стр. 258-263. «Сирее Халбие», том 1, стр. 99. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 159. Там же, стр. 168. «Бихар аль Анвар», том 15, стр. 382, 402, 366. Там же. Там же, стр. 336. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 180. Небольшой город в Сирии. Самые почитаемые идолы мекканских язычников. «Бихар аль Анвар», том 15, стр. 193-204. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 183. «Бихар аль Анвар», том 16, стр. 74. Там же, стр. 75. «Ислам с точки зрения Вальтера», издание второе, стр. 6. Книга Самуила 2, часть 11. «Жизнь Мухаммада», Хейкель, стр. 315. «Извинения Мухаммаду и Корану», стр. 35. «Бихар аль Анвар», том 22, стр. 204. «Бихар аль Анвар», том 22, стр. 214-218. Сура 33:37. «Сира», Ибн Хишам, том 3, стр. 295. «Маджма’ аль Баян», том 10, стр. 534. «Бихар аль Анвар», том 18, стр. 277-281. Там же, том 15, стр. 410. Там же, том 16, стр. 224. Кааба – кубическое сооружение в Мекке, основано праотцом арабов его светлостью Ибрахимом (Авраамом), в авраамической традиции Кааба - символ подлинного единобожия. В доисламский период арабы-язычники, потерявшие символическую связь с традицией Ибрахима, утеряли смысл подлинного значения Каабы. Сура 30:1, 2, 3. Сура 23:12, 13, 14. Одна из разновидностей болезни, которой подвергается психика человека. «Узр Таксир», стр. 20. Второзаконие, глава 19, стих 15, 18; Евангелие от Иоанна, глава 16, стих 7-15. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 242; «Бихар аль Анвар», том 18, стр. 208. «Васаиль аш-ши’а», том 3, стр. 16, 17. «Тарих», Табари, том 3, стр. 1122. Там же. «И увещевай твою ближайшую родню», (Сура 26:214). «Тарих», Табари, том 3, стр. 1171, 1173; Тафсир «Маджма’ аль Баян», том 7, стр. 206; «Бихар аль Анвар», том 18, стр. 192. Это событие признаётся достоверным всеми исламскими учеными. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 22. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 489. «Бихар аль Анвар», том 19, стр. 116. «Камиль ат-таварих», том 2, стр. 106. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 494; «Бихар аль Анвар», том 9, стр. 122. Сура 49:10. «Сира», Ибн Хишам, том 2, стр. 504, 505. Сура 3:103. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 166, 167. Сура 58:22. Сура 21:107. «Усд аль Габа», том 1, стр. 206. «Арабы и исламская цивилизация», стр. 809. «Бихар аль Анвар», том 19, стр. 265, 266. Эта «просьба» влиятельного племени арабов свидетельство того, как иудеи глубоко проникли в среду мусульман, имея уже к этому времени своих людей в Медине. Планы, которые выносили эти иудеи против Ислама, подрывали саму суть исламской религии, если бы им удалось воплотить свои цели в жизнь, большинство мусульман попало бы в сети ереси и заблуждений. Поэтому, необходимость уничтожения мужчин этого племени соответствовало божественной справедливости и, наоборот, милость к ним расценивалась бы как преступление против человечества. «И’лам аль Вара», стр. 104, 112; «Бихар аль Анвар», том 21, стр. 106. Район на Аравийском полуострове, куда входят Мекка и Медина О руководстве имама Али. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 444, издание 1375 года лунной хиджры. «Сахих», Бухари, том 1, стр.5, 22, часть 1, глава «Наука»; «Сахих», Муслим, том 2, стр.14 и многие другие. Предание приводится от Ибн Кунаба. «Бихар аль Анвар», том 35, стр. 8. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 3. Рисалат - пророческая миссия. «Нахдж аль Балага», конец 234 проповеди, стр. 802. «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 245; «Аль Гадир», том 3, стр. 229-240 (кроме того, об этом упомянуто во многих суннитских книгах). «Сира», Ибн Хишам, том 1, стр. 480-483. Коран, 2:207. Восхваление, которое читали арабы перед сражением один на один. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 43-45. Имеется в виду исламская нация. «Бихар аль Анвар», том 20, стр. 205. Насих – отменённые аяты, мансух - аяты дополняющие. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 15-16. «Аль Гадир», том 1, стр. 9-11. «Мурудж аз-захаб», том 2, стр. 298. Там же, стр. 304. Сура 5:93. Сура 46:15. Сура 2:233. «Манакиб», том 2, стр. 192, изд. в Неджефе. «Васаиль аш-ши’а», том 11, стр. 79. Там же, стр. 80. Группа еретиков, вышедших из Ислама. Мехрийе - калым, назначаемый невестой при бракосочетании. Нахраван – битва армии Али с хариджитами. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 9. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 297. Один из эпитетов имама Али (ДБМ). «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 151. Там же, стр. 8. Там же, стр. 5; «Бихар аль Анвар», том 42, стр. 281. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 298. «Нахдж аль Балага», том 2, стр. 47. «Амали», шейх Садук, стр. 688; «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 10. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 18; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 132. «Манакиб», том 3, стр. 133; «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 16. «Манакиб», том 3, стр. 132; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 458. Там же. Там же. «Манакиб», том 3, стр.10. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 4; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 132; «Мунтахи аль Амал», стр.156; «Байт аль Ахзан», стр. 4. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 24; «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 4, 5, 6, 54; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 116. Сура 33:33. Коран, 68:4. Коран, 53:3, 4. Местность вблизи Мекки, где Пророк и его сподвижники находились в период, когда неверные прекратили всякие торговые отношения с мусульманами. («Мунтахи аль Амал», стр. 63-64). «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 79-80. «Амали», шейх Туси, том 2, стр. 84-85. Ухуд - битва мусульман с неверными, в которой мусульмане потерпели поражение по причине неповиновения Пророку. «Манакиб», Шахр Ашуб, том 2, стр. 65; «Мунтахи аль Амал», стр. 78, 79. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 13. Там же, стр. 6. «Амали», шейх Туси, том 2, стр. 14-15. «Тазкират аль Хаввас», С. Джуди, стр. 302. «Сафинат аль Бихар», том 1, стр. 380. «Тазкират аль Хаввас», стр. 303; «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 78-79. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 77; «Мунтахи аль Амал», стр. 65; «Тарих», Я’куби, изд. Бейрут, том 2, стр. 35. По некоторым данным Абу Талиб умер за месяц до смерти Хадиджы. («Амали», шейх Туси, том 2, стр. 79). «Амали», шейх Туси, том 2, стр. 79; «Мунтахи аль Амал», стр. 63, 64 , 65, 136, 197. «Амали», шейх Садук, стр. 419-492; «Мунтахи аль Амал», стр. 136; «Аль Фусул аль Мухтар», шейх Муфид, стр. 228-232. Необходимо отметить, что такие обвинения против Абу Талиба сильно возросли, особенно в период правления Муавии и Омейядов, по причине вражды к Али ибн Аби Талибу (ДБМ). «Амали», шейх Туси, том 2, стр. 79-80; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 1, стр. 158. «Амали», шейх Туси, том 2, стр. 80. Там же, стр. 82-83; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 1, стр. 156-158. «Равзат аль Кафи», стр. 339. «Амали», шейх Туси, том 2, стр. 84-85. «Амали», шейх Садук, стр. 393. «Амали», шейх Муфид, стр. 27, 38. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 14, 24. «Амали», шейх Муфид, стр. 13; «Амали», шейх Туси, том 1, стр. 83. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 36. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 23. Там же, стр. 24. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 19. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 19-20. Там же, стр. 36. Там же. Там же, стр. 24. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 24 «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 13. Сират - мост через геенну, который могут пройти только праведники. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 13. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 97-98; «Хисал», шейх Садук, стр. 412. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 97; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 461; «Мунтахи аль Амал», стр. 159; «Амали», шейх Туси, том 1, стр. 42; «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 19, 31. Коран, 55:19. Коран, 55:22. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 32; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 101. Место поклонения или место, указывающее направление в сторону Каабы. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 12; «Маани аль Ахбар», стр. 64; «Илал аш-шараи’», стр. 173. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 45; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 116. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 46; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 13, стр. 116. Сура 53:3. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 39, 40; «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 6; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр.113. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 42; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 114. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 39; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 112. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 24. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 39; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 112; «Канз аль Фаваид», Караджи, стр. 360; «Аль Фусул аль Мухтар», шейх Муфид, стр. 57. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 24. «Амали», шейх Садук, стр. 99-100; «Байт аль Ахзан», стр. 31; «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 172-173. «Кашф аль Гумма», том 1, стр. 493; «Мунтахи аль Амал», стр. 68. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 92-93, 97, 107; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 2, стр. 29; «Амали», шейх Туси, том 1, стр. 42; «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 31; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 461; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 225. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 124-127; «Кашф аль Гумма», том 1, стр. 480-483. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 93, 111,112; «Амали», шейх Туси, том 1, стр. 38. «Амали», шейх Туси, том 1, стр. 39. «Кашф аль Гумма», том 1, стр. 480-489. Коран, 93:5. «Равзат аль Кафи», стр. 165. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 42, 82. Там же, стр. 31. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 53; «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 30; «Манакиб», Шахр Ашуб, стр. 119. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 25-26; «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 81-82; «Мунтахи аль Амал», стр. 161; «Байт аль Ахзан», стр. 22. Исламское одеяние женщины. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 91; «Раяхин аш-шари’а», том 1, стр. 216; «Мунтахи аль Амал», стр. 161-162. «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 23, 24; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 119; «Мунтахи аль Амал», стр. 161. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 92; «Мунтахи аль Амал», стр. 162. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 28; «Мунтахи аль Амал», стр. 162. Физза – праведная женщина, прислуживавшая в доме Фатимы. Необходимо обратить внимание на то, что её светлости Фатиме приходилось трудно в начальный период совместной жизни с имамом Али. («Бихар аль Анвар», том 43, стр. 88). Когда же Посланник Аллаха подарил Фатиме Фадак (земельный участок), её положение улучшилось. Также в хадисах приводится, что Пророк предоставил в услужение Физзу. («Манакиб», Айюб, том 3, стр. 120). В некоторых преданиях приводится, что семейство Пророка испытывало большие трудности, другие же предания указывают на то, что у них имелась прислуга. При более внимательном исследовании, выясняется, что предания относятся к разным периодам жизни её светлости Фатимы. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 81; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 45; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 121. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 83-84; «Макарим аль Ахлак», стр. 94-95; «Мунтахи аль Амал», стр. 159-160; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 121. Сура 3:92. «Раяхин аш-шари’а», том 1, стр. 106. Сура 15:43-44. Сура 28:60; 42:36. Коран, 3:37. Этот хадис не указывает на то, что Али подобен Захарие, а Фатима подобна Марьям, так как в хадисах, приведенных выше, было доказано, что лучшим человеком после Пророка Ислама является Али, а среди женщин нет равных Фатиме. В этом хадисе указывается только на высокое положение Али и Фатимы (ДБМ). Подобно тому, как некоторые аяты Корана комментируют другие аяты, так же и хадисы, разъяснение которых мы можем найти при исследовании других хадисов. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 86-87. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 40; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 117-118. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 30. Там же. «Амали», шейх Садук, стр. 212–216; «Кашф аль Гумма», том 1, стр. 413-417. «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 106, 147, 148. Коран, 33:33. «Амали», шейх Туси, том 1, стр. 254, 269, 270. Коран, 33:33. Мубахиля – взаимное проклятие. Коран, 3:59. Коран, 3:61. «Манакиб», Шахр Ашуб, том 2, стр. 142-144; «Кашф аль Гумма», том 1, стр. 425-426; «Мунтахи аль Амал», стр. 114, 117, 176, 177. А также в суннитских книгах «Сахих», Муслима, «Муснад», Ахмад ибн Ханбала, в тафсире Замахшари. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 40; «Манакиб», Шахр Ашуб, том 3, стр. 113. Там же. «Байт аль Ахзан», Мухаддис Куми, стр. 137, 141. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 177-178. Билал – сподвижник Пророка и первый муаззин в Исламе, который читал азан - призыв на молитву. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 157; «Байт аль Ахзан», стр. 140, 141. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 169; «Тарих аль Хулафа», Суюти, стр. 188, изд. в Египте, (Кулейни в своей книге привел рождение имама Хасана (ДБМ) во втором году лунной хиджры). «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 238 (новое издание). «Далаиль аль Аламат», Мухаммад ибн Джарир ат-Табари, стр. 60. «Тарих аль Хулафа», стр. 188. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 264. «Тарих аль Хулафа», стр. 189. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 181; «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 278. «Табакат Кабир», том 1, раздел 2, стр. 33. Коран, 3:61. Взаимное проклятие. «Хаят аль Имам аль Хасан ибн Али», стр. 260-261. «Хаят аль Имам аль Хасан ибн Али», том 1, стр. 444-445. Там же, стр. 479. Коран, 4:86 «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 342-343. Там же, стр. 332; «Тарих аль Хулафа», стр. 190. «Бихар аль Анвар», том 43, стр. 344. «Тарих аль Хулафа», Суюти, стр. 191. Сура 42:23. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 169-170. Там же, стр.170. «Шарх ан-нахдж аль Балага», Ибн Абилхадид, том 16, стр. 35. Там же, стр. 37-40. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 171. «Тарих», Я’куби, том 2. стр. 204-207. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 172. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 204-207. Там же, «Тарих», Табари, том 7, стр. 1. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 172-173. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 204-207. В сороковом году хиджры, став халифом, Муавия издал указ, чтобы мусульмане при упоминании имени имама Али проклинали его. Этот указ исполнялся шестьдесят лет, пока Умар ибн Абд аль Азиз не отменил его (прим. пер.). «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 173; «Макатиль ат-талибин», стр. 26. «Бихар аль Анвар», том 44, стр. 2-3. Там же, стр. 65. Там же. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 206. «Бихар аль Анвар», том 44, стр. 62. «Камиль», Ибн Асир, том 3, стр. 208. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 44-45. «Бихар аль Анвар», том 20, стр. 367-368. Там же, стр. 350. «Сира», Ибн Хишам, том 4, стр. 317. «Бихар аль Анвар», том 20, стр. 368. «Сира», Ибн Хишам, том 4, стр. 322. «Бихар аль Анвар», том 20, стр. 345. Там же, стр. 368. «Бихар аль Анвар», том 44, стр. 1. Там же, стр. 49. «Шарх нахдж аль Балага», Ибн Абилхадид, том 16, стр. 18, 19. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 173. «Хаят аль Имам аль Хасан ибн Али», том 1, стр. 218. «Тарих аль Хулафа», Суюти, стр. 190. «Мурудж аз-захаб», том 2, стр. 427. Среди историков о дате рождения имама Хусейна существует несколько мнений. Мы же в этой книге привели более известную дату, которой придерживаются шииты. Асма, дочь Язида ибн Сакана Ансари. «Аян аш-ши’а», том 11, стр. 167. Призыв к молитве (в исламской традиции азан также читают новорождённому). Икамат - провозглашение о том, что молитва началась. «Васаиль аш-ши’а», том 15, стр. 143. В исламской традиции после рождения ребёнка приносят в жертву барана, мясо которого раздают бедным. «Усул аль Кафи», том 6, стр. 33. «Макатиль», Харезми, том 1, стр. 146; «Камал ад-дин», шейх Садук, стр. 152. «Захаир аль Укба», стр. 122. «Сунан», Тирмизи, том 5, стр. 324. В книге «Сахих» автора Тирмизи, том 2, стр. 307 приводится хадис с передатчиками, восходящие к Яали ибн Марату, что он сказал: «Посланник Аллаха изволил сказать: «Хусейн от меня, а я от Хусейна. Аллах любит всякого, кто любит Хусейна и Хусейн - внук Посланника Аллаха». Это предание приводится также в «Сахих», Бухари в разделе «Филь адаби аль муфрад фи бабуль муаникат ас-сабии». «Аль Асаба», том 11, стр. 330. «Аль Асаба», том 1, стр. 333. «Аль Иршад», стр. 173. По мнению мусульман-шиитов, достойными управлять в исламском государстве являются те, кого избрал Всевышний Аллах, и более никто не имеет право на духовно-политическое руководство людьми. Тагутское правление – всякое правление, не основывающееся на божественных законах. В книге «Сахих» автора Тирмизи, том 2, стр. 306 приведён хадис от Посланника Аллаха, передатчики которого восходят к Аннасу ибн Малику, который сказал: «У Посланника Аллаха спросили: «Кто из вашей семьи для вас любимей всех?» Пророк ответил: «Хасан и Хусейн». Обращаясь к святой Фатиме, Посланник Аллаха говорил: «Позови моих сыновей». Когда же они приходили к Пророку, он обнимал и целовал их». Имам Хусейн знал, что Муавия, обманывая людей, внешне не противоречил Исламу и постоянно говорил, что является истинным сподвижником Посланника Аллаха. «Риджал», Киши, стр. 94; «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 206. «Макатиль», Харезми, том 1, стр. 184; «Лухуф», стр. 20. Язид был неверующим, был известен тем, что много пил вино и играл в азартные игры, и даже внешне не придерживался исламских законов. Куфа – город в Ираке, центр исламских наук в средние века. 8-го числа месяца зульхиджи желательно, чтобы паломники направились в Мина для выполнения обряда, но в современное время принято с 8-го числа сразу же направляться на гору Арафат. Относительно того, что внуков Пророка Ислама, каковыми являлись имамы Хасан и Хусейн называли детьми Посланника Аллаха, существует единая точка зрения среди мусульман. «Камиль аз-зиярат», стр. 68; «Мушир аль Ахзан», стр. 9. «Лухуф», стр. 53. Посещение могил или святых мест. «Камиль аз-зиярат», стр. 105. Там же, стр. 101. Там же, стр. 121. Там же, стр. 147. «Акд Фарид», том 3, стр. 143. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 214. «Манакиб», Ибн Шахр Ашуб, том 3, стр. 224, «Усд аль Габа», том 2, стр. 20. Покойный шейх Садук о значении слова «Латиф» (прощающий, которое является одним из имён Аллаха) пишет следующее: «Слово «латиф» имеет два значения, одно из них - творец мелких вещей, в которых он проявляет точность и порядок, второе - милосердие к рабам, тот, кто к своим рабам прощающ и милосерд». «Тавхид», Садук, стр. 217. Это молитва имама Хусейна записана в книге «Икбал», Сейида ибн Тавуса, стр. 339, 350. «Усд аль Габа», том 2, стр. 20. «Зикри Хусейн», том 1, стр. 152. «Тафсир Аяши», том 2, стр. 257. «Манакиб», том 2, стр. 222. «Аль Имамату вас-сиясат», том 1, стр. 253. «Сумув аль Ма’ана», стр. 104. «Бихар аль Анвар», том 78, стр. 114. «Масари аш-ши’а», шейх Муфид, стр. 34, изд. 1315 г. л. хиджры. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 467, изд. Ахунди. (По преданию, мать четвёртого имама была дочерью последнего шаха иранской династии Сасанидов Яздгерда третьего - прим. пер.). Коран, 3:134. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 240, изд. Ахунди. Аба – верхняя мужская, широкая шерстяная одежда без рукавов (прим. пер.). «Амали», шейх Садук, стр. 133, старое издание. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 242, изд. Ахунди. «Тазкират аль Хаввас», Ибн Джузи, стр. 174, изд. Фархад-Мирза. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр.238, изд. Ахунди. «Хисал», шейх Садук, стр. 517, изд. Гаффари. Чёрный камень, вделанный в один из углов Каабы в Мекке и считающийся мусульманами священным (прим. пер.). Касида – жанровая форма лирики панегирического характера (прим. пер.). Взято из книги «Амали», шейха Муртазы, том 1, стр. 69, изд. 1387 г. Хариджит – участник религиозно-политического движения, возникшего в Омейядском халифате в 7 веке (прим. пер.). «Ихтиджадж», Табарси, стр. 166, изд. в Неджефе 1350 год лунной хиджры. Коран, 39:42. «Лухуф», Ибн Тавус, стр. 144, изд. 1317 г.л. хиджры. Коран, 42:23. Коран, 17:26. Коран, 8:40. Коран, 33:33. «Ихтиджадж», Табарси, стр. 167, изд. в Неджефе 1350 год лунной хиджры. Амин – эпитет Пророка Ислама, означающий: верный и надёжный человек. Ссылка на рассказ об установлении «Чёрного камня» рукой Пророка в 35 году Слона. Ихрам – одежда мекканского паломника. Имеется в виду Заповедная мечеть, находящаяся в Мекке. Буквально: «Отдалённейшая мечеть» - название главной иерусалимской мечети, третьей после мекканской и мединской, святыни Ислама. Ссылка на рассказ о вознесении Пророка на небо. «Камиль Бахаи», том 2, стр. 300. Человек, провозглашающий азан. «Камиль Бахаи», том 2, стр. 300-302 (с сокращениями). Имя убийцы имама Хусейна. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 226. «Тазкират аль Хаввас», стр. 183, изд. Фархада Мирзы. «Табакат», том 5, стр. 157, изд. Лиден. «Лухуф», Ибн Тавус, стр. 128, изд. 1317 г. л. хиджры. «Усул аль Кафи», том 7, стр. 56. «Камиль», Ибн Асир, том 4, стр. 103. «Аль Бидая ван-нихая», Ибн Касир, том 8, стр. 221, изд. первое. «Камиль», Ибн Асир, том 4, стр. 130. «Тарих аль Хулафа», Суюти, стр. 212, изд. 1383г. «Камиль», Ибн Асир, том 4, см. со стр. 348. Там же, стр. 521-522. Там же, стр. 587. «Усул аль Кафи», том 5, стр. 344. «Тазкират аль Хаввас», стр. 183. «Тарих аль Хулафа», стр. 223. «Тарих», Табари, том 8, стр. 1178, изд. Лондона. «Манакиб», Ибн Шахр Ашуб, том 3, стр. 311, изд. в Неджефе. «Ихтиджадж», Табарси, стр. 181, изд. в Неджефе 1350 года лунной хиджры. «Шарх ан-нахдж аль Балага», Ибн Аби аль Хадид, том 4, стр. 104, изд. в 20 томах. «Риджал», шейх Туси, стр. 81. «Риджал», Киши, стр. 119, изд. Мешхедского университета. Там же, стр. 485. «Манакиб», Ибн Шахр Ашуб, том 3, стр. 311. Коран, 6:79. Коран, 2:115. Коран, 20:55. «Равзат аль Джанна», стр. 310 (с сокращениями), второе старое издание. «Риджал», Киши, стр. 119. «Аззария», том 13, стр. 345. Один из шиитских ученых 11 века (по хиджре). «Тухфат аль Укул», стр. 255, изд. Гаффари, автор Ибн Шу’ба, богослов четвёртого века по хиджре; «Ман ла яхзарухул факих», том 2, стр. 618, изд. Гаффари; «Хисал», стр. 564, изд. Гаффари; «Амали», стр. 221, старое издание. Три последние книги, написаны покойным шейхом Садуком (в 381 г. л. х.). Коран, 30:41. «Манакиб», Ибн Шахр Ашуб, том 3, стр. 311. Имам Садык вспоминал о ней, как о набожной, добродетельной, праведной женщине. «Таварих ан-наби ват-тастари», стр. 47. «Мисхаб аль Мутахаджид», шейх Туси, стр.557. «Амали», шейх Садук, стр. 211. Там же. «Илал аш-шараи’», шейх Садук, том 1, стр. 222, изд. в Куме. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 236, изд-во «Ахунди». Там же. «Манакиб», Ибн Шахр Ашуб, том 3, стр. 329, изд. в Неджефе. «Бихар аль Анвар», том 46, стр. 243, приводится из «Хараидж Раванди». Там же, стр. 247. Та’киб – молитвы и беспрерывное упоминание эпитетов Аллаха, читаемые сразу же после намаза. «Амали», шейх Туси, стр. 261, изд-во «Санги» (кратко). «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 247, изд-во «Ахунди». Сура 5:3. Сура 75:16. Сура 69:12. Сура 16:89. Сура 36:12. «Далаиль аль Имамат», Табари, стр. 104-106. Нахраван – битва имама Али, со сторонниками новой религиозно-политической группировки – хариджитами, которые вели борьбу не только против Али, но и против Муавии. Сура 3:187. Сура 6:124. «Усул аль Кафи», том 8, стр. 349. Для большего ознакомления обратитесь к книге «Аль Акд Мунир», том 1. Этим Цезарь хотел пробудить в Абд аль Малике такое чувство, чтобы тот в подтверждении деяний предшествующих халифов отказался от запрета на производство бумаги с византийскими знаками. Мискаль – мера веса, равная приблизительно 4,64г. Имам велел, чтобы чеканили три вида монет: 1 вид - вес 1 дирхема - 1 мискаль, а 10 дирхемов -10 мискаль. 2 вид – каждые 10 дирхемов весом по 6 мискаль. 3 вид – каждые 10 дирхемов весом по 5 мискаль. Таким образом, 30 дирхемов трёх видов весили 21 мискаль, что было равно византийским монетам. Итак, мусульмане были обязаны принести 30 византийских дирхемов, которые весили 21 мискаль и взамен получить новые 30 дирхемов. «Аль Махасин валь Мусави Байхаки», том 2, стр. 232-236, изд. в Египте; «Хаят аль Хаяван», Думайри, изд-во «Санги», стр. 24. «Джами’ ар-руват», том 1, стр. 9. Калам – догматическая схоластическая теология в мусульманской философии. «Джами’ ар-руват», том 1 стр.117, 324, 325. «Сафинат аль Бихар», том 2, стр. 496. «Тухфат аль Ахбаб», Мухаддис Куми, стр. 351 «Джами’ ар-руват», том 2, стр. 163. «Риджал», Киши, стр. 162, изд-во мешхедского института. «Василь аш-ши’а», том 2, стр. 233, 6, 474, изд-во «Санги». Там же. Там же, стр. 240, 229. «Василь аш-ши’а», том 2 стр. 240, 229, 231, 455, 469. Там же, стр. 240, 229, 231, 245, 469. «Фуру’ Кафи», стр. 343. «Василь аш-ши’а», том 2, стр. 433. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 472. «И’лам аль Вара», стр. 266. Там же. (Хишам пришёл к власти в 105 г. по хиджре, а Мансур Даваники скончался в 158 г. по хиджре). За дополнительной информацией обратитесь к книге «Татиммат аль Мунтаха», автор Мухаддис Куми. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 266; «Манакиб», том 4, стр. 280. «Усул аль Кафи», том 5, стр. 74; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 55. «Усул аль Кафи», том 5, стр. 76; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 57. «Усул аль Кафи», том 5, стр. 161; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 59. «Усул аль Кафи», том 2, стр. 209. Хира – город вблизи Куфы, куда халиф Мансур Даваники насильно привёз имама Садыка. «Усул аль Кафи», том 6, стр. 268; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 39. «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 349 (приведено из книг «И’лам аль Вара», «Манакиб», «Анвар аль Бахийя», от Тазкире ибн Джузи, от Раби аль Абрар Замахшари). Закят – налог с имущества в пользу бедных мусульман. Хадж – паломничество в Мекку. «Усул аль Кафи», том 6, стр. 181; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 44. «Усул аль Кафи», том 4, стр. 49. Произносится во время исполнения церемонии хаджа «Вот я перед Тобой, о, Аллах!» «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 16 (приведено из книг «Хисал», «Илал аш-шараи’», «Амали» шейха Садука и «Манакиб» Ибн Шахр Ашуба Мазандарани). «Усул аль Кафи», том 3, стр. 225; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 49. «Манакиб», том 4, стр. 274; «Усул аль Кафи», том 2, стр.112. «Усул аль Кафи», том 4, стр. 8; «Саваб аль А’мал», стр. 173; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 20. «Усул аль Кафи», том 4, стр. 8; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 38. «Аль Имам ас-Садык», том 1, стр. 34-37; и с незначительными изменениями в книге «Татиммат аль Мунтаха», стр. 57-104. «Камиль», Ибн Асир, том 4, стр. 521-522. «Тарих», Табари, том 8, стр. 1178. Алавиды – сторонники и последователи имама Али. «Далаиль аль Имамат», Табари Ши’и, стр.104-106, издание второе, Неджеф. «Татиммат аль Мунтаха», стр. 110, 113, 141. Этот вид развода недействителен в шиизме (для большего ознакомления обратитесь к книгам по фикху). «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 171 (приводится от Хараидж Раванди). «Джами’ ар-руват», том 1, стр. 350, 357 и том 2, стр. 247; «Тухфат аль Ахбаб», стр. 179; «Мунтахи аль Амал», том 1, стр. 195. Девятый день месяца зильхадже, который паломники проводят на горе Арафат. «Тарих аль Хулафа», стр. 263; «Аль Имам ас-Садык», том 5, стр. 45. «Мурудж аз-захаб», том 3, стр. 301. «Васаиль аш-ши’а», том 12, стр. 129 (приведено из книг «Усул аль Кафи», и «Тахзиб»). «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 412; «Аль Имам ас-Садык», том 3, стр. 21 (приведено из книги «Хальят аль Авлия»). «Кашф аль Гумма», том 2, стр. 448; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 184. «Аль Фусул аль Мухимма», стр. 236. «Амали», шейх Туси, стр. 31; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 165. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 248. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 251. Там же. Там же. Там же. «Умда ат-талиб», стр. 228. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 252; «Умда ат-талиб», стр. 230; «Мунтахи аль Амал», том 2, стр. 34. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 252. «Риджал», Мумкани, том 1, стр. 468, (приведено из книги «Риджал», Киши). Там же; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 249. «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 19 (приведено из книги «Амали» шейха Садука). «Усул аль Кафи», том 1, стр. 74, хадис 2 из книги «Таухид». «Кашф аль Мухаджа», стр. 9. «Аман аль Ихтар», стр. 78. Книга «Таухид Муфаззал», перевод алламе Мухаммада Бакира Маджлиси с незначительными изменениями. «Мунтахи аль Амал», биография имама Саджада. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 475; «Басаир ад-дараджат», стр. 245; «Манакиб», том 4, стр. 220; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 73. «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 129; «Манакиб», том 4, стр. 225. «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 130; «Манакиб», том 4, стр. 227. «Риджал», Киши, стр. 176. Там же, стр. 178. Там же, стр. 462. Там же, стр. 10. «Тухфат аль Ахбаб», стр. 77. «Риджал», Киши, стр. 276. Там же, стр. 249; «Му’джам Риджал аль Хадис», том 1, стр. 103. «Риджал», Киши, стр. 247. Там же, стр. 249. «Джами’ ар-руват», том 2, стр. 258. Там же. «Риджал», Киши, стр. 327. «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 395; «Ихтисас», шейх Муфид, стр. 216. «Тухфат аль Ахбаб», стр. 376. Там же. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 403; «Бихар аль Анвар», том 47, стр. 126. «И’лам аль Вара», стр. 266; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 472; «Джаннат аль Хулуд», стр. 27. «Амали», шейх Садук, стр. 290; «Васаиль аш-ши’а», том 3, стр. 17. «Мустадрак», том 2, стр. 407. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 265. «Тухфат аль Укул», стр. 375. Там же, стр. 377. Там же, стр. 324. Там же, стр. 316. Там же, стр. 237. «Аль Имам ас-Садык», том 3, стр. 138. Местность, расположенная между Меккой и Мединой. Амул Филь (год Слона) - одна из точек отсчета времени в доисламской Мекке. Приходится примерно на 570 г.н.э. Согласно преданию, в этом году потерпела неудачу попытка эфиопского правителя Йемена разрушить священную Каабу. В войске врагов был боевой слон, по которому стали называть поход и год нападения. О походе упоминается в Коране в суре «Филь» (Слон). «Усул аль Кафи», том 1, стр. 476. Проповедники борьбы против Омейядов совершили огромное предательство, тем, что Аббасиды захватили власть и не передали ее истинным и законным наследникам - Алавидам. Абу Салама и Абу Муслим Хорасани поначалу призывали народ к имаму из семейства Пророка, т.е. из Алавидов, но втайне действовали в пользу Аббасидов. Имам Садык не принял их предложений, так как знал, что они в действительности не являются его сторонниками и действуют в своих собственных интересах. См: «Милал ва нихал», Шахристани, том 1, стр. 154, изд. в Египете; «Тарих», Я’куби, том 3, стр. 89; «Бихар аль Анвар», том 11, стр. 142, изд-во «Компани». «Хаят аль Имам», том 1, стр. 439-445. «Бихар аль Анвар», том 48, стр. 71, 72; «И’лам аль Вара», Табари, стр. 295, изд-во «Ильмийя Исламийя», с незначительными изменениями. Сура 47:22. «Тарих Багдад», том 13, стр. 30-31. «Макатиль ат-талибин», стр. 447. Там же, стр. 453, изд. в Египете. «Тарих», Табари, том 10, стр. 592, изд. в Лондоне. Там же, стр. 593. «Хаят аль Имам», том 1, стр. 458. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 407, изд. в Бейруте. «Тарих», Табари, том 10, стр. 603. «Хаят аль Имам», том 2, стр. 29. Там же, стр. 39. Там же, стр. 32. Там же, стр. 62. «Аль Имамату вас-сиясат», том 2. «Хаят аль Имам», том 2, стр. 39. Там же, стр. 40. Там же, стр. 70. Там же, стр. 77. «Макатиль ат-талибин», стр. 463-497. «Амали», шейх Туси, стр. 206, изд-во «Санги». Там же. «Риджал», Киши, стр. 440-441. Имам Садык также говорил Юнусу ибн Я’кубу следующее: «Не содействуй им даже в строительстве мечети!» - «Васаиль аш-ши’а», том 12, стр. 120, 130. «Гийбат», шейх Туси, стр. 21, изд-во «Санги». «Тарих Багдад», том 13, стр. 32. «Гийбат», шейх Туси, стр. 22-25, изд-во «Санги». «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 97. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 486; «Анвар аль Бахийя», стр. 97. Коран, 6:84-85. Коран, 3:61. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 1, стр. 81, изд. в Куме; «Ихтиджадж», Табарси, стр. 211-213, изд-во «Санги» в Неджефе; «Бихар аль Анвар», том 48, стр. 125-129. «Хаят аль Имам», том 1, стр. 140; «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 281. Там же. «Манакиб», Шахр Ашуб, том 4, стр. 297, изд. в Куме. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 277. Там же, стр. 279. «Тарих Багдад», том 13, стр. 28; «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 278. «Тарих Багдад», том 13, стр. 28. Там же, стр. 29. «И’лам аль Вара», Табарси, стр. 291, изд-во «Ильмийя Исламийя»; «Исбат аль Худа», том 5, стр. 486. «Басаир ад-дараджат», стр. 471, новое издание; «Исбат аль Худа», том 5, стр. 484. «Гийбат», Ну’мани, стр. 179, изд. Санги; «Бихар аль Анвар», том 48, стр. 21. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 270. Имам Садык погиб в 148 году лунной хиджры, а имам Казим в 183 году. «Мунтахи аль Макал», стр. 254, изд-во «Санги». «Риджал», Киши, стр. 591. Там же, стр. 590. «Ихтисас», шейх Муфид, стр. 86, изд. в Тегеране. «Риджал», Киши, стр. 440-441. «Аль Фихрист», шейх Туси, стр. 109, изд. в Неджефе, 1380г. «Аль Фихрист», Наджаши, стр. 148, изд. в Тегеране. «Риджал», Киши, стр. 503. «Аль Фихрист», шейх Туси, стр. 117. Там же. «Усул аль Кафи», том 5, стр. 110. «Курб аль Аснад», стр. 126, изд-во. «Санги». «Риджал», Киши, стр. 433. Там же, стр. 431. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 275. «Риджал», Киши, стр. 430. «Аль Фихрист», шейх Туси, стр. 117. Конья - имя, образованное путем прибавления к именам собственным арабских слов: Отец - абу, сын - ибн, мать - ум. «Риджал», Киши, стр. 135, 239, 240. Там же, стр. 186. Там же, стр. 187. Сура 15:38. «Аль Фихрист», Ибн Надим, стр. 263, изд. в Египте. Ссылка на аяты 21-26, 38-ой суры. Для большего ознакомления обратитесь к комментариям Корана. «Аль Фусул аль Мухтара», Сейид Муртаза, стр. 26, изд. в Неджефе. «Риджал», Киши, стр. 271-273; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 196, с незначительными изменениями; «Мурудж аз-захаб», Мас’уди, со значительными изменениями, но передающий тот же смысл. «Васаиль аш-ши’а», том 2, стр. 456, старое издание. «Тухфат аль Укул». «Мустадрак аль Васаиль», том 2, стр. 455. Там же, стр. 102. «Ойине зиндеги», стр. 131. «Бихар аль Анвар», том 48, стр. 154. Там же, стр. 150. Обратитесь к книгам «Усул аль Кафи», том 1, стр. 486; «И’лам аль Вара», стр. 302; «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 285; «Камус ар-риджал», том 11, стр. 31. Другое имя этой госпожи – Туктам. «И’лам аль Вара», стр. 302. Там же, стр. 304. «И’лам аль Вара», стр. 305; «Усул аль Кафи», том 1, стр.316. Имеются в виду такие дни: первый четверг, среда в середине и последний четверг каждого месяца, о которых наши непорочные имамы говорили: «Те, кто кроме поста в благословенный месяц рамадан, соблюдают пост в эти дни каждого месяца, подобны тем, кто соблюдают пост круглый год». «И’лам аль Вара», стр. 314. Там же, стр. 315. «Усул аль Кафи», том 6, стр. 283. «Манакиб», том 4, стр. 362. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 174. «Усул аль Кафи», том 8, стр. 230. Там же, том 2, стр. 298. «Усул аль Кафи», том 4, стр. 360. «Усул аль Кафи», том 5, стр. 288 «Му’джам Риджал аль Хадис», том 2, стр. 237; «Риджал», Киши, стр. 588. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 487. «Усул аль Кафи», том 8, стр. 257. «История Ибн Асира», том 6, стр. 227. Обратитесь к «Истории халифата Ма’муна» и «Жизни Яхья ибн Аксама», а так же к книге «Мурудж аз-захаб» Ма’суди и «Истории Ибн Халкана». «Аль Имам ар-Риза», Мухаммад Джавад Фазлуллах, стр. 91. приведено из «Истории халифов», Суюти, стр. 284 и 308. Обратитесь к «Макатиль ат-талибин» автора Абу аль Фарадж Исфахани, «Татиммат аль Мунтаха» и к др. историческим книгам. «Хаят аль Имам ар-Риза», Джа’фар Муртаза аль Хусейни, стр. 213-214; «Муснад имам Риза», том 1, стр. 77-78; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 153. «Хаят аль Имам ар-Риза», стр. 214; «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 290; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 239. «Хаят аль Имам ар-Риза», стр. 214; «Кашф аль Гумма», том 3, стр. 92; «Муснад имам Риза», том 1, стр. 178; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 219 «Хаят аль Имам ар-Риза», стр. 215; «Риджал», Мумкани, том 1, стр. 213; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 212. «Хаят аль Имам ар-Риза», стр. 364; «Муснад имам Риза», том 1, стр. 96; «Шарх Маймие Аби Фарас», стр. 196; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 170; «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 183. «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 189. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 498; «Мунтахи аль Амал». «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 91; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 178. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 181-182. «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 118. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 131. Там же, стр. 132-133. Там же, том 2, стр. 134. «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 127. Деревня Сорх находится в трех километрах от г. Шарифабада и 36-ти км. от г. Мешхеда («Мунтахаб ат-таварих», стр. 549). «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 125; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 135. Все жители Мешхеда знают о том случае. Посуда, сделанная из камня той горы, ценится по сей день, и её до сих пор изготавливают там. Также из этого камня изготавливают и другие поделки, являющиеся сувенирами города Мешхед. «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 125; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 135. В этом самом месте и похоронен сейчас имам Риза. «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 125; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 135-136. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 290. Там же. «Илал аш-шараи’», 227-228; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 138. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 141. «Амали», шейх Садук, стр. 72. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 292. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 164. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 291-292. «Такбир» - возвеличивание Аллаха словами «Аллаху Акбар», что в пер. означает «Аллах Велик». «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 213-214;. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 148-149. «Бихар аль Анвар», том 49, стр. 175-176. Еврейский раввин, который не принимал, но изучил Евангелие, хотел в присутствии христиан испытать и проверить знания имама, поэтому просил его приводить аргументы из Евангелия. Подробные и важные доказательства, которые привел имам на этом собрании, содержатся в книге «Таухид» шейха Садука. «Таухид», шейх Садук, стр. 427-428; «Исбат аль Худа», том 6, 45-49. «Муснад имам Риза», том 1, стр. 10-47. Там же, стр. 227. Там же, стр. 258. «Муснад имам Риза», том 1, стр. 258. Там же, стр. 285. Там же, стр. 315. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 81. «История Табари», том11, стр. 1030; «Аль Бидая ван-нихая», том 10, стр. 249; кроме этого приведено в «Хаят аль Имам ар-Риза», стр. 349. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 251. Там же, стр. 245. «Муснад имам Риза», том 1, стр. 291-294. Там же, стр. 294-305. Там же, стр. 285-290. Там же, стр. 294-305 Каим – одно из эпитетов имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!). На основании христианства в «Новом Завете», см. Евангелие от Иоанна глава 14, 16, где говорится о пришествии «Утешителя» («Paraclete»), т.е. Хвалимый, от арабского Ахмад или Мухаммад. Знамение, которое было предсказано библейскими Пророками. Коран, 19:12. Коран, 19:29, 30. «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 15; «Уюн аль Му’джизат», стр. 107. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 315. «Манакиб», том 4, стр. 394. «Анвар аль Бахийя», стр. 125; «Усул аль Кафи», том ,1 стр. 321; «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 29. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 216. Конью арабы употребляли в знак уважения той или иной личности. «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 240. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 321. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 322; «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 299. Там же. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 306. Муса ибн Джа’фар (Казим) седьмой имам шиитов пал мученической смертью в багдадской тюрьме от рук аббасидских халифов. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 322. «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 100; «Уюн аль Му’джизат», стр. 113. Фикх – исламское право. Калам - наука по исламской идеологии и убеждениям. «Далаиль аль Имамат», стр. 212; «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 59. Худжат – довод, доказательство, один из эпитетов непорочных имамов дома Пророка. «Уюн аль Му’джизат», стр. 109. «Бихар аль Анвар», том. 50, стр. 43. Там же, стр. 44. Покровитель (Маула) – обращение шиитов к своим имамам. «Хараидж Раванди», стр. 237; «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 44. «Нур аль Абсар», Шабланджи, стр. 179; «Ихкак аль Хак», том 12, стр. 424; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 497. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 353; «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 68. «Бахар», том 50, стр. 47. Зикр – буквально упоминание имён Аллаха. Куфийская мечеть в Ираке, где имам Али был предан мученической смерти. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 304; «Ихкак аль Хак», том 12, стр. 427; «Аль Фусул аль Мухимма», стр. 289. «Мунтахи аль Амал», стр. 67; «Уюн аль Ахбар ар-Риза», том 2, стр. 2. Ибн Аби Дауд – один из известных кадиев (судей) города Багдада в период правления халифов Ма’муна, Му’тасима и Мутаваккиля. Сура 5:5. См. там же. Имам имел в виду только четыре пальца руки, кроме большого пальца. Сура 72:18. «Места поклонения» по-арабски масаджид. Существуют хадисы от имама Садыка, где он, комментируя слово «масаджид» истолковал его как семь частей тела, соприкасающиеся с землёй при поклонении во время молитвы. Необходимо отметить, что если подобное толкование было бы неверным, то, несомненно, ученые на собрании Му’тасима выразили бы свой протест. Из вышесказанного становится ясно, что «Поклонения для Аллаха» всеми комментаторами признавался именно как семь частей тела или, по крайней мере, имел одно из этих значений. «Тафсир Аяши», том 1, стр. 319, «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 5 Алавиды – последователи имама Али и его семьи (шииты). Ихрам – одежда паломника, облачившись в которую ему запрещаются многие дела, среди которых охота на животных. Коран, 24:32. Подробный ответ имама Джавада приведён во многих сборниках хадисов. Зихар – когда мужчина говорит жене: «Ты по отношению ко мне подобна матери или сестре или дочери», тогда она (жена), становится ему запретной, пока муж не даст искупительную подать. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 299; «Ихтиджадж», Табриси, стр. 245. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 494; «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 60. «Мунтахи аль Амал», том 2, стр. 235. «Хараидж Раванди», стр. 208; «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 48. Фетва – решение по исламскому праву (фикх). «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 307; «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 6. Необходимо отметить, что первые исламские университеты были основаны непорочными имамами. «Риджал», шейх Туси, стр. 397-409. «Му’джам Риджал аль Хадис», том 2, стр. 237. «Риджал», Наджаши, стр.255. Там же. Сура «Кадр» - 97 сура Священного Корана. «Риджал», Киши, стр. 245, 564. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 307. Там же. Последователи имамов из семейства Пророка. Одежда чёрного цвета была провозглашена Аббасидами в период их правления официальной одеждой. «Макатиль ат-талибин», стр. 589. «Тарих аль Хулафа», стр. 252. Там же, стр. 341. Ибо Аббасиды были потомками Абдаль Муталлиба и тем самым приходились родственниками семейству Пророка. «Аль Фусул аль Мухимма», Ибн Сабаг Малики, стр. 283. «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 129. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 313, 314. Там же. «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 194-195. «Ихкак аль Хак», том 12, стр. 454; «Ахбар аль Башар», том 1, стр. 347. Сура 26:227. «Татиммат аль Мухтасар фи Ахбар аль Башар», том 1, стр. 341-342. «Татиммат аль Мунтаха», стр. 243. Там же, стр. 244. «Тарих», Я’куби, том 2, стр.493. «Татиммат аль Мунтаха», стр. 252-254. «Аль Фусул аль Мухимма», Ибн Сабаг Малики, стр. 279. «И’лам аль Вара», стр. 359. «Ихкак аль Хак», том 12, стр. 451. «И’лам аль Вара», стр. 360. «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 141-142. «Бихар аль Анвар», том 50, стр. 125-127. Там же, стр. 129. Зиарат – посещение святых мест, сопровождаемое чтением молитв-зияратов (ду’а). Алламе Маджлиси указал на то, что с точки зрения передатчиков (санада) этот зиярат является наиболее достоверным. Также вызывает наибольший интерес необыкновенное красноречие (балагат) этого зиярата, на что указывали многие шиитские ученые. «Абд аль Азим аль Хасани», стр. 63. «Танких аль Микал», том 1, стр. 329. «Нур аль Абсар», Шабланджи, стр. 183. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 314. «Анвар аль Бахийя», стр. 151. «Тарих», Я’куби, том 2, стр. 503, изд. Бейрут. То местечко называлось «Аскар» из-за пребывания там турецких солдат аббасидского дворца. («Татиммат аль Мухтасар фи Ахбар аль Башар», том 1, стр. 348.) Среди улемов, существуют разногласия фетв об упоминании имени имама Каима (да будет мир с ним!). Некоторые из позднейших великих ученых и факихов, такие как шейх Ансари, Мулла Мухаммад Казим Хорасани и Сейид Мухаммад Казим Язди не рекомендуют и считают это нежелательным. Группа предшествующих им ученых, как шейх Туси и шейх Муфид категорически запрещают, считая это недозволенным. Однако такие ученые, как Хаджи Нури и Мухаккак Дамад считают упоминание имени имама Махди в том случае запрещенным, если оно будет произнесено в собрании или где-нибудь в обществе. Покойный Хаджи Нури говорил: «До времен Хаджи Насруддина Туси среди ученых не было сомнений на этот счет. Разногласия появились со времени шейха Бахаи» (см. «Наджм ас-сакиб», стр. 48.) 1. «Камал ад-дин», шейх Садук, стр. 383. 2. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 315 Насибит - человек, который питает ненависть и вражду к пречистому роду Пророка (да будет мир с ними!). Отец Ахмада - Абдулла ибн Хасан, один из важнейших и доверенных людей Аббасидов в городе Самарре. В прошлые времена, среди арабов был обычай: в знак уважения называть людей по конье, а не по имени. После имама Ризы, в обществе того времени и во дворце аббасидских правителей, последующих имамов, т.е. имамов Джавада, Хади и Аскари, в знак уважения их родственных отношений с имамом Ризой называли «Ибн-ар-Риза» (что в переводе означает «сын Ризы».) Рафизиты - эпитет, данный шиитам противниками пророческого семейства. Место или помещение для совершения коллективных молитв. «Ихкак аль Хак», том 12, стр. 464. (также этот хадис повествуется шестью другими крупными суннитскими учеными). Выкуп за кровь в непреднамеренном убийстве относится к «Акила», т.е. родственникам преступника таких, как брат, дядя (по матери), племянник, двоюродный брат (по отцу), отец, сын. Закят – налог в пользу нуждающихся мусульман. Сура 4:114. Богобоязненный и следующий заповедям Всевышнего мусульманин, пред угнетателями и порочным обществом все время подвергается трудностям и опасностям. Он неустанно прилагает усилие сохранить свою веру в столь тяжких условиях. Поэтому, ему следует проявлять терпение и в то же время надеяться на пришествие (Махди), но если им овладеет отчаяние и нетерпение, то будет сбит он со стези истинной. Ссылка на аят Корана, 3:173. В Исламе различается два вида чудотворений: посредством Пророков, условно называемых «Му’джиза», а также посредством непорочных имамов - «Карамат». «Яхъя» - один из благочестивых, доблестных Алавидов, который поднял восстание при Мустаине Аббаси и был убит. Конья – имя, образованное путем прибавления к именам собственным арабских слов обозначающих отец, мать, сын или дочь «Камал ад-дин», шейх Садук, том 1, стр. 403, 404; том 2, стр. 49, 159, 160. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 31-34; «Усул аль Кафи», том 1, стр. 332, 333, «Глава о запрете произношения (его) имени»; «Камал ад-дин», том 2, стр. 2, 8, 49, 361, 362. По поводу произношения настоящего имени двенадцатого имама среди шиитских ученых существуют разные мнения. Так, группа из них, например шейх Ансари, считают это неодобрительным. Другие, как шейх Туси, считают это вообще запретным, а некоторые, такие как Хаджи Нури, утверждают, что настоящее его имя запрещено произносить на сборах и собраниях («Наджм ас-сакиб», стр. 48). Покойный Мухаддис Нури в книге «Наджм ас-сакиб», ссылаясь на «Захир» и «Тазхир» приводит, что имя имама в книге брахманов «Дид» - «Мансур». К тому же, в тафсире шейха Фурата ибн Ибрахима Куфи от его светлости имама Бакира приводится хадис, гласящий, что в комментарии к 33 аяту суры «Исра»: «… Если же кто убит без права на то, Мы предоставляем его правопреемнику полную власть [над убийцей]…» имеется в виду имам Хусейн, т.к. он мученически погиб. В продолжении комментария к этому же аяту: «… но пусть он не выходит за рамки дозволенного [в отмщении]. Воистину, ему оказана помощь Аллахом» имам Бакир говорил, что Всевышний Аллах назвал имама Махди Мансуром, так же как ПророкаАхмадом, Мухаммадом, Махмудом, а Ису – Масихом, Мессией. («Бихар аль Анвар», том 51, стр. 30). Возможно, что имам Махди назван Мансуром из того же смысла, что и в молитве «Зиярат Ашура», в которой мы читаем: «Я прошу у Аллаха, который возвысил и возвеличил твоё положение и из любви к тебе возвеличил меня, сделать моим уделом требование мести за твою кровь вместе с имамом Мансуром из семейства пророческого». («Наджм ас-сакиб», стр. 47). Также в молитве «Нудба», посвященной имаму Махди и читаемой каждую пятницу, есть такие слова: «Где тот Мансур, кому будет оказана помощь со стороны Аллаха против тех, кто преступит против него (имама)?» «Башарат Ахдайн», стр. 245. «Башарат Ахдайн», стр. 258 так же в примечании на стр. 243 говорится, что авторы исторических книг и биографий знаменитых людей пишут, что Джамасб брат Гештасба сына Лахрасба некоторое время был учеником Зороастра. Так же нужно отметить, что приведенное в книге «Джамасб» встречается и в наших хадисах. Так, хадис от Повелителя правоверных – имама Али, приведенный в книге «Хисал» шейха Садука. («Мунтахаб аль Асар», стр. 473-474). «Башарат Ахдайн», стр. 238. «Бытие», 17:20. Псалтырь, 36:9; 36:11; 36:17; 36:22; 36:28,29. Маземир Давуда это и есть Забур. Это приводится в арабских переводах Торы. Об этом сказано и в словаре «Аль Мунджид». В 55 аяте суры «Исра» сказано: «Мы дали Забур Давуду». Обратитесь к аятам 7 и 48 суры «Пророки», где «Тора» названа «Зикром». Коран, 28:5. Табиины - ученики сподвижников Пророка. «Аль Имам аль Махди», Али Мухаммад Дахил, стр. 40-47. И в книге «Навиде Амн ва Аман», на стр. 91 приведены имена 33 сподвижников Пророка. «Аль Гадир», том 2, стр. 201-203, изд-во Бейрут, Ливан. Там же, стр. 247. «Аль Гадир», том 2, стр. 360; «Аль Фусул аль Мухимма», стр. 249, изд-во Неджеф, Ирак. «Аль Фусул аль Мухимма», стр. 251. Обратитесь к книге «Аль Махди», стр. 113. «И’лам аль Вара», стр. 443. В книге «Навиде Амн ва Аман», стр. 92-95 перечислены имена 106 ученых. Так же в книге «Аль Махди Мунтазар», Мухаммад Хасан Али Ясина, стр. 80-82 приведены имена 38 ученых. «Исбат аль Худа», том 1, стр. 198-206. Так же см. «Муснад» Ахмада ибн Ханбала, том 1, стр. 84, 99, 448; Один из хадисов в книге «Исбат аль Худа» гласит: «Я сообщаю вам добрую весть о Махди. Он выступит в моей умме в то время, как она будет пребывать в разногласии и колебании. Он заполнит землю справедливостью и правосудием так же, как она будет переполнена несправедливостью и притеснением». Том 2, стр. 37. У двенадцатого имама было два сокрытия: 1 – малое (Гайбат аль Сугра), продолжавшееся с 260 по 329 год л. хиджры. 2 – великое сокрытие (Гайбат аль Кубра), начавшееся с 329 года (со времени кончины последнего из четырех представителей имама Махди), и продолжающееся по сей день. «И’лам аль Вара», стр. 444; «Исбат аль Худа», том 7, стр. 53. «И’лам аль Вара», стр. 443. В книге «Навиде Амн ва Аман», стр. 95 перечислены наименования 32 книг; так же в книге «Махдия Ахл аль Байт» приведены названия 41 книг суннитских и 110 книг шиитских ученых. В книге «Аль Махди аль Мунтазар» приведены названия 14 книг. «Аль Махди аль Мунтазар», стр. 21; «Аль Фихрист», шейх Туси, стр. 176, изд-во мешхедского университета. «Аль Фихрист», шейх Туси, стр. 284, 301. «Навиде Амн ва Аман», на стр. 90 приводятся имена 17 суннитских шейхов и ученых. Таватур – в науке «Основы законодательства» обозначает многократность передачи хадиса и многочисленность передатчиков. «Аль Махди аль Мунтазар», стр. 85. «Имам Махди», стр. 66. «Муснад», Ахмад ибн Ханбал, том 1, стр. 99. Там же, стр. 376, 430. «Янаби’ аль Мавадда», стр. 494, издание 8, изд-во «Казимийя». «Мустадрак ала ас-сахихайн», том 4, стр. 557. «Янаби’ аль Мавадда», стр. 492. Там же, стр. 491. «Муснад», Ахмад ибн Ханбал, том 2, стр. 37. По преданиям мать двенадцатого имама была византийской принцессой, и после ее пленения мусульманскими войсками в одном из сражений попала в дом десятого имама Хади. «Янаби’ аль Мавадда», стр. 448. Там же, стр. 468. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 337. Там же, стр. 338. Там же. Там же, стр. 340. Там же, стр. 342. «И’лам аль Вара», стр. 425. «Камал ад-дин», стр. 332, глава 31, хадис 3, изд-во «Ахунди». Там же, стр. 343, глава 33, хадис 25. Там же, стр. 350, глава 33, хадис 44. «Исбат аль Худа», том 7, стр. 327, 328, (Гайбат Ну’мани). «Усул аль Кафи», том 1, стр. 514; «Аль Иршад», шейх Муфид, стр.326. В некоторых хадисах упоминается о том, что имам родился в 256 году л. хиджры. Обратитесь также к «Икмал ад-дин», том 2, стр. 97, 106 и к книге «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 15, 16. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 2. Там же, стр. 12. В предисловии книги «Махди Мав’уд», на стр. 152 приводится: «Имам Хади (согласно хадису Мас’уди в книге «Мурудж аз-захаб) в 235 году по л. хиджре по приказу аббасидского халифа Мутаваккиля был приведен из Медины в Самарру. К тому же, рождение имама Хасана Аскари (одиннадцатого имама) произошло в 232 году в Медине. С того времени, судя по исламским и неисламским историческим источникам, между мусульманскими войсками и армией Восточно-Римской империи или Византии (территория современной Турции), а также ряда стран Европы происходили войны. Например, как это свидетельствует «Камиль» Ибн Асира, а также другие источники, в 240, 244, 245, 247, 248, 249 и 253 годах между войсками мусульман и Византии происходили сражения, и в промежутках между ними совершался обмен военнопленными. Так, историческая книга «Аль Араб вар-рум» Назилифа (перевод доктора Мухаммада Абд аль Хади Ша’ира) говорит, что в 247 году по л. хиджре произошли военные столкновения между мусульманами и императорскими войсками, в которых победившим мусульманам досталось большое количество военных трофеев. Также в 248 году Балкаджур, военачальник исламской армии сразился с армией Византии и в результате этого, большая часть полководцев и знати Византии была захвачена в плен («Тарих аль Араб вар-рум», стр. 225)… Ибн Асир тоже в описании событий 249 года л. хиджры сообщает: «Между мусульманскими войсками под предводительством Омара ибн Абдуллы Акта’ и Джа’фара ибн Али Саифа и императорской армией произошло сражение, в котором участвовал сам император. Если мать имама Махди святая Нарджис в 248 году, смешавшись с придворными попала в плен, то это совпадет с тринадцатым годом пребывания имама Хади в Самарре и шестнадцатым годом жизни имама Хасана Аскари. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 6-11; «Гайбат», шейх Туси, стр. 124-128; «Икмал ад-дин», том 2, стр. 90-96. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 25. Эпитет Пророка Моисея (да будет мир с ним!), обозначает «Собеседник Аллаха» (от пер.). «Бихар аль Анвар», том 51, стр.12 -14; «Икмал ад-дин», том 2, стр. 100 - 102. «Икмал ад-дин», том 2, стр. 55-57. Там же, стр. 107. Там же, стр. 104-114; «Исбат аль Худа», том 7, стр. 15-35, 143; «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 5. «Аль Иршад», шейх Муфид, стр. 330. «Аль Кунья вал Алкаб», том 1, стр. 91. «Исбат аль Худа», том 7, стр. 25. Там же, стр. 143. Трактат «Имамат», часть 3, стр. 25, из главы «Навиде Амн ва Аман». «Усул аль Кафи», том 1, стр. 337. Там же, стр. 342. «Аль Махди», стр. 182. «А’ян аш-ши’а», том 4, третья часть, стр. 21. «Мунтаха аль Макал – Аль Махди», стр. 181. «А’ян аш-ши’а», том 4, третья часть, стр. 16. Там же. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 344. Там же. «Аль Махди», стр. 181; «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 362. «Анвар аль Бахийя», стр. 324. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 345-346; «Гайбат», шейх Туси, стр. 216, 219; «Аль Кунья вал Алкаб», том 3, стр. 230. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 349; «Камал ад-дин», том 2, стр. 188, 38 хадис; «Гайбат», шейх Туси, стр. 219, 220. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 349. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 349-350; «Гайбат», шейх Туси, стр. 220; «Кашф аль Гумма», том 3, стр. 457. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 351. Там же. «Аль Кунья вал Алкаб», том 3, стр. 230, изд. Неджеф. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 354-355; «Гайбат», шейх Туси, стр. 326-327. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 352. Там же, стр. 353-354. Там же. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 356; «Гайбат», шейх Туси, стр. 227. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 359; «Аль Кунья вал Алкаб», том 1, стр. 91. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 358, 360. «Мунтаха аль Макал». «Аль Кунья вал Алкаб», том 3, стр. 231; «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 361. «Гайбат», шейх Туси, стр. 342-343. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 360. Там же, стр. 361; «Камал ад-дин», шейх Садук, том 2, стр. 193; «Гайбат», шейх Туси, стр. 242-243. «А’ян аш-ши’а», том 4, третья часть, стр. 21; «Камус ар-риджал», том 7, стр. 51. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 362. «Аль Махди», стр. 182-183. «Ихтиджадж», стр. 283. «Аль Махди», стр. 182-183. «Янаби’ аль Мавадда», стр. 493, приведено из книги «Аль Махди», стр. 201. «Бихар аль Анвар», том 52, стр. 122. «Китаб аль Махди», стр. 201-202. «В ожидании имама», стр. 54. «Аль Махди», стр. 172. Коран, 2:30. «Усул аль Кафи», том 1, стр. 193. Там же, стр. 178, 2 хадис. Там же, стр. 178, 8 хадис. «Гайбат», шейх Туси, стр.170, тегеранское изд-во. Там же, стр. 178-180; «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 316-317. «Гайбат», шейх Туси, стр. 170-171; «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 310-311. «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 328. Мухаммад – сын Али ибн Бабавия, который родился после того, как имам Времени (да ускорит Аллах его пришествие!) помолился за его отца, является шейхом Садуком известный как Ибн Бабавия. Он один из великих шиитских ученых четвертого века л. хиджры, автор многих ценных произведений. Мухаддис Куми пишет, что он является автором примерно трехсот книг. Из них: «Ман ла яхзарухул факих», «Таухид», «Хисал», «Икмал ад-дин», «Уюн аль Ахбар ар-Риза» и Покойный Садук скончался в 381 л. хиджры и похоронен на кладбище, ныне называемом «Ибн Бабавия» и ставшем местом для паломничества мусульман. «Гайбат», шейх Туси, стр. 188, тегеранское изд-во; «Бихар аль Анвар», том 51, стр. 324-325. «И’лам аль Вара», стр. 425. «Камал ад-дин», том 1, стр. 265. Известный как Сейид ибн Тавус. Шиитский ученый, написавший множество книг. Место, где похоронены непорочные имамы Али ибн Мухаммад и Хасан ибн Али, десятый и одиннадцатый имамы (да будет мир с ними!). Место, где жили имамы Хади и Аскари и именно там произошло сокрытие имама Махди (да ускорит Аллах его пришествие!). Имеется в виду халиф. Предание, много повторяющееся и достигшее положения, когда сомнения в его достоверности быть не может. «Исбат аль Худа», том 7, стр. 383. Там же, стр. 378. Период после пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) именуется исходом времён. «Гайбат», шейх Туси, стр. 261, 262. «Камал ад-дин», том 2, стр. 160, хадис № 4.