« Предыдущая Следующая »

КУРБАН-БАЙРАМ И РЕЛИГИОЗНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Прочитано: 1660 раз(а)

КУРБАН-БАЙРАМ И РЕЛИГИОЗНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ

 

Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Вот и наступил светлый праздник Курбан-Байрам. Место проведения центрального ритуала в священной Мекке, по сообщениям мировых информагентств, собрало в этом году свыше двух с половиной миллионов паломников. Однако, торжества проходят не только в местах совершения хаджжа, но и по всему миру — и, в частности, в западных странах, вызывая в свой адрес неоднозначную реакцию со стороны окружающих.

Нападки на религиозные жертвоприношения мусульман продолжаются уже не одно десятилетие — причем, не только со стороны ультраправых, но и со стороны защитников прав животных и прочих подобных организаций.

В частности, в Западной Европе (в особенности — в Нидерландах) пару лет назад разразился скандал вокруг ритуального забоя скота мусульманами (халяль). Этот способ (издревле, кстати, призванный максимально облегчить страдания животного) был провозглашен «друзьями природы» почему-то «негуманным». Все бы хорошо, если бы правозащитники и в самом деле пеклись о братьях наших меньших — однако, в таком случае, им следовало бы подвергнуть не менее острой критике и еврейский метод забоя скота (кошер), технически ничем не отличающийся от мусульманского. Тем не менее, в стране, где боль жертв нацизма нашла особое отражение в дневнике Анны Франк, отразившей в своей мальенькой детской трагедии всю общую беду Холокоста, никто, конечно же, не осмелился открыто выступать против традиций Иудаизма. Следовательно, программа «защиты прав животных» либо, еще не начавшись, была обречена на провал (ввиду того, что апологеты гуманного к ним отношения не могли быть последовательными до конца), либо изначально задумывалась как определенный социальный заказ, направленный на борьбу с мусульманскими традициями и их вытеснение из страны (вспомним, что защитники прав животных подняли свой голос неожиданно, совпав по моменту с пиком антиисламской истерии, раздутой ультраправой Народной Партией, представленной депутатом Гиртом Вилдерсом, автором скандального фильма «фитна», который также вскоре — и со скандалом — вышел на широкие экраны). То есть, разумно предположить, что борцы за этику, эстетику, права животных и т.п., на самом деле имеют единственную цель — вести замаскированую борьбу с Исламом как с религией до победного конца.

Надавний скандал в Санкт-Петербурге, во время прошлогоднего праздника Курбан-Байрам, связанный с публичным забоем жертвенного животного на территории Апраксина Двора, также подлил масла в огонь общей антиисламской истерии — дескать, зрелище сие оскорбляет утонченные чувства горожан. Согласимся, что жертвенный ритуал в Апраксином Дворе не был проведен в соответствии со всеми предписанными правилами, в том числе — гигиеническими, соблюдение которых строго обязательно для мусульман, ибо достоверный хадис гласит: «Чистота — это часть веры». Согласимся, признаем для продолжения разговора ряд технических ошибок, допущенных нашими братьями, и поговорим о другом, а именно — об этической и эстетической стороне ритуального забоя, которыми так любят пугать исламофобы особенно чувствительных людей.

Сначала немного истории. В Германии 1930-х, во время разгула антиеврейской истерии, по заказу Министерства Пропаганды Третьего Рейха был выпущен агитационный фильм «Вечный жид», призванный показать «истинным арийцам» «античеловечность» иудейской натуры. В качестве одного из доводов гитлеровских пропагандистов использовался эпизод кошерного забоя коровы: посредством него авторы фильма желали продемонстрировать, насколько негуманно иудейская религия относится к животным... Неправда ли, отголоски прошлого слишком явственно слышатся сегодня в рядах тех, кто готовит новый удар — на этот раз, по мусульманам? Что последовало за выходом нацистского фильма, мы знаем. Принятие Нюрнбергских законов 1935 года, ограничивающее гражданские права и свободы евреев, затем - «Хрустальная ночь» массовых еврейских погромов, инспирированные нацистами поджоги синагог по всей стране, виновники которых «по случайному стечению обстоятельств» нигде и никогда не обнаружились. Следующим шагом были гетто, концлагеря и «окончательное решение еврейского вопроса».

Что же мы видим в современном мире? Неужели ситуация не пугает мусульман своей аналогией?

Вместо поджога Рейстага (который Гитлер пытался списать на евреев и коммунистов) состоялся взрыв башен Всемирного Торгового Центра, который теперь некоторые пытаются списать на всех мусульман без разбора, не пытаясь выяснить, какое вообще отношение к Исламу имели организаторы взрывов 11 сентября. Вместо «Вечного жида» на экраны выходит «Фитна» - творение господина Вилдерса, настойчиво пытающегося вбить в легковерные мозги зрителей мысль о том, что сама мусульманская религия по сути своей — античеловечна, и эта ее злобная сущность якобы кроется в самой Священной Книге мусульман — Коране. Выдергивая цитаты из контекста и передергивая факты, должного эффекта среди людей неискушенных добиться нетрудно — знакомые методы, не правда ли?

Вместо синагог горят теперь мечети — да, не только от рук мусульманских экстремистов страдают окружающие, но и сами мусульмане — в не меньшей степени — страдают от рук разного рода радикалов — хотя почему-то об этом не принято широко говорить. Взять для примера гранату, подброшенную 4 мая 2010 года в магазин «Халяль» при Исторической мечети Санкт-Петербурга, от взрыва которой тяжело пострадали несколько человек. О стихийных мусульманских погромах уже приходят сообщения и из США, и из Европы.

Теперь, как мы можем наблюдать, настала очередь «Нюрнбергских законов» для мусульман. Точно так же, как в свое время иудеям в Третьем рейхе предписывалось ограничение на отправление религиозных ритуалов, в современной Европе законом запрещается ношение хиджаба в госучреждениях. Мотивировка этого закона (дабы избежать формального обвинения в религиозной дискриминации) трактует хиджаб как религиозный символ, что отражает полное незнание авторами закона сути мусульманского учения, отрицающего всякого рода религиозную символику. Более того, немецкие законодатели противоречили сами себе, отказав вернуть на рабочее место учительницу, принявшую Ислам, несмотря на то, что она согласилась носить вместо хиджаба традиционного покроя простой берет, полностью закрывающий волосы (и, кстати, европейский этикет не запрещает, а до недавнего времени даже предписывал появление женщины в общественном месте с покрытой головой). Так какую символику уловили здесь немецкие судьи? Не проще ли было им, отказавшись от пустой казуистики, признать факт открытой борьбы с Исламом, тем более, что не за горами, видимо, и следующий шаг — гетто?

Да, в создавшихся условиях мусульмане просто вынуждены селиться компактно. В обстановке нагнетаемой антиисламской истерии ни одно государство не в состоянии обеспечить безопасность своих граждан-мусульман от нападок фашиствующих молодчиков. И вновь слышатся голоса политиков (в том числе и ведущих российских) о том, что их-де беспокоит создание в городах анклавов по национальному и религиозному признаку. Например, в британском Бирмингеме (где доля мусульманского населения достигает 20%) действительно уже появляются такие кварталы, куда немусульманам лучше не заходить. Там же действует и своя, агрессивно настроенная, радикальная молодежь, готовая силой насаждать мусульманские порядки среди своих. Но давайте спросим себя: откуда берется эта сила? Разве не в ответ на насилие со стороны сограждан, а порой (как в Германии или Франции) и государственных структур? Не сами ли западные страны искусственно загоняют мусульман в гетто? А для чего? Может, для того, чтобы в час «икс» было проще отдать приказ на уничтожение? Или, оградив мусульманские кварталы, превратить их в новые концлагеря, внушив при этом мировой общественности, что они ограждают цивилизованный мир от варваров?

Одним словом — МЫ В ОДНОМ ШАГЕ ОТ ХОЛОКОСТА. Если продолжить построение исторической аналогии, то нам осталась всего одна ступень...

А повсюду продолжаются истерические вопли о том, что мусульмане насаждают собственные порядки, не желают интегрироваться в общество. Возможно, учитывая все вышеизложенное, в такое общество никто и не захочет интегрироваться. Но те, кто любит говорить об этом, забывают, что до сих пор не было зафиксировано НИ ОДНОГО случая, когда самые радикально настроенные мусульмане пытались бы насаджать шариатский жизненный уклад НЕ СРЕДИ СВОИХ. Более того, мусульманам на Западе часто напоминают об их долгах. Они, дескать, должны интегрироваться в западное общество. Должны уважать местные культурные ценности. Должны быть лояльными к своей новой родине. Но Запад забывает о собственных долгах, когда посылал колонизаторов на мусульманские земли с оружием в руках, когда выкачивал задарма мусульманскую нефть, когда уничтожал памятники старины, расхищал сокровищницы в частные коллекции, попирал все устои морали и нравственности.

Да, признаем: в этом во многом — вина самих мусульман. Их вина — в том, что они были СЛАБЫМИ. Но пускай теперь, когда мусульмане стали СИЛЬНЫМИ, Запад вспомнит о своих долгах. Мы не говорим о мести. Мы — со всем великодушием — лишь заявляем о необходимости взаимного уважения, основанного на том, чтобы иметь взаимные обязательства друг перед другом, а не только обязанности одностороннего характера.

И если это касается тех стран, где мусульмане в большинстве своем — эмигранты, то тем более эти установки приложимы к странам, в которых мусульмане — часть коренного населения.

Теперь имеет смысл вернуться к голосам псевдо-гуманистов, выступающих под флагом защиты прав животных. Естественно, зрелище забоя скота — не самое эстетичное. Однако, оно в своей жестокой жизненной логике требует быть последовательными до конца. Если вы считаете, что убивать корову или барана — грех, то объясните своим детям с малых лет, откуда берется мясо у них на столе?

Странное дело: то, откуда берутся дети, им показывают и рассказывают в школе с малых лет. Более того, в некоторых школах (в частности, в той же Британии) на уроках этики и психологии семейной жизни от детей, еще не достигших совершеннолетия, требуют определиться, по какому учебнику они будут учиться: по (условно) зеленому (для гетеросексуалов) или по голубому или розовому (для сторонников однополой любви). И все это считается естественным и вполне эстетичным. А вот объяснить тем же детям, откуда берется пропитание почему-то считается злым и варварским делом. Дескать, чувствительные дети (а то и большинство взрослых) не должны видеть крови. Они должны лишь потреблять то, за что пролили кровь другие люди.

В этом — корень лицемерной психологии среднего современного западного обывателя. Он словно не обращал внимания на ужасы колонизации. Не видел войн, развязанных сверхдержавами, в развивающихся странах. Западный человек только потреблял колониальные товары и наслаждался комфортным образом жизни за счет подъема экономики и новых рабочих мест, созданных войнами на других континентах. Западный человек не думал о том, что каждый кусок хлеба на его столе приправлен каплей человеческой крови.

И вот — сегодня на его землю пришли ДРУГИЕ. Нет, они не пришли с мечом. Они не пришли, чтобы мстить. Ни у кого из них и в мыслях не было насаждать чужому окружению свои порядки. Они пришли с тем, чтобы в своих религиозных ритуалах продемонстрировать суровую реальность жизни — и западный человек ужаснулся. Он не отказался от потребления говядины, не стал вегетарианцем. Его магазины, домашние морозильники, рефрижераторы в фирменных столовых до верху забиты колбасами, сосисками, фаршем, ветчиной, салом. Своим детям к ужину он принесет пирожки и пельмени. Но, видите ли, его чувствительное сердце не может переносить вида крови, без которой всех этих продуктов не доставили бы ему на стол. Или, может быть, он предпочитает еду, отравленную холестерином, мясо с застоявшейся кровью, только ради бескровного метода забоя скота (а кто, кстати, сказал, что поджаривание скотины током, как на электрическом стуле, намного гуманнее?).

Предлагаю интереса ради провести эксперимент. Раздать среди рядовых обывателей брошюру с описанием достоинств халяльных (и кошерных также) продуктов и всех возможных недостатков обычного мяса, от забитой током скотины. А затем задать единственный вопрос: ВЫ ВСЕ ЕЩЕ ЗА БЕСКРОВНЫЙ МЕТОД ЗАБОЯ? Даже если это скажется на вашем потомстве, на продолжительности вашей собственной жизни — сократив ее пусть на день, пусть на какой-то миг — готовы ли вы при всем при этом продолжать защищать права животных и выступать поборником эстетики? Вслух он может, конечно, сказать что угодно, но оставшись наедине со своей совестью — лично у меня нет никаких сомнений в том, что он себе ответит.

А мы ответим им всем: хватит лжи и лицемерия! Если вы — за мирное сосуществование, мы протягиваем вам руку. Ваша страна — это и наша страна, до тех пор, пока мы трудимся на ее благо, создаем рабочие места, вместе пополняем государственную казну. Но если вы намерены под предлогом борьбы за права жертвенных баранов превратить нас самих в жертвенных животных на своей черной мессе, если вам, господа ультраправые националисты и иже с ними, не сидится на месте до тех пор, пока вы не пройдете оставшийся шаг до нового мусульманского холокоста — тогда спешим напомнить вам, чем закончили ваши предшественники, развязавшие первый Холокост. Время покажет, кто прав, а Всевышний торжествует всегда! Амин.


 

Тарас Черниенко,

Прага, Чехия,

15-16 ноября 2010 г.