« Предыдущая Следующая »

НАЦИОНАЛИЗМ: ЯРОСТЬ И ГНЕВ

Прочитано: 1395 раз(а)

НАЦИОНАЛИЗМ: ЯРОСТЬ И ГНЕВ

 

Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Не успел отгреметь один скандал вокруг празднования мусульманами «Курбан-байрама» в обеих столицах, как тут же разгорелся новый — на почве межнациональных отношений, причем уже, буквально, во всероссийском масштабе. Характерно, что в своей исступленной ярости фашисты пытались обрушить свой кулак прежде всего на приезжих мусульман, скандируя антиисламские лозунги, уже набившие оскомину на улицах разных городов Европы, но пока еще не столь громкие и частые в России. Ответный гнев мусульман не заставил себя ждать — и, как бы рассудительны не были мусульмане, в сложившейся обстановке трудно ожидать, что все они при любом раскладе будут действовать исключительно в рамках правового поля. В опасности жизни людей, и кровь пролилась с обеих сторон. И прежде, чем ответить конкретно на вопрос о том, кому и почему это может быть выгодно, давайте перечислим, кто и что подливает масла в огонь.

Понятно, что с мусульманской стороны к делу подключатся разного рода экстремисты. Уже оказывает свое негативное влияние на сознание масс происшедшее наряду с событиями на Манежной площади злодейское убийство муфтия Кабардино-Балкарии. А если учесть, что главным фигурантом первого столкновения на Манежной, окончившегося убийством, был кабардинец по национальности, понятно, что еще не до конца расследованное дело об убийстве муфтия будет выгодно обыгрываться джихадистами благодаря такому совпадению. Следствие по делу еще не закончено, но доподлинно известно, что убитый Анас Пшихачев являлся непримиримым борцом с ваххабизмом в своей республике. Таким образом, причастны к убийству непосредственно ваххабиты или нет, в любом случае они остаются в двойной выгоде. С одной стороны, ушел со сцены их главный оппонент в регионе, вещающий от имени самого Ислама о нелигитимности ваххабитской секты, с другой же стороны, они получают на руки прекрасный козырь для того, чтобы призвать кавказских мусульман на вооруженный джихад, «списав» в своей пропаганде данное убийство на российские структуры или русских националистов: даже самые умеренные мусульмане признают легитимность оборонительного вооруженного джихада, когда непосредственной опасности подвергаются их жизни. А какие еще доказательства нужны простым кавказцам, не искушенным в политических тонкостях, когда со всех телеканалов им открыто вещают о том, как толпы (иногда — толпы вооруженных) фанатиков призывают во весь голос резать мусульман, резать кавказцев, а муфтий одной из кавказских республик убит у себя дома?

Впрочем, о том, что ваххабиты — мастера успешных провокаций, говорилось уже немало. Кавказ, как и Восток в известном фильме — дело тонкое. В условиях социальной напряженности и политической нестабильности ожидать здесь можно чего угодно. А что творится при этом на «большой земле» - основной матушке-России, в ее столицах, задающих политический тон во всей Российской Федерации? Вот действительно вопрос, о котором стоит подумать. Ведь, в конце концов, не будет ваххабитов — освободившуюся нишу легко займут другие силы, был бы спрос на нестабильность в целом по стране, была бы ослаблена политическая воля федерального центра — а понятно, что такие вещи во всероссийских масштабах решаются не в Нальчике и не в Грозном.

Итак, российские столицы. Первый и самый актуальный на данный момент канал влияния на массы — научная и культурная среда, те, кого принято именовать инженерами человеческих душ и их непосредственные технические помощники. Те, в чьих силах погасить реакционные настроения в массах или же, напротив, подлить масла в огонь.

Начну издалека — потом будет понятно, почему я избрал именно этот маршрут. Итак, пару месяцев назад, как патриот России и русского народа, я не мог не быть возмущен демаршем японского МИДа против посещения Президентом России островов Курильской гряды, которые Япония считает своей территорией, что и является до сих пор камнем преткновения к подписанию мирного договора между нашими странами. Руководствуясь исключительно патриотическими соображениями, я создал в интернете страничку, посвященную расследованию японских военных преступлений с 1904 по 1945 годы, чтобы показать, какой кровью (в том числе — русской) политы Курильские острова и вообще весь Дальний Восток. Несмотря на то, что в своих исследованиях я столкнулся со страшными документами, от беглого взгляда на которые кровь стынет в жилах и у более подготовленных людей, я в своей работе все же придерживался двух непреложных принципов: политкорректности и объективности. В частности, размещал материалы о том, что была и другая Япония. О том, как японские патриоты жертвовали жизнью в борьбе с милитаризмом и о том, как рисковали японские дипломаты, спасая евреев в годы второй мировой войны (хотя так поступали не все, естественно). О том, что не все японцы заражены вирусом шовинизма и о том, что, хотя большинство японских военных преступников (в отличие от немецких) даже не предстало перед трибуналом, все равно в Японии существует мощная оппозиция. И никаких националистических лозунгов при этом я строжайше не допускал (в отличие от американцев времен Второй мировой, открыто писавших на своих плакатах: «Убей япошку!»). Короче, для объективности и политкорректности было сделано все. И тем не менее, многие мои друзья, ознакомившись с содержанием этой страшной странички, в своих письменных или устных отзывах не переставали твердить одно: японцы — это страшная неземная форма жизни. Они только напоминают людей внешне, но по сути это — безжалостные кровожадные существа. И переубедить их в обратном не было никакой возможности. В чем же дело? Дело не в необъективности, а во вполне легальной тенденциозности — то есть, в том, что с учетом тематики исследования, я меньше писал про каллиграфию, рецепты приготовления суши и способы выращивания деревьев бонсаи, а больше — про военные преступления. Такова была тематика, и именно она была актуальна — и все. Данная ситуация представляет собой уменьшенную модель «мусульманского вопроса», искусственно раздуваемого сейчас по всему миру. Страсти при этом подогреваются политкорректно и объективно, постоянно подчеркивается, что «не все мусульмане — террористы», но при этом между строк делается маленькая оговорочка: «хотя, конечно, все террористы — или большинство из них — мусульмане». Конечно (одной строкой) мы знаем о великой мусульманской культуре, архитектуре, средневековых ученых, по взгляните (подробно), как они режут скотину на Курбан-байрам: медленно перерезают горло, стоя по щиколотку в еще теплой крови, из разрезанной артерии рядом с торчащей наружу горловиной толчками вытекает пульсирующая темная жидкость, животное задыхается и бьется в конвульсиях, а мусульманские резчики и мусульманские дети (с ранних лет привыкшие к такой жестокости) хладнокровно наблюдают за происходящим... Заметный эффект, не правда ли? Остается полшага до признания того, что зловещие мусульманские дети завтра с такой же жестокостью и хладнокровием станут убивать своих русских сверстников. Эту мысль не надо озвучивать, она и так возникает в подсознании родителей, чьи дети гуляют и играют в одном дворе с мусульманскими детьми. И возникает естественный вопрос в сознании обывателя: а нужны ли нам такие соседи? К тому же, многие из них плохо говорят по-русски, а это для обывателя — еще один штрих в пользу того, что «мусульмане — это другая форма жизни». За этим следуют возмущенные письма «представителей творческой интеллигенции», призывающие запретить кровавые зрелища, которые-де калечат чувствительную психику граждан — и сразу хочется спросить: разве российские православные, иудеи и даже некоторые буддисты (я лично знаю таких) не едят мясных продуктов? Зайдите в любой кошерный ресторан, в тайский (на ул. Сахарова в Москве), в тибетский (там же, на Покровских воротах) и вы найдете ответ на свой вопрос. Зайдите, кстати, в мечеть и спросите между делом: а является ли в Исламе сцена публичного забоя скота канонической? Вопрос риторический.

А вот на одном из петербургских каналов — передача про хамство приезжих кавказцев в отношении русских девушек — и невольно задаешься вопросом: что это за монстры такие, мусульмане? И как-то само собой забывается то, что на два-три проявления подобного хамства происходят тысячи пьяных потасовок среди русских, где участвуют и представительницы слабого пола. И уж конечно никто не скажет о том, как нещадно по шариату мусульмане должны бить плетьми каждого, кто дотронется до чужой женщины (будь она русская, еврейка или кто угодно). Дело в том, что (обратите внимание) когда в городе совершается преступление, оно совершается либо каким-либо отвлеченным лицом, либо «лицом кавказской национальности». То есть, только тогда, когда в деле замешаны кавказские (в основном — мусульманские) имена в криминальных сводках делается акцент на национальности. А далее — целый вал материалов, вроде бы не имеющих отношения к делу, но вбивающих в сознание граждан снова и снова: да они все такие, и религия у них такая. Поэтому нет в российских сериалах и боевиках практически ни одного террориста-злодея, который не повторял бы как мантру «Аллах акбар» по поводу и без повода. Посмотрим, например, высокобюджетный и низкопрофессиональный российский блокбастер «Личный номер». Кстати, для политкорректности там присутствует и «хороший» чеченец — пьющий вино и шампанское и обнимающий прекрасных дам в ритме танго (а не лезгинки, естественно) — то есть, кавказец, демонстративно порвавший со своими национальными корнями, и которому (следует думать, именно по этой причине) открыт доступ в «цивилизованное общество».

А следом — телепередача о том, какое это негативное явление — национальные анклавы в российской столице и крупных городах, где есть уже целые кварталы, где люди не говорят по-русски. Так и хочется сказать: господа, вы уж определитесь как-нибудь! Если вы — за апартеид, чтобы ваши дети не сталкивались с «инородцами» во дворе, то возникновение подобных анклавов следует только приветствовать! Если, конечно, вы — не за насильственную ассимиляцию, в результате которой приезжие должны забыть родной язык, религию и культуру — но в этом-то никто открыто не признается. Можно, конечно, вообще поставить вопрос ребром: выселить всех за пределы России, или хотя бы — за границы обеих столиц, ввести черту оседлости — все это мы уже проходили во времена крепостничества. Может, следует вернуться к хорошо забытому старому? В таком случае, господа политики и инженеры человеческих душ, будьте готовы к тому, что кто-то из ваших детей встанет завтра за прилавок на рынке или сядет за баранку маршрутного такси. Говоря о том, как кавказцы «отнимают рабочие места», слетевшись в столицы как мухи на мед, не забывайте и о том, какие именно места они отнимают — может, и желающих-то не найдется за эти места побороться?

А МОЖЕТ, ПРОСТО НАДО СТРОИТЬ В РОССИИ НОРМАЛЬНОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ХВАТИТ УЖЕ ВСЕХ ЭТИХ «ИЗМОВ»?

Покончили с коммунизмом, активно боремся (на словах пока) с национализмом, на повестке дня — религиозный экстремизм... А откуда, кстати, этот последний? Всю жизнь мы жили бок о бок как братские советские народы, и вдруг, ниоткуда, на голом месте, крики об «экспансии крестоносцев» и необходимости ответного джихада. Может ли такое быть? Или все же у экстремистов есть основания, которыми они умело спекулируют?

Ну, то, что 82% россиян — православные — это большая натяжка. Еще двадцать лет назад никто почти не верил в Бога — и теперь неожиданно все прониклись... В такое верится с трудом. Но допустим. Предположим, что традиционно этот процент граждан по крайней мере впитал в себя народную культуру, замешанную на православной традиции, и поэтому имеет законное право отдыхать в православные праздники — что закон российский и предоставляет. Но как быть с регионами с традиционно мусульманским населением? В порядке исключения вводить мусульманские праздники как выходные для всех? Но тогда это — ущемление православия как конфессии №1 в России. Русская Маша в Уфе не сможет поехать в Москву чтобы отметить Рождество с семьей — потому что по паспорту прописана в «мусульманском» регионе. А позволять отдыхать и в православные, и в мусульманские праздники — это уже слишком. Да ведь есть еще иудеи и буддисты. Да и кто будет вводить статус мусульманских или буддийских регионов в светском (по букве Конституции) государстве? Может, еще и графу «вероисповедание» в паспорта стоит вернуть? А недавний скандал с запретом на ношение мусульманской одежды в университете Пятигорска? А вопрос с уроками православного богословия? Вот на последнем стоит остановиться подробнее. Телеведущий Михаил Леонтьев (известный своим «православным имиджем») говорит с центрального первого канала о том, что введение православного Закона Божия по ВСЕЙ стране в качестве обязательного предмета никому не повредит — в том числе и в мусульманских регионах, для расширения кругозора. Согласимся с этим: кругозор расширять полезно. Мусульмане будут это делать — и в школе, и дома перед телевизором. Встречный вопрос: а русскому населению не хочется расширить кругозор? Так, ради любопытства, ради личного интереса узнать, кто твой сосед, если все равно ты у него покупаешь товар на рынке и не хочешь одеваться в бутиках, отдав за туфли или кофточку всю месячную зарплату? (Кстати, даже там в роли продавцов — не всегда коренные жители, разве что в очень элитных, но это — отдельная тема, она не касается основной массы сограждан.) И уж если дети твои волей-неволей могут встретиться в мусульманами во дворе, нет ли желания просто УЗНАТЬ, с кем вам придется иметь дело? С уроками Православия все понятно. Православной литературы — вал во всех книжных магазинах (не считая церковных приходов). И христианской периодики. И храмы (по крайней мере, в обеих столицах) строятся чуть не у каждого метро и в каждом новом дворе — в обязательном порядке. А вот получить достоверную информацию об Исламе — проблематично, даже для желающих. Интернет — хороший источник, но пока в России им пользуются далеко не все (14% населения по статистике), к тому же, невозможно ручаться за то, что ищущий сразу зайдет на достоверный и объективный сайт. Так может быть, в таком случае, выступить со встречным предложением ввести в столице и крупных мегаполисах обязательные уроки исламоведения? Также, для расширения кругозора, чтобы дети-христиане учились дружить с детьми-мусульманами, находить с ними общий язык, играть в одни игры, если уж так получилось, что мы живем вместе и друг без друга — ни политически, ни экономически нам не обойтись?

Короче говоря, у России — два пути. Первый — путь апартеида по южноафриканской модели. И тогда нынешние события на Манежной — это еще только цветочки. Ягодки будут тогда, когда уже в Европейской России станут создаваться партизанские отряды по типу АНК, а Москва и Петербург превратятся в новые Йоханнесбург и Кейптаун. По крайней мере, новые Соуэто уже обступают их плотным кольцом. Второй путь — путь светского гражданского общества, в котором все нации и конфессии живут единой, дружной и — главное — равноправной семьей. Учитывая нынешние российские реалии, такая картина кажется слишком идиллической. Но ведь для того, чтобы ее построить, надо просто неукоснительно соблюдать действующую Конституцию, четко следуя букве и духу закона.


 

(Материал опубликован на www.caucasustimes.com)


 

Тарас Черниенко,

Санкт-Петербург,

27 декабря 2010 г.