« Предыдущая Следующая »

БИН ЛАДЕН УБИТ. ОБАМА — НОВЫЙ ГЕНЕРАЛИССИМУС?

Прочитано: 2448 раз(а)

БИН ЛАДЕН УБИТ. ОБАМА — НОВЫЙ ГЕНЕРАЛИССИМУС?

Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

 

Известие о смерти Усамы бин Ладена, облетевшее мир 2 мая, заставило меня вспомнить более давние события, связанные с этой датой и имеющие, как мне кажется, к сегодняшнему дню самое непосредственное отношение.

30 апреля 1945 года советские войска практически овладели городом Берлином, столицей нацистского рейха. Последний квартал вокруг Новой Рейхсканцелярии еще продолжал сопротивление, однако, именно в тот день Гитлер впервые открыто произнес: «Война проиграна» - и объявил о своем решении добровольно уйти в небытие. Перед тем, как совершить самоубийство, он назначил своим преемником на посту рейхсканцлера доктора Йозефа Геббельса — и это был первый случай, когда Геббельс не послушал своего фюрера, отказавшись продолжать жить без своего вождя, и на следующий день, 1 мая, он также покончил с собой вместе с женой и детьми.

Таким образом, День Труда 1 мая 1945 года ознаменовался падением «тысячелетнего» рейха, снискав Красной Армии бессмертные лавры победительницы фашизма и освободительницы Европы и мира от коричневой чумы, а советскому вождю Иосифу Сталину — почетное звание генералиссимуса и вечное уважение современников и потомков — как союзников и единомышленников, так и непримиримых противников. Известно, что даже после резко антисоветской речи в Фултоне Черчилль и Сталин продолжали сохранять весьма уважительные личные отношения.

Дата 1 мая не давала покоя союзникам, поскольку в числе победителей гитлеризма она навеки закрепила за Советским Союзом первое место в истории. Это советская армия захватила Берлин, это перед лицом наступающих советских войск покончили самоубийством Гитлер и Геббельс, это советский народ на своих плечах вынес всю тяжесть освободительной войны с 22 июня 1941 г и вплоть до 6 июля 1944 г, когда, наконец, союзники начали долгожданную операцию «Оверлорд», - а к тому моменту практически вся советская территория была освобождена от оккупантов. По итогам второй мировой войны, советская армия обеспечила себе такое стратегическое присутствие в Восточной Европе, что с началом Холодной войны Сталин, даже не располагая атомной бомбой (до декабря 1949 года), мог не опасаться перспектив ядерных бомбардировок Советского Союза, которые могли бы быть весьма чувствительными, но не смертельными.

Тем не менее, Соединенные Штаты использовали фактор устрашения ядерным оружием в войне с Японией, - однако, и здесь Советскому Союзу предстояло поставить последнюю точку. После ядерных бомбардировок 6 и 9 августа 1945 года, началась наземная операция в Манчжурии, закончившаяся за неделю полным разгромом Квантунской армии. Такого поражения императорская Япония еще не знала в истории. Не располагая ядерным оружием, советские войска, потеряв 12 тысяч человек убитыми, победили врага, потерявшего за неделю боев 300 тысяч убитыми и 180 тысяч ранеными и пленными. Советские войска не вошли в Токио так, как вошли в Берлин. Однако, несмотря на все попытки союзников представить схватку на Тихоокеанском театре военных действий как основной участок второй мировой войны, что давало бы Соединенным Штатам право заявлять о том, что именно они являются главными победителями, все понимали, что и здесь СССР было сказано заключительное слово.

Таким образом, день 1 мая 1945 года, переломный день в истории мира, долго не давал покоя сверхдержавам, вовлеченным с Советским Союзом, а затем — с Россией, в конкурентную геополитическую борьбу за мировое первенство.

Для тех, кто более-менее знаком с американским менталитетом, не будет открытием утверждение, что именно США, а не Россия, выиграв холодную войну, стали достойным премником Советского Союза. Я имею в виду как национальный менталитет, выраженный во всем — от корпоративной этики и до социальной стратификации, так и основы национальной идеологии, замешанные на понятиях интернационализма, равенства и превосходства прав человека. Сегодня Соединенным Штатам, переживающим не лучшие времена в мировой политике и экономике, как никому другому нужен свой Сталин, свой генералиссимус, который закрепил бы за этой сверхдержавой место победителя мирового зла.

И в этом смысле дата 1 мая была не случайным совпадением, а закономерной исторической эстафетой. Подобно тому, как в 30-е — 40-е годы мировое зло отождествлялось с нацизмом, в наши дни его место заняла угроза мирового терроризма — следовательно, тот, кто ликвидирует его вождя, как ранее — победитель Гитлера, станет символическим спасителем мира.

И вот — свершилось: в ночь с 1 на 2 мая (1 мая по вашингтонскому времени) 2011 года в городе Абботабад к северу от Исламабада Усама бин Ладен был убит. Его смерть подтверждают также движение Талибан и группировка Аль-Каида, поэтому факт уже практически не вызывает сомнений. Акции Америки и ее президента Обамы на международной арене взлетели до небес, и вряд ли будет преувеличением сказать, что, будь Обама военным генералом, как президент Эйзенхауэр, почетное звание генералисимуса для него стало бы реальностью, а не литературной гиперболой. США — победитель коммунизма и вождя мирового терроризма — на сегодняшний день сказали свое последнее слово в борьбе с мировым злом. И сегодня вряд ли кто-либо припомнит мрачные аналогии. О том, что Бин Ладен был взращен на американские деньги, для борьбы с коммунизмом в Афганистане, также, как в свое время все цивилизованное человечество закрывало глаза на становление гитлеровского режима и вооружение Германии в обход Версальских соглашений, надеясь видеть в гитлеризме всего лишь оплот против большевизма в Европе.

Но это — сегодня. А что завтра, когда волна победной эйфории начнет спадать, закономерно уступая место прагматическому анализу?

Вторая мировая война завершилась Нюрнбергским трибуналом и параллельным трибуналом по военным преступлениям в Токио, заклеймив нацизм и милитаризм и его идейных вдохновителей. Нацизм ХХ столетия имел свое знамя — Адольфа Гитлера — и свое «священное писание» - «Майн Кампф». Это знамя было повержено, и нацистские штандарты, брошенные к мавзолею Ленина на Параде Победы, имели более чем символическое значение. Итогом Нюрнберга стал целый ряд юридических прецедентов, повлекших серьезные санкции, направленные на то, чтобы не допустить повторного прихода нацистов к власти в определенной стране.

Однако, у мирового терроризма нет родины, и его последователи, не обладая официальной властью нигде конкретно, могут эффективно держать в страхе весь мир, дергая теневые финансовые и военные рычаги. Как землетрясение или прорыв вулканической лавы, они могут проявиться неожиданно и страшно где и когда угодно, не нуждаясь в международном одобрении и не опасаясь осуждений и санкций. Следовательно, в международной войне с терроризмом не может быть второго Нюрнберга, по определению: то, что подлежит осуждению, уже давно осуждено, а юридические санкции против терроризма бесполезны.

Священным писанием исламских террористов служит тот же самый Коран, которым пользуются и законопослушные мусульмане — последователи одной из величайших мировых религий. Коран запретить невозможно, и дело не в Коране, а в его интерпретации, даваемой в подпольных кружках, закрытых сообществах и на секретных базах. Проследить за этим, а тем более — контролировать процесс — невозможно.

Наконец, что или кто служит знаменем исламских террористов? Живым знаменем Советской Армии был Иосиф Сталин, и поэтому с его именем на устах бойцы шли умирать, также, как фанатичные гитлеровцы умирали с криком «Хайль Гитлер». Он тоже был живым знаменем своего народа, хотя и кровавым. Но можем ли мы представить себе исламского террориста, идущего в атаку с лозунгом «За Родину, за Бин Ладена», или просто «Хайль Усама»? Абсурд. Нет сомнения в том, что радикальные джихадисты имеют мало общего с аутентичным Исламом, однако, ряд исконно исламских традиций и представлений они все-таки переняли. В их числе — стремление поклоняться Единому Богу, и, как следствие, отвержение всякого иного «живого знамени». Сторонники Бин Ладена все прекрасно знают предание, относящееся к моменту смерти Пророка Ислама (С), когда халиф, стремясь вразумить толпу верующих, не желающих смириться с постигшей их потерей, обратился к ним со следующими словами: «Те из вас, кто поклонялся Мухаммаду, знайте, что Мухаммад умер. Те же, кто поклоняется Аллаху, знайте, что Аллах — Жив и не умирает». Таким образом в истории Ислама окончательно было утверждено, что даже Пророк Мухаммад (С), носитель Откровения и воплощение Шариата, не может служить живым знаменем для мусульман. Со смертью Пророка (С) мусульманские завоевания не только не пошли на убыль, но обрели невиданный доселе масштаб, когда войска Умара покорили Персию, Египет, Палестину, Сирию, и успешно атаковали Византию. Вдохновленные этим историческим примером, современные джихадисты вступили в период ожидания прихода нового Умара-завоевателя, что требует от них не сидеть сложа руки, а, напротив, с еще большей энергией мобилизовать свои ресурсы.

Значит ли это, что ликвидация Бин Ладена была бесполезной? Конечно, нет. Военный преступник заслуживает смертной казни, и тот, чьи руки по локоть в крови мирных граждан разных национальностей, в полной мере заслужил еще худшей доли: не погибнуть в бою, как это случилось, а быть судимым открытым судом народов.

Но история не знает сослагательного наклонения. Президент Обама сделал чрезвычайно выгодный для себя предвыборный ход, более того, не исключено, что впереди — новый виток развития американской национальной экономики. Со смертью Бин Ладена закончился период бесполезных займов и убыточных войн, подобно конфликтам в Ираке и Афганистане. Военный триумф (даже если в нем больше эффекта, чем содержания) влечет за собой реальные дивиденды. Стратегический ход Соединенных Штатов вызывает восхищение и заставляет аплодировать. Но это — то, что касается непосредственно Америки. А что ждет мир, всех нас с вами?

Смерть Бин Ладена была внезапной, но ожидаемой. Жизнь любого джихадиста — от вождя до рядового боевика — это жизнь в ежесекундном ожидании смерти и готовности к ней. Справедливости ради, это — жизнь любого верующего человека, разница только в вероубеждениях. Следовательно, трудно ожидать, что Аль-Каида не готовила себя заранее к тому, что произошло. И, психологически, чем дольше длилось состояние напряженного ожидания неизбежного, тем сильнее облегчение, испытываемое, когда оно, наконец, свершилось. Более того, свершилось наилучшим для радикалов образом. Это для западного человека Бин Ладен погиб, как затравленный шакал. Для сторонников Аль-Каиды он удостоен величайшего почета — мученического венца. А согласно мусульманской доктрине, мученики за веру (шахиды) непосредственно после смерти получают удел у Господа и не считаются мертвыми, но — живыми, как об этом сказано в Коране. Это для нас Бин Ладен был террористом и убийцей. Но чтобы правильно оценить ситуацию, мы должны взглянуть на нее глазами фанатичных джихадистов. А для них Бин Ладен, безусловно, шахид, и, как Владимир Ильич Ленин из популярного некогда лозунга - «живее всех живых». Разделить его участь — самая заветная мечта каждого боевика, следовательно, смерть Бин Ладена для них — не поражение, а триумф, в котором они несомненно начнут черпать доказательства божественного благословения исполяемой ими миссии.

Если бы все-таки у «Аль-Каиды», хотя бы чисто теоретически, могло быть живое знамя, то Бин Ладен удостоился бы этой роли сейчас как никогда ранее, в качестве вечно живущего и «святого мученика». Естественно, в этой роли он уже не может осуществлять руководство организацией, но ведь и так в последние годы, еще находясь в бренном теле, он фактически передал все лидерские функции своей «правой руке» - египтянину Айману Аз-Завахири, которого сегодня со всем основанием прочат в его официальные преемники на посту лидера. Если Аз-Завахири станет для «Аль-Каиды» новым «Халифом Умаром», то и террористическая активность в будущем только увеличится в геометрической прогрессии.

Что же мы имеем в конечном остатке?

Чтобы иметь возможность судить, надо понимать главный момент: нельзя судить негодяев с точки зрения представлений о жизни нормального человека. То,что для нас — величайшая ценность, как, например, жизнь ребенка или любовь женщины, для них — пыль под ногами. То, что для нас — бесчестие (запятнать руки невинной кровью), для них — повод для гордости. Значит, то, что для нас — поражение, для них — триумф.

Весь прогрессивный мир ликует, празднуя победу над Бин Ладеном. Весь мир отмечает его поражение — с точки зрения понятия нормального человека. Но то, что мы считаем их поражением, они считают своим триумфом. Поэтому пока мы отмечаем свой триумф, они отмечают свой. И было бы слишком наивно ожидать, что мир терроризма надолго деморализован происшедшим, а наиболее фанатичные сторонники Бин Ладена, подобно офицерам СС в 1945 году, начнут стрелять себе в висок в массовом порядке, будучи не в силах пережить своего вождя и не представляя себе жизни в мире без него.

Нет, хотя даты и совпадают, но это уже — совсем другая война. Война с терроризмом, которую ведут сегодня все прогрессивные силы, в мусульманском мире и за его пределами — это не просто война разных идеологий, это — война цивилизационная, где диаметрально противоположная ментальность и разительный контраст системы ценностей определяют смещение оценок происходящего вплоть до обратного. Поэтому сегодня — день величайшего триумфа и день величайшей тревоги одновременно. Ликуй, свободный мир! Зверь повержен в своей берлоге. Плачь, свободный мир! Не исключено, что скоро ты содрогнешься от нового ужаса...

 

Тарас Черниенко,

Прага, Чехия,

2 мая 2011 г.