« Предыдущая Следующая »

ЛИВИЙСКИЙ БУМЕРАНГ

Прочитано: 1527 раз(а)

ЛИВИЙСКИЙ БУМЕРАНГ

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Террористический акт против американского консульства в Бенгази, в результате которого трагически погибли посол США в Ливии Кристофер Стивенс и трое сотрудников консульства, невозможно оценивать иначе, как огненный бумеранг, которым оборотилась американская политика в арабо-мусульманском мире.

Избрание Митта Ромни в качестве единого кандидата от республиканской партии на грядущих президентских выборах в США поставило ребром вопрос об американской внешней политике в отношении исламистов, которым в последние годы было предоставлено слишком много свободы. Известный своей антиисламистской риторикой Ромни, с его традиционной для республиканцев жесткой позицией по вопросу международного политического исламизма, не должен упустить возможность вставить палку в колеса администрации нынешнего президента Обамы, делающей ставку в противостоянии Ирану и Китаю на внешние опорные силы в лице формирующегося нового арабского халифата. Таким образом, мы не должны удивляться тому, что события в Бенгази были задолго до роковых залпов из гранатомета инспирированы в Вашингтоне, где с легкой руки политиков, разделяющих открытую неприязненную позицию к политисламизму, слишком много гражданских свобод и послаблений было предоставлено людям, подобным пастору Терри Джонсу, организатору серии печально известных акций по сожжению Корана.

Теперь им, выступающим от имени церкви, недостаточно простых способов разжигания межконфессиональной розни. С легкой руки Джонса и его единомышленников в Америке выходит фильм «Невинность мусульман» (Innocence of Muslims), явно ставящий целью превзойти геростратову славу «Сатанинских стихов» Салмана Рушди.

Вкратце, фильм, построенный как анализ причин преследования христиан в современном Египте, возвращает зрителя во времена раннего Ислама, где в самом неприглядном виде выставлена фигура нашего благословенного пророка Мухаммада (С), его жен и сподвижников (Р), и, тем самым, делается вывод, что именно в Исламе скрываются корни современного экстремизма — и религиозного, и политического.

Фильм является беспрецедентной по своей кощунственности пародией на основателя мусульмаской религии, в сравнении с которой меркнут и датские карикатуры, и «Сатанинские стихи» (в последних, несмотря на весь мировой ажиотаж и известную фетву аятоллы Хомейни, пророк Мухаммад не назван по имени, вместо него действует вымышленный литературный персонаж Махунд, в котором фигура мусульманского пророка только угадывается). Что же касается «Невинности мусульман», то, представляя собой вольное переложение некоторых недостоверных хадисов, фильм является едкой пародией и циничным издевательством над чувствами верующих, в самой неприкрытой форме.

Нет нужды сейчас обращаться к той критике недостоверных (слабых) хадисов, которой посвящены целые тома исследований шиитских богословов и многие страницы наших собственных статей. Мы неоднократно указывали уже на то, что подобные «предания», к тому же, возведенные в степень достоверности едва ли не наравне с Кораном, не доведут до добра суннитский мир, низбежно став объектами критики (как в случае с недавним запретом на биографию Пророка средневекового историка Ибн Хишама), либо поводом к явным оскорблениям. Не все в нашем мире -увы — готовы, подобно шиитам, вести цивилизованный богословский спор, приводя, согласно Корану, «наилучшие доводы» и обоснованные аргументы. Значительно больше отыщется тех, кому нужен лишь повод для открытого глумления, и пастор Терри Джонс — лишь верхушка айсберга.

В общем, конечно же, редактирование суннитских преданий и исторических хроник, в которых, в отличие от шиитской школы, отсутствует представление о Посланнике Аллаха (С) как абсолютно безгрешной фигуре, наравне с иными пророками великих откровений (Иисусом Христом, Моисеем, Авраамом, Ноем — да будет с ними всеми мир!), остается — в научно-теоретическом плане — внутренней проблемой суннитских богословов, так как школа Ахли-ль-Бейт (А) с подобными проблемами никогда не сталкивалась на протяжении всей своей полуторатысячелетней истории. Но, к сожалению, в практическом плане мы все пожинаем горькие плоды. Ведь оскорбление святой личности Посланника Аллаха (С) — это оскорбление всех мусульман без исключения, шиитов и суннитов. И вовлечение всех в вероятный мировой конфликт, который легко может разгореться вокруг защиты чести, достоинства и святости имени Пророка Ислама — это общая проблема, в решении которой мы все будем лишены отговорки, что ошибочность трактовки отдельных исторических моментов представителями отдельных школ Ислама послужила плодородной почвой для развития «критической» (читай — кощунственной) деятельности разных терри джонсов.

Так или иначе, что сделано, то сделано. По всему мусульманскому миру прокатилась волна протестов. Естественно (как по сюжету самого фильма) все началось с Египта, где манифестантам удалось даже сбить американский флаг на здании посольства в Каире и укрепить на его место знамя исламистов. Затем пламя перекинулось и на остальные страны, и Ливия не стала исключением. Здесь недовольным реакционерам удалось взорвать американское консульство и пролить кровь. Нынешние ливийские власти, естественно, обвиняют во всем бывших сторонников Муаммара Каддафи, однако, так ли это существенно? Во-первых, в результате выхода на экраны скандального фильма лояльные к нынешнему режиму силы (в числе которых немало бывших боевиков «Аль-каиды») также не укрепились в теплых чувствах в отношении Штатов, допустивших подобное святотатство. Во-вторых, очевидно, что политика самих США также сильно заколебалась в ожидании выборов. Проще говоря, если Терри Джонс еще не сидит в тюрьме, значит, это кому-то нужно.

Не стоит говорить о том, что было бы с ним в России. Достаточно упомянуть, что в лояльном Америке Израиле художницу — автора скандальных карикатур на пророка Мухаммада (С) и Деву Марию (А) «честно» приговорили к полутора годам заключения. И дело не в особой любви израильтян к Исламу, а в том, что жители страны, окруженной со всех сторон арабами и мусульманами, понимают, что им и без того хватает войны в собственном доме. То, что произошло, красноречивее всяких слов свидетельствует, что определенным могущественным силам в Америке очень нужна война за океаном.

Только таким образом можно наглядно продемонстрировать слабость внешней политики Обамы и провальность проекта «большого халифата», готового бумерангом ударить по своим бывшим благодетелям, как это ранее было с «Аль-каидой», вскормленной на деньги ЦРУ для борьбы с коммунизмом в Афганистане.

Однако, если такой ценой Митту Ромни и удастся обеспечить себе победу на выборах, то он в результате получает в наследство такой груз нерешенных проблем, что пора призадуматься: стоит ли овчинка выделки? Во-первых, происшедшее вынуждает США и лояльные к ним режимы ответить на акты террора жестоким подавлением, рождая цепную реакцию ответного насилия, которую будет нелегко остановить. Иного выхода нет, во имя самих же американских избирателей, которые, поддавшись на призывы Ромни раз и навсегда решительно расправиться с мировым исламизмом, должны при этом получить наглядные доказательства способности государства защитить своих граждан по всему миру. Пока же только нарастает «калибр» жертв террора, среди которых списки уже пополнены высокопоставленными дипломатами. Во-вторых, вынужденная жесткая политика Америки по отношению к вырвавшемуся на свободу джинну джихадизма лишает последнего статуса буферной силы, противостоящей экспансии интересов Китая и Ирана в регионе. Призывая не менее жестко расправляться с сирийским и иранским режимами, Ромни уже не может с полной уверенностью опираться при этом на созданный Обамой «халифат». Даже если на определенном этапе для решения конкретной задачи ваххабитских боевиков и удастся убедить в финансовой и политической поддержке со стороны США, теперь окончательно не удалить ментальную занозу, засевшую в сознании каждого из них: это — то самое государство, чей потенциальный президент допустил оскорбление Пророка. Значит, от джихадистов, известных доселе своей ненавистью к шиитам, не следует ждать былого фанатизма. Каждый еще неоднократно спросит себя: «чем Америка лучше? На чьей стороне мы воюем и в чьих интересах? И если победим шиитов, не продадут ли нас так же задешево, как афганский «Талибан», когда надобность в нем отпала?».

Короче говоря, от джихадистского халифата, раскинувшегося от Туниса до Персидского Залива, у Америки теперь будет больше головной боли, чем поддержки. Парадоксально, но в этом смысле республиканцы в случае победы на выборах выступают невольными союзниками шиитов, по крайней мере, на первом этапе, когда единственным разумным выходом для США будет попытаться максимально измотать ваххабитов шиитскими руками, чтобы без существенных дополнительных вложений предотвратить возможные удары по Вашингтону. То есть, по крайней мере, не вмешиваться в дела шиитского мира и на время прекратить атаки на страны оси Пекин-Дели-Дамаск-Тегеран. Таким образом, Ромни покупает себе победу на выборах ценой фактического отказа от Ирана и Сирии, разрушая столь методично созданную Обамой джихадистскую конструкцию.

В свою очередь, неподконтрольная волна насилия (уже распространившаяся на Тунис и Марокко) грозит нанести непоправимый ущерб экономике Штатов. Прежде всего, инвестиции, сделанные в джихадистский проект, не обещают уже былых дивидендов. Затем, назревает необходимость поиска новых союзников в регионе, что нелегко, поскольку список исчерпывается Израилем, ваххабитскими боевиками и монархиями Персидского залива. Возможности Израиля и без того эксплуатируются Америкой на полную мощность, поэтому в этом направлении трудно ожидать чего-либо нового. Силы исламистов оказываются блокированы локальными конфликтами. Если, желая продемонстрировать свою лояльность заокеанскому патрону, местные режимы в Северной Африке сумеют нейтрализовать выступления, они, в то же время, не смогут более опираться на внутреннюю лояльность масс населения и перенаправить их энергию на внешний фронт. Если предпочтут любой ценой добиться мира и согласия у себя дома, то автоматически лишат себя возможности действовать в международной политике по открытой указке США. То есть, «новому халифату» уже явно не до того, чтобы собирать глобальную антишиитскую армию и направлять ее в Сирию и Иран, тем более — нацеливаясь далее, на Среднюю Азию и Кавказ. Остаются реликтовые монархии, чей трон давно шатается под натиском шиитской оппозиции, сумевшей сплотить вокруг себя и демократически настроенные суннитские круги.

Что же остается? В случае, если республиканцы все-таки решат вернуться к традиционному противостоянию Запада и мусульманского мира в целом (по Хантингтону), очевидно, что в едином исламском цивилизационном проекте лидирующая роль будет отведена шиитам, как обладателям последовательной программы и имеющим опыт построения религиозных государств в условиях современного мира. Часть мусульманских сил признает эту роль открыто, другая часть будет следовать в русле шиитских инициатив, не отдавая себе в этом отчета, но практически это несущественно.

Главное — то, что желавшие поругания Ислама и его святого Пророка (С) невольно оказали содействие глобальному шиитскому проекту в противостоянии мировой ваххабитской угрозе. Политические интересы, преследуемые внутри США, оказались пересечены с интересами внешней политики, на которых дешевые эффекты у себя дома отозвались кровавым бумерангом вовне. Терри Джонс и те, кто готов использовать его в качестве марионетки, забыли библейскую истину, гласящую, что «Бог поругаем не бывает». Посеявшие ветер обречены пожать бурю, а грядущее торжество — за истинно верующими, и в этом мы усматриваем великое знамение Всевышнего, не оставляющего верных слуг Своих заботой и вниманием.

 

Тарас Черниенко,

12-13 сентября 2012 г.