« Предыдущая Следующая »

ШИИЗМ В УЗБЕКИСТАНЕ

Прочитано: 4184 раз(а)

ШИИЗМ В УЗБЕКИСТАНЕ

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Аналитический интернет-портал «Ислам в СНГ» представил вниманию читателей интересный материал о шиитах в Узбекистане. Интересен он нам прежде всего не сообщаемыми фактами (они нам известны из собственных источников благодаря международному взаимодействию шиитских религиозных общин), а способом подачи материала. Фактически, то, что представил интернет-портал — это даже не статья и не репортаж в привычном понимании. Это — некий отчет американских наблюдателей, в форме последовательных телеграмм и каблограмм, заимствованных с «Викиликса», по стилистике — во всяком случае — разительно напоминающий радиограммы в разведцентр из старых добрых советских шпионских детективов. Именно эта стилистика, более, чем что-либо иное, заставляет в срочном порядке представить материал на суд наших уважаемых читателей. Судите сами: что еще может более красноречиво свидетельствовать о масштабах интересов администрации США к среднеазиатскому региону в общем и к шиитскому фактору — в частности?

Резко обращает на себя внимание и то обстоятельство, что представители суннитского духовенства открыто заявляют свои просьбы «прислать из Америки суннитских имамов», а «шиитов им не надо» (цитирую прямо по тексту материала, см. ниже). И подобные заявления делаются на фоне джихадистской вакханалии в Африке и обострения кризиса сирийско-турецких отношений, направленного в отдаленной перспективе на изоляцию шиитского Ирана и — с большой вероятностью — создание исламистского пояса, поделенного примерно в равных по площади долях на сферы влияния: проваххабитских партий — в странах Северной Африки и Арабского Востока, неохалифатистов — в Пакистане, Индостане и Южной Азии, и джихадиствующих пантюркистов — в Турции и тюркоязычных странах СНГ.

Шиитская община, несмотря на то, что именно она на деле воплощает идеалы религиозной терпимости и цивилизованного диалога конфессий, не устраивает глобальный халифатистский проект тем, что служит последним форпостом на пути защиты азиатского региона от джихадистского нашествия, тем самым — ковсенно — будучи укрепленным рубежом обороны интересов России и Китая от посягательств закордонных идеологических агрессоров.

В общем, читаем материал сами и делаем выводы.

 

Следующий ниже материал заимствован с источника: www.islamsng.com , где он приведен со ссылкой на интернет-портал uznews.net

 

Подавляющее большинство мусульман Узбекистана - сунниты, однако в стране проживает несколько сотен тысяч шиитов, сосредоточенных, в основном, в Бухарской и Самаркандской областях.

В дипломатических депешах с «Викиликса» повествуется о взаимоотношениях шиитской общины с государством, а также об отношении к ней представителей официального суннитского духовенства, беседовавших с сотрудниками посольства США.

Шиитская мечеть в Бухаре

Первая посвященная этой теме каблограмма подготовлена высокопоставленным сотрудником американской дипмиссии в Ташкенте Брэдом Хэнсоном 16 июля 2007 года.

В ней идет речь о состоявшемся незадолго до этого визите посла по особым поручениям в сфере международной свободы вероисповедания Джона Хенфорда, во время которого он встретился с рядом религиозных деятелей Узбекистана.

Хенфорд также съездил в Бухару, где посетил шиитскую мечеть Ходжи Мир-Али и пообщался с ее имамом Ибрагимом Хабибовым.

Хабибов рассказал, что в бухарском регионе проживает от 150 до 200 тысяч шиитов.

Многие узбекистанские шииты являются торговцами и мелкими коммерсантами, часто выезжающими в другие центральноазиатские страны, Иран и регион Персидского залива.

Он подчеркнул, что бухарское шиитское меньшинство живет в согласии с суннитским большинством и упомянул, что между шиитами и суннитами Узбекистана много смешанных браков.

Мечеть Хабибова реконструируется с 1998 года, как за счет частных пожертвований, так и за счет городской администрации Бухары. Помимо мечети Ходжи Мир-Али, в Каганском районе близ Бухары есть еще одна шиитская мечеть.

По словам имама Хабибова, в Узбекистане нет ни одного шиитского медресе, а сам он учился в известном бухарском суннитском медресе Мир-и Араб.

«Встречи посла по особым поручениям Хенфорда с религиозными лидерами были радушными, но, возможно, из-за постоянного присутствия ответственных лиц из Министерства иностранных дел, большинство участников неохотно критиковали правительство и подчеркивали высокую степень межрелигиозного согласия в Узбекистане», - комментирует итоги его поездки Брэд Хэнсон.

«Шиитов нам не надо»

В другой депеше от 3 июля 2008 года, составленной послом Ричардом Норландом, рассказывается о встрече сотрудника американского посольства с Абдулхаем Турсуновым, имамом комплекса мечети и медресе Мулла Киргиз в Намангане.

Имам Турсунов ранее был участником программы «Международные гости» («Inte ational Visitors») и поделился с сотрудником посольства теплыми воспоминаниями о США.

Он выразил мнение, что США не только должны продолжать приглашать узбекских имамов в свою страну, но и что большее количество суннитских религиозных лидеров из Соединенных Штатов тоже должны посещать Узбекистан.

Священнослужитель тепло вспоминал визит Национального председателя Высшего исламского совета Америки шейха Мухаммада Хишама Каббани в 2001 году, встречавшегося с президентом Каримовым.

Однако Турсунов был категоричен во мнении, что только суннитские, а не шиитские, мусульманские религиозные лидеры должны направляться в Узбекистан из США, так как у шиитов «другая религиозная практика», отмечает Норланд.

Историк и религиовед Бахтиёр Бабаджанов

В каблограмме от 25 июля 2008 года, подготовленной временно исполняющим обязанности главы дипмиссии США Дуэйном Батчером, описывается новый визит Джона Хенфорда и его беседа с узбекским историком и религиоведом Бахтиёром Бабаджановым.

Последний, как пишет Батчер, «в основном защищал деятельность правительства в отношении свободы вероисповедания».

Бабаджанов сказал, что понимает критику международным сообществом действий правительства, однако считает, что политика правительства в области религии была правильно направлена на сохранение согласия между различными религиозными группами и на борьбу с религиозным экстремизмом, продолжает Батчер.

По словам Бабаджанова «ни один бывший или нынешний муфтий никогда не пожмет руку (православного) митрополита», если правительство не надавит на него, чтобы он это сделал.

Религиовед признал, что в религиозной политике правительства есть некоторые недостатки, заметив, что некоторые мусульмане были несправедливо подвергнуты судебному преследованию.

Он также сказал, что некоторые заключенные радикализировались в узбекских тюрьмах, и это продолжает оставаться угрозой.

Бабаджанов утверждал, что правительственные ограничения в отношении религии были реакцией на реальные экстремистские угрозы религиозному согласию в Узбекистане.

Он, например, рассказал, что был свидетелем некоторых случаев, во время которых возбужденные в религиозном отношении толпы угрожали религиозным меньшинствам – враждебная толпа демонстрантов у самаркандской синагоги в 1992 году и еще одна толпа в Самарканде в 1995 году, готовая напасть на местных шиитов – и обвинял видных «ваххабитских» имамов, подобных Абдували-кори, в «очень агрессивных проповедях», сообщает американский дипломат.

Встреча с популярным суннитским имамом

Депеша от 29 июля 2008 года за авторством того же Дуэйна Батчера представляет собою отчет о двухдневной поездке сотрудника посольства в Бухару, во время которой он обсудил текущее положение дел в мусульманской общине региона с имамами суннитских и шиитских мечетей.

16 июля сотрудник посольства встретился с имамом Икромджоном Юлдашем и его заместителем Шухратом Рахимовым в мечети Хазрати Имам - одной из старейших и наиболее известных суннитских мечетей Бухары.

Оба имама – и Юлдаш, и его заместитель имам Рахимов - подчеркнули чрезвычайно терпимую форму суфийского ислама, исповедуемого в Бухаре, которая, как они считают, хорошо согласуется с многонациональным и многоконфессиональным населением города.

Имам Юлдаш отметил, что религиозные меньшинства, в том числе шииты, бухарские евреи и христиане, посещали пятничные молитвы в его мечети, и сообщил о хороших отношениях с лидерами конфессиональных меньшинств.

Он согласился с Ганиевым, что исповедуемый в Бухаре ислам всегда был более терпимым, чем в других регионах страны. Для сравнения он отметил, что сунниты в Ферганской долине, в частности, менее терпимы по отношению к шиитам. […]

Встреча с шиитским имамом

После встречи с суннитскими имамами, сотрудник посольства и местный правозащитник Шухрат Ганиев понаблюдали за тем, как проходят дневные молитвы в шиитской мечети Мир-Али в Бухаре и поговорили с ее главным имамом.

Имам Хабибов сообщил им, что в Бухарской области живет около 300 тысяч шиитов и еще один миллион проживает в Самаркандской области.

«Данные о количестве шиитов в Бухарской области, приведенные Хабибовым, примерно на 100 тысяч человек превышали названные им послу Хенфорду год назад», - отмечает пунктуальный американский дипломат.

«Точное число шиитов неизвестно, так как правительство не проводило перепись [населения] с момента обретения независимости, - пишет Д.Батчер. - Данные о количестве религиозных и этнических меньшинств – тема деликатная в Узбекистане, и официальные цифры в большинстве своем считаются намеренно заниженными.

Так как посещение мечети 16 июля было более «импровизированным», чем визит Хенфорда в прошлом году, имам Хабибов, возможно, ощущал на себе меньше давления, чтобы занижать данные».

Хабибов объяснил, что большинство шиитов в Бухаре – это проживающие в Узбекистане этнические иранцы и потомки рабов, которые были похищены туркменскими племенами в Персии.

Самаркандские шииты, в свою очередь, в подавляющем большинстве являются азербайджанцами и потомками солдат, служивших персидскому шаху Надиру, который вторгся на территорию современного Узбекистана в 18-м веке.

Имам рассказал, что в Бухаре действуют три официально зарегистрированных шиитских мечети, и явным образом намекнул, что другие, неофициальные шиитские мечети, тоже могут существовать.

«Позже Ганиев пояснил, что многие шииты молятся в частных домах, которые служат неофициальными мечетями. Он не слышал о случаях преследования шиитов за совершение [общих] молитв в своем доме, что в соответствии с узбекским законодательством является нелегальным, и за что некоторые христианские группы были наказаны», - уточняет Батчер.

Имам Хабибов сообщил, что в Самаркандской области тоже есть официально зарегистрированные шиитские мечети, но их количество ему неизвестно.

На вопрос о том, как обучаются шиитские имамы, когда в стране нет шиитских медресе, Хабибов ответил, что шиитские имамы посещают суннитские медресе Узбекистана, включая медресе Мир-и Араб в Бухаре.

По его словам, шиитские студенты дополняют эти уроки активным чтением о шиитских практиках в своё свободное время.

Шиитский имам заметил, что несколько шиитов ездили в Иран для получения религиозного образования, но обратил внимание на то, что это «было нелегально», и что далее эти лица не могли работать в «официальных мечетях».

Шиитский имам тоже говорит о терпимости бухарского ислама. Имам Хабибов повторил слова суннитских имамов о многоконфессиональной, многонациональной и очень терпимой природе бухарского общества.

Он отметил, что два человека, посещавших [в его мечети] дневные молитвы, были суннитами и обратил внимание на то, что многие шииты посещают богослужения в суннитских мечетях.

Хабибов указал на суннитскую мечеть, находившуюся менее чем в ста метрах, и пояснил, что у мечетей добрососедские отношения, и что сунниты приглашают шиитов в свою мечеть для молитвы и наоборот.

Сотрудник посольства поговорил с одним из шиитских прихожан, который рассказал, что его жена суннитка, и что их дети молятся как в суннитской, так и в шиитской мечети.

Прихожанин сказал, что оставляет своим детям свободу самим решать, в каком качестве определять себя – суннитов или шиитов.

Другой прихожанин рассказал, что он тоже является «продуктом» смешанного суннитско-шиитского брака, и что половина его братьев сунниты, а он и два других брата – шииты.

Сотрудник посольства, как и Джон Хенфорд, обратил внимание на то, что мечеть Ходжи Мир-Али реконструируется. Имам Хабибов […] посетовал, что реконструкция продолжается медленно, так как сложно было найти умелых мастеров (Шухрат Ганиев считает, что многие умелые бухарские мастера уже уехали в Казахстан или Россию).

«В целом мы согласны с основным мнением Ганиева, что правительство, кажется, предоставляет лучшее образование для официальных имамов в стране, что, в свою очередь, помогает ослабить поддержку, оказываемую более консервативным и экстремистским элементам», - говорится в развернутом комментарии Батчера.

«Тем не менее, сообщения о том, что некоторые студенты узбекских медресе потенциально нарушают узбекское законодательство и рискуют подвергнуться преследованию за обучение за границей в таких странах как Саудовская Аравия и Иран, свидетельствуют о том, что спрос на религиозное образование все еще превышает предложение.

Потребность в большем количестве религиозных учебных заведений в стране все еще существует как для суннитов, так и для шиитов.

Мы продолжаем утверждать, что в кровных интересах правительства (и в наших собственных) в этой связи является увеличение возможностей получить религиозное образование в своей стране, что в дальнейшем поможет в продвижении умеренной формы ислама, свойственной Узбекистану.

Иначе молодые узбеки будут продолжать уезжать за границу для получения религиозного образования и привозить обратно более консервативные и даже экстремистские толкования ислама», - считает Батчер.

Uznews.net