« Предыдущая Следующая »

ПАЛЕСТИНА: ЦЕНА ВОПРОСА

Прочитано: 1726 раз(а)

ПАЛЕСТИНА: ЦЕНА ВОПРОСА

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

В четверг, 29 ноября, в годовщину принятия резолюции ООН о создании государства Израиль, Генассамблеей ООН рассматривается вопрос о повышении статуса Палестины до независимого государства — наблюдателя. Палестинская сторона сообщает о том, что ей уже удалось заручиться поддержкой 132 государств в этом вопросе (из 193 стран-членов ООН), глава палестинской администрации уже вылетел в Вашингтон для переговоров с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном и зам.госсекретаря США Уильямом Бернсом, посвященным предстоящему заседанию Генассамблеи, причем уже сейчас известно, что США намерены проголосовать против (скорее отдавая дань своему традиционному имиджу, нежели намереваясь всерьез повлиять на итоги голосования), тогда как «за» намерены отдать голоса Франция, Испания, Япония и даже (с большой вероятностью) Великобритания.

Событие это, к которому сейчас без преувеличения приковано внимание всего мира, для большинства представляется неожиданным в свете последнего израильско-палестинского конфликта, который — по крайней мере, внешне — удалось чудесным образом завершить примирением сторон при посредничестве Египта — и это при таком количестве жертв! 160 человек с палестинской стороны (включая 42 женщин и 11 детей), пятеро мирных израильтян — только в списке погибших, и еще 1200 пострадавших со стороны сектора Газа. Более 600 ракет, выпущенных по израильской территории, более 99% из которых, правда, не достигли цели (что неудивительно, учитывая техническое оснащение ПВО Израиля).

Люди, более искушенные в политических играх, в подобные чудеса не верят, обоснованно подозревая, что мы присутствуем при разыгрывании большого ближневосточного спектакля по сценарию, расписанному на много месяцев вперед. На такие выводы наталкивает анализ ситуации и международная реакция. Во-первых, для столь широкомасштабной военной операции, повлекшей за собой невиданные за много лет жертвы среди палестинцев, не было особого политического повода. То есть, конечно же, израильская оккупация и нарушения прав человека с израильской стороны были всегда, и сами по себе являются достаточно веским поводом для вооруженного протеста, однако, для вывода политического баланса из состояния неустойчивого равновесия требовался хоть малейший дополнительный фактор, которого не наблюдалось. Во-вторых, непонятно, почему именно сейчас международное сообщество готовится сделать палестинцам такой невиданный подарок, хотя те, со своей стороны, своей тактикой не предприняли ничего, чтобы снискать себе дополнительные симпатии извне, более того — склонить в пользу своей позиции даже Великобританию и Австралию.

Одним словом, мир готовится наблюдать политическую сенсацию, для которой не было никаких заметных предпосылок. Однако, у любого политического успеха, тем более — такого громкого, должна быть своя цена. Следовательно, предпосылки непременно нужно искать за кулисами большой игры. О том, что там происходит, мы пока можем лишь догадываться, но некоторые признаки уже просачиваются наружу и позволяют сделать определенные выводы.

И первое, что обращает на себя внимание — открытая проиранская риторика со стороны ХАМАС, выраженная в благодарности Исламской Республике за поставки вооружений. И сразу — вопрос: почему это произошло именно сегодня? Ведь всем хорошо известно, что после победы Исламской революции в Иране в 1979 году под руководством аятоллы Хомейни, Иран изначально занял позицию оказания всемерной помощи палестинскому народу, в том числе — военной. При этом, хотя поставки оружия Палестине идут из Ирана непрерывно уже более трех десятилетий, факт этот никогда ранее не афишировался, в точности уравновешивая баланс с вопросом об израильской ядерной бомбе, существование которой также открыто не признается и не отрицается. В общем, речь идет о туманной политике, суть которой известна всем, но в которой открыто никто не расписывается. Да и кому может быть выгодно разглашение лишних сведений, даже если о них догадываются все? Догадки не являются юридической категорией, и тот факт, что всем без исключения политикам вполне понятна расстановка сил вокруг Палестины, еще не означает автоматически возможности в чем-либо упрекнуть иранское руководство. Сам факт отмалчивания давал Ирану возможность маневрирования в политической риторике — до последних дней. Также, как до сих пор такая возможность имеется у Израиля, который, будучи по сути открытой ядерной державой, никем не может быть объявлен ядерным шантажистом: израильская атомная бомба не существует ни на одной официальной бумаге, следовательно, страх перед Израилем есть, а упрека в его адрес — никакого, в том числе — на уровне ООН.

Так чего добиваются палестинцы, своей неожиданной открытой благодарностью оказывая «медвежью услугу» Ирану, выбивая у него из рук политические козыри? Что это — простая недальновидность или, напротив, хорошо спланированная акция с дальними перспективами?

Еще несколько месяцев назад руководство ХАМАС, на волне всеобщей эйфории после победы «арабской весны», заявляло о том, что намерено обойтись без Ирана, рассчитывая на поддержку богатых нефтяных монархий Персидского залива (с Катаром в качестве цементирующей политической силы). Кстати, оговоримся: эти заявления также нельзя считать серьезными хотя бы потому, что упомянутые монархии находятся в прямой и полной экономической зависимости от главного спонсора и покровителя Израиля — Соединенных Штатов. Они никогда не пошли бы против своего заокеанского хозяина, следовательно, единственная ситуация, когда палестинцы могли бы рассчитывать хотя бы на заметную экономическую помощь с их стороны (умолчим о политической и тем более военной поддержке) — это если будет на то воля Вашингтона. А она может последовать, с сугубо прагматической точки зрения, в обмен на очень высокую цену — например, публичное открещивание от Ирана. И оно произошло, причем — что характерно — во время президентства того же Обамы, что сейчас переизбран на второй срок. Таким образом, во внешней политике Соединенных Штатов, делающих ставку на новый «суннитский халифат» (включая Палестину) против шиитского Ирана, ничего кардинальным образом не поменялось. А, значит, мы не можем говорить о том, что палестинское руководство меняет риторику, следуя направлению подувшего ветра перемен. Перемен никаких, тем более — никакого революционного поворота сознания политиков. Напротив, мы имеем плавный прогресс, тихое наползание суннитского халифата. Сначала страны ЕС официально признали легитимность власти сирийской оппозиции. Теперь готовы предоставить Палестине статус независимого государства — в качестве очередного кирпичика в здании нового «суннитского халифата», не иначе. И в эту схему никак не вписывается дружба с Ираном и радикальная смена внешнеполитического курса Палестины. Так в чем же дело? Откуда эта неожиданная благодарность и какая от нее польза, кроме явного вреда?

Если бы речь шла о единственной оговорке на пресс-конференции, то оставалась бы еще ничтожная вероятность ее непреднамеренности. Но сегодня мировые СМИ сообщают о том, что улицы Газы пестрят плакатами «Спасибо, Иран!», написанными на арабском, фарси и иврите. Почему на арабском и фарси — понятно, но при чем здесь иврит? Понятно желание палестинцев смягчить неприятный осадок от последних заявлений, что они обойдутся и без иранской поддержки. Поэтому пускай иранцы прочитают плакаты на фарси и не сильно обижаются. Но кому нужно, чтобы эти плакаты на иврите прочитали в Израиле, причем самые широкие слои населения (образованные израильские политики и без того в достаточной степени владеют арабским, как вторым официальным языком в стране, который в обязательном порядке преподают в израильских вузах)? Кому нужно, чтобы в массовое сознание простых израильтян оказалась вбита мысль: «на ваши головы недавно обрушились иранские ракеты»?

Логично допустить, что ценой вопроса о палестинской государственности стало выполнение глобального политического заказа, направленного на открытую дискредитацию Ирана. В противном случае политическая близорукость ХАМАС просто поражает. Но трудно в сложившейся обстановке верить в чудеса и случайности. Особенно учитывая тенденцию последних лет, когда Израиль внешне так и стремится выйти из-под контроля США в иранском вопросе и объявить войну Исламской Республике, не оглядываясь на своего патрона. Сейчас израильская сторона получает в руки дополнительный козырь: теперь, в случае вооруженного нападения на Иран, Израиль даже не будет выглядеть агрессором, заявив, что Иран напал первым, хотя и руками палестинцев. Тайные поставки вооружений — это одно, это — просто бизнес, и ничего личного. Открытая роспись в том же самом — сродни объявлению войны. Достаточно вспомнить в этой связи закулисные поставки социалистическим Китаем вооружения афганским моджахедам, воевавшим с СССР — страной все-таки братского социалистического лагеря, несмотря на резкое ухудшение отношений при Хрущеве. Или — более яркий пример — эпизод с поставками американских вооружений Ирану, в его борьбе против Саддама, когда, в расчете на максимально затяжной и кровавый конфликт, Америка поддерживала одновременно обе его стороны. Пока об этом все только догадывались, пока строили предположения и допущения, несмотря на многочисленные публикации версий и логичных гипотез, - все выглядело красиво и гармонично, как тонкая игра при сохранении респектабельной мины на лице. Другое дело — открытое разглашение американской секретной операции, сделанное полковником Оливером Нортом и вошедшее в историю как «скандал Иран-гейт». Только победа в холодной войне над СССР и сам факт пребывания Рейгана на втором президентском сроке спасли последнего от того, чтобы разделить судьбу президента Никсона. Во всяком случае, глобальным планам США на Среднем Востоке был нанесен серезный урон. Также, как заявление лидера ХАМАСа на самом деле ставит под серьезную угрозу и без того крайне сложное международное положение Ирана. Палестина, став независимым государством, будет вести новый отсчет политической жизни. Все, что было до этой «точки ноль», окажется преданным забвению, и даже хамасовцы перестанут восприниматься Западом (на определенных условиях, в обмен на которых и будет рассматриваться суверенная государственность Палестины) в качестве террористов и агрессоров. Другое дело — Иран, его политического прошлого никто списывать не собирается, напротив, не исключена вероятность попытки заставить Иран в одиночку расплачиваться по всем счетам — в том числе, и за многолетнюю военно-стратегическую бездарность палестинцев.

Так чем на самом деле руководствовался лидер ХАМАСа Халед Машаль, делая свое заявление? Личным желанием «подставить» Иран и таким странным образом «отблагодарить» иранских шиитских братьев за их бескорыстную поддержку народу Палестины, или за этим кроется цена более важного вопроса? И почему, несмотря на свою благодарность Ирану, он сейчас находится именно в катарской столице Дохе, откуда в последнее время исходит самая яростная антииранская риторика, а не в Тегеране? Окончательный ответ мы сможем дать, лишь наблюдая дальнейшие шаги в политике независимого Палестинского государства — если таковое действительно состоится, как ожидается сегодня.

 

Тарас Черниенко,

29 ноября 2012 г.