« Предыдущая Следующая »

НАХРАВАН ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Прочитано: 2424 раз(а)

НАХРАВАН ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

24 декабря (9 сафара по мусульманскому лунному календарю) этого года шииты всего мира празднуют годовщину великой Победы в битве Нахраван, в которой войско имама Али — да будет с ним мир — наголову разбило армию хариджитов, при этом шииты потеряли убитыми только девять человек. В преддверии этой знаменательной даты шииты Санкт-Петербурга проводят конференцию, озаглавленную «Современный шиитский Ислам в России и в мире».

Чем важна эта дата для нас с вами сегодня? Для начала обратимся к историческому опыту с тем, чтобы понять, какое значение для Ислама и сознания мусульман эта битва имела в истории, после чего для нас станет яснее ее актуальность в свете событий дня сегодняшнего.

Сражение Нахраван стало демаркационной линией между истинным Исламом Традиции (переданной через духовное преемство от Пророка (С) и Пречистых Имамов (А)) и «Исламом» внешней оболочки, при сохранении яркой, бросающейся в глаза формы утратившей все свое содержание. Таковы джихадисты сегодняшнего дня, призывающие к сражениям во имя Аллаха, к установлению повсеместно законов Шариата, но не отдающие себе отчета в том, что Коран и Шариат мертвы, если нет людей, обладающих достаточной духовной глубиной для понимания Традиции и Закона, если Коран и Сунна Посланника Аллаха (С) превращаются не более чем в предмет политических спекуляций. Несправедливость, попрание человеческих прав, насилие и жестокость, творимые во имя Аллаха, еще страшнее, чем любые пороки, творимые именем Тагута, ибо они не выдают на первый взгляд перед людьми неискушенными своей порочной, извращенной сущности.

В 38 году хиджры имам Али (А) возвратился из сражения Сиффин в Куфу. В его памяти еще были свежи воспоминания о том, как сирийцы, сторонники омейядов, подняли свитки Корана на копьях, чтобы внести смуту в ряды сторонников имама Али (А). И в значительной степени им это удалось, поскольку легковерная масса была склонна почитать Коран скорее в качестве нового идола из бумаги и чернил, нежели как руководство к действию, взывающее к размышлениям и долженствующего укорениться в сердцах истинно верующих. И далеко не всех удалось убедить Имаму Али — да будет с ним мир — в том, что сами по себе чернила и бумага не имеют святости, и что каждый неверный и лицемер может легко поднять Коран на наконечнике своего копья, или начертать слова символа Веры на своем знамени — но от этого он не станет в большей степени покорным мусульманином, истинно верующим во Всевышнего Аллаха и преданным Ему. То меньшинство, которое встало на сторону разумных доводов, и заложило костяк последователей мусульманской Традиции — религии высокой мысли, воспарения человеческого духа к небесным вершинам. Это их духовные потомки, ученики и единомышленники заложили основы тех богословских школ в Исламе, которые прежде всего делали упор на воспитание человеческого Духа, на формирование лучшей личности для лучшей загробной жизни.

Еще сражение Сиффин выявило три категории мусульман, с которыми нам приходится иметь дело и сегодня. С одной стороны — это истинно преданное меньшинство, до конца, до последней капли крови готовое стоять на поле брани вместе с имамом Али (А) и не подвергать ни на миг сомнению повеления своего Имама (А), как исходящие не от его собственной воли, а от воли Всевышнего Творца.

Вторые — это люди невежественные и, как следствие — суеверные и колеблющиеся. Отличный строительный материал для разного рода политических манипуляторов, легко поддающийся дешевым внешним эффектам. Таковых большинство. При необходимости они формируют массовую поддержку закулисным лидерам (как в странах «арабской весны» в последние годы), а когда такая необходимость отпадает, легко вновь превращаются в инертную массу, покорную своим рабовладельцам, лишенную голоса и собственного мнения.

Наконец, третьи — лицемеры и вожди лицемеров, те, кто сознательно прикрывается Истиной, чтобы сеять ложь, кто поднимает свитки Корана на копья, и затем этими же копьями готов пронзить истинного Имама, кровь и плоть избранного Рода Пророческого (Ахл-уль-Бейт (А)), то есть, по сути, те, кто, прикрывшись свитками молчаливого Корана, готовы растерзать Живой Коран и Живую Традицию Пророка, каковыми являются все наши Имамы (А), безо всякого различия между ними. Где имам Али (А), собравший и истолковавший Священный Коран, сохранивший Традицию Пророка со всеми ее заповедями братства и справедливости, воплотивший ее на практике до последней буквы своим живым примером во время своего недолгого халифата, и где лицемеры, имеющие Коран на почетном месте в своих домах, воздевающие его свитки на копья, и не удосужившиеся при этом прочитать хотя бы единую строчку из священных аятов и задуматься над ее смыслом, принять ее как руководство к действию? И разве мало таких людей мы видим сегодня — тех, кто совершает хадж в Святую Мекку и обвешивает, и взимает проценты? Разве мало мы видим целых государств, продавших и тело, и душу заокеанским хозяевам, от которых не допросишься помощи и единодушия в оказании отпора агрессорам, но кто печатает Кораны красивым шрифтом, украшает их золотом и тисненой кожей, и плодит в каждом городе мусульманских земель процентные ростовщические банки, американские военные базы, сионистские финансовые и политические институты, пронизывающие всю инфраструктуру страны, оказывая влияние на ее политику и экономику до степени полного подчинения и порабощения? Разве мало нам одного примера тирании Саддама в Ираке, написавшего целый Коран своей собственной кровью, совершавшего паломничество к святым гробницам суннитов и шиитов, и одновременно другой рукой уничтожавшего сотни тысяч невинных мусульман, вступая в тайные договоры с Америкой и Советским Союзом против своих же мусульманских соседей — Ирана и Кувейта? Спросите таких «мусульманских» правителей стран Персидского Залива, спросите лидеров победившей «арабской весны», предводителей стран и народов, где на каждом почетном месте — красивый расписной Коран, где женщины носят строгие хиджабы, где не смолкает распевный призыв к ритуальной молитве, спросите их: что с вашими процентными банками? Вычистили ли вы эту заразу с мусульманских земель? Что с иноземными солдатами на улицах ваших городов? Или не можете защищать свои святыни своими собственными руками, и потому поступаете так, как поступали Муавия и сын его Язид, не ступавшие и шагу без иноземных советников? Или вам легче класть себе в карман недозволенные шариатом доходы, на позор всех честных мусульман, под прикрытием чужих рук, ибо — не ровен час — своя собственная армия повернет оружие против вас? А ведь так уже было!

Все эти риторические вопросы говорят нам ярче любых философских рассуждений о том, какое место омейяды нового времени все еще занимают в современном мире. Разве имеем мы право забывать Сиффин и Нахраван, когда несправедливость в отношении мусульман творится их собственными руками, когда бездеятельность и равнодушие одних идут рука об руку с лицемерием и тиранией других?

И так ли сильно лицемерные и порочные омейяды отличаются от внешне набожных и фанатичных хариджитов?

Возвращаясь в 38-39 годы по хиджре, мы видим, что обстановка в Куфе и других городах накалялась. Хариджиты, для разрешения спора между имамом Али (А) и Муавией по вопросу о халифате, прибегли к лозунгу «Нет решения, кроме решения Аллаха». Это — очень важный исторический момент, вновь относящий нас к современности, когда догматом о всемогуществе Творца спекулируют для оправдания собственного беззакония. Да, все творится по воле Аллаха, ибо наша земля — полигон для испытаний, место отделения пшеницы от плевела, истинно верующих от лицемеров и невежд. Поэтому по воле Аллаха творится и попущение беззаконию, как испытание для одних и прямой путь в ад для других. Такова воля Аллаха, но не такова Его заповедь. Беззаконие, допускаемое Аллахом ради этой цели, не перестает быть беззаконием, и его путь не перестает быть путем неверия. Более того, он становится путем еще более жестокого неверия со стороны тех, кто признает Самого Всевышнего и Его Волю, но сознательно нарушает Его заповеди. Это то же самое, что сказать: «я — мусульманин и взимаю проценты по воле Аллаха», тогда как в Священном Коране на это указан прямой запрет!

В то же время, заповеди Всевышнего воплощаются праведными делами людей, которые выступают наряду с этим и исполнителями Его воли. Таковы столпы праведности — наши пречистые Имамы (А), священная власть которых была завещана устами самого Пророка (С). Таким образом, взывающий к решению Аллаха против власти законного Имама ничем не отличается от того, кто взывает к Аллаху о помощи во взимании процентов, в успешной торговле алкоголем или в развратных наслаждениях. Такова грязная лицемерная сущность хариджитов древних и современных. Они не творили разврат, они не пили спиртного, они имели на лбах отметки от многочисленных земных поклонов, совершаемых во время намазов, многие из них знали Коран наизусть — но все это — ничто, если они не распознали истинного Имама своего времени, если остались с молчаливым Кораном, готовые вонзить ножи, копья и стрелы в тело Живого Говорящего Корана (Аль-Кур'ан — ун — Натик). И в этом смысле хариджиты с их внешней напускной религиозностью, лишенной своей духовной сущности, ничем не отличаются от порочных, развратных Омейядов.

Фазлуллах Компани в своей книге «Имам Али» так описывает события, предшествовавшие битве Нахраван и ставшие предпосылками для начала сражения и последующего поражения хариджитов (араб. - аль-хаваридж):

«Эти люди были убеждены, что ни Али (да будет мир с ним!), ни Муавие, не могут разрешить возникшее разногласие и что решение должно быть принято Аллахом. В результате подобного рода мышления около двенадцати тысяч воинов отделились от войска Али (да будет мир с ним!) во время возвращения из Сиффейна в Куфу и стали злословить в адрес остальных воинов. После возвращения в Куфу эта группа под командованием Абдуллы ибн Вахаба отправилась в Харвару.

Лозунгом этих людей, которые были названы «хавариджами», было «Нет решения, кроме решения Аллаха». Эти люди были внешне набожными и на их лбах отпечатались следы долгих челобитий во время молитв, однако по глупости они не понимали, какую ошибку совершают. Али (да будет мир с ним!) о них сказал: «Они ищут истину во тьме лжи!»

Эти люди не знали, что Коран, решения которого они добиваются, сделан из бумаги и чернил, а для определения решения Аллаха нужен человек, прекрасно знающий предписания Корана. По мнению мусульман Ирака, этим человеком был Али (да будет мир с ним!), говорящий Коран, однако Муавие и его сторонники не соглашались с этим. В итоге были избраны арбитры, Амр Ас и Абу Муса, ни один из которых не подходил для этого дела.

Али (да будет мир с ним!) отправил к хавариджам Абдуллу ибн Аббаса, чтобы побудить их понять свою ошибку, однако эта заблудшая группа не отказалась от своих убеждений. Основной их претензией было то, почему Али сражался с сирийцами, однако запретил расхищать их имущество? Во-вторых, они хотели услышать мнение Корана. Почему Али принял мнение Абу Мусы и Амр Аса? В-третьих, почему в мирном соглашении Али не написал перед своим именем «эмир правоверных»? Это доказывает, что сам Али не верил в свой халифат. В таком случае для чего были нужны жертвы этой войны?

Али (да будет мир с ним!) лично пошёл к хавариджам и поговорил с ними. Он сказал: «Я как и вы желаю выполнения Божьего указа и для этого сражался с Муавие. Вы сами видели, что я был не согласен с завершением войны и избранием Абу Мусы арбитром, однако в результате вашего настоятельного требования война была завершена и Абу Муса, вопреки моему протесту, был избран арбитром. Сегодня мы намереваемся продолжить начатое дело и вновь напасть на Дамаск. Помогите нам в этом деле».

Хаваридж ответили: «Ты и мы стали язычниками. Мы раскаялись, а ты нет. Ты тоже должен раскаяться, чтобы рассчитывать на нашу помощь!»

Эти люди злословили об всех и их лозунгом был коранический аят:

«А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Аллах, - они и есть неверные».

Однако они не знали, что человек, который мог судить согласно тому, что ниспослал Аллах, был Али (да будет мир с ним!).

Отчаявшись наставить их на истинный путь, имам Али (да будет мир с ним!) перестал надеяться на их помощь и стал готовить войско для нападения на Дамаск.

За это время произошли другие события, каждое из которых стало причиной поражения иракцев и вызвало печаль и сожаление Али (да будет мир с ним!).»

Сопротивление хариджитов в тылах все усиливалось, несмотря на увещевания со стороны Имама Али (А), что побудило его отказаться от похода на Дамаск и обратить свои силы против хариджитского бунта. В общем, если бы не выступление хариджитов с их несвоевременной апелляцией к тексту Корана, ставшее подлинным предательством в стане мусульман, борющихся с восстанием узурпатора Муавии, такое явление, как омейядовщина, было бы навсегда искоренено. И не было бы мученической смерти шиитских имамов (А), и не было бы гибели наших ученых, бесценных книг, не была бы загнана на долгие века в подполье истинная Традиция Пророка (С), не было бы в памяти цивилизованного культурного человечества прочно укоренившегося образа «мусульманского варвара» с Кораном в одной руке и окровавленным ятаганом — в другой, прославившего себя не столько превосходством логики убеждения в духе Корана (16:125), сколько количеством отрубленных голов. Сколько проблем с соблюдением прав и религиозных свобод современных мусульман были бы решены, не имей свободное человечество затаенного страха в душе перед лицом новой омейядской или новой хариджитской экспансии, которые стоят одна другой? Разнузданные орды именующих себя мусульманами, почитающих Коран и облачающих своих женщин в красивые хиджабы, одновременно вступающих в пьяные драки по ночным клубам и добывающих себе пропитание торговлей наркотиками и «живым товаром» - кто это такие, как не новые омейяды? Фанатики-ваххабиты с горящими огнем ненависти глазами, вооруженные лозунгами: «Покорись нам или умрешь», «Кто не один из нас, тот против нас» - кто они, как не современные хариджиты? Разумно и вполне логично, что современный западный человек не желает видеть ни того, ни другого «Ислама» на улицах своих городов, стремится всеми силами противостоять экспансии, для чего хороши любые меры, вплоть до насильственной культурной ассимиляции. Отсюда — и запреты на ношение хиджабов, на строительство минаретов, на громкое чтение азана, на жертвоприношения животных в публичных местах...

Всего этого не было бы и в помине, не будь хариджитских ударов в спину. Сначала — в политическом смысле, в преддверии Нахравана, затем — буквально, когда проклятый Ибн Мульджам все же нанес смертельный удар палашом имаму Али(А).

Но история по воле Всевышнего распорядилась иначе, предначертав мусульманам пройти более серьезные испытания. Под давлением обстоятельств имаму Али (А) пришлось поменять свои планы и двинуть войска против хариджитов. В сражении Нахраван, 9 сафара 39 года хиджры, потеряв убитыми всего девять истинных шиитов, хариджиты были разгромлены. Раковая опухоль была вырезана, хотя метастазы продолжают терзать тело мусульманской уммы до сегодняшнего дня.

Впереди была победа омейядов по причине равнодушия и невежества большинства, которое либо было не в состоянии, либо не имело желания распознать истинного Имама (А) и последовать за ним. Впереди была мученическая кончина имама Али (А). Но победа при Нахраване осталась в памяти мусульман стратегическим предначертанием на все времена: истинная Традиция и духовность Ислама должны торжествовать над грубой оболочкой и формализмом. Все истинно верующие мусульмане не должны попадаться на любые провокации тех, кто поднимает вверх свитки Корана и пишет исламские лозунги на своих знаменах, преследуя собственные интересы в ущерб делу Всевышнего. Все силы и средства должны быть брошены на то, чтобы Знание и Традиция взяли верх над лицемерием, невежеством и фанатизмом. Нахраван 39 года хиджры предопределяет нам, как мы будем жить в новом мире — сегодня и завтра.

 

Тарас Черниенко,

5 — 9 декабря 2012 г.