« Предыдущая Следующая »

США И ШИИТСКИЙ МИР: ПОЛИТИЧЕСКИЙ РАЗВОРОТ

Прочитано: 1697 раз(а)

США И ШИИТСКИЙ МИР: ПОЛИТИЧЕСКИЙ РАЗВОРОТ

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Номинация президентом США Бараком Обама на пост министра обороны страны Чака Хейгела может послужить поворотным сигналом всему мусульманскому миру в отношении сомнительных достижений «арабской весны» и набирающей обороты салафитской антишиитской джихадистской истерии. Хейгел известен своей либеральной позицией в отношении Ирана, выступая против применения санкций к Исламской Республике в связи с ее ядерной программой, а также неоднократно высказывался в толерантном духе по поводу деятельности палестинского «Хамаса» и южноливанской шиитской «Хезбаллы». Министр иностранных дел Ирана Рамин Мехманпараст выступил с официальным заявлением, приветствующим номинацию Хейгела, что, по мнению многих международных аналитиков и обозревателей, подлило масла в огонь разгорающегося скандала.

Показательно заявление, прозвучавшее в эфире телеканала «Еврейские новости» 9 и 10 января сего года из уст американского аналитика о том, что, конечно же, позиция Хейгела не является четко выраженной антиизраильской, в противном случае его кандидатура не будет утверждена, да и Барак Обама не стал бы ее предлагать. Внимательно вслушайтесь в эти слова и задумайтесь над тем, когда на Земле наступит такой день, чтобы кандидат в министры обороны США, России или любой крупной державы рисковал бы остаться без своего поста за недобрые высказывания о мусульманах, а не об Израиле, да и президент такой страны побоялся бы его номинировать! Но это все — мечты, мечты о далеком будущем, принимая во внимание сегодняшнее состояние мусульманской уммы. Реальность такова, что, конечно же, Хейгел не может быть активным антисионистом, более того, номинация — это пока еще не назначение. В процентном соотношении демократы имеют лишь незначительное преимущество перед республиканцами в конгрессе США (55 против 45), а лидеры республиканцев (например, Джон Корнин из Техаса или Дэвид Уиттер из Луизианы) намерены высказаться резко против кандидатуры Хейгела.

Однако, тем не менее, налицо — ярко наметившаяся тенденция. Соединенные Штаты, похоже, все более обеспокоены выпущенным ими из бутылки джихадистским джинном по всему арабо-мусульманскому миру. Замысел построения «салафитского пояса» для экономической, политической и сырьевой изоляции Китая, подрыва целостности и безопасности территорий ряда государств СНГ и Китая (через присоединение к глобальному джихаду сепаратистов Синцзян-Уйгурского автономного округа) и падения последнего форпоста на пути воинствующего ваххабизма в лице шиитского Ирана, - этот первоначально казавшийся идеальным план столкнулся с опасностью перетекания войны на Ирак и Израиль. Израильские политики крайне обеспокоены экстремистскими заявлениями представителей так называемой «Армии Пророка Мухаммада» (далекой от заветов нашего Пророка (С) как земля от ночных звезд), проливающей кровь шиитов и умеренных суннитов в Сирии, о том, что, когда с врагами будет покончено внутри страны, Израиль также будет стерт с лица земли.

Совершенно ясно, что падение режима Асада в Сирии и установление там подконтрольного США правительства (любого толка и направленности) играет на руку идее изоляции Ирана и бескровного (для армии внешнего агрессора) свержения иранского режима в условиях экономической катастрофы и политической нестабильности, которые должны сложиться в этой стране. Однако, похоже, в планы Пентагона и Белого Дома не входили замыслы истребления алавитов (единоверцев президента Башара Асада) суннитскими боевиками в соседнем Ливане, играющем роль буферной зоны в Средиземноморье, издавна служа на карте региона точкой соприкосновения различных культур и конфессий. И как только ливанская точка становилась горячей, это моментально служило тревожным сигналом к началу широкомасштабного ближневосточного конфликта.

Наступление суннитских джихадистов на шиитские кварталы и умеренных суннитов началось и в Ираке — государстве, которое, после свержения Саддама, было успешно смоделировано Штатами в качестве образцовой модели лояльного им мусульманского общества. Его выстраивание по преимущественно шиитской модели отвечало, во-первых, демографическим данным, согласно которым шииты составляют более 60% населения страны, и, во-вторых, интересам сдерживания джихадистских реваншистских выступлений со стороны сторонников поверженного диктатора из рядов националистической партии «Баас» и ее союзников. Иракский шиизм представляет собой умеренное деполитизированное крыло, с которым демократическим силам на Ближнем Востоке было бы легче договориться, чем даже с радикальными суннитскими политиками, близкими к правящим кругам нефтяных монархий Персидского Залива.

Теперь же выстраивается обратная картина. С одной стороны, лояльный, максимально вестернизированный в политической ориентации иракский шиизм рушится под мощными ударами джихадистских реваншистов, требующих на волне эйфории «арабской весны» отставки премьера-шиита Нури Аль-Малики. Также значительные трудности возникают в результате суннито-шиитских гражданских конфликтов в Ливане, хотя в этой стране уже были проведены необходимые «реформы», выразившиеся в ограничении легальных возможностей и парламентского представительства шиитской проиранской «Хезбаллы» и усилении просаудовски настроенной партии «Аль-мустакбаль» премьера Саада Аль-Харири. Дальнейшая эскалация напряженности в Ливане с перспективой перерастания в вооруженный конфликт в условиях близости к Израилю была бы совсем не на руку Америке. Однако, выходящие из-под контроля сирийские боевики ясно дали понять, что не намерены останавливаться на достигнутом. С другой стороны, операция с падением сирийского режима, на которую делалось столь много дальновидных расчетов, затягивается на долгие месяцы, и еще неизвестно, чем обойдется для США и всего остального мира развертывание политической авантюры вокруг Ирана. То есть, выражаясь короче, не собрав шишек, уже искололи себя иголками до полусмерти. Убийства и репресии против шиитских лидеров и активистов в Саудовской Аравии, нестабильность на Бахрейне — в одном из крупнейших мировых мусульманских банковских центров — все это грозит перерасти из политической авантюры по переделу сфер влияния в полномасштабную Третью мировую войну.

Говоря о подконтрольных США джихадистах, следует также сделать одно существенное замечание. В разведках всего мира существует понятие, выражаемое разными словами, но означающее одно и то же: агента влияния, который и сам не подозревает, что работает на хозяина. В джихадистской среде, где религиозный фанатизм зашкаливает за все мыслимые рамки, таких агентов должно быть большинство. Мало кого из воинствующих салафитов, прошедших фронт и тюрьмы в Гуантанамо (как в случае с новым ливийским правительством) можно откровенно купить. Еще меньше — тех, кого можно запугать (да и те всегда останутся волками, смотрящими в свой лес). Остается самая многочисленная категория — тех, чьи интересы и настроения можно подтолкнуть в нужном направлении. Но здесь никто не гарантирован от того, что подобный деятель в один прекрасный момент не станет отказываться от своей фанатичной навязчивой идеи, например, стереть в одиночку Израиль с лица земли. Своей цели он вряд ли добьется, но шума и человеческих жертв — увы — будет немало.

Не только Соединенным Штатам, но и всему цивилизованному сообществу, если оно хочет выжить под натиском новых варваров 21 века, не обойтись без мощного шиитского буфера. Да, следует при этом признать, что шиитский мир крайне разобщен, и что шиизм в Иране, Ираке, Азербайджане и Индии сильно отличается как в плане политической позиции, так и по некоторым религиозным вопросам. Но непримиримость к мусульманскому буквализму, к бездуховному фанатизму, который несут с собой орды воинствующих ваххабитских захватчиков, у всех шиитов одна. Поэтому несмотря на все разногласия, шиитский мир сегодня сплачивается в поддержку Сирии и Ирана, потому что понимает: сегодня — они, а завтра — мы. Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что завтра шиитская кровь может литься на улицах Москвы и Санкт-Петербурга, где разбушевавшиеся салафиты уже позволяют себе открыто угрожать в мечетях молящимся шиитам, и такое — увы — происходит уже давно во многих европейских городах, при попустительстве «демократических» сил, готовых уважить любую свободу, если она направлена против интересов России или Китая. Но сегодня два противоположных полюса сходятся воедино во мнении по поводу ваххабитского нашествия. Не только Россия и шиитский мир, но также американский империализм — главный организатор мирового «джихада» - и его союзники-сионисты, ранее готовые поддержать любую антииранскую партию, понимают: завтра может настать очередь каждого из нас, причем неизвестно, кого именно. За океаном готовы смириться, если, обрушив Сирию, варварские орды ринутся на Иран. Это было бы в соответствии с их планом. А если нет, если они повернут южнее, к израильским границам?

Салафитские проповедники уже не первый год трубят на все голоса, что шиизм — главный враг Ислама, и только разделавшись (физически) со всеми шиитами можно приступать к борьбе с сионистами и империалистами. Теперь, по-моему, уже всем очевидно, по чьей указке произносятся подобные речи. Одно время они даже возымели должный эффект. По всему миру усилилась антишиитская пропаганда, провокации в местах компактного проживания шиитов достигли чудовищных размеров. Дошло до повешения малолетних детей в Дамаске и массовых убийств паломников в Ираке. Однако, несмотря ни на что, большинство шиитской общины мира пока остается неуязвимым для ваххабитов, проживая в разных странах (в том числе — в России, США и Европе) в рассеянных диаспорах.

Понимая этот факт, при всем желании истребить всех шиитов до последнего, джихадисты сталкиваются с необходимостью организовать массированное наступление на Европу, Россию, Индию и даже Китай, где в процентном отношении шиитов немного, но в абсолютных цифрах — достаточно, чтобы шиитское учение выжило. Нереальность таких планов понятна даже самым фанатичным из них, поэтому все более реальные черты обретают альтернативные планы — повернуть оружие против более реального и компактного противника: Израиля. Тот, кто одержит победу над сионистским государством, обретет непререкаемый авторитет во всем мусульманском мире и легко сплотит вокруг себя новый халифат от Атлантики до Тихого океана. Поэтому шиитский вопрос может отойти на второй план, несмотря на весь напор массированной пропаганды, а значит, беспокоиться надо скорее не в Тегеране и даже не в Дамаске, а в Вашингтоне и Тель-Авиве.

Кандидатура Чака Хейгела — идеальный вариант для достижения компромисса между США и их союзниками с одной стороны, и шиитским миром — с другой, перед лицом общей опасности разжигания тотальной войны. Ведь в этой войне уже не будет победителей, независимо от религиозных и политических убеждений.

 

Тарас Черниенко,

9-10 января 2013 г.

Обсудить эту и другие статьи можно на личном блоге автора