« Предыдущая Следующая »

Годовщина ходжалинской резни. Все мы — ходжалинцы!

Прочитано: 1746 раз(а)

Годовщина ходжалинской резни. Все мы — ходжалинцы!

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

В прошлом году, в 20-ю годовщину ходжалинской резни, 25-26 февраля 2012 года в Стамбуле прошли траурные мероприятия под девизом: «Все мы — ходжалинцы!». Память многотысячных жертв среди мирного населения небольшого карабахского города, после жесточайших средневековых зверств вырезанных армянскими вооруженными формированиями, увековечена во многих цивилизованных странах. Памятные мемориалы сооружены в Берлине и в Гааге, на заседании Организации Исламской Конференции парламентам 51-й страны — члена сообщества было рекомендовано признать ходжалинскую трагедию геноцидом азербайджанского народа. Нет памятника в моей стране — в России. В стране, которая стремится всеми силами наладить отношения с мусульманским миром, войти в состав Организации исламской конференции, принимая во внимание 11 процентов собственного мусульманского населения, в том числе — трехмиллионную азербайджанскую диаспору - в этой стране нет мемориала памяти геноцида азербайджанцев. Также как не проводится дней памяти геноцида мусульман в Сребренице, также, как позорным молчанием обходят наши средства массовой информации все случаи убийств, пыток, изнасилований и массового истребления мирных людей, жертвами которых были мусульмане. Чья же в том вина? Можно ли винить государство, где в составе высшего чиновничьего аппарата также есть немало мусульман? Винить ли во всем армянское лобби, если мы сами по тем или иным причинам не поднимаем своего голоса, словно боимся сказать, что мы есть, живем и имеем право на уважение и память, как и все остальные граждане? Пускай эти строки послужат моим малым закладным камнем в памятник всем зверски замученным, убитым и изгнанным из родных мест мусульманам.

Чтобы быть до конца справедливыми, следует исходить из того, что война — это всегда жестокость, с обеих сторон. Поэтому окончательная правота или неправота определяется не количеством пролитой крови, а умением признавать совершенные ошибки и приносить покаяние за них. Армянская сторона не только не сделала этого, но даже не предприняла надлежащего расследования ходжалинских событий, тогда как факты, зафиксированные независимыми журналистами и международными правозащитниками, задокументированные на пленке и показаниями очевидцев, просто ужасают.

Когда я писал о деле азербайджанского офицера Рамиля Сафарова, потерявшего родственников во время карабахской резни, мне пришлось столкнуться с потоком ненависти, изливаемой с подачи армянского лобби со страниц международной прессы по случаю его досрочного освобождения. Рамиль Сафаров, убивший в горячности армянского лейтенанта Маркаряна, с которым они вместе проходили военную стажировку в Венгрии, объективно осветил все детали происшествия на судебном процессе. Он признал не только свою вину, но и справедливо указал на массу смягчающих обстоятельств в деле, в частности — на попытку Маркаряна оскорбить национальный азербайджанский флаг, на его бестактные замечания, связанные с азербайджанским народом и карабахской трагедией. Несмотря на все это, Сафаров не просил о снисхождении, а с гордостью и достоинством воспринял не в меру суровый приговор — пожизненное заключение. Из этого пожизненного срока восемь долгих лет ему было суждено прожить за решеткой, но армянской стороне этого показалось мало, и ее представители вместе с проармянски настроенными адвокатами продолжали требовать крови, осуждая президента Азербайджана за то, что он амнистировал Сафарова по возвращении на родину. Отметим: несмотря на все беды и горе, пережитое азербайджанцами во время войны, несмотря на все очевидные смягчающие обстоятельства в деле, в родном для него Азербайджане Рамиль Сафаров был все-таки амнистирован, а не оправдан: разница существенная и принципиальная! Азербайджанская сторона даже здесь проявила такт и уважение к законности, официально осудив убийство как таковое, хотя и посчитав, что проведенные в заключении годы стали для Рамиля Сафарова достаточным искуплением — принимая во внимание пережитую в годы войны личную трагедию, неотделимую от общей беды всего народа.

При этом официальный Ереван, столь яростно нападающий на Сафарова, требующий признания его едва ли не дьяволом во плоти, в то же время, заявляя о намерении интеграции в международное сообщество, не сделал ни единого шага в направлении осуждения ходжалинского геноцида. Он даже отказывается признавать сам факт чудовищной резни мирного населения! Подобное поведение армянских властей является ничем иным, как намеренным искажением истории и замалчиванием вопиющих фактов. Эти факты слишком ужасны, чтобы на них можно было не обратить внимание, либо предать забвению за давностью лет. Прочтите свидетельства очевидцев и скажите сами, положа руку на сердце: можно такое когда-либо забыть и простить? Имеем ли мы на это моральное право? Будем ли после этого называться людьми? Читайте и ужасайтесь, люди, потому что эти строки — не плод больного воображения, это — реальность совсем недавних дней, нашего с вами поколения:

 

Санубар Алекперова, жительница Ходжалы:


«...Гасанабад, Мехтикенд, Боздагы - со всех сторон стреляли. От грохота БМП, вошедших в Ходжалы, содрогалась земля. Сначала женщинам и детям велели спрятаться в подвалы.


Потом пришел глава исполнительной власти Эльман Мамедов и сказал, что надо спасаться, иначе всех уничтожат. Начальник аэропорта Алиф Гаджиев повел нас через лес в сторону Агдама. Вблизи села Нахичеваник попали в засаду. То, что я здесь увидела, мне никогда не забыть: образовалась гора из трупов. И мать мою застрелили. Дочерей моих Севиндж и Хиджран ранили. В тот же миг и в меня попала пуля. Молодые женщины и дети в судорогах умирали на снегу. С нами была рация. Мы кричали о том, что происходит, молили о помощи. Но помощь не пришла».

Джамиль Мамедов, житель Ходжалы:


«Войдя в город, танки и бронетранспортеры разрушали дома и давили людей. За русскими солдатами шли армянские боевики. Прихватив с собой 5-летнего внука и 14 тысяч рублей, я побежал в сторону леса. Чтобы ребенок ночью не замерз, я снял свою одежду и укутал его. Но это не помогало. Пришлось зарыться с малышом в снег. Утром; поняв, что ребенок не выдержит, я направился в ближайшее армянское село Нахичеваник, где нас встретили вооруженные армяне. Я умолял их взять деньги и ради ребенка пропустить нас в Агдам. В ответ меня избили, ограбили и отвели к коменданту села.

Тот приказал запереть нас в хлеву, где уже находились азербайджанские женщины и дети. В хлеве нас держали 4 дня, не давали ни есть, ни пить. Но злу нет предела. Когда через 4 дня меня с внуком доставили в Аскеранский район, там началось такое, что хлев в Нахичеванике вспомнился как рай.

Иностранные наемники (я знаю армянский язык и отличаю местного армянина от приезжего) выдернули у меня ногти на ногах. Негры же, находящиеся среди армян, высоко подпрыгивая, били меня ногами по лицу. После пыток, продолжавшихся несколько часов, меня обменяли на арестованного армянина. А внука моего отобрали. Ничего не знаю и о судьбе жены и дочери».

Сария Талыбова, жительница Ходжалы:


«...Нас привели на армянское кладбище. О том. что здесь произошло, мне трудно рассказать 4 молодых турка-месхетинца и 3 азербайджанца были принесены в жертву на могиле армянского боевика. Несчастным отрезали головы. После этого солдаты и боевики на глазах у родителей стали истязать и убивать их детей.

Потом трупы с помощью бульдозера сбросили в овраг. Потом привели двух азербайджанцев в форме национальной, армии и отвертками выкололи им глаза...»

Джанан Оруджев, житель Ходжалы:


«Мы пытались прорваться через лесопосадки в Агдам, но вблизи села Нахичеваник были встречены шквальным огнем солдат и боевиков. Немало детей и женщин было истреблено. Сына моего расстреляли. 16 лет ему было. Забрали у меня дочь 23-х лет с детьми-близнецами и вторую дочь, 18-летнюю, беременную».

Мушфик Алимамедов, житель Ходжалы, во время бегства из города был ранен и два дня пролежал в снегу:


«...Оружие у нас было - автоматы, ружья, пистолеты. Не было боеприпасов, еды. Долгая блокада истощила всех 25 февраля вечером армяне начали обстрел, а в полночь пошла в наступление бронетехника. Вначале был захвачен и сожжен аэропорт. Они не щадили никого - ни стариков, ни женщин, ни детей. Много людей было заживо сожжено в домах, особенно вблизи аэропорта. Страшный запах горелого мяса до сих пор преследует меня...

Большинство защитников полегли на поле боя. Оставшиеся в живых искали спасения в лесу в направлении села и, чтобы пробраться в Агдам. Вблизи армянского села Нахичеваник, что на дороге в Агдам, они попали в засаду. Много жителей погибло в засаде у села. Там же погиб спешивший на помощь женщинам начальник аэропорта Ходжалы, организатор бесперебойной работы аэропорта Алиф Гаджиев, за голову которого армяне уже давно назначили награду».

Минеш Алиева, жительница Ходжалы, 50 лет, огнестрельное ранение в руку:


«...Мы брели по лесу, проваливаясь в глубокий снег. Когда переходили дорогу, в меня попала пуля. Я упала и не могла подняться. Откудато из лесу, изза укрытий велась частая стрельба. Алиф схватил меня и выволок на обочину дороги. Потом он залег в кустах и дал очередь по обстреливающим нас боевикам. Стрельба из лесу на какоето время прекратилась. Алиф закричал женщинам, которые лежали на другой стороне дороги, не смея поднять голову, чтобы они быстрее переходили. Он периодически стрелял, и каждый раз боевики затихали. За это время около двадцати женщин и детей перебежали дорогу. Когда Алиф стал менять магазин армяне открыли ответный огонь. Одна из пуль попала Алифу прямо в лоб. Это было жуткое зрелище...»

Мурвет Мамедов, раненый, девять лет.


«Меня ранили в ногу, а брата Ахмеда - в руку. Он старше меня, ему уже одиннадцать лет. Я видел, как они отрезали уши у мертвых. У одной тетеньки вытаскивали золотые зубы прямо изо рта. Я боялся, что они и у меня выдернут зубы».

Сусан Джафарова, 1968 года рождения:


“Я — медсестра. Мы с врачом несли на носилках раненого. Вместе с группой односельчан перешли железнодорожный мост и реку Гар-гар. В ледяной воде я потеряла обувь. Долго прятались в заснеженном лесу, окруженном со всех сторон армянскими боевиками. У одной женщины был на руках 9-месячный ребенок. Он громко плакал. Из-за него нас всех могли обнаружить. Мать в страхе зажимала ему рот. Когда они добрались до Агдама, малютка почти не дышал... Мы вышли на поляну возле армянского села Нахичеваник. Там уже лежало много убитых. Послышалась армянская речь. Я упала на землю и притворилась убитой. Они ходили рядом и добивали тех; кто стонал и шевелился... Всю остальную дорогу я ползла, так как уже не могла идти...”

Рафаель Иманов,сержант милиции,житель Агдама. Помогал убирать мертвых. 
«Ложбина на дороге Нахчиваник-Аскеран была полна телами мертвых азербайджанок. Ноги женщин были связаны их же чулками. У некоторых были отрезаны пальцы рук, у некоторых - уши. Армяне отсекали безымянные и средние пальцы и уши, чтобы не тратить времени на снимание колец и серег. Эта страшная картина до сих пор снится мне».

(По материалам http://xocali.org/index.php?p=svidetelstva_ochevidcev)

А вот — свидетельства российских и зарубежных журналистов:

Корреспондент газеты «Известия» В. Белых сообщал в своем репортаже[1]:

«Время от времени в Агдам привозят обмененные на живых заложников тела своих погибших. Но и в ночном кошмаре такого не привидится: выколотые глаза, отрезанные уши, снятые скальпы, отрубленные головы. Связки из нескольких трупов, которые долго таскали по земле на верёвках за бронетранспортером. Издевательствам нет предела.»

Он приводит свидетельство пилота вертолёта российских ВВС майора Леонида Кравеца:

«26 февраля я вывозил из Степанакерта раненых и возвращался обратно через Аскеранские ворота. В глаза бросились какие-то яркие пятна на земле. Снизился, и тут мой бортмеханик закричал: „Смотрите, там женщины и дети“. Да я и сам уже видел около двухсот убитых, разбросанных по склону, среди которых бродили люди с оружием. Потом мы летали, чтобы забрать трупы. С нами был местный капитан милиции. Он увидел там своего четырёхлетнего сына с раздробленным черепом и тронулся рассудком. У другого ребёнка, которого мы успели подобрать, прежде чем нас стали обстреливать, была отрублена голова. Изувеченные тела женщин, детей и стариков я видел повсюду[2]

По данным американского журнала «Newsweek», многие были убиты с близкого расстояния при попытке бежать, у некоторых были обезображены лица[3][4].

По мнению обозревателя журнала «Time» Джилл Смолоу,

В простое объяснение, данное нападающими армянами, которые настаивают, что безвинные люди были убиты не специально, совсем не верится[5]

Российский телеоператор Юрий Романов описывает шестилетнюю девочку-ходжалинку, глаза которой были выжжены сигаретными окурками[6].

Хелен Уомак, журналист британской газеты «The Independent», сообщала с мест событий:

Когда вечером во вторник я прибыла в Агдам, я видела 75 свежих могил на одном из кладбищ и четыре изувеченных трупа в мечети. В полевом госпитале, устроенном в вагонах на железнодорожной станции, я также видела женщин и детей с пулевыми ранениями[7].

Журналист Фрэнсис Клайнс, находясь в Агдаме, приводил в «The New York Times» свидетельство выжившего мальчика:

«Они пришли в наш дом и сказали нам, бегите, либо сгорите заживо», — рассказал Ахмед Мамедов, 11-летний беженец из Ходжалы, раненный в руку. «Они ломали всё вокруг и бросили гранату, которая ранила моего старшего брата и маму. Я видел, как Натаван Усубова погибла со своей матерью от другой гранаты», — говорил он, имея в виду 4-летнюю девочку[8].

(По материалам: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D5%EE%E4%E6%E0%EB%E8%ED%F1%EA%E0%FF_%F0%E5%E7%ED%FF#cite_ref-Romanov_33-0)

Разве все эти факты могут оставаться исключительно делом прошлого? Не на этом ли трагическом опыте должны учиться и будущие поколения? Тем более, что трагедия продолжается, пока не утихла боль, и пока человечеством не извлечены все надлежащие уроки. В эти самые дни, когда я пишу эти строки, на следующий президентский пост в Армении переизбран Серж Саргсян, во время Карабахской войны — командующий вооруженными формированиями Нагорного Карабаха, несущий, как военачальник, весь груз моральной и юридической ответственности за все, что творили вверенные ему в подчинение войска. Ему принадлежит печально известное высказывание: «До Ходжалы азербайджанцы думали, что могут шутить с нами. Они думали, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Нам удалось сломать этот стереотип» , по поводу которого Палата представителей американского штата Джорджия приняла резолюцию №1594 (см.: http://pda.br.az/articles.php?sec_id=6&item_id=20130212015430301).

Глава неправительственной организации «Азербайджанское общество Америки» (ASA) и Объединения тюркской диаспоры в США Pax Turcica Томрис Азери заявляет:

«— Будучи незаинтересованными в переговорах или компромиссе во имя мира, армянские власти осуществляют различные провокации, чтобы спровоцировать новые военные действия и расширить оккупацию азербайджанских территорий. Попытки возобновить работу аэропорта в Ходжалы и нарушение тем самым воздушного пространства Азербайджана — еще одна такая попытка.

Более важным в этом вопросе является то, что армянское руководство реконструировало аэропорт именно в Ходжалы — месте, где в 1992 году произошло массовое убийство азербайджанцев, самая страшная трагедия за период вооруженного конфликта.

Этими действиями президент Серж Саргсян и его команда пытаются препятствовать любому будущему расследованию военных преступлений, которые они совершили в Ходжалы 21 год назад.»

(См.:http://pda.br.az/articles.php?sec_id=6&item_id=20130212015430301)

Мало того, всех здравомыслящих людей не может не потрясти недавнее заявление, сделанное армянским азербайджановедом Саркисом Астаряном, о том, что в соседнем Иране, оказывается... нет азербайджанцев! Он пишет: «В Иране есть тюркоговорящие иранцы, а не какие-то азербайджанцы.» (Цит. по: http://news.rambler.ru/17450238/ ).

Чтение этих строк — даже с сугубо научной точки зрения — представляется полной несообразностью, которая лично для меня получила эмоциональное усиление на фоне недавно прочитанного романа советского писателя Мирзы Ибрагимова «Настанет день», посвященного борьбе азербайджанских трудящихся Ирана против деспотии шаха Резы Пехлеви за свои национальные права. Для аналогии: что сказали бы, например, татары, башкиры, кумыки и десятки других тюркских народов и народностей, проживающих от европесйкой России до Якутии, если бы такие вот «эксперты» неожиданно заявили: «у нас есть только тюркоговорящие россияне»? Пока, к счастью, подобное в России может привидеться лишь в страшном сне, но в Армении уже стало реальностью. И беда не в той нелепице, что сквозит в словах армянского эксперта, а в том, что это сознательное заявление сделано с серьезными видами на будущее: сегодня нет азербайджанцев в Иране, а завтра выяснится, что их не существует вовсе, а есть только «тюркоговорящая группа населения Закавказья». А раз так, то армянским военным преступникам не перед кем держать ответ за геноцид азербайджанцев в Ходжалы. Может, и войны никакой тоже не было? Может, все это было только страшным сном?

Нет, как бы нам того ни хотелось, все это было на самом деле, и кровь мучеников взывает о справедливости с Аллеи Шахидов! И пока трагедия Ходжалы жива, эта рана продолжает кровоточить в сердцах всех неравнодушных людей — азербайджанцев, русских, американцев, европейцев, мусульман и немусульман, а раз так, то сегодня, в День памяти, мы все — ходжалинцы!

Тарас Черниенко,

22-23 февраля 2013 г.

 

 

Обсудить статью можно на блоге автора: TARASCHERNIENKO.LIVEJOURNAL.COM