« Предыдущая Следующая »

УГО ЧАВЕС: БЕЗВРЕМЕННО УТРАЧЕННАЯ ОПОРА

Прочитано: 1799 раз(а)

УГО ЧАВЕС: БЕЗВРЕМЕННО УТРАЧЕННАЯ ОПОРА

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Самым громким трагическим событием мирового масштаба на прошлой неделе стала, безусловно, безвременная кончина президента Венесуэлы Уго Чавеса, потрясшая - без преувеличения — основы блока стран неприсоединения к американскому однополярному миру. К сожалению, трагедией венесуэльского народа событие не исчерпывается: его далеко идущие последствия могут послужить очередным этапом разрушения мировой экономики, введения ее в состояние глобального ступора и, как следствие — кризиса всей мировой цивилизации.

Инициативы Чавеса по переводу оперативных валютных резервов в страны БРИКС и выводу национального золотовалютного запаса Венесуэлы из «банков Севера» (58% которых сейчас размещено в банках США, Канады и Швейцарии), точно также, как ранее — инициативы ливийского лидера Муаммара Каддафи и малайского премьера Махатхира Мухаммада по переходу к золотому динару, явились прямым вызвовом политическим силам, устанавливающим на земле новый мировой порядок, основанный на экономике ростовщического рабства. К этим практическим шагам не могли не присоединиться прогрессивные деятели мусульманского мира, объединенные заповедями Священного Корана, в самой резкой форме осуждающего ростовщический процент. Более того, Россия, ведущая последовательную политику выстраивания дружеских отношений со странами «блока неприсоединившихся» всерьез рассматривала перспективы размещения части золотого запаса Венесуэлы в российских банках.

Утрата Уго Чавеса — это невосполнимая потеря не только для левых политических сил, но и для всех, кого не устраивает перспектива воцарения нового монохромного ростовщического порядка, диктатуры эфемерного электронного доллара. Неудивительно оттого, что вокруг нее выстраиваются самые разные конспирологические теории. Так, например, русская служба китайского агентства «Синьхуа», ссылаясь на слова вице-президента Венесуэлы Николаса Мадуро, выдвинула версию сознательного отравления Чавеса спецслужбами США, в результате биохимической атаки нового рода.

По иронии судьбы, кончина венесуэльского президента последовала 5 марта, в годовщину смерти Иосифа Сталина, вокруг которой до сих пор не утихают самые нелепые слухи, выстраиваются самые невероятные теории, включая, в том числе, и теорию химического отравления.

По той же иронии судьбы, смерть Сталина и смерть Чавеса последовали тогда, когда политические интересы этих лидеров оказались устремлены на Восток, в частности — Иран. Так, вскоре после ухода Сталина, Центральное Разведывательное Управление США буквально в двухнедельный срок в августе 1953 года сумело посадить обратно на шахский престол в Тегеране молодого Мухаммада Резу Пехлеви, находившегося в вынужденной итальянской ссылке после успешного переворота, совершенного доктором Мосаддыком в 1951 году и преобразования Ирана в парламентскую республику. Как в ситуации со странами БРИКС сегодня, в 1953 году Соединенные Штаты не осмеливались открыто и беззастенчиво вмешиваться в зону стратегических интересов такого сырьевого и промышленного гиганта, как СССР и присоединившиеся к нему страны Варшавского блока. Сегодня же, как и тогда, у блока Неприсоединения оказалась выбита опора. Что ожидать теперь в мире? Что делать?

Предаваться отчаянию или уверенно смотреть в будущее? Пускаться в дебри конспирологии или вырабатывать практические шаги в условиях сложившейся реальности?

Естественно, сложно согласиться и с мнением Юлии Латыниной, высказанным в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что Чавес пал жертвой собственной риторики. Один из главных борцов с империализмом не мог-де отправиться на лечение в США, а кубинская медицина, дескать, застряла в 70-х годах без новых технологий. Это, мягко говоря, не так. Кубинская медицина (как, кстати, и иранская) являются признанными мировыми лидерами в этой области, несмотря на то, что в технологическом отношении обе страны (в особенности, разумеется, Куба) пока существенно отстают от передовых государств. Поэтому версия «либерального лагеря», озвученная Латыниной, представляется несостоятельной, и, как минимум, следует прислушаться к словам боливийского лидера Эво Моралеса, также отстаивающего версию об отравлении Чавеса. Фактом остается и то, что кончина Чавеса (несмотря на свою, будем объективны, ожидаемость вследствие продолжительной тяжелой болезни) пришлась в политическом отношении на самый тяжелый кризисный момент, когда международная обстановка вокруг главного союзника Венесуэлы — Ирана — накалилась до предела.

Тем не менее, холодная война политических лагерей и блоков — это все та же война, на которой, как и на поле боя, стороны должны быть готовы к утрате своего командира — будь то от пули или бомбы, либо от обычной болезни. Стабильная иерархия лидерства в этом случае может быть обеспечена только строгой идеологической составляющей, пронизывающей все слои общества и позволяющей легко избрать достойного преемника, продолжателя намеченного курса. Хорошим примером может послужить Северная Корея, за короткий исторический промежуток недавних лет утратившая двух харизматичных лидеров — Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Восшествие на пост высшего руководителя (другими словами применительно к корейской реальности не скажешь!) молодого Ким Чен Ына заставило многих аналитиков заговорить даже о начале эпохи регенстсва по-корейски. Тем не менее, вопреки ожиданиям, молодой руководитель показал себя волевым и решительным лидером, без колебаний проведя чистку в среде высших армейских офицеров и коррумпированных чиновников. Сегодня Северная Корея, в качестве новой ядерной державы, способна диктовать жесткие условия и своему южному соседу (путем разрыва договора о ненападении), и даже Соединенным Штатам. При этом граждане Северной Кореи проявили полное единодушие в осуждении санкций ООН против своей страны, резонно полагая, что их родина, в не меньшей степени, чем любая другая страна, обладает полным правом проводить ядерные испытания и владеть ядерным оружием в целях самообороны.

Можем ли мы наблюдать подобное единодушие — в отношении политических или экономических доктрин — в странах Латинской Америки? С сожалением приходится констатировать: увы, нет! Череда левых лидеров, пришедших к власти на континенте (Де Силва - в Бразилии, Чавес - в Венесуэле, Моралес - в Боливии и Ортега — в Никарагуа), к сожалению, пока не выработали единой идеологической платформы. Фактически, результирующая левого политического вектора здесь направлена лишь на протест против гегемонии США и их союзников в мире. Тем не менее, нужно признать, что любой конструктивный проект не может быть построен исключительно на идеологии «от противного». Иначе это неизбжно приводит к серьезным проосчетам, главным образом — экономическим, как оно имело место в случае с национализацией предприятий в той же Венесуэле или кампании по «борьбе с аристократизмом», предпринятой иранским президентом Ахмадинежадом. Все это, естественно, не способствует укреплению авторитета лидеров в массах, а, следовательно, грозит резким политическим разворотом в стране после их неизбежного ухода (какой теории ни придерживайся, а все мы, в конце концов, не вечны). Проще говоря, без четко выраженной идеологии, основываясь исключительно на протестных настроениях, невозможно построить нечто подобное успешной династии Ким в Северной Корее.

И именно здесь мы, мусульмане, видим, как никто другой, что цивилизационная модель Священного Корана и Сунны Посланника Аллаха (С) может послужить существенным подспорьем к объединению мусульманских прогрессивных сил как союзников неприсоединившихся стран Латинской Америки. Ведь для нас ценности Корана, подробно прописанные и в политике, и в экономике, являются священными, будучи продиктованы божественным Откровением, а Ислам — всеохватной моделью идеального образа жизни, объемлющей все сферы жизни человека, начиная от личного плана и заканчивая большой политикой и глобальной экономикой. Мусульмане, от простых людей до государственных лидеров, каждый день готовы к смерти, не только морально, но и деятельно, каждый миг проявляя заботу о том, что мы оставим своим потомкам после себя. Поддержка мусульманским миром блока Неприсоединившихся — это залог скорейшего восстановления выбитой кончиной Уго Чавеса опоры иной цивилизации, альтернативной миру гегемонии ростовщического процента.

Особая роль в этом процессе отводится шиитам, как главной силе, противостоящей религиозному экстремизму, фактически, под мусульманскими лозунгами, льющему воду на мельницу своих заокеанских хозяев. Та необузданная дикость и вопиющее невежество, варварство и бесчеловечность, явленные миру в результате всплеска джихадизма на волне торжества «арабской весны», не только отвращают массы образованных и цивилизованных людей от мусульманской религии, но и способствуют созданию прочной иллюзии того, что это и есть лицо первозданного Ислама, не способного нести развитому миру ничего, кроме смерти и разрушения. Ничего другого и не нужно мировым ростовщикам, натравляющим джихадистов по всему миру на шиитов — от Пакистана до Азербайджана, от Саудовской Аравии и Бахрейна до Ирака и Турции. (Турецкая пропагандистская машина, в частности, вновь разжигает националистические настроения, примером чего может служить выход очередного кинематографического опуса «Однажды в Стамбуле: смута», повествующего о средневековом заговоре персов против османского престола).

Тем не менее, даже на Западе вынуждены признать: установление порядка и цивилизованных отношений между людьми в мусульманском мире по итогам глобального передела пока проходит успешно только в регионах с шиитским большинством (хороший пример — Ирак, несмотря на то, что эта страна не лишена своих трудностей). Опора на традиционные суннитские ценности пока возможна только в Турции, однако, Стамбул уверенно следует курсом смешения исламского модернизма с турецким национализмом, от чего нельзя ожидать ничего хорошего в перспективе. Новая турецкая политическая модель, направленная на усиление антагонизма с Ираном, в равной степени не будет воспринята и арабским джихадистским большинством, имеющим свои исторические счеты с османами. Попытки американцев тренировать сирийских повстанцев на территории Иордании в духе цивилизованного ведения войны пока не дают ощутимых результатов. Война на Ближнем Востоке по-прежнему идет в духе «от противного», в деструктивном духе, в каком только и может вестись любая война. То есть, лагерь неприсоединившихся стран — не единственный, испытывающий подобные идеологические проблемы. Более того, в опоре на джихадистские массы, чья идеология начисто лишена конструктивизма, никакой иной перспективы и не предвидится.

Да, утрата Уго Чавеса для мира может быть сравнима с выбитой из-под здания опорой. Но это событие было ожидаемым и рано или поздно неизбежно должно было произойти. Вопрос дальнейшей истории человечества, ее многополярности и выхода из экономического и политического тупика — это вопрос того, какая именно сила возьмется эффективно за восстановление утраченной опоры, и что она готова предложить, помимо лозунгов и протестных настроений, своим потомкам и преемникам. Признаем ли мы абсолютную власть ростовщиков или противопоставим ей, помимо праведного гнева, собственные практические результаты — от этого и зависит напрямую наше с вами завтра.

 

Тарас Черниенко,

10-11 марта 2013 г.