« Предыдущая Следующая »

Ашура в Халкалы

Прочитано: 1916 раз(а)

Ашура в Халкалы

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

Только та идея может называться великой, во имя которой люди готовы жертвовать своей жизнью.

Только та община может претендовать на звание избранной, во имя которой собой жертвуют лучшие.

Тех лучших из нас, кто ушел, пав мучениками в борьбе с тиранами, мы вспоминаем в День Ашура. Вспоминаем по всему миру, в каждой стране. Везде, где есть шииты, и везде, где — увы — пока не изжиты насилие и несправедливость, диктатура и корыстолюбие, алчность и тирания.

До этого я уже много раз посещал Халкалы — оазис шиизма в европейской части Стамбула. Но впервые я присутствовал здесь на массовом митинге в честь Дня Ашуры — и этим впечатлениями стоит поделиться, благо, они представляют интерес не только религиозный.

Много уже написано про массовость подобных мероприятий в Мешхеде и Карбале, Неджефе и Куме, Тегеране и Баку. Где-то они имеют ярко выраженную политическую окраску, отражая линию государственного руководства. Где-то, напротив, в условиях светского государства, они превращаются из религиозных мероприятий в этнокультурные, возрождая традиции Ашуры как народного искусства, обращаясь к историческому прошлому без учета реалий сегодняшнего дня.

Ни то, ни другое, не свойственно Ашуре в современной Турции, Ашуре, официально удостоенной ЮНЕСКО титула самого организованного и содержательного массового мероприятия, как сообщил шейх Хамит Туран — богослов и один из ведущих шиитских духовных лидеров Турции. Мировое признание не только Ашуры как таковой, но и всей плодотворной деятельности джафаритского общества «Зейнебие», объединяющего под своим крылом всех турецких шиитов — последователей двенадцати имамов (иснаашаритов) — знаковое событие, свидетельствующее о масштабе общественного и политического влияния шиитской общины, во многом — благодаря успешному управлению, организованному ее председателем, шейхом Салах-уд-Дином Озгюндузом.

Мало кому известно сегодня о том, что Турция почти на треть — шиитская страна. Из 75 миллионов ее граждан около 20 миллионов — алевиты, крайняя шиитская ветвь Ислама, еще 4 миллиона — шииты-джафариты, из которых около одного миллиона проживает в Стамбуле, преимущественно — компактными поселениями в районе Халкалы.

Стамбул — город многоликий. Это — и староевропейские Пера и Галата, напоминающие своей архитектурой патриархальные улочки Парижа, Вены и Праги позапрошлого столетия. Это — и величественные мечети, символизирующие могущество султанов, и роскошные дворцы, оформленные в стиле «османского барокко», и, конечно же, современные районы, растянувшиеся на многие десятки километров, сверкающие блеском торговых галерей, деловых небоскребов, ресторанов и увеселительных заведений. Все это — Стамбул, азиатский и европейский, восточный и западный, исторический и современный, светский и религиозный. Халкалы — это тоже Стамбул. Другой Стамбул, иное, непривычное взору туристов лицо этого города. В старой части района, как и на улицах нынешнего Багдада или Тегерана, царят спокойствие и умиротворение. Люди здесь неторопливы, женщины, покрытые чадрой или строгим хиджабом, шагают величественно и уверенно, не сомневаясь ни в своей безопасности, ни в традиционном уважении, которое им оказывает Ислам, в почетной роли жен, матерей, дочерей и сестер. Здесь, как и везде, идет торговля, - но бойкая торговля Бююк-Чарши и громкие возгласы зазывал остались позади. Духом царственного достоинства проникнута здесь атмосфера жилых кварталов, сознанием принадлежности к великому наследию, торжественными хранителями которого волей истории были избраны местные жители.

Строительство большого шиитского культурного центра еще продолжается, но и скромная — по стамбульским меркам — центральная мечеть джафаритов воспринимается не менее величественно, чем роскошные мечети Османского халифата, благодаря царящему здесь общему настроению религиозной созерцательности и мистической сопричастности тому действу, которое вскоре должно разыграться на наших глазах.

Традиционная Ашура — это спектакль-мистерия, призванный возродить трагическое историческое прошлое, напомнить присутствующим, даже необразованным и неграмотным массам населения, о невинной крови имама Хусейна (А) и его сподвижников (Р), пролитой на заре нашего движения. Напомнить о том, как все зарождалось, и предостеречь от попыток повторения прошлых ошибок, ставших роковыми для мусульманской общины.

Если бы не трагедия Карбалы, разыгравшаяся в первые дни Ашуры, мы, мусульмане, были бы едины, сплочены и сильны как никогда. Нам не был бы страшен никакой внешний и внутренний враг, мы жили бы по правде и справедливости, как заповедал нам Всевышний Аллах в Своей Священной Книге, и мы не навлекли бы на себя всех бедствий гражданских смут, диктатуры тиранов и позора колониального унижения, которые нам довелось пережить. Ненавидящие нас спрашивают: почему вы проливаете слезы в дни Ашуры, если верите, что имам Хусейн (А) — в раю, в компании Пророка (С) и его лучших сподвижников? Нет, отвечаем мы, наши слезы пролиты по нашей собственной горькой судьбе, ибо в свое время нам не хватило прозорливости и силы духа, чтобы принять назначенного Господом Имама, и даже последний имам — Махди (да ускорит Всевышний Аллах его приход!) - чье явление в последние времена, как предвестник становления царства мира и справедливости, неизбежно предначертан Всевышним Аллахом, - был вынужден удалиться в Великое Сокрытие до неопределенного срока — по нашей вине! Каждому, имеющему совесть и честь, пристало пролить свои слезы об этом!

Сегодня, когда мусульманская община пережила все многовековые бедствия и унижения, когда, по истечении долгих мрачных веков, по всему миру идет возрождение Ислама, фигура имама Хусейна (А) вновь обретает неоспоримую историческую значимость в глазах всех мусульман — и суннитов, и шиитов. Ее величия и глобальной созидательной роли, равно как и подвига мученичества и самопожертвования, увенчавшего лавровым венком победителя весь непорочный жизненный путь Имама, не в состоянии отрицать никто, в том числе — и не шиитские мазхабы, единство которых пытались расколоть Язид и его сторонники.

В то же время, даже признавая деструктивную роль партии Язида для Ислама и мусульман, многие современные политики продолжают спекулировать именами участников сражения при Карбале, проводя сравнения и аналогии в угоду собственным интересам. Наименование «Язид», ставшее именем нарицательным для сатаны в человеческом обличии, применяется ими в отношении собственных оппонентов, без оглядки на интересы Ислама и уммы. Так, все чаще раздаются голоса, сравнивающие с Язидом сирийского президента Башара Асада. И, хотя последний, конечно, - совсем не идеал руководителя, и совершенно далек от сравнения его с Имамом Али (А) или Имамом Хусейном (А), в то же время, куда более «язидовскими» методами прославились сирийские оппозиционеры и их наемники, набирающий силу ваххабитский фронт, дошедший на полях гражданской войны до невиданных зверств, до каннибализма и детоубийства. С этого начинали омейяды, если вспомнить Муавию, сына «поедательницы человеческих печенок» Хинд. Этим они продолжили при Карбале, если вспомнить лагерь сподвижников имама Хусейна (А), в котором без пощады оказались истребленными все — от мала до велика. И младенец Али Асгар, и малолетний юноша Аль-Касим, и женщины, и старики. Для того мы и возрождаем традиции Ашуры — в наглядной форме спектакля, театрализованного действа с указанием имен, чтобы каждый мог четко составить себе представление, кто есть кто, кто — из лагеря Язида и Муавии, а кто — истинный сподвижник и последователь Непорочного семейства Пророка (С). В этом состоит глубокая общественная и политическая роль Ашуры для тех, кто в состоянии размышлять: не дать затуманить себе сознание политическими спекуляциями именами наших героев и их противников. Осознание истины начинается с правильной расстановки ролей, с четкого отделения содержательного от иллюзий.

Говоря об иллюзиях, нельзя не остановиться на предмете внешней религиозности современной Турции. В самом деле, на улицах стало больше хиджабов и даже традиционных дервишеских одеяний. Громко и гродо звучит азан с минаретов мечетей, сомнительные заведения стыдливо прячутся в переулках Таксима. Здесь больше не испытываешь проблем с тем, чтобы вкушать халяльную пищу, ходить в присутственные места в мусульманской одежде и читать намаз, когда к тому придет время. Все это так. Но стала ли Турция при этом действительно мусульманской страной, не только по форме, но и по содержанию, или же, по меткому выражению имама Али (А), «ухватились за ветви дерева, а ствол его потеряли»?

Процесс современной исламизации Турции неотвратимо связан с идеей возрождения традиций Османской империи, былое величие которой поставило ее в один ряд с ведущими мировыми державами. Наряду с этим, Османский халифат в истории Ислама оказался сопряженным с такими примерами беспрецедентного варварства и жестокости в отношении как покоренных народов, так и собственного населения, что позорное пятно дикости и бесчеловечности легло на репутацию всего мусульманского мира в глазах цивилизованных просвещенных людей. Вся структура Османского халифата, его законы и администрация были — несмотря на кричащую внешнюю исламскую атрибутику — не только не мусульманскими, но идущими вразрез с элементарными принципами Ислама. Отцеубийцы и братоубийцы, тираны и палачи на троне халифа — Повелителя всех мусульман — стали привычным явлением. Единственным законом вместо шариата стала лишь воля султана, а мусульманское духовенство превратилось в послушных ее толкователей. Кровавые страницы истории, зафиксировавшие бесчисленные османские зверства, заставляют все просвещенное человечество — и прежде всего — самих мусульман — в один голос воскликнуть: не допустим повторения бесчинства и беззакония! Жертвами османского произвола становились не только представители покоренных народов, но — в первую очередь — турецкие просветители и реформаторы, такие как Намык Кемаль, Мидхат-паша и их соратники.

Прогрессивной ролью младотурецкой революции 1908 года и кемалистской революции 1923 года стало не просто ограничение и последующее упразднение османского халифата. Сознание того, что ради подъема национального самосознания турецкого народа необходимо решительно похоронить прах османского произвола на архивных полках истории — вот истинная роль и величие республиканских реформ. Создание светского государства на месте прогнившего османского халифата не было направлено против Ислама как такового, но ставило непременной целью ограничение власти духовенства как носителя реакционных идей, несовместимых в том числе и с учением Корана.

По сути своей, османские муллы были духовными наследниками тех продажных богословов, которые, в угоду своим правителям-тиранам, променяв жизнь будущую на горсть жалких сребреников, готовы были по первому указанию монарха изобретать хадисы — предания, возвеличивающие достоинства той или иной династии. Так было во времена Аббасидов, заигрывавших с шиитскими имамами и подло уничтожавших их со спины. Также было и во времена Омейядов, истреблявших потомство Пророка (С) и их сторонников открыто. Кульминацией этого стала гибель имама Хусейна (А) в неравном бою при Карбале, от рук последователей проклятого Язида, на виду у всех предававшегося пьянству и разврату. А за ним последовал и Марван, подбивавший покорных мулл уже на изобретение коранических аятов в поддержку легитимности правления Омейядов — и слава Аллаху, Который обещал охранять Святую Книгу от всяких искажений, ибо только благодаря Божественному вмешательству она могла уцелеть при таких правителях.

Так кто же больше отвечает интересам Ислама: Омейядско-Аббасидско-Османский абсолютизм с покорным ему продажным духовенством, или цивилизованное светское государство, признающее нормы прав человека?

Очевидный ответ на этот вопрос дает объяснение, почему шииты, как представители научной школы в Исламе, не терпящей ограничения свободомыслия в ее стремлении к объективной Истине, всегда легче находили общий язык с иноверцами и светскими лидерами, нежели со своими формальными единоверцами — тиранами. Сотни лет подряд Омейяды и Аббасиды убивали искренних мусульман, душили в корне мусульманскую богословскую мысль. Нужен был Чингиз-Хан с ордынскими законами Великой Язы, гарантирующими свободу веры для каждого, чтобы исламская наука могла выжить в море войн и смуты. Нужен был Хулагу-хан, чтобы спасти шиитское население Багдада от тотального истребления, а суннитское население — от вечного страха перед палачами. Нужен был Мустафа Кемаль Ататюрк, чтобы положить конец османскому деспотизму, погрязшему в дикости, отсталости и невежестве.

Наконец, современному шиизму, в тех странах, где шииты — не в большинстве, необходимо развитое цивилизованное светское государство, в котором они могли бы жить в мире со своими соседями, пользуясь конституционными правами свободы совести и вероисповедания, свободы выражения своих мыслей, свободы митингов и демонстраций. Мы не хотим жить в подобии талибского Афганистана или Саудовской Аравии, где разрушаются храмы и сжигаются книги. Мы рассматриваем шиизм как религию не только прошлого, но и будущего, и, опираясь на старую традицию, стремимся развивать современную мысль, открытую свежим идеям, не зашоренную рамками догматического формализма. Мы — религия науки и прогресса, и нам всегда по пути с теми, кто стремится к развитию вместо оживления изгнившего трупа древнего деспотизма.

Джафаритская община Стамбула остается верной этому курсу, проложенному основателем Турецкой Республики, памятуя, среди прочего, и о том, что в тяжелые дни вторжения Греции в Анатолию, когда независимость Турции подверглась серьезной угрозе, молодая Советская Республика пришла ей на помощь. С тех пор российско-турецкие связи, выдержав серьезные испытания временем, продолжают оставаться на уровне надежного партнерства в самых разных сферах, несмотря на отчаянное сопротивление антироссийски настроенных политических кругов. В очередной раз шиитская община Турции нашла в лице России своего друга и единомышленника, когда на повестке дня встал вопрос о турецком военном вторжении в Сирию, несмотря на протесты основной массы местного населения. Статистика минувшего лета показала, что 70% граждан Турции не желают войны ни при каких обстоятельствах. Сколь бы далека ни была от идеала политика президента Башара Асада, победа оппозиционного ваххабитского фронта означала бы глобальную катастрофу, в том числе — в дальней перспективе — и для самой Турции, с ее глубокими мусульманскими традициями, укоренившимися и сохраненными в лоне суфийских братств, по отношению к которым ваххабиты так же непримиримы, как и к шиитам.

Нынешняя Ашура в Халкалы была не просто театральным действом. Она стала массовым митингом общественности, на котором были озвучены ключевые вопросы, стоящие перед современными мусульманами — как шиитами, так и суннитами. Всеми ораторами (религиозными и политическими деятелями Турции, приглашенными иностранными дипломатами и гостями) единодушно осуждались все виды религиозного экстремизма и проваххабитской политической реакции, а также была подчеркнута необходимость в корне пресекать все попытки раскола мусульманской общины по признаку мазхаба. Присутствие среди выступающих Председателя Парламента Турции, руководителей местных органов власти и депутатов лишний раз подчеркивает ту серьезность, с которой здесь воспринимается джафаритская община в качестве религиозной и политической силы.

Только враги Ислама могут стремиться посеять раздор между суннитами и шиитами, а также — между различными группами внутри того и другого лагеря. Допустить подобное — значит совершить моральное предательство по отношению к той великой жертве, которая была принесена Имамом Хусейном (А) на поле битвы при Карбале. Имам (А), отдавший святую и непорочную жизнь во имя единства Ислама и мусульман, не желал бы для нас такого будущего. Расколотая на мелкие группки и секты, мусульманская община планеты обречена на отсталость и политическое унижение.

Сегодня, когда мы сталкиваемся с глобальными вызовами в адрес нашего религиозного достоинства и единства, идеи имама Хусейна (А), его образцовая личность как пример для подражания, как никогда близки всем мусульманам. И сунниты, и шииты Турции единодушно скорбят по его (А) трагической утрате. В эти дни мы все проникаемся сознанием того, что наша скорбь по ошибкам прошлого служит залогом радостного и безопасного будущего. Обращенная в день вчерашний мистерия Ашуры предвещает завтрашний триумф истинных последователей Посланника Аллаха (С), торжество идеалов его Непорочного Семейства (А), явление царства мира и справедливости с приходом Спасителя Человечества — Махди, да ускорит Всевышний Аллах его приход!

 

Тарас Черниенко,

15-16 ноября 2013 г.