« Предыдущая Следующая »

ИИСУС В ИРАКЕ (РАЗМЫШЛЕНИЯ В КАРБАЛЕ)

Прочитано: 1095 раз(а)

ИИСУС В ИРАКЕ (РАЗМЫШЛЕНИЯ В КАРБАЛЕ)

 Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

23 июня 2015 г. ватиканская официальная газета Corriere della Sera опубликовала статью1, в которой выразила озабоченность судьбой христиан арабского мира. Действительно, в связи с массированным вооруженным наступлением джихадистов на севере Ирака, ситуация не может не вызывать тревогу, хотя, конечно же, на шиитском Юге отношение к иноверцам всегда было и остается более чем толерантным. Я уже писал о сопровождавших меня членах делегации — христианских священниках различных деноминаций, совершавших паломничество к главным шиитским святыням в полном духовном облачении и при всех регалиях, но рискну упомянуть об этом факте вновь, на этот раз — в несколько ином разрезе. Были ли наши официальные церемонии лишь составной частью протокола, или же священная земля Ирака (и Неджефа и Карбалы — в частности) имеет также и для христиан особое значение?

Чтобы разобраться в этом, совершим краткий экскурс в историю — к местам, которые посещали и в которых жили и проповедовали древние библейские пророки — те, на кого ссылался Иисус и кого он цитировал в своих проповедях.

Ватиканский корреспондент пишет: «Палестина, Ливан, Сирия и Ирак - это страны с исламским большинством, но именно здесь Иисус родился и совершил свои первые шаги в христианской общине2». Допустим, рождение Иисуса в Палестине можно считать исторически доказанным, равно как и тот факт, что путь святого семейства в Египет, описанный евангелистами, мог пролегать по территории современных Сирии и Ливана, известных впоследствии как территории проповеди евангелиста Марка. Гораздо более спорным представляется тезис о «первых шагах Иисуса в христианской общине», хотя бы потому, что Иисус, строго говоря, не был «христианином» и не проповедовал никакой новой религии под названием «христианство». Его ученики-апостолы, строго соблюдавшие ветхозаветный закон, были не только убеждены в своем следовании истинному мессианскому иудаизму, но и после ухода Иисуса с политической арены (по мусульманскому учению, после его (А) взятия живым на небеса) продолжали горячо спорить, дозволено ли принимать в общину неиудеев (известный спор апостолов Павла и Варнаввы). Эти исторические факты лишний раз подтверждают локальный характер христианской миссии, изначально не претендовавшей на статус новой мировой религии.

Так или иначе, но страны, именуемые в арабском языке «Аш-Шам» (регион, включающий в себя современные Сирию, Иорданию, Палестину и Ливан, иногда его название переводится архаичным словом «Левант») действительно имеют непосредственное отношение к первым шагам Иисуса как пророка и Мессии. Но Ирак? На каком основании упоминание об этой стране также включено автором в список? Что это? Случайность?

Евангелия странным образом умалчивают о детстве и юности Иисуса-пророка (А), начиная с момента бегства Святого семейства в Египет и заканчивая его (А) тридцатилетием, когда он принял крещение на Иордане от Иоанна Крестителя (Хазрата Йахъи (А)). Исключение составляет евангелист Лука, упоминающий о беседе двенадцатилетнего Иисуса с богословами Иерусалимского храма, куда он со своим семейством прибыл на праздник. Однако, и этот момент ничего, по сути дела, не проясняет. Проблема в том, что в описываемую историческую эпоху храм в Иерусалиме считался единственным легитимным храмом иудеев, и на праздник они съезжались в священный город со всех концов земли, откуда смогли бы проделать этот путь. Это было нечто сродни мусульманскому хаджжу, - ежегодный ритуал паломничества, ничего не говорящий о постоянном местожительстве самих паломников.

Тем более наши подозрения усугубляются тем фактом, что Лука, упоминая о том, как Иисус, будучи подростком, поразил искушенных раввинов своим глубоким знанием Торы и комментариев к ней, не упоминает ни о повторных эпизодах такого рода, ни о том, какая слава прошла по земле Палестинской с появлением чудо-юноши. Ни о чем подобном не упоминают и известные нам нехристианские исторические источники. И единственное разумное объяснение этому, на мой взгляд, - в том, что Иисус исчез из Святой земли так же быстро и незаметно, как и появился — с группой паломников. Совершив необходимые ритуалы, семейство отправилось к месту своего постоянного проживания. И вот здесь как раз и встает вопрос: куда именно?

О пребывании Иисуса в Египте нам не известно практически ничего, за исключением самого факта получения «политического убежища» Святым семейством во времена преследования царя Ирода, опасавшегося рождения нового Мессии. Однако, Ирод на момент описанного паломничества был уже много лет как мертв, и эта причина для дальнейшего пребывания Иисуса с родителями в египетской земле отпадает.

С другой стороны, по всему Востоку ходят многочисленные легенды о путешествиях Иисуса — вплоть до Индии, где и до сего дня последователи Ахмадийской мусульманской общины верят, что могила в Сринагаре принадлежит Хазрату Исе — Иисусу. Ахмадийцы убеждены в том, что Иисус был распят, но не умер на кресте (именно так они истолковывают коранический аят «но не убили они его и не распяли», «не распяли» - то есть, не смогли убить посредством распятия). После этого события, согласно их верованиям, вынужденный скрываться от римских властей Иисус отправился к месту своего более раннего жительства, а именно — в Индию. Как бы мы ни относились к последователям ахмадизма с догматической точки зрения, их исследования о возможном пребывании Иисуса на Востоке вызывают серьезный интерес.

Так или иначе, после голгофских событий Иисус был вынужден скрываться от римских властей (был ли он на кресте или был подменен кем-либо, похожим на него внешне, - не столь важно в данном контексте). Майкл Бейджент, автор исследования «Бумаги Иисуса», развивает данную тему3: «На первый взгляд утверждение — в любой его форме — о путешествии Иисуса на Восток достойно внимания, однако доказать его крайне сложно. Хью Шонфилд в своей работе “The Essene Odyssey”, впервые изданной в 1984 году, исследует гипотезу, связанную с Кашмиром...» И далее — самый примечательный момент, где напрямую упоминается Ирак: «В 1988 году, незадолго до смерти, он [Шонфилд] в личной беседе со мной рассказал, что сузил круг поисков решающего доказательства до несторианского монастыря в окрестностях иракского города Мосула, но тамошние монахи — их называют ассирийскими христианами — отказали ему в доступе к этим документам. Он не объяснил мне, о каком монастыре и о каких документах идет речь.4». Далее, упоминая о Шонфилде, Бейджент делает еще одну существенную оговорку: «автор [т.е., Шонфилд] ссылается на арабского историка Абд-аль-Джаббара, который, по всей видимости, имел доступ к ценным иудео-христианским документам шестого или седьмого века н.э. Эти документы хранились в монастырях, предположительно несторианских, в окрестностях Мосула5. Разумеется, все это было задолго до двух иракских войн против Саддама Хусейна. Остается только гадать, сохранились ли эти монастыри и документы». Действительно, остается лишь гадать и, возможно, добавить от себя, что наступление ИГИЛ в районе Мосула, сопровождавшееся массовым изгнанием иракских христиан, закрытием и разрушением христианских храмов и уничтожением реликвий, нанесло непоправимый ущерб не только жизни иракской ассирийско-христианской общины, но и исследованиям в области истории мирового шиизма.

Такое смелое заявление можно сделать, обратившись к истории шиитских священных городов, в связи с которыми приведенные выше отрывочные сведения приходят в определенную систему.

Итак:

Первое. Иисус на протяжении большей части своей жизни (фактически, от момента бегства в Египет во младенчестве и до момента торжественного входа в Иерусалим в качестве Мессии в год своего тридцатилетия) не имел постоянного места жительства не только в Иерусалиме, но, скорее всего, и вообще в Палестине.

Второе. Ряд исторических документов подтверждает сам факт путешествий Иисуса на Восток, причем как до, так и после распятия (подлинного или мнимого, как верят мусульмане).

Третье. Несмотря на то, что «кашмирская» гипотеза остается для нас в значительной степени спорной, каким-то образом судьба Иисуса тесно переплелась с землей Ирака (ассирийские монастыри в Мосуле как хранители секретных документов, хроники арабского историка Абд-аль-Джаббара и т.д.).

Осталось выяснить последнее: каким именно образом судьба Иисуса оказалась связанной с Ираком и почему именно с ним?

Бросим беглый взгляд на историю окрестностей двух священных городов — Неджефа и Карбалы — разделенных расстоянием в 80 километров. Из читающих Библию мало кто отдает себе отчет в том, что именно отсюда начинается вся библейская география. В массовом сознании понятие «Святой земли» настолько прочно ассоциировалось с Палестиной, что многие простые верующие в своих представлениях ошибочно помещают туда и Эдемский сад, хотя первые главы первой библейской книги Бытия, конечно же, свидетельствуют о том, что Эдемский сад находился именно на территории современного Ирака, в земле, прилегающей к окрестностям нынешнего Неджефа, где в древние времена располагался старинный город Куфа. Сейчас так называется пригород современного Неджефа, в котором располагаются преимущественно архитектурнный комплекс Куфийской мечети и археологические раскопки. Здесь же, неподалеку, по одной из версий, и встал на последнюю стоянку ковчег Ноя после того, как воды Всемирного потопа отступили. Вообще, если не считать библейской традиции, именно в древне-иракская мифология (вавилонский эпос о Гильгамеше) развивает детально тему Потопа. Посетителям мечетей Неджефа и Куфы непременно покажут стоянки древних библейских патриархов — пророков Нуха (Ноя), Ибрахима (Авраама) и, наконец, самого Адама, по преданию, похороненного в одной гробнице с имамом Али — да пребудет с ними со всеми мир!

Палестинская история Ветхого завета, связанная непосредственно с народом Израиля, начинается сравнительно поздно — после исхода евреев под водительством Хазрата Мусы (Моисея) из Египта и их сорокалетнего скитания по пустыне, описанных со второй по пятую книгах Торы. Фактически, скитания евреев еще не закончились и во времена покорителя Земли Обетованной — Иисуса Навина (Йуша бин Нуна). Во всяком случае, могила самого Хазрата Йуша бин Нуна расположена не в Палестине, как следовало бы ожидать, а в окрестностях современного Стамбула.

Сооружение Храма Соломона в Х веке до новой эры, сделавшее Иерусалим центром духовной жизни последователей Единого Бога, было (по отношению к эпохе Иисуса, в сравнении с «иракским» периодом библейской истории) уже совсем новым событием. Более того, тот Храм, к которому сам Иисус совершал паломничество, являлся уже не первым, а вторым храмом, восстановленным после возвращения евреев из Вавилонского плена (VI — V век до н.э.). Тем не менее, несмотря на разрешение персидского царя Кира Великого после завоевания последним Вавилонии, данное евреям, вернуться в Святую Землю и приступить к восстановлению Храма, многие из них пожелали остаться в Вавилоне, где, в частности, и был создан знаменитый Вавилонский Талмуд.

Таким образом, древняя история Ветхого Завета, Иудейской религии, и впоследствии — мессианского Иудаизма, трансформировашегося в современное Христианство, - это, в первую очередь, Ирак, древний Вавилон, затем — Персия (что во время завоеваний Кира стало тождественным Вавилону понятием), и лишь в последнюю очередь — Палестина.

Обратимся теперь к соседнему с Неджефом великому городу — Карбале. Само его название (по одной из версий — происходящее от древнеарамейского и означающее «Близость к Богу») одновременно и символично, и показательно. Со временем, в эпоху истории раннего Ислама, в окрестностях именно этого города суждено будет свершиться величайшей жертве во имя приближения ко Всевышнему, принесенной имамом Хусейном (А). Однако, (см. мои предыдущие очерки цикла «Размышления в Карбале») провиденциальный выбор этого места для принесения Величайшей Жертвы не случаен. По крайней мере, с позиции шиитских догматов, провозглашающих обладание имамами Знанием Сокровенного.

Говоря о земле Ирака, мы еще ни разу не конкретизировали, какой именно город в этой достаточно большой стране отмечен особым благословением?

Одним из главных столпов любой религии — наряду с совершением молитв — служит жертвоприношение. Исключительность Иерусалимского Храма проявлялась как раз в том, что там и только там приносились легитимные жертвы с точки зрения ветхозаветной религии. По-видимому, не будет преувеличением сказать, что именно величайшие жертвы (либо намерение их принести) характеризуют величайшие духовные полюсы Земли. Храм Каабы — место всемирного паломничсетва мусульман — отмечен, например, тем, что в его окрестностях пророку Ибрахиму (А) (Аврааму) явилось видение, повелевавшее ему принести в жертву собственного сына (жертва, отвергнутая Самим Богом в последний момент).

Итак, Иисус, вся жизнь которого была и остается примером величайшей жертвенности (независимо от отношения к событию распятия на кресте), посещал, несомненно, храм в Иерусалиме. Но есть ли вероятность того, что в своих путешествиях по Востоку он посещал также храмы бывшей (Мекка) и будущей (Карбала) Величайших Жертв?

На основании вышеизложенного можно судить, что вероятность такого — весьма высока.

Сам факт пребывания в Святой земле Ирака — Земле древних патриархов, земле величайших жертв и величайшего поклонения — величайшая удача и милость Всевышнего Аллаха. Но еще более удачлив тот, кто, пребывая под сенью куполов святилищ Карбалы и Неджефа, ощутил тонкую связующую историческую нить между религиями поклонения Единому Богу — Иудаизмом, Христианством, Исламом, нить, объединяющую всех людей Земли, восходящую к этому полюсу духовности. Размышляя об Иисусе в Ираке, как и о всех других величайших пророках, понимаешь: Карбала — город для всех и на все времена.

 

Тарас Черниенко,

24 июня 2015 г.

1http://www.inopressa.ru/article/25jul2014/corriere/arabo.html

2Там же

3Бейджент Майкл, «Бумаги Иисуса», глава 8 - «Иисус в Египте»

4Там же

5Тот же источник. Здесь Бейджент делает сноску на Шонфилда: Schonfield, The Essene Odyssey, стр. 88